home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава десятая

Вершины технического прогресса

ГЕНЕРАЛ АВЕРЬЯНОВ выглядел совершенно бесстрастным, ни один мускул на лице не дрогнул, пока Бестужев говорил.

– Я вас поздравляю, Алексей Воинович, – усмехнулся он одними губами. – Вас угораздило оказаться посреди хитросплетения интриг венского двора на самом высоком уровне… Впрочем, полагаю, вас эта сомнительная честь не особенно и радует?

– Вовсе не радует, – сказал Бестужев. – Тарловски говорил правду?

– Ну, всей правды от человека его ремесла никогда не услышишь, уж мы-то с вами это прекрасно понимаем. Однако он вам выложил немало. Все это прекрасно согласуется с тем, что мы знаем. Партии эрцгерцога Франца-Фердинанда и его противников не первый год ведут ожесточенную борьбу за ключевые посты в самых разных сферах управления. Этакая бесконечная война, разве что без выстрелов, убитых и раненых. Громкое «дело о русском шпионаже» окажется как нельзя более кстати, чтобы отыграть пару фигур на этой шахматной доске.

– Но ведь ничего подобного нет…

– Алексей Воинович! – с ласковой укоризной сказал Аверьянов. – Экий вы, право… Вы ведь не романтическая девица, а жандарм с серьезным опытом… Разумеется, кончится все пшиком: никого из нас, всех, кто работает сейчас в Вене по этому делу, невозможно привлечь к суду и выдвинуть убедительные обвинения. Законы Австро-Венгерской империи мы не нарушили ни в единой запятой. Даже несоответствие наших личностей тем данным, что значатся в наших паспортах, практически недоказуемо: потому что в случае… чего… господа российские дипломаты с честнейшими глазами присягнут, что вы и есть коммерсант Готлиб Краузе, а я – пребывающий здесь на отдыхе чиновник Министерства юстиции Артамонов… ну а профессор Бахметов и вовсе выступает под своим собственным именем, поскольку прибыл сюда поработать в Технической библиотеке, что подтвердят его венские коллеги… Противникам эрцгерцога нужен просто-напросто превеликий шум. Истошные вопли газетеров, пафосные выступления депутатов в парламенте, филиппики политиков… вы прекрасно знаете, как ставятся такие спектакли. На волне всей этой какофонии устроители спектакля достигнут своих целей, после чего шум волшебным образом утихнет, публика отвлечется на очередную сенсацию, те из нас, кто, не дай бог, угодит в лапы здешней юстиции, будут освобождены с прочувствованными извинениями…

– Да, я понимаю, – сказал Бестужев.

– Во всем этом есть одно привлекательное обстоятельство. Мы располагаем некоторым временем… давайте считать, что у нас не три дня, а только два, я в подобных случаях предпочитаю быть пессимистом. За это время мы обязаны сделать дело и раствориться, как призраки. Думаю, нам достаточно будет покинуть Вену: вряд ли страсти достигли такого накала, что нас будут объявлять в розыск на территории всей империи… Вы в начале разговора упоминали о некоем плане?

– Да, – сказал Бестужев. – План у меня есть, я сидел чуть ли не до утра, взвешивал, просчитывал… Девяносто девять шансов из ста, что Штепанек еще находится в доме барона фон Моренгейма. Во всяком случае, графиня Бачораи, поговорив с бароном, сделала именно такой вывод. Она сказала, что барон и сегодня вечером намерен забавлять приятелей аппаратом Штепанека…

– Вы что-нибудь узнали об этом бароне? Мои люди занимаются несколько иными областями жизни, и он в их поле зрения не попадал – штатский бездельник, светский хлыщ…

– Да, вот именно, – сказал Бестужев. – Классический образец великосветского бездельника, каких и в нашем богоспасаемом Отечестве хватает. Обладатель огромного состояния, длиннейшей родословной… человек, по характеристике Вадецкого, глупейший и никчемный. Единственная оригинальная черта – неуемная страсть к наградам, кои он добывает всеми возможными способами. Одним словом, я совершенно уверен, что меня он ровным счетом ни в чем не заподозрит. Ему вообще несвойственно думать. К тому же у меня рекомендации от графини…

– И дальше?

– Я появлюсь там вечером, – сказал Бестужев. – Вадецкий к тому времени должен будет провести со Штепанеком предварительные переговоры. В Вадецком я совершенно уверен, он из кожи вон вывернется, чтобы получить эти пять тысяч… Поэтому план таков: выбрав подходящий момент, я поговорю со Штепанеком откровенно, со всей конкретикой. Вряд ли он откажется: у него просто нет выбора, он даже в ярмарочном балагане не смог пристроиться, прозябает в роли приживала при вельможе, собственно говоря, шута, только шутовство его заключено не в колпаке с бубенчиками, а в дальногляде… И вот тут у меня возник чуточку авантюрный план… Не стоит ждать завтрашнего дня, у нас катастрофически мало времени.

– То есть?

