home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 24

С каждым днем Коля и Аргент поднимались все выше в горы. Ветер крепчал, превращаясь из нежного и теплого в суровый и морозный. Скудная растительность пропала, уступив место острым камням, которые по утрам покрывал иней. Заснеженные вершины тяжело нависали над путниками, давили своей массой, и, одновременно, поражали своей сдержанной красотой.

Николай сильнее кутался в шерстяной плащ, едва удерживающий тепло тела. От всей души надеясь, что поселение гипносов окажется не на самой верхушке, молодой человек в который раз посмотрел на кристалл, но тот продолжал безвольно болтаться на цепочке.

'Зря ты его оставил все-таки', – ни с того ни с сего заявил единорог.

– Кого?

'Зориана. Не место ему в лагере'

Ты же знаешь про послание Адамара. Что мне оставалось делать?

'Да понятно. Но не нравится мне Нарэна. Сердцем чую, жди от нее неприятностей'.

Зор без ума от нее. Не думаю, что он кого-либо послушает. Но я удивлен. Помнишь его лицо, когда мы сказали, что едем без него?

Коля улыбнулся. Полуэльф тогда действительно оскорбился! Открывал и закрывал рот, как выброшенная на берег рыба, а потом гневно заявил, что он не трус и не желает отсиживаться 'в кустах'. Если бы не его эльфийка, уговорить упрямца остаться было бы гораздо сложнее.

'Ну. Поломался для порядка. Чего не скажешь о твоей Зебре'.

Улыбка тут же слетела с лица. Вспоминать тот скандал, который ему устроила девушка, совсем не хотелось. Поведение Тай'и начинало всерьез беспокоить. Открывшись своей любви, ара-думм все чаще начинала руководить действиями 'хозяйки'. Резкие перепады настроения, частая смена характера; Коле казалось, что он живет не с одной девушкой, а, по меньшей мере, с двумя.

Накануне отъезда, узнав, что остается в лагере, ор-думмка показала свой звериный норов. Сначала рыдала, потом ругалась, потом бросилась с явным намерением выцарапать глаза… Истерика, правда, длилась недолго, но и этих минут хватило с лихвой. Конечно же, вина Тай'и заключалась лишь в том, что она выбрала душу не того животного, но плоды ее ошибки пожинали все окружающие.

Она себя не контролирует, – оправдывал девушку Николай. – Я очень хорошо ее понимаю

'Иногда мне кажется, что вас связывает только схожесть звериной натуры'.

Она добрая и отзывчивая. Ты просто плохо ее знаешь.

'И не хочу пытаться узнать ближе. Мне мои глаза дороги'.

Коля попытался что-то возразить, как вдруг почувствовал знакомое покалывание на груди. Кристалл заблестел, отзываясь на призыв другого.

Гипносы уже рядом. Но где?

Местность в округе хорошо просматривалась. Серые с черными прожилками камни, искрящийся на солнце снег, укрывающий самые вершины, бесконечно глубокие пропасти, и никакого намека на город.

'Очевидно, их не так просто найти. Следуй за кристаллом'.

И так знаю, – Коля ухватился за камень, пытаясь определить, откуда идет зов. Они двинулись вперед, и покалывание исчезло.

По-моему, мы едем не туда. Подожди, что там?

Подъехав почти к самой пропасти, заглянули вниз. На самом дне ущелья плескалось озеро. Пар клубами поднимался над его поверхностью и оседал на зеленых листьях, растущих вдоль берега деревьев. Но самое удивительное заключалось в другом. На отвесных скалах ютились малюсенькие домики, занимая любой свободный клочок земли. Странные жилища не сообщались ни мостами, ни тропинками, так что попасть из одного в другой было невозможно. Если бы не воспоминание Айлина, переданное во время обмена мыслями, Коля решил бы, что очутился в городе вельтов, крылатых людей, которые не нуждались в обычных дорогах. Но он четко помнил картинку и знал, перед ними раскинулось именно поселение гипносов.

'Тебе не кажется, здесь что-то не так?', – почему-то шепотом поинтересовался Аргент.

Не знаю…

'Слишком тихо. Где все?'

В самом деле, на город опустилась неестественная тишина. Обитатели домиков куда-то исчезли, оставив двери и окна распахнутыми, будто уходили в спешке.

Мы можем спуститься вниз?

'По-моему, там есть тропинка'.

