home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6

Астелл, дневная звезда Анделора, уже висела в зените, когда впереди показались ледяные воды Ларании. Перебраться на другую сторону Николаю не стоило больших усилий. Ступив на шаткий мостик, он вновь почувствовал поддерживающее его равновесие и вознес благодарственную молитву времени, которое не лишило его способностей вейлинга. А вот Аргенту пришлось туго. В прошлый раз он с легкостью перепрыгнул с берега на берег. Но тогда он был отдохнувшим, полным физических и душевных сил. Сейчас же единорог долго стоял на обрыве, пытаясь сконцентрироваться на непростой задаче. Что с похмелья ему плохо удавалось.

– Может, поищешь другой путь? – крикнул с противоположного берега Коля.

'Нет времени. Мы и так едва успеваем в Ориэлл'.

– Откуда такая сознательность? Ладно, давай прыгай, нечего на воду глазеть.

Аргент не стал тратить силы на ответную реплику, разбежался и перелетел пропасть. Приземлился он у самой кромки, вниз сорвались несколько небольших камней, грозя увлечь с собой незадачливого прыгуна. Однако единорог уже отошел от опасного места.

– Так-то лучше! Идем, тебе надо зарядиться волшебными частицами. Вдруг по пути красавица-единорожка попадется, а тебе соблазнять ее нечем.

Если Аргент и хотел что-нибудь съязвить в ответ, то у него просто не хватило сил. Как-никак, а работа мозга требовала гораздо больше усилий, чем физический труд, поэтому благоразумно пропустил шутку мимо своих ушей. Хорошее настроение к бедняге не вернулось даже тогда, когда ему удалось напитаться магической энергией и продолжить путь.

'Жители Карпуса, может и хорошие люди, но пиво варить совершенно не умеют!' – несколько часов спустя он вынес, наконец, свой вердикт.

– Вчера ты был другого мнения, – усмехнулся Коля и крепко ухватился за гриву скакуна, на случай если ему вздумается взбрыкнуть. Но тот продолжал возмущаться:

'Точно тебе говорю! Они его разбавляют гоблинской мочой!'

– Не иначе со знанием дела говоришь?

Тут уж пришлось уцепиться еще крепче. Аргент обиженно фыркнул, встал свечой и крутанулся вокруг своей оси, норовя сбросить седока.

– Ну ладно, ладно тебе! Я пошутил! – засмеялся Коля, крепко обхватив шею друга, чтобы не съехать вниз.

'То-то же! Впредь следи за своими словами!'

– Ага. Поехали, а? Нам еще предка моего искать.

'Держись!' – и единорог серебряной стрелой помчался вперед.

В Ориэлл они прибыли ближе к вечеру. Не мудрствуя лукаво, решили остановиться в 'Эвендике'. К тому же, только Ладайр, хозяин таверны, мог указать, где в данный момент находился Зориан. Увидев пришельца, мужчина улыбнулся, а глаза его заискивающе заблестели:

– О! Рад видеть вас, друг мой! Вижу, по душе вам пришлась моя 'Эвендика'!

– Да, по душе.

Николай вздохнул с облегчением. Он опасался, что за его прошлые похождения хозяин таверны не то, чтобы комнату не даст, но даже стакан воды не нальет. Однако, как оказалось, Ладайру не было никакого дела, что в прошлый раз странный постоялец заявился среди ночи в изорванной и запятнанной кровью одежде. Такие 'мелочи' быстро забываются. А вот щедрые чаевые в виде золотой монеты, остаются в памяти надолго.

– Желаете что-нибудь выпить?

– Нет, спасибо. Не сейчас. Скажите, где я могу найти Зориана?

Коля пристально посмотрел в глаза Ладайру, пытаясь уловить хоть толику неискренности в его душе, однако, ничего, кроме дружелюбного интереса, не почувствовал.

– Таки задолжал вам ушастый плут?

– Нет, я просто хочу с ним поговорить.

– Где ж он может еще болтаться? Там, где играют в азартные игры и можно сорвать приличный куш. Есть местечко одно, совсем рядом, туда наверняка и подался. Заведеньице сомнительное, и дорожка туда… Кхм, мда. А называется оно 'Кривой тролль'.