– Ближе к утру гуляки угомонятся, – сказал Бестужев. – А если нет, то все равно они не будут развлекаться аппаратом ночь напролет. Обязательно настанет момент, когда Штепанека отошлют восвояси, в ту каморку, что ему отвели… ну не обязательно каморку, это детали… Короче говоря, как только барон и его гости переключат внимание на что-нибудь другое, я беру Штепанека, беру аппарат, и мы потихоньку покидаем особняк. Аппарат, приготовленный к переноске, представляет собой всего-навсего два объемистых чемодана, не особенно и тяжелых… Унести их нам вдвоем будет нетрудно. Возле особняка будет ждать мой обычный фиакр… и не он один. Поблизости с двумя экипажами расположатся поручик Лемке и оба моих филера. Они и помощь смогут оказать в случае каких-либо… осложнений, и проверить, не будет ли за моим фиакром слежки. С точки зрения закона все безукоризненно. Аппарат – собственность Штепанека, он вправе в любую минуту покинуть дом барона, прихватив с собой все свои пожитки. Он уйдет добровольно. Это не кража, не ограбление, не похищение человека. Даже то, что я выдаю себя за «сибирского князя», с точки зрения законов ненаказуемо – я не извлекаю из этого каких-либо выгод, всего-навсего шутка, пусть и дурного пошиба… Не думаю, чтобы барон, обнаружив бегство Штепанека, обратился в полицию – с какой стати? Штепанек не его крепостной, и никаких договоров они, я уверен, не подписывали, барон для этого слишком глуп, он всего-навсего хотел развлечь себя и гостей забавной игрушкой…

– Резонно… И дальше?

– Я незамедлительно отвезу Штепанека на квартиру, которую здесь снимает поручик Лемке. Лемке ни в чем не участвовал, он попросту нигде не засветился, ни с кем из нас не встречался, он с самого начала пребывал как бы в резерве и потому, голову даю на отсечение, в поле зрения наших неприятелей попасть попросту не мог. Ну а назавтра с первым же поездом он покинет Вену… да и все мы тоже. Лемке и будет его сопровождать в Санкт-Петербург. Ну а я отправлюсь отдельно. Запасной паспорт у меня вашими трудами имеется. От слежки я уходить умею, и кое-какие меры по изменению внешности уже продумал…

– Ну что же… – после недолгого раздумья сказал генерал. – Ничего особо авантюрного я в вашем плане не вижу. Возможны какие-то мелкие, непредвиденные случайности, способные осложнить ваш отход… но это в подобном деле неизбежно. Я, со своей стороны, присовокуплю к вашим людям двух надежных своих – кашу маслом не испортишь… Как считаете, Вадецкий вас не подведет?

– Совершенно уверен, что не подведет, – усмехнулся Бестужев. – В его верности я уверен по одной-единственной, но весомейшей причине: он прекрасно понимает, что австрийская тайная полиция, вздумай он нас ей выдать, не заплатит ему и сотой доли того, что он может получить от нас. Ну а господа французские анархисты платить не намерены вовсе, они люди прямые и непосредственные, сведения предпочитают добывать с помощью не приятно звенящего золота, а упертого в лоб револьверного дула. Ничего, мой след они потеряли безнадежно… В отличие от кое-кого другого.

– Что вы имеете в виду?

– Те двое, через два столика от нас, возле перил веранды, – сказал Бестужев. – Только не нужно…

Аверьянов не шелохнулся.

– Алексей Воинович, я не всегда был генералом, – сказал он с ухмылочкой. – Видывал виды. Ну да, господин в полосатом жилете и другой, помоложе… Они за вами пришли, Алексей Воинович, появились следом.

– Да, я знаю, – сказал Бестужев. – Простите, получается, что я их навел и на вас…

– Вздор, – сказал Аверьянов. – У меня тоже давно уже появились свои персональные «прилипалы», так что ни в чем вы не виноваты. Мой сейчас восседает возле двери на террасу. Я не стал его стряхивать, не стоит этого делать без особенной нужды, уж вы-то понимаете… Интересно только кто?

Бестужев его прекрасно понял. С равным успехом эти незаметные, несуетливые, бесспорно умелые господа могли оказаться как филерами Тарловски, так и посланцами другой стороны, установить точно не представлялось возможным. Ну что же, три дня у нас есть… нет, лучше считать, что только два, будем пессимистами, иногда это полезно…

– Прежде за мной топали эпизодически, – сказал Бестужев. – А вот нынче с утра привязались неотступно.

