home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава седьмая

Предприимчивый молодой человек

В ЖИЗНИ СЛУЧАЕТСЯ ВСЯКОЕ. Бывает, направляясь к хорошо знакомому в прежние времена человеку, можно обнаружить с превеликим удивлением, что имя и биография те же самые, а вот человек совершенно другой, незнакомый – обычные люди с такими сюрпризами не сталкивались, а вот Бестужев, обитавший в другом мире, с подобным уже встречался…

Однако на сей раз ничего подобного не случилось. Едва распахнулась дверь «Пресс-бюро Вадецкого» (располагавшаяся и в самом деле так близко от входа в кабачок, что перепутать было немудрено, особенно подвыпившим) и на пороге встал хозяин, Бестужев убедился, что это тот самый репортер из Лёвенбурга. Разве что несколько более респектабельный, чем в прежние времена: и костюм шит неплохим портным, и брильянт на пальце хоть и невелик, но настоящий, и солидная часовая цепочка уже не похожа на то убожество «самоварного золота», что Вадецкий носил в Лёвенбурге. Положительно, старый знакомый процветал.

Поначалу на лице Вадецкого были лишь недоброжелательность и злость, но оно тут же смягчилось.

– Вы меня не помните, Карльхен? – с обаятельной улыбкой спросил Бестужев. – Лёвенбург, «У принцессы Елизаветы»…

Он надеялся на цепкую память репортера, и интуиция не подвела: Вадецкий на миг нахмурился, припоминая, потом форменным образом просиял:

– Ну как же, как же! Мы пили великолепное мозельское в кабачке Дренвета… Вот только я начисто запамятовал ваше имя.

– Краузе, – сказал Бестужев. – Готлиб Краузе.

– Ах да, верно, а я и забыл… – судя по насмешливым искоркам в глазах репортера, он то ли помнил тогдашнюю фамилию Бестужева, выступавшего в обличье подданного болгарского князя, то ли и впрямь запамятовал, но отложилось в памяти, что она была вовсе не Краузе…

– Разрешите войти?

– Да, конечно, – сказал Вадецкий, отступая на шаг. – Простите, что я выскочил со столь зверской физиономией, но порой пьянчуги путают мою дверь со входом в кабак…

Пресс-бюро, оказалось, и в самом деле состояло из одной-единственной комнаты, не особенно и большой, где из мебели имелись лишь стол, пара стульев и узкий, высокий шкаф для бумаг. Стул, предназначавшийся для посетителей, уже был занят, на нем в раскованной позе восседал крепкий молодчик парой лет младше Бестужева, с тяжелым квадратным лицом, бульдожьей челюстью и глазами чуточку навыкат. Он ничуть не походил на скромного посетителя, явившегося выклянчить пару монет за дешевую сенсацию, – было в нем что-то неуловимо роднившее этого типа с Гравашолем и его людьми: то ли чуточку нарочитая небрежность в одежде, то ли тяжелый взгляд наглеца с наполеоновскими замашками.

Тем не менее незнакомец довольно вежливо встал с кресла и поклонился Бестужеву. При этом Бестужев наметанным глазом моментально определил, что слева под пиджаком у молодого человека заткнут за брючный ремень револьвер приличных размеров, наподобие «смит-вессона».

– Мой старый знакомый по Лёвенбургу, Готлиб Краузе, – сказал Вадецкий. – Синьор Бенито Муссолини, социалист из Италии.

Услышав это, Бестужев внутренне подобрался. Впервые он это имя услышал в Лёвенбурге от бомбиста Джузеппе (не без помощи Бестужева, который год обживавшего австрийские тюремные замки) – и, как в их профессии полагается, навел более точные справки, вернувшись в Россию. Бенито Муссолини, двадцати шести лет, высшего образования не имеет, активно сотрудничает в социалистической прессе разных направлений, именует себя «авторитарным коммунистом», парламентские методы борьбы отрицает, ярый сторонник революции и экспроприации имущих классов. Состоял в связи с анархисткой Анжеликой Балабановой, встречался в Швейцарии с Ульяновым (Лениным) – благодаря чему и был взят на заметку в Охранном отделении…

– К какой партии принадлежите? – спросил Муссолини, крепко тряхнув руку Бестужева.

– Я, некоторым образом… вне партий, – сказал Бестужев чистую правду.

И видел, что собеседник мгновенно потерял к нему интерес – о чем и не сокрушался. Отвернувшись от него, как от пустого места, итальянец направился к двери, небрежно бросив:

– Все будет отлично, Карл, не переживай…

И энергично захлопнул за собой дверь.