– Забавное название. Хозяин с чувством юмора?

– Хэмэфри-то? Напротив! Скажешь что не то про название таверны – мигом вышибет за порог. Силищи в нем, как у драконовой тучи меррилов! И баба Хэмэфри – сущий тролль! Не иначе в ее честь заведеньице обозвали! – Ладайр не удержался и покатился со смеху. Его хохот продолжал доноситься из-за закрытых дверей, когда Коля покинул постоялый дверь.

Впрочем, многозначительное 'кхм' хозяина 'Эвендики' вскоре стало понятным. Квартал, где находилась таверна 'Кривой тролль', оказался худшим местом, из когда-либо посещенных Николаем. Даже портовые трущобы Аркалана теперь выглядели почти королевскими апартаментами.

Между низкими кособокими домами, с плесневелыми стенами и малюсенькими окнами, вилась даже не дорога, а нечто, в чем ноги Аргента увязали почти по щиколотку. Грязь, перемешанная с помоями, человеческими отходами и конским навозом, источала такой омерзительный запах, что дышать было просто невозможно. Как здесь мог кто-то жить, представлялось с огромным трудом, как и то, что кто-нибудь по собственной воле мог сюда заехать. Однако, судя по привязанным возле одного дома лошадям, люди сюда не только приезжали, но еще и оставались на какое-то время. Над входом этого самого заведения всего на одной цепи болталась вывеска: 'Кривой тролль'. Видимо, именно здесь следовало искать Зориана, будущего славного героя.

– Аргент, не мог бы ты подойти ближе к ступеням, а? А то неохота по грязи шлепать.

'Еще чего! – обиделся единорог. – Я тут в помоях искупался, а ему два шага сделать лень!'

Пришлось слезать вниз. И быстро, потому что вредный коняга запросто мог бы скинуть седока прямиком в грязь. Молодой человек в несколько прыжков преодолел расстояние до крыльца. Он чудом не потерял сапог в вязкой жиже и чуть не грохнулся, но вовремя удержал равновесие. Поэтому, когда достиг относительно чистых ступеней, пришел в самое отвратительное настроение.

– Никуда не отходи. Неизвестно, из чего пиво делают здесь.

'Ты за своим предком присматривай! Лучше оказаться по колено в грязи, чем по уши в дерьме!' – съехидничал Аргент.

– Проснулись, значит? Язвим? Головушка больше не 'бо-бо'? Рад за тебя! – буркнул Коля и, не дожидаясь ответной реакции единорога, толкнул ногой дверь таверны.

Внутри, вопреки всем ожиданиям, обстановка казалась вполне приличной. Просторное помещение хорошо проветривалось за счет высоких потолков, так что кольца табачного дыма надолго внизу не задерживались. Светящиеся шары, развешанные по стенам, давали довольно приличный свет. Длинная стойка, протянувшаяся вдоль всей противоположной стены, едва проглядывалась за спинами сидевших постояльцев. Похоже, ни выпивкой, ни закуской здесь не обижали.

Посреди зала стояли несколько столов, покрытых синим сукном, именно вокруг них скопилось больше всего народу. Самая разношерстная публика наблюдала за карточной игрой, то и дело взрываясь улюлюканьем и аплодисментами или же разочарованным вздохом.

Николай оторопело замер на пороге таверны. Он впервые зашел в игорное заведение и совершенно не ожидал, что его эльфийское чутье так сильно среагирует на внутреннюю обстановку, а именно, на витающие здесь эмоции. Одновременно его окружили и приторное предвкушение победы, и отчаянная горечь проигрыша, и неистовая жажда наживы, легких денег, а также парализующее нежелание платить по счетам. Эти чувства, настолько мощные, настолько многогранные, подпитанные страстным азартом, буквально пожирали изнутри. И чем дольше он здесь находился, тем яростнее они в него врезались. Не способный больше выдерживать натиск чужих эмоций, Коля сделал шаг назад, намереваясь сейчас же покинуть злосчастное местечко, что непременно бы и сделал, если б не услышал вдруг знакомый голос:

– Повышаю ставку до десяти золотых.