– У меня та же картина. Ну, что же вы хотите – события ускоряют бег, говоря высоким стилем… Итак, мы все обговорили, думается? Осталось дождаться вечера и действовать. Алексей Воинович… – В его голосе, право же, чувствовались просительные нотки, каких, по совести, быть не должно. – Вы уж постарайтесь… Вы многое знаете, но все же не представляете толком, какое значение придается нашей миссии в Царском Селе… Смело можно сказать, что это личное распоряжение…

– Я понимаю, – сказал Бестужев. – Можете быть уверены…

Он не чувствовал ни восторга, ни удовлетворения оттого, что именно на него пал выбор в таком деле. Скорее наоборот, хотелось оказаться от всего этого подальше. Во всей этой истории было нечто, пока что не определимое словами, но вызывавшее у Бестужева отторжение, даже неприязнь. Что-то здесь было не так. Он не понимал толком, что его тревожило, – но что-то здесь было не так… Нечто недосказанное, оставшееся непонятным, кусочек мозаики, недостающий для понимания картины… Чутьем опытного жандарма Бестужев эту недосказанность ощущал, но в слова свои мысли облечь не мог, и это злило.

Но следовало выполнять приказ. Как офицеру и положено.

Небольшими глоточками прихлебывая свой «капуцинер», Бестужев смотрел вслед генералу Аверьянову: он неспешно шагал к выходу уверенной и степенной походкой человека, чьи дела обстоят просто превосходно, и поблизости нет даже намека на хлопоты или жизненные сложности. Так… Через короткое время из-за своего столика возле двери на террасу встал и двинулся следом за генералом помянутый господин в сером котелке, с едва наметившимся брюшком и короткими густыми усами. Бестужев не мог не оценить его высокую квалификацию: господин в котелке более всего походил на средней руки чиновника, мимоходом завернувшего на чашечку «меланжа» в свое излюбленное кафе. Ни в его походке, ни в манере держаться не было ничего от филера: просто-напросто по случайному стечению обстоятельств он шагал в том же направлении, что и Аверьянов, даже постоянной дистанции не держал – то отставал, то приближался. «Грамотно работают, грамотно», – подумал Бестужев с холодной профессиональной отстраненностью.

Покончив со своим кофе и промокнув губы салфеткой, он небрежно воскликнул:

– Цален!

К нему тут же подскочил предупредительный цаль-кельнер. Австрийская система в этом отношении отличалась от российской: в России рассчитываешься с тем именно официантом, что тебе прислуживал, здесь же деньги получает один, особый цаль-кельнер, исключительно этим и занятый.

Как и следовало ожидать, господин лет сорока в полосатом жилете и его спутник, помоложе, подгадали все так, чтобы разделаться со своими кофе и пирожными одновременно с Бестужевым. Уже в дверях он услышал небрежное:

– Цален!

И неторопливо направился по Шпигельгассе – не двигался куда-то с определенной целью, а беззаботно фланировал, поигрывая тросточкой, бросая на красивых молодых дам исключительно такие взгляды, кои не расходились с мерками общественного приличия.

Оба филера обнаружились сзади, когда он прошагал едва ли не половину квартала. Эти тоже работали идеально: на пятки не наступали, дистанцию меняли произвольно и нерегулярно, вскоре проделали классические «клещи»: тот, что помоложе, так и шел за Бестужевым, а тот, что в полосатом жилете, перешел на другую сторону улицы и двигался по ней параллельно Бестужеву, чуть ли не голова в голову с ним. «Логично, – подумал Бестужев, – если я сверну налево, в сторону собора Святого Михаила, там будет гораздо больше возможностей сбить слежку рывком – и они это предусмотрели. Вот только я вовсе не собираюсь от вас избавляться, господа мои, я это проделаю часа через три, не раньше, сейчас просто смысла нет…»

…Происходящее ничуть не напоминало сцену из авантюрного романа, где под покровом ночного мрака сходятся зловещие личности, живописно задрапированные до глаз в черные плащи. Во-первых, до темноты было еще далеко. Во-вторых, черные плащи и широкополые шляпы давным-давно вышли из моды у тех, кто занимается чем-нибудь тайным. Всего-навсего на обочине широкой аллеи остановился фиакр, и из него вылез известный сибирский князь Иван Партский, элегантный, бодрый и донельзя светский. Фрака он, правда, надевать не стал, Илона его предупредила, что вечеринки у Руди отличаются крайней непринужденностью, но все же на нем была безукоризненная серая визитка, на лацкане красовались фрачные награды, а на груди справа поблескивала затейливая, безвкусная и разлапистая многолучевая звезда – орден эмира Бухарского. Бестужев совершенно не разбирался в регалиях этой опереточной державы, а потому не помнил точно, что у него на груди – «Благородная Бухара» или «Корона», но это не имело значения.

Он закурил египетскую папиросу и неторопливо пошел в обратном направлении, навстречу второму фиакру, из которого выбрался петербургский приват-доцент Людвиг Фридрихович Вернер, он же поручик Лемке из Санкт-Петербургской охраны, одетый сейчас самым обыденным образом, поскольку ему-то не предстояло идти в гости к барону, находившемуся в отдаленном родстве с Габсбургской фамилией. Какое-то время они прохаживались вдоль дороги и беседовали о сущих пустяках, совершенно не имевших отношения к делу. Поручик, как моментально отметил Бестужев, пребывал в состоянии легкого возбуждения – но не настолько неприемлемого, чтобы одергивать его словесно.