– Кажется, вы ему не понравились, – сказал Вадецкий. – Не любит людей аполитичных…

– Постараюсь как-нибудь пережить его ко мне холодность, – усмехнулся Бестужев. – Прыткий молодой человек, а?

– Очень непоседливый, – согласился Вадецкий. – Побывал в тюрьмах Италии, Франции и Швейцарии, да и за семь месяцев жизни в Австрии за решетку попадал пять раз. Но всегда – за сущие мелочи: бродяжничество, агитация, организация мелких забастовок, неуплата штрафов… Сомневаюсь, что он когда-нибудь поднимется выше редактора какой-нибудь радикальной газетки или мелкого политикана в итальянской сельской глуши… Садитесь, господин Краузе, рад вас видеть… Судя по-вашему респектабельному облику, дела у вас идут успешно?

– То же самое можно сказать и о вас?

– Да, верно, – не без достоинства ответил Вадецкий. – Удалось заинтересовать парочку венских газет своими репортажами, а там и перебраться сюда… А вы, стало быть, бесповоротно покончили с политикой, как я только что слышал? Ни к какой партии себя не причисляете? Когда мы встречались в Лёвенбурге, помнится, вы уделяли политике гораздо больше внимания…

– Ошибки молодости, знаете ли, – сказал Бестужев, вложив в улыбку изрядную долю цинизма. – С каждым может случиться. Эта страница биографии бесповоротно принадлежит прошлому.

Вадецкий улыбался не менее цинично:

– Да, вы еще в те времена показались мне непохожим на ваших… знакомых. В вас не было некоего фанатизма, свойственного всем без исключения радикалам… Того, что пылает в глазах моего доброго знакомого Бенито, человека недалекого, но порой весьма полезного… Что вас ко мне привело?

– Чисто коммерческое предприятие, – сказал Бестужев.

– А именно?

– Я бы хотел приобрести некоторые сведения и готов за это уплатить хорошие деньги…

Вадецкий не медлил ни секунды:

– В таком случае давайте выясним, какие это сведения и что вы подразумеваете под «хорошими деньгами». Подобные согласования взглядов и представлений необходимы, когда…

Дзы-ынь!!!

Оконное стекло разлетелось вдребезги, и в комнатушку влетел черный предмет своеобразной формы, оставлявший за собой тонкую струю дыма…

Бестужев с первого взгляда опознал бомбу-«македонку»: каплевидной формы, с тремя ребрами внизу и короткой рукоятью за пальником… И действовал не раздумывая: излюбленная боевиками нескольких стран бомба еще не успела упасть между окном и столом, а он уже ухватил стол за ножку и сильным рывком опрокинул набок, схватил Вадецкого под коленки и сбил с ног, швырнул на пол рядом с собой так, чтобы обоих прикрыла массивная дубовая столешница…

Громыхнуло, как и следовало ожидать, на совесть, комнатушку мгновенно заволокло вонючим дымом, осколки градом ударили в столешницу, но не пробили, уши залепило, словно ватой, а в нос ударила характерная вонь взрывчатки домашнего приготовления. «Совсем как дома», – мелькнула у Бестужева чуточку идиотская мысль.

Все еще лежа на полу, он подергал себя за мочки ушей, с усилием высморкался, зажимая при этом нос. Слух почти вернулся – и он отчетливо разобрал револьверную пальбу совсем рядом, за разбитым окном, на улице. Короткая тишина – и снова выстрелы, перемещавшиеся куда-то влево. Поскольку ни одна пуля так и не попала внутрь комнаты, Бестужев сделал вывод, что, в отличие от брошенной бомбы, револьверная канонада уже не имеет к ним непосредственного отношения – и, по-пластунски проползши по полу, поднялся на ноги в углу комнаты, со всеми предосторожностями выглянул наружу.

Слева по улице убегали два каких-то субъекта, на ходу отстреливаясь от троих преследователей, державшихся, впрочем, на почтительном расстоянии. Перестрелка была шумная, но, кажется, бескровная: Бестужев не увидел на улице ни убитых, ни раненых. Двое свернули направо, скрылись за поворотом, туда же бросилась погоня, выстрелы зазвучали реже, быстро отдаляясь.

– Что там? – громко спросил Вадецкий, стоя на четвереньках в довольно комичной позе.