– Я пас! Пас. Пас. Пас! – прожурчало откуда-то справа.

Упрямо сжав зубы и тряхнув головой, он заставил себя войти в помещение. Если сбежать сейчас, то игра со временем закончится. Сгинет все, за что боролся, не станет тех, кто на него рассчитывает. Нет, он не должен сдаваться. Зажмуриться, сконцентрироваться, сосредоточиться на собственных чувствах, выкинуть прочь все остальное. Ему неинтересны чуждые страсти, ему нет никакого дела до посторонних людей. Самое главное – его внутреннее чутье, равновесие, спокойствие… спокойствие.

Как ни странно, через несколько мгновений полегчало. Коля будто вытолкнул чуждые страсти из души, отгородился щитом, сквозь который если что и проникало, то не так интенсивно.

Зориан обнаружился почти сразу. Он сидел напротив мужичка, похожего на грызуна, и, чуть склонив голову, рассматривал свои карты.

– Что ж, Корнелий, остались только мы.

– Повышаю до пятнадцати.

Сцена разыгрывалась как в старом, выученном наизусть фильме. И немудрено. Адамар заставил запомнить и несколько раз повторить каждую фразу, каждую мелочь из своего видения.

– О! – Зориан удивился, как и предсказывал провидец. – Люблю играть с серьезными людьми! Двадцать золотых!

Завороженный, юноша следил за своим предком, удивляясь невероятному совпадению сна Адамара и реальности. Он-то решил, что маг видит лишь примерное будущее, а тут оно разворачивается с невообразимой точностью! И только потом понял, что пора вмешаться.

– Идет. Вскрываем.

'Грызун' кинул карты на стол, но, прежде чем Зориан смог проделать то же самое, Николай, в считанные мгновения оказавшийся рядом, перехватил его руку.

– Не стоит.

– Что? – полуэльф развернулся, готовый разразиться гневной тирадой в адрес нахала, прервавшего настолько удачную игру, но слова так и застряли у него в горле. По его коже разлилась мертвенная бледность, губы задрожали, а на лице застыл ужас. Зориан выглядел так, словно увидел не обычного человека, а того самого монстра, который недавно растерзал пятерых разбойников и едва не проткнул ему грудь. Да, он узнал своего ночного 'спасителя', и тому стоило огромных усилий сохранить самообладание и не отвести взгляда, чтобы убедиться в ближайшем отражении – он выглядит как человек, а не как гворр.

– Убери карты, – жестко сказал он. – Шкура дороже.

– В чем дело? – недовольно протянул 'Грызун'. – Мы будем играть или нет? Давай, Зор, выкладывай картишки. А ты отойди! Нечего тут ошиваться.

– Забирайте свой выигрыш, Зориан уже уходит. – Коля старался не обращать внимания на оскорбления в свой адрес, надеясь избежать драки. Если он превратится в гворра, то никого в живых здесь не останется.

– Ты что, сдурел? – полуэльф, наконец, пришел в себя. – Да здесь целых двадцать золотых, и моих, между прочим! Я их выиграл! И честно!

– Честно? – прошипел Коля. – И этого Эльфа ты тоже получил честно? Уходим! – он схватил предка под локоть и потащил из-за стола. Из широкого рукава эльфийской туники вдруг выпала карта и, спланировав на синее сукно рубашкой книзу, ухмыльнулось Троллем.

– Мошенник! – тут же закричал 'грызун', не забыв, впрочем, сгрести выигрыш в свой мешочек. – Ты подменил Тролля на Эльфа! Жулик! Смотрите все! Скольких ты успел обмануть, а?

– Уходим! – ситуация вновь выходила из-под контроля, а время начинало вновь забирать свое.

– А как же деньги? – пролепетал Зориан.

– Да забудь про них! Живыми бы выбраться! – Коля бросился к выходу, продолжая тянуть за собой предка. Пока 'грызун' не вытащил свой нож. Пока другие не сообразили, что к чему и не попытались их остановить. Любой человек сейчас представлял страшную опасность. Даже он сам. Только бы не превратиться в гворра! Только бы не пришлось хвататься за меч!