«Должно быть, полагает, что полоса невезения кончится наконец, – подумал Бестужев. – Что ж, я бы ему этого желал от всей души…»

Дело в том, что поручик Лемке был невезуч. Нет, это не имело ничего общего с неудачливостью: сыщик из поручика отличный, прекрасно себя зарекомендовал, ничего из порученного никогда не проваливал, наоборот, выполнял не без блеска, и у начальства на хорошем счету, и среди сослуживцев любим… Вот только как-то так получалось, что и награды поручика обходили стороной, и с чинопроизводством обстояло не лучшим образом. Нет, никто из вышестоящих (а ведь иногда случается) не обносил его намеренно ни наградой, ни очередной звездочкой, никаких умышленных интриг. Просто – так уж как-то получалось, что именно Лемке всегда оставался не отмечен и не повышен. «Колея у него такая, – как-то высказался хитроватый хохол ротмистр Терещенко. – Угодил, значит, в такую именно колею, а теперь что же? Як у нас говорят, пищи да бежи…»

Ну а поскольку во всем этом определенно чувствовалась некая несправедливость судьбы, Бестужев на сей раз решил воспользоваться случаем и колею эту поганую изничтожить. Непременно добиться, чтобы на сей раз поручика не обошли, не обнесли, не забыли. Рассуждая несколько цинично, при личной заинтересованности государя, при столь откровенной суете придворных чинов и генералов Генштаба награды последуют непременно – а значит, нужно так написать рапорт, так провести разговор, чтобы и Лемке оказался отмечен. Это будет справедливо. Пока что все шансы – за удачу…

Прибыл еще один экипаж – с двумя подчиненными генерала Аверьянова. За все время пребывания в Вене Бестужев с ними, согласно конспирации, практически не общался, но ранее, в Петербурге, сделал вывод, что офицеры эти толковые и, судя по некоторым наблюдениям, деликатные миссии за границей уже выполняли.

И наконец, в завершение, на четвертом фиакре прикатили два бестужевских филера – опытные, хваткие, на филеров, какими их себе представляет российский обыватель, непохожие абсолютно.

Итак, все пока что складывалось благополучно. Всем удалось уйти от австрийской слежки на протяжении последних полутора-двух часов. Бестужев не сомневался, что каждый, как говаривал фельдмаршал Суворов, знает свой маневр, но проформы ради все же провел на опушке нечто вроде короткого военного совета. Чертя концом трости на земле совершенно непонятные непосвященному прямые и кривые линии, еще раз напомнил стоящие перед каждым задачи, еще раз выслушал заверения, что задачи ясны, а функции понятны. Сам ощущая нешуточный азарт – как в каждом деле, – сказал негромко:

– Ну, с Богом, господа!

Резко повернулся и направился к своему фиакру. Сонный Густав встрепенулся, проворно извлек кнут из держателя. Не далее чем через четверть часа фиакр остановился у ажурных металлических ворот, за которыми виднелся ухоженный парк. Владения барона фон Моренгейма оказались окружены высокой каменной стеной, по гребню украшенной острыми железными шипами и вмурованными осколками стекла. Предосторожность явно не лишняя: имение располагалось за городом, в уединении, дом, как уже знал Бестужев, набит всевозможными ценными вещами, собранными несколькими поколениями Моренгеймов, а мазуриков, склонных избавлять богатые дома от всего, что удобно в переноске и стоит немало, в Вене ничуть не меньше, чем в прочих европейских державах…

Должно быть, по той же причине роль привратника исполнял не какой-нибудь дряхленький старичок, а ражий детинушка с физиономией, не вполне подходящей для зеленой ливреи с золотыми позументами, каковая на нем красовалась. Наметанным глазом Бестужев без труда определил, что цербер сей еще и вооружен укрытым под ливреей револьвером. Примечательный молодой человек. Надеть на него камзол с пышными рукавами, штаны с прорезями, дать алебарду в руки – и готов ландскнехт времен Тридцатилетней войны…

Привратник нацелился было распахнуть ворота, но Бестужев остановил его небрежно-повелительным жестом и направился к калитке. Все случайности учесть невозможно, и совершенно ни к чему, чтобы один из имевшихся в его распоряжении экипажей находился внутри: ворота могут оказаться и запертыми в самый неподходящий момент…

Густав сразу же отъехал. Согласно полученным инструкциям (которые, Бестужев не сомневался, будут, как обычно, выполнены скрупулезнейше) ему предстояло ждать на обочине в полуверсте отсюда – ждать, сколько понадобится, хоть до утра.

Привратник распахнул калитку, склонился в поклоне, и Бестужев, глядя поверх его головы, с барственной небрежностью произнес:

– Я князь Иван Партский…

– Прошу вас, ваше сиятельство! – живо отозвался цербер. – Вас проводят.

По аллее уже поспешал – с достоинством поспешал, как это умеют вышколенные слуги, – лакей в пудреном парике с буклями и такой же ливрее. Сразу видно было, что барон не увлекался присущими графине Бачораи экстравагантностями и своих слуг одевал так, как принято в большинстве богатых домов.