– Да вроде бы все кончилось, – сказал Бестужев, по-прежнему прижимаясь к стене. – Они скрылись из виду. Мне кажется, там был и ваш приятель Бенито…

Вадецкий вскочил, нервно огляделся:

– Быстро отсюда! Там черный ход…

Бестужев, не раздумывая, кинулся следом за ним в неприметную дверь, обнаружившуюся меж углом и шкафом, загрохотал по узенькой витой лестнице. Почему Вадецкий пустился в бега, ему было некогда ломать голову, но что касаемо его самого – мирному коммерсанту Готлибу Краузе следовало держаться подальше от таких вот шумных забав, тем более что поблизости уже заливались полицейские свистки…

Оказавшись на узкой улочке, застроенной высоченными доходными домами, они наспех привели одежду в порядок.

– Пойдемте, – сказал Вадецкий, отдышавшись. – У меня тут жилье неподалеку. Пусть уж полиция считает, что в момент взрыва в конторе никого не было… К чему мне лишние вопросы и разъяснения?

Он, вытирая лицо носовым платком, быстрыми шагами направился в глубь улицы. Бестужев поспешал за ним, не отставая.

– Весело у вас живется, в благополучной красавице Вене… – сказал он, пожимая плечами. – Сдается мне, Карл, что вы-то как раз не чураетесь политики в самых радикальных ее проявлениях. Обычной уголовщиной тут и не пахнет, когда швыряют бомбы, обязательно замешана политика…

– Не мелите вы ерунды! – огрызнулся Вадецкий. – Не хватало мне с революционерами связываться.

– Ну да, – понятливо кивнул Бестужев. – Бомбу вам засадили в окно по чистой случайности, перепутали с кем-то… Прикажете верить?

– Слушайте, кто вы такой? Что не революционер, ясно… Тайный агент? Международный авантюрист?

– Я же сказал: всего-навсего коммерсант, – ухмыльнулся Бестужев. – Хочу подчеркнуть мягко и ненавязчиво, что я, если вы помните, бомб не бросал и не стрелял, это все сугубо вокруг вас завертелось…

– Скоты, – яростно выдохнул Вадецкий. – Дураки, фанатики, животные…

– Уж не Гравашоль ли на вас рассерчал? – спросил Бестужев небрежно. – По-моему, это совершенно в его дурацком стиле…

Резко остановившись, Вадецкий оглянулся по сторонам с неприкрытым испугом (улица была пуста), попятился от Бестужева:

– Да кто вы такой?

– Успокойтесь, – сказал Бестужев примирительно. – Если бы я что-то задумал против вас, я непременно бы поступил с вами скверно – там, в вашем бюро. А я, если вы забыли, вас, собственно говоря, спас… Я пришел не со злом, а вот с этим…

Он полез в карман пиджака, на ощупь развязал шнурок, запустил руку в небольшой замшевый мешочек и показал Вадецкому горсть золотых на ладони. Ухмыльнулся:

– Это похоже на враждебные действия? Наоборот. Я и в самом деле могу вам заплатить приличные деньги, если договоримся. Пойдемте в вашу квартиру, скоро здесь будет полно полиции, а нам обоим совершенно ни к чему с ними общаться… Ну что вы, Карл, в самом деле? Не съем я вас.

– Сейчас ни в чем нельзя быть уверенным, – сварливо бормотал Вадецкий, вновь тронувшись в путь. – Когда начинается такое непотребство…

Они свернули за угол, прошли еще квартал, вошли в парадное трехэтажного дома средней руки. Особой роскошью оно не блистало, но пол был выложен мраморными плитками, а лестницу украшала прижатая медными прутьями ковровая дорожка. Типичная обитель чиновников средней руки, мелких купчишек и скромных рантье.

Поднялись за второй этаж, Вадецкий отпер дверь собственным ключом – и не только тщательно запер ее за Бестужевым, но и задвинул массивную щеколду. Прежде чем войти из прихожей в гостиную, остановился на пороге и чутко прислушался.

«Крепенько же тебя допекло, – подумал Бестужев без особого сочувствия. – Да, надо полагать, Гравашоль, это на него чрезвычайно похоже, типично анархистские штучки…»

– Хотите выпить?

– Не откажусь, – ответил Бестужев.

Вадецкий извлек из серванта графин, на две трети заполненный жидкостью светло-янтарного цвета, две хрустальные рюмки. В момент наполнил их, свою осушил до дна, тут же налил себе еще и с рюмкой в руках плюхнулся в кресло. Страдальчески поморщился, вытянул ноги:

– Вот еще напасть на мою голову… Садитесь, что вы торчите как столб…

Опустившись в кресло, Бестужев пригубил – оказался достаточно приличный коньяк. Сказал скорее утвердительно:

– Это штучки Гравашоля…

– Вы-то откуда его знаете?