Пространство в таверне вдруг стало вязким, тягучим. Табачный дым, не двигаясь, повис в воздухе, чей-то стакан, в переполохе сброшенный на пол, так и замер, разбившись всего на половину. Постояльцы застыли в нелепых позах, с открытыми ртами, вытянутыми руками, приподнятыми ногами. Словно кто-то невидимый нажал на 'паузу'. И только Николай сохранил прежнюю скорость. Точнее, многократно увеличил свою, но только в совершенно ином качестве. Раньше он использовал ускорение в бою и только единожды для бегства из лагеря уваргов. Сегодня же будто перешел на другой уровень. Сам никуда не бежал, но и окружающие замерли. Однако у него не было времени оценить новое преимущество. Едва сообразив, что происходит, повинуясь инстинкту, Коля окинул взглядом зал.

Так. 'Грызун' все же приготовил нож. Острие уже направлено в их сторону и вот-вот отправится в смертельный полет. Видимо, в суматохе мужичонка решил избавиться от надоедливого и подозрительно везучего нелюдя. Кто еще? Вот, здоровенный детина у выхода тянется к поясу – там приторочен меч. Не иначе и ему успел задолжать предприимчивый Зориан? Двое у стойки приготовились к схватке врукопашную. Возможно, просто хотят под шумок выпустить пар и помолотить кулаками. Эти страшны только с виду.

Странное видение исчезло также внезапно, как и пришло. Он едва успел дернуть Зора вниз, как нож 'грызуна' пролетел над их макушками, найдя себе другую жертву. Не дав времени предку прийти в себя, юноша снова поволок его к выходу, пока путь свободен, пока дверь не перегородил тот здоровяк с мечом. Они едва успели. Коля с силой лягнул мужика в живот, не давая ему дотянуться до ножен. Не ожидая молниеносной реакции противника, он не смог парировать удар, а, скрючившись, отвалился в сторону. Не теряя больше ни секунды, беглецы вывалились на крыльцо.

– Аргент! Бежим! – только и успел выкрикнуть Николай, на этот раз безо всякого омерзения прыгнувший в вонючую дорожную грязь.

'Неприятности?'

– Еще какие! Так, Зор, давай, сзади меня!

Вскочив на спину единорога, оба парня пригнулись, пропуская над головой еще несколько ножей.

'Ого! Держитесь!'

Аргент рванул с места, разбрызгивая жижу в стороны, и понесся вперед, поскальзываясь на поворотах крутых улочек. Погони не последовало, и так стало ясно – отныне путь в таверну 'Кривой тролль' Зориану заказан. Когда беглецы покинули грязный квартал, и единорог перешел с галопа на легкую рысь, все вздохнули с облегчением.

– Ладно, я пошел, – деловито сообщил полуэльф, намереваясь спрыгнуть вниз.

– Куда! Сиди и не дергайся. Поговорить надо, – охладил его пыл молодой человек.

– Так говори.

– Не здесь. Я снял в 'Эвендике' комнату. Там и пообщаемся.

– Э! Не знаю, что ты там обо мне подумал, но я не по этому делу! Вашего брата уважаю, но предпочитаю женщин. Если хочешь, могу тебе все устроить, есть у меня один знакомый…

Коля обернулся и одарил своего предка таким взглядом, что тот поперхнулся и замолчал. Правда, ненадолго. Всю дорогу до постоялого двора рот нелюдя не закрывался. Темами для его высказываний служили и погода, и порхающие в ночном воздухе светляки, и публика в 'Кривом тролле', и их недавнее 'просто потрясное бегство'. Кто бы мог подумать, что Первый Хранитель ко всем своим прочим недостаткам окажется еще и жутким болтуном?

– Да, и ты мне должен двадцать золотых! – вконец осмелел Зориан.

'Ты можешь ему кляп в рот вставить, а? – застонал Аргент. – У меня снова голова разболелась от его трепа!'

– Мой конь говорит, что если ты не заткнешься, он тебя съест, – в 'перевод' реплики единорога были внесены вольные изменения.