Идти пришлось довольно долго, не менее пары минут – мимо прелестного искусственного озерца с китайской пагодой на берегу и несколькими лакированными лодками, окрашенными в яркие, веселые цвета, мимо беседок и довольно изящных флигелей, мимо беломраморных статуй на невысоких постаментах, мимо площадки для крикета, мимо стоявшей посередине зеленой лужайки огромной старинной пушки на громоздком, неуклюжем лафете – очевидно, как-то связанной с былыми подвигами баронов Моренгеймов на поле брани.

Наконец показался особняк – изрядных размеров здание с башенками по углам, фонтаном перед парадной лестницей и стрельчатыми окнами: то ли подлинная постройка начала восемнадцатого столетия, то ли ее искусная современная имитация. Бестужев вновь с неудовольствием ощутил себя персонажем дешевого французского романчика из великосветской жизни, полного мелодраматических страстей и буффонадных интриг…

Оказавшись внутри, Бестужев пришел к выводу, что дом все же старинный: трудно было бы добиться столь великолепной имитации даже при условии огромных расходов: старина здесь ощущалась решительно во всем. Вышколенный лакей бесшумно двигался в полушаге впереди и слева от него. Они миновали длинный коридор, исполнявший роль портретной галереи – многочисленные предки барона обоего пола, как полагается, выглядели величественными, умнейшими людьми благородной души. Как за фамильными портретами водится во всех странах, где они у дворян имеются. Ну, положено так, что поделать…

Потом послышались быстрые, громкие шаги, ничуть не похожие на бесшумную походочку лакеев. Навстречу Бестужеву вышел – едва ли не выбежал – молодой человек лет двадцати пяти. Откровенно говоря, на знатного аристократа он не походил ничуть – курносый, лупоглазый, с чрезвычайно простецким лицом. Нарядить его в простую косоворотку, картузик напялить – вылитый приказчик из петербургской москательной лавки. Бестужев поневоле вспомнил свежий анекдот, вчера рассказанный Лемке. Едет грозный король по своим владениям – и замечает вдруг самого что ни на есть подлого мужика, сиволапого пахаря. Вот только мужик этот похож на его величество, как две капли воды, раздень обоих и поставь у зеркала – отличить будет невозможно. Игривая мысль приходит в голову королю, и он, придержав коня, вопрошает, заранее подмигивая свите:

– Эй, мужик! Твоя матушка, случаем, при королевском дворце не служила?

Мужик с подобающим почтением (и искренним простодушием) ответствует:

– Матушка не служила, а вот батюшка долго служил…

А впрочем, для данного случая анекдот не годился: проходя по галерее, Бестужев успел мельком рассмотреть многие портреты. На многих из них, и мужских, и женских, присутствовали эти фамильные черты: курносость и лупоглазость. Другое дело, что предки были наверняка облагорожены живописцами насколько возможно, а барон Рудольф был персоной не нарисованной, а живой…

Внешность барона, таким образом, была самой заурядной – а вот его наряд оказался весьма примечателен. На нем красовался наглухо застегнутый длиннополый сюртук из коричневого плиса, какие здесь, Бестужев давно подметил, носили исключительно старики. Но выбор именно такой одежды понять можно было без труда: на обычном пиджаке и даже на визитке никак не разместить многочисленные награды, покрывавшие грудь барона Рудольфа на манер звенящей кольчуги, от плеч и даже ниже линии талии. Кресты, звезды, самые разнообразнейшие регалии… В прошлом году Бестужев с друзьями-офицерами рассматривали иллюстрированный журнал – и вдоволь поиронизировали над свадебной фотографией князя болгарского Фердинанда, чьи перси были декорированы прямо-таки невероятным количеством орденов. Оказалось, зря посмеивались. Барон болгарского властителя безусловно перещеголял. Некоторых орденов Бестужев просто-напросто не мог опознать в силу их несомненной экзотичности, понятно лишь, что иные из них принадлежат государствам несомненно христианским (южноамериканским, наверное, Илона о чем-то подобном упоминала), а другие либо арабской вязью украшены, либо столь затейливыми символами и начертаниями, что наверняка жалованы далекими экзотическими государями наподобие сиамского короля или японского микадо. Звезду абиссинского[7] негуса Бестужев опознал исключительно потому, что видел ее в жизни – точно с такой же вернулся из Абиссинии капитан Анедрусев, выполнявший какую-то загадочную миссию, о которой ему не полагалось говорить, а им не полагалось спрашивать…

При каждом движении господина барона все это радужное великолепие мелодично позвякивало, подвешенные на ленточках ордена, соприкасаясь с наглухо прикрепленными звездами, производили ни с чем не сравнимую музыкальную какофонию. Бестужев усмехнулся про себя: по самым приблизительным прикидкам, все это великолепие должно было весить фунтов не менее десяти – однако барон не походил на человека, угнетенного такой тяжестью…

– Здравствуй, князь! – выпалил хозяин, без малейшей чопорности обменявшись с Бестужевым рукопожатием. – Рад с тобой познакомиться, друзья Илоны – мои друзья. Приехал посмотреть… чудеса технического прогресса? Честное слово, не разочаруешься! – И он залихватски подмигнул.