– Пришлось свести знакомство, – ответил Бестужев, так же вольготно вытянув ноги. – Помимо своего желания, понятно – сомневаюсь, чтобы кто-то захотел познакомиться с этим субъектом по собственной воле, не считая, разумеется, полицейских сыщиков. Крайне неприятный тип, верно?

– Уж это точно, – буркнул Вадецкий, глядя исподлобья, недоверчиво и пугливо. – Что вам нужно и кто вы такой? То, что никакой вы не революционер, мне уже понятно… У меня еще в Лёвенбурге были такие мысли…

Бестужев улыбнулся открыто и честно:

– Я же говорил уже – коммерсант… Давайте сразу внесем ясность, Карл, к чему нам ходить вокруг да около…

Он встал, придвинул поближе к собеседнику ломберный столик с инкрустированной деревом крышкой, извлек из кармана тот самый замшевый мешочек и аккуратно принялся выкладывать рядами золотые в двадцать крон. Набралось пять рядов по десять монет. Вадецкий, приподнявшись из кресла, наблюдал за этими манипуляциями с самым живейшим интересом.

Бестужеву три часа пришлось таскать в кармане почти фунт золота, но сейчас, видя, как глаза проныры журналиста загорелись огнем здорового стяжательства, он понял, что рассчитал все правильно. Ассигнации, даже самые крупные, производят гораздо меньшее психологическое воздействие, нежели аккуратные ряды золотых кружочков с профилем императора и короля Франца-Иосифа в лавровом венке, выглядевшего гораздо моложе своих нынешних преклонных лет…

– Монеты, разумеется, настоящие, – сказал Бестужев. – Отчеканены на монетном дворе его величества императора австрийского и короля венгерского. Если вы еще не подсчитали, здесь ровно тысяча крон. Никаких расписок я с вас брать не буду – к чему этакие пошлости в отношениях меж приличными людьми? Это только задаток, Карл. Если я получу то, что меня интересует, вы получите еще пять тысяч. В любом предпочтительном для вас виде – золото, ассигнации, счет на ваше имя в любом из венских банков…

Вадецкий поднялся, завороженно подошел к столу, неуверенно протянул руку, наугад выбрал монету. Повертел ее перед глазами, потер меж пальцами, зачем-то понюхал. Не в силах оторвать взгляда от аккуратных рядов, выговорил:

– Похоже, они настоящие…

– Мы можем проверить в любом банке, – сказал Бестужев. – В банке они сегодня утром мною и получены, я веду дела совершенно законно, никакой нелегальщины, ничего такого… Берите, берите, они ваши в любом случае… И, повторяю, еще пять тысяч вас ожидают в случае успеха переговоров…

Вадецкий бросил на него цепкий, недоверчивый взгляд:

– Так что вам нужно?

– Не будем ходить вокруг да около, – сказал Бестужев. – Мне нужен изобретатель по имени Лео Штепанек. Как мне совершенно точно известно, вы до недавнего времени принимали самое живое участие в его судьбе. Я был вчера в пансионате фрау Бенке, разговаривал там с двумя крайне эксцентричными, но искренними и словоохотливыми молодыми людьми, типичнейшими представителями богемы, Ади и Густлем… Вы ведь их знаете? Вы на несколько дней поселили там Штепанека, а потом увезли куда-то…

– Штепанек… – пробормотал Вадецкий. – Мне следовало догадаться… Вот откуда вы знаете Гравашоля… Где-то он у вас встал на дороге, ага?

– Вот именно, – сказал Бестужев. – Я же говорил, что добровольно ни за что не стал бы искать с ним знакомства… Он меня категорически отговаривал вести дальнейшие поиски Штепанека, грозил серьезными неприятностями…

Вадецкий криво усмехнулся:

– Но вы проявили недюжинную храбрость и угрозами пренебрегли, я так понимаю? Зря. Это крайне опасный тип, вы только что сами могли убедиться…

– При чем тут храбрость? – пожал плечами Бестужев. – Повторяю который раз: я – коммерсант. Мне даны определенные поручения, определенные суммы денег, а в случае успеха обещано определенное вознаграждение… такое, что я готов рискнуть и примириться с неудобствами в лице Гравашоля…

– Кого вы представляете?

– Одно крупное электротехническое предприятие, – сказал Бестужев. – Подробности вам, право же, должны быть неинтересны. Ну какая вам разница, Карл? Главное, это настоящие деньги, выпущенные венским монетным двором и находящиеся в моем распоряжении на законнейших основаниях. А подробности, названия, имена и адреса… К чему вам все это, Карл?