По узкой и извилистой тропе, прятавшейся среди скал, путники попали на дно ущелья. Тишина продолжала давить на нервы, даже листья на деревьях не шевелились, боясь нарушить зловещий покой. Николай слез с единорога, и шум гравия под его сапогами эхом прокатился между угрюмыми скалами.

Они обогнули озеро, не встретив по пути ни души. И только когда приблизились к скоплению домишек, обнаружили причину загадочного исчезновения местных. Огромное раскидистое дерево скрывало под своей сенью ужасную разгадку: несколько десятков тел маленьких существ, сваленных в одну кучу. Похоже, неведомому врагу они оказали ожесточенное сопротивление. Изуродованные конечности, окровавленная и оборванная одежда – несчастные существа сражались до последнего.

Коля невольно сделал шаг назад, прикрывая нос рукавом. Судя по запаху, гипносы покоились здесь уже не один день.

Что здесь произошло, – прошептал он. – Кто это сделал?

'Не знаю… Стоп! Ты слышал?'

Конечно же, он слышал. Тихий шорох доносился из ближайшего домика. Осторожно, на всякий случай вытащив из-за спины меч, Николай двинулся на звук. Толкнул ногой дверь и только потом осмелился войти. Внутри царил полумрак. Свет едва пробивался сквозь закрытые ставни, падая на предметы миниатюрной мебели. Ему самому пришлось нагнуться – скромное обиталище гипносов не рассчитывалось на прием столь высоких гостей.


Кто здесь?

Молчание…

Выходи, я не причиню зла.

Кто-то вдруг зашевелился в темном углу и пропыхтел.

Убери меч.

Коля повиновался. Если гипносы способны читать мысли, значит, этот уже убедился в мирных намерениях пришельца. В подтверждение своих догадок ощутил, как по его внутреннему сознанию пробежалась чужая тень. Прикосновения, в отличие от резкого вмешательства водяных, оказались мягкими, словно легкий ветерок, трогавший верхушки деревьев.

Ты знаком с Кан-Талом? – тонкий и скрипучий голос приблизился, и его обладатель, наконец, ступил в полосу света. Им оказался маленький ушастый человечек, с огромной головой, тонкой шеей и худощавым телом. Он слегка пошатнулся, держась обеими руками за бок, сделал еще один шаг вперед и, споткнувшись, упал.

Коля бросился к гипносу, приподнял и перевернул его. Теперь стало заметно, что из под ладоней существа сочится кровь. Кто-то ранил его в бок и, похоже, очень серьезно.

Да, Кан-Тал – мой друг. А ты Ралаквак? – он узнал собеседника Айлина из видения. – Что здесь случилось?

Большой человек, – несчастный тяжело вздохнул и облизнул сухие губы. – С закрытым сознанием… Уродливая птица на плече… И с ним много таких… Они искали…

Кристалл?

Да…

Николай едва сдержался, чтобы не взвыть от отчаяния. Яракал! Но откуда он узнал? Как опередил его? И тут же желудок сжался в тугой узел, сбивая дыхание. Предательство! Кто-то из своих его предал… Он сжал кулак и с силой ударил им о деревянный пол. Но кто? КТО?

Человек не получил его… – гипнос закашлялся, и в уголке его рта показалась кровь.

Вы спрятали кристалл? – очнулся от терзавшей ярости Николай.

Я успел передать… Я ушел… Вернулся… Никого вживых… – его голос становился все тише. – Где Кан-Тал?

Он послал меня. Ты можешь мне доверять!

Да… Да… Кристалл… – каждое слово застревало в глотке существа, а потом с хрипом вырывалось наружу. – Он… у подземного племени… Надежно…

У целителей? Кристалл у целителей? Почему ты не отправился к ним? Они бы тебя вылечили!

Я… ждал… слишком долго. Нужно предать тела… пламени… Заверши дело… Прошу…

Даю слово.

Тогда и заберешь… кристалл…

Как я найду подземное племя?

Вот, – Ралаквак сорвал с шеи цепочку с небольшим кулоном и протянул его Коле. – Используй… На самом верху ход… У желтого дерева.

Из горла существа вырвался тонкий писк, превратившийся в предсмертный хрип, голова его откинулась назад, большие глаза закрылись. Молодой человек несколько минут сидел в тишине, а потом бережно поднял тело умершего и вынес его на улицу.