Бестужеву и в голову не пришло обижаться на столь фамильярное обращение: он еще в Петербурге узнал, что благородным сословием и офицерами в Австро-Венгерской империи хорошим тоном считается как раз обращение на «ты».

От барона не то что припахивало спиртным – несло, как из винной бочки. Правда, он, судя по всему, был из тех кутил, что способны, регулярно поглощая устрашающее количество вина, сохранять и относительную твердость походки, и внятность речи. Тот еще гуляка, отметил Бестужев.

Он не сразу определил, что означал чуточку странный взгляд барона – ага, вот оно в чем дело, следовало ожидать… Наследник славного рода Моренгеймов уставился на бухарскую звезду Бестужева, словно несдержанный ребенок на конфету.

– Бог ты мой, Иван! – выдохнул барон прямо-таки завороженно. – Серебряный знак ордена Благородной Бухары…

– Ты, должно быть, прекрасно в этом разбираешься, Рудольф? – светским тоном спросил Бестужев.

– Уж будь уверен! Нет на этом свете такой награды, про которую я бы не слышал и назвать не сумел! – с несомненным апломбом ответил барон.

Самое смешное – Бестужев не сомневался, что именно так и обстоит. «Ну что же, – великодушно подумал он, – в конце концов, если подумать, это гораздо более безобидное увлечение, нежели отчаянная игра в казино или взятие на содержание балетных танцовщиц целыми эскадронами…»

Барон, шагая с ним рядом, совершенно непринужденно продолжал:

– Честно говоря, князь, я и сам толком не смогу предсказать заранее, когда тебе удастся полюбоваться аппаратом в действии… – Он вновь подмигнул с вульгарной чуточку гримасой. – Сам поймешь… Но выпить-то, надеюсь, не откажешься? Я слышал, в Сибири такие страшные морозы, что медведи на бегу замерзают и вы там только и делаете, что согреваетесь горячительным, чтобы не умереть от холода…

– Да, примерно так и обстоит, – сказал Бестужев, ничуть не горевший желанием читать лекции по естествознанию. – Холодновато бывает…

По какому-то неисповедимому движению мысли он попытался представить себе Танино лицо в мороз – раскрасневшиеся щеки, иней на ресницах… Он никогда не был в Сибири зимой.

И тут же запретил себе об этом думать, чтобы лишний раз не ранить душу.

Они вошли в обширную залу, где за богато накрытым столом сидело не менее дюжины человек, одни мужчины, военные и штатские. Сразу видно было, что компания давненько уж пребывает за столом и угоститься успела на славу: расстегнутые воротники мундиров, распущенные узлы галстуков, раскрасневшиеся лица, громкие разговоры вразнобой… Как всегда в таких компаниях случается, появление барона с новым лицом встретили крайне жизнерадостными возгласами, словно произошло невесть какое важное и радостное событие. На некотором отдалении от стола недвижными статуями замерли с полдюжины лакеев. Бестужев высмотрел Вадецкого – скромно примостившегося в самом конце стола и державшегося, конечно же, гораздо менее развязно.

– Позвольте вам представить, господа! – с большим воодушевлением возгласил барон. – Сибирский князь Иван… Иван… фамилию я запамятовал, она сложна, как все русские, но какое это имеет значение среди благородного дворянства? Князь Иван из страшной ледяной Сибири, владелец золотых рудников, большой друг нашей очаровательной Илонки! (При этих словах он ухарски подмигнул собравшимся.)

Те ответили столь же громогласными возгласами, порой нечленораздельными, но определенно выражавшими дружеское расположение. Появившиеся на некоторых физиономиях ухмылочки были как раз теми, каких следовало ожидать в чисто мужской подвыпившей компании, и Бестужев сохранил полнейшее хладнокровие: в чужой монастырь со своим уставом не ходят, ясно, что нравы здесь самые непринужденные…

Дружески приобняв его, барон усадил Бестужева на стул, перед которым красовался нетронутый прибор с пустыми тарелками и безукоризненно разложенными ножами-вилками. Сам плюхнулся рядом, очевидно, это и было его место. Величественно взмахнув рукой, он крикнул:

– Шампанского всем, дармоеды! Нужно выпить за князя Ивана!

Лакеи-статуи мгновенно ожили и бесшумно запорхали вокруг стола, откупоривая новые бутылки и разливая по бокалам искрящуюся животворную влагу. Мелодично зазвенел хрусталь. Бокалы были приличных размеров, но Бестужеву, конечно же, нельзя было отставать от здешнего общества, и пришлось единым махом разделаться едва ли не с полубутылкой, благо для бывшего гвардейского кавалериста российской императорской армии это было задачей не столь уж сложной и безусловно знакомой.