– Вы все-таки не похожи ни на инженера, ни на коммерсанта. Скорее уж авантюрист на службе крупной компании – таких сейчас в Европе множество, по американской моде…

– Авантюрист – это еще не преступник, верно? – безмятежно улыбнулся Бестужев. – Вы выбрали неудачный термин, Карл. Авантюристы – отжившая категория, это что-то из приключенческих романов… Предпочитаю именовать себя просто-напросто оборотистым человеком… Ладно, к чему нам бесполезные дискуссии о терминах и смысле слов? Давайте к делу. Эта тысяча – ваша, если вы укажете мне точный адрес Штепанека, по которому я смогу его найти сейчас же. Еще пять получите, если доставите меня туда, где он сейчас находится. По-моему, вполне приличная плата за несложную, в общем, работу…

Вадецкий выглядел скорее озабоченным, чем задумавшимся.

– Вы знаете, я всегда старался играть по возможности честно… – произнес он медленно. – И того же требую от других. Не исключено, что услуги, которых вы от меня требуете, стоят гораздо больше…

– Вот это вы бросьте, любезный Карл, – сказал Бестужев твердо. – Вы ведь сами давно убедились, что никакой такой особой выгоды вам из Штепанека не извлечь… Не так ли? Я хорошо информирован обо всех бесплодных попытках извлечь из аппарата Штепанека серьезную выгоду…

Он говорил внушительным, безапелляционным тоном. Блефовал самым наглым образом – но видел по лицу собеседника, что угодил в яблочко: Вадецкий неприкрыто погрустнел, понурил голову.

– Вы же знаете, что я говорю чистую правду, – продолжал Бестужев, закрепляя успех. – Вот это, – он с ухмылочкой кивнул на золото, – свалилось на вас как манна небесная, вы и на десятую долю этих денег не могли рассчитывать, больше вам никто не даст, вы это прекрасно понимаете. Так что зарубите себе на носу: я человек, можно сказать, подневольный. Это не мои деньги, это деньги моих нанимателей. Мне поручено действовать в пределах именно этой суммы. Превышение ее не предусмотрено. В конце концов… – Он цинично улыбнулся. – В конце концов, вы не в диких африканских джунглях его спрятали и не сделали невидимкой, как в увлекательном романе англичанина Уэльса… вам доводилось читать? Короче говоря, он где-то в Вене. Если мы не договоримся, я просто-напросто отправлюсь в частное сыскное бюро, их в столице множество. Штепанека мне рано или поздно найдут, эти господа знают свое дело… и обойдется мне это гораздо дешевле… а вот вы, Карл, при этаком раскладе не получите ни гроша. И всю жизнь будете себя корить за глупое упрямство. Я просто-напросто хочу сберечь время… но если вы будете ломаться, я заберу деньги и пойду к сыщикам. Они возьмут гораздо меньше, Карл… Аппарат Штепанека – не иголка в стоге сена… Итак? Алчность или здравый рассудок?

– Черт бы вас побрал со всеми потрохами… – уныло заявил Вадецкий.

– Это означает, что мы договорились?

– Да…

– В таком случае остается один-единственный, незатейливый вопрос, – деловито сказал Бестужев. – Какую сумму вы желаете получить? Только эту тысячу или еще пять?

– Ну разумеется, все

– Резонно, – кивнул Бестужев. – И очень разумно… Что вы опять замялись?

– Я не вчера родился, – сказал Вадецкий с прежней настороженностью. – Видывал виды, знаю жизнь с изнанки… Крупные фирмы вроде той, от которой вы пришли, кое в чем не лучше, уж извините, разбойничьих шаек…

– Вполне возможно, – безмятежно сказал Бестужев. – Се ля ви, как говорят французы… Что вас беспокоит, Карл? Я не собираюсь вас обманывать, деньги вы получите сполна…

– А если ваших хозяев не устроит ни аппарат, ни Штепанек? – серьезно спросил Вадецкий. – И отыграться вы захотите на мне?

– Господи боже мой! – с досадой воскликнул Бестужев. – Да что вы такое говорите? Кто это будет на вас отыгрываться? Вы ведь честно выполните свою часть договора, вот и все…

– Ну, мало ли что… – сказал Вадецкий. – Вам, быть может, представляется, что вы приобретаете некое несказанное сокровище, а на деле все обстоит иначе… Вам известно, что аппарат Штепанека отвергнут военным министерством как не имеющий никакого военного значения?