– Лошади – травоядные и вообще, если уж на то пошло, говорить не умеют, – важно заявил полуэльф. – Сложно сказать, правда, к какой именно породе относится твоя. Я слышал, что лайранцам удалось вывести породу плотоядных. Зачем, правда, не понимаю. Толку от них никакого, а жратвы им подавай немеренно. Вроде, после того, как одна такая 'кобылка' отобедала своим наездником, их всех и изничтожили. Про говорящих я и вовсе не слышал, хотя кто знает, кто знает…

– Если ты не заткнешься, – проскрипел Коля, – я снова превращусь в ту тварь, что тебя едва не убила!

Такая угроза, наконец, сработала. Но они уже доехали до 'Эвендики'. Аргент, ухмыльнувшись и ехидно пожелав 'спокойной ночи', отравился в конюшню, а потомок остался один на один со своим предком. Заказав у Ладайра кувшин вина и ужин, они отправились наверх. Хозяин таверны даже не поинтересовался, зачем странному посетителю понадобился Зориан. Возможно, он понимал, что чем меньше знаешь, тем крепче спишь. Или же попросту предпочитал не вмешиваться в чужие дела.

Комнату дали ту же, что и в прошлый раз. Разлив вино по стаканам, Коля плюхнулся на кровать, пристально рассматривая нелюдя.

Да, он действительно больше походил на эльфа. Хрупкое на вид, тонкокостное тело обладало невероятной гибкостью, в чем можно было убедиться во время бегства из 'Кривого тролля'. Бледную, ровную кожу не тронула ни единая морщина, а ведь по всему выходило, что Зор вовсе не малолетний юноша. И его глаза, слишком странные, слишком глубокие, неестественно синие, просто не могли принадлежать человеку.

– Что уставился? Давай, выкладывай, зачем я тебе сдался, – нелюдь сделал большой глоток вина.

– Сначала расскажи о себе. Кто родители, где рос, чем занимаешься помимо прислуживания Ладайру и шулерства?

– С чего такой интерес?

– Потом скажу, – уклонился от ответа Николай, хотя, на самом деле, он еще не продумал, что именно стоит знать предку и как заставить его спасать мир?

– Э, нет. Так не пойдет. Я карту – ты карту. Козыри оставим напоследок. Ты ходишь первым.

– Ладно, картежник. Твоя взяла, – вздохнул юноша. – Заметил, что за последнее время ты дважды чуть не лишился жизни?

– Ха! – Зориан глотнул еще вина. – То-то я смотрю – спокойная неделька выдалась!

– Не смешно. Ты находился в смертельной опасности, а я тебя спас. Веская причина, чтобы поделиться со мной своей биографией, не находишь?

– Чем поделиться?

– Про жизнь рассказать.

– Ааа… Ничего интересного в ней нет. Родился я в Ринвелле. То есть, не в самом Ринвелле, конечно, а в Эрмильском княжестве, что неподалеку. Мамка моя там жила. Красотка была редкая. Тонкая и стройная, как эрасвэл, златокудрая, как Аунара. Любого мужика могла заполучить. Нет же, влюбилась в эльфа. Думаю, выбрала бы себе кого из королевского клана, по-другому сложились бы наши судьбы. А по душе ей пришелся обычный воин. Хотя, наверное, тоже ничего на вид был, мать плохого не могла выбрать. Тут, как водится, полюбились они, я родился. А потом… Потом… Приказали ему вышестоящие эльфы, мол, нечего с человеческой самкой жить. И он ушел. Честь семьи и все такое. Мамка горевала очень. Денег нет, на руках дитятко двухлетнее. Стал к ней купец один захаживать. Вином эрмилльским торговал. Вот и пошло-поехало. Вино рекой, гостей – полон дом. И мать – постоянно навеселе. С каждым годом становилось все хуже и хуже. Я рос на улице, домой не хотел идти. А, однажды, стало так противно, что сел на корабль и уплыл в большие людские земли. Сперва помыкался по трущобам, среди ворья. Потом прибился к арисаллам, но понял позже – не мое это, бороздить морские просторы. Терпеть не могу воду, если честно. Вот. И тогда я решил, что следует мне сменить сферу деятельности. Переехал в Нагарское королевство и там пошли дела по накатанной дорожке. Сказалось мое боевое детство.