Сосед Бестужева справа, колоритный субъект в расшитой золотыми бранденбурами зеленой венгерке, довольно молодой, но совершенно лысый, в некоторой задумчивости, с очень глубокомысленным видом, протянул:

– Рудники? Прошу прощения, но достаточно ли это достойное для благородного человека занятие – заниматься рудниками?

Другой, могучего телосложения офицер (судя по синему мундиру с красными отворотами и таким же воротником, драгун), возразил столь же глубокомысленно и серьезно:

– По-моему, достаточно достойное. Ты же слышал, Фери, – рудники золотые. Я не спорю, унизительно для дворянина было бы добывать из земли уголь или еще что-нибудь плебейское, но золото – металл благородный, а следовательно, и благородному человеку заниматься им не зазорно…

Послышались одобрительные возгласы. Драгун, как-то хитро улыбаясь, продолжал:

– И потом, не забывай, Фери, – твой предок при короле Матяше тоже занимался золотыми рудниками…

Вся компания грохнула столь оглушительным хохотом, что бокалы задребезжали. Видя, что серьезным остался один Бестужев, драгун, ухмыляясь, сказал:

– Ты, князь, конечно, не знаешь… Понимаешь ли, со времен славного короля Матяша в Мармарошских коронных рудниках добывали золото и возили его обозами по тамошним диким местам. Замок прапрапращура нашего Фери располагался как раз поблизости. И означенный рыцарь настолько близко к сердцу принимал заботы своего короля, что порой, собрав ватагу верных людей, пытался избавить его величество от забот по перевозке пары мешков с золотой рудой… Увозил он эти мешки, правда, совсем не в направлении столицы, а, если уж соблюдать историческую точность, – в собственные подвалы… Так что, смело можно сказать, занимался золотыми рудниками!

Снова грянул всеобщий хохот. Лысый Фери без малейшего смущения пожал плечами:

– Ну, что поделать, милейший князь… Времена были старинные, можно сказать, романтические, на многие вещи смотрели иначе и благородному рыцарю их в укор не ставили… Я имею в виду тогдашнее общественное мнение…

– Вот именно, общественное мнение! – хохотал расходившийся драгун. – Сам-то его величество, грозный король Корвин, этакой ему помощи нисколечко не одобрял. В конце концов получилось так, что славного рыцаря в весьма торжественной обстановке и при большом стечении столичного народа разлучили с буйной головой…

– И тем не менее все обстояло крайне благородно, – глазом не моргнув ответствовал Фери. – Другое дело, если бы мой славный предок украл золотую посуду с королевского стола – вот это, безусловно, было бы недостойным дворянина поступком. А забавы на лесных глухих дорогах… У того славного времени были свои традиции, которые нам сегодня кажутся странными… Так что упреки твои, любезный Альберт…

– Помилуй бог, я тебя… точнее, твоего славного предка и не упрекаю! – жизнерадостно загромыхал драгун. – Я просто завидую, что это был не мой предок… Ты знаешь, князь, – обратился он через стол к Бестужеву, – головы-то пращура Фери лишили, но он оказался крепким орешком и места, где прятал золото, не выдал, как его ни расспрашивали в соответствии с незатейливыми нравами той эпохи… Твердил, что все потратил, на ветер пустил. И все досталось наследничкам, а те оказались людьми благоразумными и выждали достаточное количество лет, пока не отошел в мир иной король Матяш и не забылась эта история… Я просто завидую, Фери!

Снова грянул хохот, завязались громкие, порой бессвязные разговоры. Бестужев давненько уж подметил, что барон то и дело поглядывает на его бухарскую звезду, прямо-таки любуясь с неприкрытой завистью (ну да, среди его многочисленных регалий таковой не усмаривалось). Бестужев ухмыльнулся про себя: похоже, он рассчитал все правильно, не зря предпринял необходимые шаги, и оба филера несколько часов рыскали по антикварным лавкам Вены… Ручаться можно, что расчет окажется верным.

Пользуясь тем, что в разговор его пока больше не вовлекали, он украдкой разглядывал залу – и вскоре высмотрел странный предмет, нисколько не гармонировавший с окружающей обстановкой. В дальнем углу, возле крайнего окна, стоял предмет, весьма напоминавший аппарат уличного фотографа – ящик из полированного дерева на солидной треноге, высотой чуть ли не в человеческий рост. Вот только объектива у него что-то незаметно, а задняя стенка определенно сделана из матового стекла…

Очень похоже, что это и есть тот аппарат, за которым гоняется столь много народу. Крайне похож на описание из патента, там то же самое изображено…

Он мысленно усмехнулся: барон, беседуя с лысым Фери, так и косил глазом на бухарскую звезду, так и косил, будто кот, оказавшийся рядом со стеклянной витриной молочника, где сметана разлита в жбаны, а сливок целая ванночка…

Пить приходилось наравне со всеми, но Бестужев благодаря богатому опыту, в общем, не казался белой вороной и не чувствовал пока себя настолько хмельным, чтобы это начало мешать работе.