– Прекрасно известно, – сказал Бестужев. – Ну и что? Это заботы господ военных, к которым я не имею никакого отношения. Я представляю промышленников, предпринимателей, а не военных. Моим нанимателям известно об аппарате все. И они хотят его приобрести именно в таком виде, в каком он существует. Так что оставьте дурацкие страхи, Карл. Никто не собирается покупать кота в мешке. И к вам не будет ни малейших претензий.

– А вы знаете, что этот болван намерен требовать за свой аппарат сто тысяч золотом? Даже теперь, когда он, собственно, остался у разбитого корыта? Он стоит насмерть, как спартанский царь под Фермопилами: либо сто тысяч, либо ничего. Он, по-моему, начинает понемногу повреждаться умом…

– Ну а какая разница? – пожал плечами Бестужев с самым невозмутимым видом. – Требует – заплатим.

– Серьезно?

– Это же не мои деньги, Карл, вы не забыли? В мои обязанности не входит давать финансовые советы моим нанимателям. Если они намерены заплатить столько, сколько Штепанек потребует, мне-то что? Я свое вознаграждение получу в любом случае, а в прибылях фирмы я не участвую, и экономия ее средств меня нисколечко не волнует…

Не отводя взгляда от аккуратных рядков золотых монет, Вадецкий улыбнулся чуточку жалко, потер лоб, вернулся к столу и налил себе еще коньяку. Сказал неуверенно:

– Мы могли бы встретиться завтра, и я отвез бы вас к Штепанеку, прямиком туда, где он сейчас…

– Так не пойдет, Карл, – мягко сказал Бестужев. – Сейчас всего два часа пополудни, а вы меня собираетесь заставлять ждать до завтра? Мне почему-то кажется, что в голове у вас – а она бесспорно умная – родилась очередная комбинация. Вы расстанетесь со мной, а сами кинетесь к Штепанеку, скажете, что от его имени заключили сделку с солидным покупателем, а потому потребуете жирный процент… Что-то в этом роде, а? Ну, не убивайтесь так, дело, в принципе, совершенно житейское, оборотистый человек такие комбинации придумывает моментально… Вот только меня это категорически не устраивает. Чересчур уж легко вы хотите заработать, а деньги легко не даются. Поэтому без всяких «завтра». Мы сегодня же отправимся к Штепанеку… и я, уж простите, не намерен вас более от себя отпускать. Я стану вас опекать, как строгая тетушка – юную неопытную девицу… Не бывает легких денег, Карл…

Уныло глядя в пол, Вадецкий не без уважения произнес:

– Вот теперь я окончательно поверил, что вы и в самом деле связаны с коммерцией, с финансистами… Чувствуется хватка, как же…

– Ремесло такое, – усмехнулся Бестужев.

– Можно вас кое о чем попросить? Вам ведь, собственно, все равно…

–Да?

– Вы можете, когда начнете вести переговоры со Штепанеком, представиться не коммерсантом, а военным агентом в штатском? Совершенно неважно, из какой страны, хоть из Экуадора… Хоть солидности ради следует подобрать более серьезную державу.

– Зачем вам это?

– Это пойдет на пользу не мне, а вам! – огрызнулся Вадецкий. – Понимаете ли… Он буквально помешан на славе военного изобретателя. Откуда такая мания у человека сугубо штатского, мне решительно непонятно. Но все именно так и обстоит: он возмечтал, чтобы в военном деле имя Штепанека стало столь же нарицательным, как Шрапнель, Галифе, Максим, Маузер… Я краем уха слышал от знающих людей, что его аппарат можно с успехом применять и в совершенно мирных областях жизни – но сам Штепанек эти стороны не рассматривает вовсе, он хочет, чтобы его имя оказалось увековеченным в истории военного дела… Именно по этой причине у меня с ним ничего и не вышло… то есть, я имею в виду, я не смог получить никакой выгоды. Богом клянусь, серия звонких статей о мирном применении аппарата Штепанека и произвела бы фурор, и позволила бы мне заработать кое-какие деньги. Но он, будто дервиш одержимый, только и твердит что об огромном военном значении своего телеспектроскопа. А это европейской читающей публике скучно. В Европе по-настоящему большой войны не было уже почти сто лет после окончательного разгрома Наполеона. И наверняка не случится еще лет сто. Европейский читатель абсолютно не воспринимает сенсации, связанные с военными новинками, нечего и думать на них заработать… А я такие надежды на него возлагал! – воскликнул Вадецкий с неприкрытой обидой.

– Понятно, – сказал Бестужев. Добавил осторожно: – Как считаете, можно мне назваться… скажем, полковником шведской армии?