– То есть, вместо того, чтобы попытаться честно заработать себе на хлеб, ты промышлял шулерством? – строил догадки собеседник.

– Об этом позже. Мы же договорились – история за историю. Теперь твой черед рассказывать.

– У меня тоже ничего интересного. – Коля лихорадочно соображал, в каком виде ему стоит представить биографию своему предку. – Родился в здешних местах, близ Ориэлла. Детство у меня было как детство, отец зарабатывал торговлей, мать по хозяйству хлопотала. – Он вдруг замолчал. Выдуманные факты биографии, наконец, выстроились в стройную версию. Придется снова врать о своем происхождении, но ничего другого не остается. К тому же, Зориан не поверил бы в фантастическую историю про прыжки в прошлое, и неизвестно к чему привела бы подобная откровенность. Не всякий готов взвалить на себя ответственность за спасение мира. И он продолжил:

– Однажды мы с матерью возвращались с рынка, отец тогда ушел в плаванье за новым товаром, и у дома нас встретили три мужчины. Воины. Они представились мастерами школы Равновесия, заявили, что я обладаю способностями вейлинга и должен пойти с ними учиться искусству боя.

В свое время, выслушав рассказ Артиса о том, каким образом школа вейлингов набирает учеников, Коля и представить не мог, что сможет когда-нибудь применить полученные знания. Ан нет. Теперь можно рассказывать про жизнь удивительных воинов и не волноваться, что кто-нибудь уличит во лжи.

– Так ты вейлинг? – удивленно воскликнул Зориан. – Самый настоящий вейлинг?

– Конечно. Я полностью прошел обучение. Но когда вернулся, меня встретили не счастливые родители… А руины сгоревшей деревеньки. – Тут Коля театрально замолчал, стараясь, чтобы собеседник не заметил пылающих от столь наглого вранья кончиков ушей. Однако полуэльф принял паузу за болезненное воспоминание и сочувственно причмокнул.

– Мне потом сказали, что никто не уцелел. И купеческий корабль, как назло, прибыл накануне. Селяне, вроде, праздновали возвращение отцов и сыновей из давнего похода, когда все случилось.

– Кто напал на твою деревню?

– История за историю, Зориан. Соблюдаем правила игры.

– Кхе! А ты быстро учишься! Из тебя вышел бы неплохой картежник! Ну, тогда слушай дальше, коль не надоело. На чем я остановился? А! На смене профессии. Так вот. Прибыл я в Нагарское королевство. Молодой, горячий и нищий. А вокруг, назло будто, богачей, как рыбы в море. Обидно мне стало. Отчего ж я из кожи вон лезу, чтобы добыть краюху хлеба, а у богатеев самая большая проблема – какое платье надеть к ужину? С другой стороны, кто впустит в свой круг полукровку, без дворянства, без звания, с тощим кошельком в придачу? И тогда я придумал стать… – Зориан торжествующе поднял бокал и залпом осушил его.

– Кем?

– Учителем танцев! – полуэльф выпятил грудь и самодовольно хлопнул кулаком по своей груди, потом вдруг вскочил и сделал мудреное 'па'. Несмотря на изрядное количество выпитого, двигался он с неимоверной грацией и пластикой. Открытие новой профессии Зора ввергло Николая в состояние шока. Он молча наблюдал за выкрутасами предка, схватившись за голову и мужественно сдерживаясь, чтобы не вырвать из нее все свои волосы.

– Ты хоть когда-нибудь меч в руки брал, а? Танцор? – отчаянно выдохнул он.

– Я? Меч? 0круглил глаза нелюдь. – Зачем? Я действовал так тонко и изощренно, что мои ученицы добровольно несли мне все свои драгоценности. Вот оно – высшее искусство обольщения. И грубияну с кувалдой не место в высшем обществе!

– Отчего ж ты снова ходишь по кабакам низшего сорта и играешь в карты? Драгоценности у богатеньких закончились?

– А это, мой друг, уже другая история. Твой ход. Кто спалил деревню?