Вот почему все гипносы оказались под одним деревом. Маленькое существо хотело выполнить свой долг перед мертвыми собратьями… Коля положил его рядом с остальными.

Чтобы выполнить обещанное, он не пожалел магических частиц, взятых при помощи кристалла. Достаточно, чтобы разжечь пламя, но слишком мало, чтобы позволить гворру вынырнуть из глубин сознания. Яркий огонь повиновался призыву, обхватив дерево и лежащие под ним тела павших в неравном бою гипносов.

'Как думаешь, удалось кому-нибудь спастись?' – прервал напряженное молчание Аргент.

– Наверняка. Среди убитых одни мужчины. Женщины и дети нашли где-нибудь убежище.

'И как Яракал умудрился опередить нас?'

– Ты слышал, да?

'И, заметь, не вмешивался. Думаю, во всем виновата…'

Не смей даже думать, что это Тая! – вскричал Николай.

'Тише! – примирительно сказал Аргент, – Я просто пытаюсь предположить…'

Строй свои предположения на ком-нибудь другом! Ее не трогай!

'Ты слеп. Твоя страсть застилает тебе глаза'.

Коля посмотрел на единорога потемневшим от злобы взглядом:

Я знаю, что чувствую. И знаю, что Тая невиновна, – он резко отвернулся и зашагал к ближайшему дому, стоящему на отвесном плато.

Аргент зацепил за живое. Никто, кроме Айлина, и не подозревал о местонахождении последнего кристалла. Тот передал знание Николаю, а дальше… Круг слишком узок, и слишком больно подозревать всех, кто в нем оказался. О том, что кристалл у гипносов узнали только Тай'а и Зориан. Зебра часто пропадала… Предок же слишком тесно связался с Нарэной. Досада и горечь раздирала на части. Хорошо еще, кристалл удалось спрятать, но сколько невинных существ пострадало?

Коля подошел к скале и вытащил переложенный из дорожной сумки в карман рожок Безымянных. Что если позвать их сюда? С другой стороны, смогут ли они спустится там, где и дорог-то нормальных нет? И сколько их ждать? Нет, лучше он поднимется сам, а там видно будет. Убрал рожок и вместо него достал подаренный Ралакваком амулет. Неожиданно, прямо из ниоткуда, возникла узкая дорожка, ведущая к стоящему наверху домику. Не медля ни секунды, молодой человек ступил на магическую тропу и вскоре оказался на нужном плато. Тут же показалась следующая дорога, ведущая к другому дому. Он посмотрел вниз, единорог остался возле горящего дерева и обиженно молчал. Чувствуя угрызения совести, все же продолжил путь.

Повинуясь приказам амулета гипноса, между домами протягивались мосты, лестницы, пробегали узкие дорожки. Коля поднимался наверх, уже приметив на самой верхушке дерево с ярко-желтым стволом. Оказавшись, наконец, рядом с ним, он принялся искать вход в подземную пещеру. Безымянные искусно замаскировали вход, пришлось постараться, чтобы найти его. И если бы не зов кристалла, то ему вряд ли удалось бы обнаружить его.

Паучья нора скрывалась за валуном и резко уводила вниз, так что с легкостью можно было переломать руки и ноги. Коля начал осторожно спускаться вниз. После яркого света, тьма окутала гостя. Осторожно перебирая ногами, держась на всякий случай за скалистую стену, он, наконец, добрался до нижнего тоннеля. И будто оказался в прошлом, точнее, в будущем. В обиталище Безымянных ничего не изменилось. По бокам висели все те же сплетенные из паутины шары, излучающие мягкий серебристый свет, ходы все так же разветвлялись в мудреном лабиринте, а из многочисленных ходов слышался все такой же скрип и треск, издаваемый хозяевами.

Конечно же, он не боялся здешних обитателей. Хотя сердце тревожно екнуло, вспоминая последнюю встречу с пауком – хранителем лабиринта. Но тот просто сошел с ума, пребывая в замкнутом пространстве слишком долго. Истинных же целителей природа наделила добротой и лаской по отношению к окружающим. Так что когда обитатели пещеры, наконец, показались из-за поворотов, Коля только улыбнулся и слегка поклонился. Те с любопытством рассматривали человека, осмелившегося ступить на их землю, потом что-то затрещали.

Я пришел за кристаллом. Меня послал Ралаквак.