– Да почему бы нет? Швеция давненько не воевала, но все же солидная монархия, страна с богатой военной историей… – Он то и дело поглядывал на стол, и, наконец, не выдержал: – Раз уж мы договорились, можно я…

– Сделайте одолжение, – кивнул Бестужев.

Пригубливая коньяк, он смотрел, как Вадецкий складывает золотые аккуратными столбиками, как тщательно заворачивает их в клетчатый носовой платок, а платок бережно прячет в карман пиджака. Спросил небрежно:

– Ну а теперь, думается, можно спросить, куда вы вашего протеже пристроили? Не верится, чтобы столь хваткий человек, как вы, не нашел хоть какого-то применения…

– Представьте себе, нашел! – улыбнулся Вадецкий не без горького сарказма. – У меня здесь появились кое-какие полезные знакомства… Мне удалось ввести его в дом одного из здешних светских львов. Наши великосветские бездельники, пресыщенные всем на свете, в аппарате Штепанека увидели великолепное, оригинальное развлечение… Не смотрите на меня так насмешливо. Я и сам прекрасно понимаю, насколько это смешно и убого: развлекать таким изобретением скучающую толпу светских бездельников… Но это все, что мне удалось сделать. Хоть какая-то выгода…

Бестужев понятливо уточнил:

– И вы, наверное, не берете с них денег? Гораздо более привлекательным выглядит доступ в эти круги?

– Ну конечно, – деловито сказал Вадецкий. – Для репортера это выгоднее денег… Там порой можно получить такую информацию, какую обычным путем ни за что не добудешь…

– Да, я понимаю. И вот еще что… Как вас угораздило познакомиться с Гравашолем?

– Вот уж поверьте, я к таким знакомствам нисколько не стремился! – фыркнул Вадецкий. – Этот мизерабль нагрянул ко мне в бюро и стал, угрожая оружием, требовать сведений о местонахождении Штепанека. Ему зачем-то необходим телеспектроскоп, хотя я и представления не имею, какая от него польза анархистам… Я пытался уверить его, что со Штепанеком мы давно расстались – но он, оказывается, побывал в пансионате и вызнал, что я увез оттуда Штепанека совсем недавно… Тогда я попросил Бенито помочь, Бенито мне кое-чем обязан. Он прислал каких-то своих знакомых итальянских анархистов… ну а чем кончилось, вы сами были свидетелем. Итальянцы в горячности ничем не уступают французам и даже превосходят, вы видели, как славно они гнали людей Гравашоля…

– И вы полагаете, что на этом все кончилось?

– Наверняка, – убежденно сказал Вадецкий. – Теперь он знает, что меня есть кому защитить, что итальянские головорезы его молодчикам не уступят…

Бестужев покрутил головой:

– Гравашоль не похож на человека, способного бросить задуманное при первой же неудаче. Вы ведь сейчас – единственная ниточка, ведущая к Штепанеку, верно? А потому на вашем месте…

Он замолчал и прислушался, властным жестом приказав Вадецкому замереть.

Никаких сомнений – входную дверь пытались открыть, в замочной скважине что-то звучно поворачивалось с резким металлическим скрежетом. Таких звуков не бывает, когда пользуются привычным, подходящим для этого замка ключом – скорее уж они свойственны воровской отмычке…

Бестужев видел, как Вадецкий побледнел. Скрежет прекратился, дверь попытались открыть, но задвинутая щеколда помешала.

– Ну вот видите? – шепотом сказал Бестужев. – Кому же еще тут быть…

– Черный ход! – испуганным шепотом отозвался Вадецкий.

– Да, больше ничего и не остается… – кивнул Бестужев. – Показывайте дорогу, но я пойду первым…

– Зачем?

– Ох ты ж господи! – вырвалось у Бестужева. – Думаете, Гравашоль не догадался поставить у черного хода кого-то из своих молодчиков? Это же азбука…

Он первым спускался по узкой темной лестнице, стараясь бесшумно ступать на цыпочках – к сожалению, поспешавший следом репортер производил гораздо больше шума, как ни пытался Бестужев, оборачиваясь чуть ли не на каждой ступеньке, урезонивать его грозными взглядами. Очередной лестничный марш…

Бестужев первым увидел человека в котелке, привалившегося к косяку узкой двери. Вверх он не смотрел – и Бестужев кинулся вперед, одним прыжком преодолел пролет, прыгнул… и приземлился, без зазрения совести использовав этого типа как некое смягчившее удар подручное средство. Обрушился прямо на него. Субъект в котелке чувствительно грянулся об стену, успев удивленно охнуть. Он был на миг ошеломлен, и Бестужев, не тратя времени, пнул его в коленку, ударил в горло, а напоследок безо всякого изящества и жалости нанес совершенно мужицкий, размашистый удар «под душу». Противник издал неописуемый звук и рухнул, судорожно хватая ртом воздух.