– Ратхарг-Яракал, – автоматически проговорил Коля, пребывавший в состоянии ступора. И что теперь делать? Каким образом танцор-шулер-болтун сгодится на роль воина-объединителя? Кто, скажите, пойдет за ним проливать кровь на поле брани, если он даже мечом не владеет? Все, что юноша выдумал, про сожженную деревню, про жестокого разбойника, не имело теперь особенного значения. Задача оказалась слишком сложной, а насмешка судьбы – слишком злой.

– Я слышал про Яракала. Не одну деревню разорил, – Зориан не замечал бледности собеседника.

– Да.

– И что дальше? Если ты будешь молчать, то и я тоже!

– Ладно, – начатое дело надо было довести до конца. – Ратхарг убил мою семью, лишил меня дома и оставил одну цель, ради которой можно жить. Желая отомстить проклятому падальщику, я бросился разыскивать его стаю. Только не удалось мне это. Одному. Узнал я только, что Яракал носит звездный кристалл, дающий могущество и силу. И никто не слышал, где находятся другие, кроме одного человека. Великого прорицателя, ссыльного в Карпус волшебника Адамара. Я как раз вернулся оттуда. Маг сообщил мне прелюбопытную вещь, это и тебя касается тоже.

– Презабавненько. И что же такого провидец наговорил? – полюбопытствовал Зориан.

– Напоследок. Козыри напоследок, ты сам так сказал.

– Ага. Значит, тебе интересно, почему я покинул мир богатых и вернулся к прежнему образу жизни?

– Это вряд ли тянет на козырь, – вздохнул Николай. – Надеюсь, в рукаве у тебя осталось несколько интересных фактов о себе?

– А как же! Я сам по себе ходячий козырь! А вообще со мной приключилась действительно банальная штука. Один знатный папаша узнал о похождениях своей дочурки, чем она занимается во время уроков танцев и чем расплачивается за сеансы. Скандал был ужас какой! Ну и пришлось мне руки-ноги уносить, да еще и с заначкой расстаться. Обидно, конечно, но ничего. Лучше голова на плечах, чем золото в гробу. Так что там рассказал провидец?

– Во-первых, он дал мне книгу. В ней есть подсказки, по которым я могу найти второй кристалл. Он мне необходим, потому что, как видишь, я в любой момент могу превратиться в гворра. В ту тварь, которая убила тех самых разбойников, что на тебя напали. Кристалл сможет сдержать ее внутри. – Где-то Коля уже смирился, что ему придется возиться с собственным предком даже больше, чем рассчитывал. Но другого выхода просто не существовало.

– А откуда взялся монстр? Почему ты в него превращаешься? – тень страха снова коснулась безмятежного лица Зориана.

– Эта история не имеет никакого отношения к нашей игре. То есть, к разговору. Считай ее Джокером. Ну, картой, которая иногда выпадает в игре и меняет ее ход.

– Ты имел в виду Шута, верно?

– Да-да. Точно. Я плохо разбираюсь в картах. Так вот. Адамар сказал мне еще кое-что. Он видел твое будущее. Точнее, его отсутствие. Для одного тебя, естественно.

– То есть как? – опешил Зор.

– А вот так. Ты уже два раза как должен быть убит, если б не мое вмешательство. Время не остановится, оно постарается убрать тебя. Но! У тебя есть я, а у меня – видения Адамара. Будешь со мной – я постараюсь не допустить твоей кончины.

– Я не собираюсь ходить за тобой до конца жизни! – возмущенно вскрикнул полуэльф.

– Думаешь, мне больно охота? – рявкнул Николай. – Только пока ты не докажешь свою значимость, тем, что достоин жить на этом свете, старуха с косой от тебя не отстанет!

– Но тебе-то какой интерес спасать меня от гибели? – сощурился Зор.

– Ты поможешь мне найти кристаллы и отомстить Яракалу. Тогда мы оба будем свободны.

Николай встал, давая понять, что на сегодня разговор окончен. У них еще остались нераскрытые карты, но молодой человек не сомневался: его козырь 'пришельца из будущего' в состоянии побить любую карту нелюдя. Даже фальшивую.


* * * | Эпоха неизвестного героя | Глава 7