Безымянные не понимали человеческой речи, они общались при помощи передачи образов и картинок, поэтому гость подкрепил свою речь изображением камня.

Пауки потоптались, о чем-то между собой разговаривая. Потом один приблизился к гостю, нагнулся и пристально на него посмотрел.

'Не боишься нас?'

'Однажды вы спасли меня'.

Безымянный кивнул и отошел. Свистнул, и из общей массы выступил еще один. В его длинной передней лапе-игле, на блестящей цепочке раскачивался розовый кристалл. Он протянул его вперед, и небесный камень упал прямо в раскрытые ладони молодого человека.

'Ну вот и все, – подумалось тому. – Осталось отобрать последний у Яракала. И с двумя кристаллами сделать это гораздо легче'.

Коля еще раз поклонился и направился к верхнему лазу. Но подняться вверх не смог. Руки и ноги все время соскальзывали со слишком крутого подъема. Тогда к нему подбежал целитель, с легкостью подбросил себе на хребет и быстро выбрался наружу.

Спасибо.

Безымянный лишь кивнул в ответ и исчез в горных недрах.

Единорог ждал внизу. От обиды не осталось и следа, когда он увидел сжимаемый в руках друга кристалл.

'Наконец-то! Остался всего один!'

– Аргент, прости. Я не хотел так резко с тобой разговаривать, – начал вдруг Николай.

'Проехали. Главное, что камень у нас. Просто впредь будь осторожнее'.

Тогда назад, к лагерю!

Путь вниз не занял много времени. Теперь, когда искомое обнаружилось, смысла скакать по горным тропам никто не видел. Поэтому единорог просто открыл портал, очутившись сразу у подножия цепи Тианидэль. Уже смеркалось, поэтому путники решили сделать привал здесь. Аргент порядком израсходовал запас магических частиц, и ему следовало хорошо отдохнуть. Коля тоже чувствовал себя уставшим. Путешествие по горным тропам, поселение гипносов, визит к Безымянным, порядком вымотали его и физически и морально. И все же перед самым сном он решил прогуляться по окрестностям. Ночь зажгла на небосводе яркие звезды, укрыла мягким одеялом равнины и горы. И только ее вечные музыканты – цикады не спали, а пели свои веселые песни.

Аргент уже крепко спал, справедливо полагая, что друг последовал его примеру. Да и кто мог предположить, что в такую мирную ночь может что-то произойти? Но стоило Николаю чуть удалиться от стоянки, как услышал странный шум: треск ломаемых сучьев, громкие крики, ругань. А потом по предгорью пронесся жуткий визг. Нечеловеческий, полный такой боли и отчаяния, что внутри сразу все похолодело.

Он бросился на крик. Продираясь сквозь заросли деревьев, не обращая внимания на колючие ветви, бьющие по лицу, выскочил, наконец, из леса и замер… Из памяти хлынули горькие воспоминания, в горле встал комок, а глаза вдруг заполнились слезами.

Возле самых гор, посреди камней крутилось и вертелось на панцире объятое огнем существо. Огромная паучиха пыталась перевернуться, но объеденные пламенем конечности с хрустом ломались под тяжестью его тела. И без того сухая кожа на морде лопнула, повиснув жуткими лохмотьями. Неасчастная уже не визжала, а просто стонала, сгорая заживо, переживая адские мучения.

Совсем рядом лежал малыш-паучок. Из его груди торчало несколько стрел. Он что-то пищал, пытаясь подползти к своей матери, скользил на собственной крови, вставал и снова падал. Ноги его расползались, силы уже оставляли маленькое существо. А вокруг стояли люди, вооруженные палками и вилами, смеясь и возбужденно выкрикивая:

Так вам и надо!

Чудища! Уроды!

Коля уже видел эту сцену, переживал ее от имени малыша-паука. Но в реальности она выглядела еще страшнее. Запах горелой плоти, крови, людского пота не могло передать никакое воспоминание. Пока он стоял, безмолвно впиваясь ногтями в собственные ладони, из толпы вышел здоровенный мужик и направился в сторону маленького целителя. Сжимая в руках палку с заостренным наконечником, он занес ее над несчастным…

Из тени гор выскочил человек. Гибкий, мускулистый. Длинные черные волосы развевались на ветру, в сильных руках блестел меч. Несмотря на то, что лицо скрывала ночь, в силуэте заступника скользнуло нечто знакомое. Звериная грация, изящные и отточенные движения… Николай глазам не мог поверить. Неужели?