– Быстрее! – прикрикнул Бестужев.

Достал браунинг, загнал патрон в ствол и, держа пистолет наготове, рывком распахнул дверь. Ну да, конечно: возле двери отирались уже знакомые индивидуумы: двое из тех трех, что заявились с Гравашолем в пансионат. Неширокая улочка, застроенная старинными зданиями, плавно изгибавшаяся вправо, единственный прохожий, неспешно шагавший совсем близко…

Свидетель, к сожалению. Но ничего не поделаешь. Целя в них из браунинга, Бестужев жестко приказал:

– Стоять на месте! Не вздумайте хвататься за оружие! Должен предупредить, господа, я к анархизму отношусь без всякого почтения, так что галантного обращения не ждите…

Они не шевелились, таращась на Бестужева хмуро и зло – видывали виды и прекрасно понимали, что шансов у них нет. Прохожий, Бестужев видел краешком глаза, остолбенел с разинутым ртом: зрелище, должно быть, для этого приличного и тихого квартала было не самое обыденное…

– Достаньте оружие! – продолжал Бестужев. – Держи его за дуло! Кому говорю!

Не было возможности соблюдать политес – и он, чуть приподняв пистолет, решительно нажал на спуск. Пуля ударила в кирпичную стену над самыми головами анархистов, срикошетила, выбив посыпавшуюся им на головы крошку (прохожий в ужасе присел на корточки и обеими руками натянул себе котелок на уши, как будто это делало его невидимым или заговоренным от случайной пули).

Вот теперь подействовало: оба, вжимая головы в плечи, невольно пригнувшись, проворно извлекли свои «бульдоги», держа их пальцами за стволы. Бестужев огляделся, сделал шаг вправо, присел, держа обоих под прицелом и, поднатужившись, отвалил массивную черную решетку водостока:

– Оружие туда, живо!

Они повиновались. Когда оба револьвера глухо стукнули о дно водосточного желоба, Бестужев закрыл решетку и выпрямился.

– Не умрете вы своей смертью, молодчик, – мрачно сообщил один из анархистов.

– Там видно будет… – рассеянно ответил Бестужев. – Оба на лестницу, быстро! Если попробуете высунуться – пристрелю!

Ворча что-то под нос, бросая угрожающие взгляды, оба исчезли за дверью черного хода. Вадецкий все это время торчал поблизости с видом совершенно ошарашенным. Захлопнув дверь (слышно было, как внутри ворочается и охает ушибленный), Бестужев дернул репортера за рукав, прикрикнул:

– Бежим!

Оба кинулись прочь, мимо прохожего, так и сидевшего на корточках в полном оцепенении. Бестужев, конечно, Вену совсем не знал, действовал по интуиции – на первом же перекрестке свернул направо, потом налево, давно уже спрятав пистолет, замедлил бег. Быстрым шагом они петляли по узким, причудливо переплетавшимся улочкам какого-то старинного района столицы – и в конце концов оказались на какой-то просторной «штрассе», где потоком катили экипажи, резко крякали клаксонами автомобили, публика прогуливалась исключительно «чистая», а поодаль виднелся чинно прохаживавшийся полицейский.

Слегка подтолкнув спутника локтем, Бестужев распорядился:

– Быстренько придайте своему лицу нормальное выражение, ни к чему, чтобы на нас обращали внимание…

Вадецкий нервно оглянулся:

– А они… Они…

– Успокойтесь, – сказал Бестужев, облегченно вздохнув. – Они наш след потеряли. Пойдемте. Остановим фиакр, уедем в какое-нибудь тихое местечко подальше отсюда и обсудим, как жить дальше. – Он покосился на репортера, усмехнулся: – Что вы приуныли, Карл? Никто вас не заставлял лезть в это дело… и выбирать столь беспокойную профессию…

Он только сейчас вспомнил, что Густав остался неподалеку от пресс-бюро. Но беспокоиться об этом не следовало: дисциплинированный венский извозчик, за весьма щедрую плату нанятый, чтобы быть к услугам Бестужева в любое время дня и ночи, несомненно, будет подремывать на козлах хоть до утра, пока не появится наниматель…


Глава шестая Новые знакомства | Сыщик | Глава восьмая Светская жизнь господина ротмистра