Незнакомец загородил собой малыша, выставил вперед меч и прорычал:


Пшли вон!

Ты каго защищаш? – выступил один.

Смерть уроду! – затряс вилами другой.

Смерть ему!

Ну-ка отвалили! – меч грозно рассек воздух. – Не вам тягаться корягами с мечом воина!

Идем, мужики. Чего там, – из того, что потрясал вилами, будто весь воздух выпустили. В самом деле, незнакомец говорил негромко, но в голосе его звучала такая властность, что его невозможно было не услышать. И тем более не послушаться. Истязатели опустили палки и побрели прочь.

Зориан! – Николай обрел-таки дар речи и вышел из-за деревьев.

Тот резко обернулся, увидел, кто его зовет, и вдруг отпрыгнул в тень валунов.

Зор! Стой! – он бросился за ним вдогонку, но полуэльф как сквозь землю провалился. Озадаченный странным поведением предка, Коля вернулся к раненному малышу. Тот еще дышал, слабо перебирая конечностями. Увидев склонившегося человека, паук жалобно пискнул и попытался отползти.

Не бойся меня. Я помогу.

Он достал из кармана каменный рожок, который дали ему целители, и впервые в жизни подул в него. Местность огласил низкий и бархатный звук. На всякий случай повторив зов, Коля вновь склонился над целителем и погладил его по голове.

Потерпи, скоро тебя заберут, и все будет в порядке. Верь мне. Ты вырастешь большим и сильным, станешь Мудрейшим, проживешь длинную и счастливую жизнь.

Продолжая поглаживать малыша, он услышал, как зашелестели камни под ловкими ногами подземных обитателей. Четверо Безымянных вышли из тени гор и громко затрещали. Опасаясь, что его могут принять за одного из напавших, юноша выставил перед собой каменный рожок.

Я хотел помочь. Я друг…

Безымянные застрекотали, один подбежал к паучку, подхватил его и скрылся в ущелье. Остальные трое остались, видимо, решая, что делать с человеком.

Настали небезопасные времена, – Коля подошел к целителям и постарался говорить как можно понятнее, удерживая в голове образы разъяренных людей, острых копий и факелов. – Вам следует спрятаться и никогда больше не покидать своих нор среди бела дня. Люди не видят вашей красоты и мудрости, они будут вас уничтожать только за ваш внешний вид. Вы должны мне поверить.

Не зная, чем еще подкрепить свои уговоры, он вспомнил церемонию рождения целителя, на котором имел честь присутствовать, вспомнил своих друзей Луну и Чернолапого, вспомнил Альбиноса и Мудрейшего, которые и передали ему нужные знания. И вдруг понял, что призван сделать еще кое-что.

Где вход в ваши пещеры?

Безымянные расступились, пропуская человека вперед. За поворотом, под сенью огромного валуна, и скрывался проход в подземный лабиринт. Коля прошел чуть дальше и увидел то, что искал – просторный грот. По его стенам были развешены серебристые шары, мягко освещая внутреннее пространство. Вкрапления из драгоценных камней делали пещеру необычайно красивой. Мягкий свет искрами рассыпался в воздухе, плясал, отражаясь от блестящих граней разноцветных пород. Грот забвения… Таким он и должен быть. Прекрасным, требующим особенную плату взамен…

Николай вытянул добытый у целителей кристалл и выпустил из него магические частицы. Отныне драгоценные камни у многочисленных выходов из пещер будут отбирать человеческую память. Чтобы ни у кого не осталось сомнения – расы подземных существ не существует и никогда не существовало.

Кристалл засветился розовым цветом, выполняя желание хозяина. Теперь, когда тот обладал мощью двух небесных камней, гворр не имел никаких шансов вырваться на волю. Выполнив то, ради чего пришел сюда, Николай еще раз поклонился удивительным существам. Теперь им предстояло хранить свой секрет много лет, прежде чем найдут того, кому следует его передать.

Когда же он вернулся к месту стоянки, Аргент продолжал мирно спать. Растянувшись рядом с его теплым боком, молодой человек крепко уснул. Но даже во сне его преследовало видение закаленного бойца, защищавшего малыша-целителя, и мучил вопрос: 'почему Зориан скрылся?'



* * * | Эпоха неизвестного героя | * * *