Ага! В разгульное веселье вдруг вкрадывалась очевидная диссонансная нотка: неведомо откуда возник ливрейный лакей, которого вроде бы никто не подзывал, и, склонившись к уху барона, что-то зашептал. По его бесстрастному лицу никак нельзя было определить, о чем идет речь – с равным успехом это могло оказаться известие о кончине государя императора и сообщение о том, что любимая борзая барона наконец-то ощенилась.

На простоватом лице барона вдруг изобразилась самая неподдельная, горячая радость.

– Быстро, Фриц! – прикрикнул он на лакея. – Кудесника нашего сюда, все привести в должный вид, а потом убирайтесь, чтобы вами и не пахло! Господа, внимание! Птички в клетке!

Подгулявшая компания, как отметил Бестужев, реагировала так, словно прекрасно знала, о чем идет речь – более того, всех охватил тот же радостный энтузиазм, что и барона.

Все присутствующие моментально пришли в движение: лакеи, подхватывая кресла охотно вскакивавших гостей, стали полукругом располагать их перед ящиком на треноге – причем некоторые гуляки с явным нетерпением не гнушались тем, чтобы самим хватать тяжелые предметы мебели и ставить так, как им казалось удобнее. Веселая, лихорадочная суета миновала одного Бестужева – но тут же барон, бесцеремонно сграбастав его за лацкан визитки, с чуточку дурацким хихиканьем сообщил:

– Попались, голубки! Сейчас, князь, и посмотришь на наше чудо технического прогресса. Честью тебе ручаюсь, такого пока еще и в императорском дворце не видали!

– Императора удар хватит! – захохотал драгун.

– Тс! Тс! – совершенно серьезно прикрикнул Фери. – Государь – это святое. Есть границы, Альберт…

– Ладно, ладно… – не особенно и смущенный, отозвался драгун. – Святого трогать не будем… Ну, быстрее, быстрее! Опять можем пропустить самое интересное!

– В самом деле, где этот ваш гений, барон? Пусть кнопочки вертит, рычажки включает или что там еще…

– Да где он?

– Ага! Ага!

– Живее, господин Штепанек! – прикрикнул барон таким тоном, словно обращался к нерадивому конюху или иному низшему прислужнику. – Извольте начинать!

Все уже расселись полукругом перед загадочным аппаратом. К нему подошел высокий, костлявый, совсем еще молодой человек, одетый прилично, но бедновато – его можно было принять за сельского учителя или кого-нибудь в этом роде. Как тут же заметил Бестужев, выражение лица у него было примечательное: тут и горчайшая скука, и хорошо скрытое презрение к окружающим, и подавленная гордость… Прекрасно отдавал себе отчет талантливый изобретатель, в сколь унизительной роли оказался, тут двух мнений быть не может… Человек с таким лицом вряд ли будет ломаться, заслышав предложение, которое Бестужев намеревался сделать в самом скором времени. Кажется, партия выиграна, господа…

– Живее, Лео!

Лакеи вереницей бесстрастных оживших изваяний покинули зал, в котором осталась только подгулявшая компания и Штепанек – который все с тем же отрешенно-унылым видом принялся с громкими щелчками переключать какие-то рычажки на боковой стенке ящика. Он что-то нажимал, что-то вертел, чем-то звонко лязгал – и отошел в сторону, встал со сложенными на груди руками, как бы подчеркивая, что он здесь наособицу. На эту слабенькую демонстрацию обратил внимание один Бестужев – остальные, умолкнув, подавшись вперед, расплываясь в довольно неприглядных улыбочках, таращились на матовую стеклянную стенку.

Она вдруг осветилась изнутри глубоким разноцветным сиянием, ящик теперь гудел тихонько и беспрерывно. А в открывшемся, если можно так выразиться, окне…

И в самом деле, у Бестужева осталось полное впечатление, что перед ним просто-напросто открылось небольшое окно, сквозь которое он и все остальные наблюдают кусочек жизни (стекло теперь стало совершенно невидимым).

Там, в окне, была небольшая комната, богато обставленный будуар. Все вещи сохраняли свои натуральные, чистые цвета – золотистые драпировки, обширная кровать, застланная постелью в палевых тонах, темно-коричневые палисандровые кресла… И мужчина с женщиной выглядели совершенно живыми – господин в синем сюртуке с внушительным рядочком фрачных орденов и очаровательная молодая дама, блондинка в розовом платье.

Они стояли лицом к лицу и о чем-то говорили. Не доносилось ни слова, но иллюзия окна была потрясающей: Бестужев, конечно же, понимал, что видит изображение наподобие кинематографического, однако персонажи на экране кинематографа были исключительно черно-белыми и двигались в дерганом, убыстренном ритме – а здесь ничего этого не было, парочка двигалась, разговаривала, шевелилась именно что в нормальном ритме, отчего и казалось, будто смотришь в окно. Нынешний кинематограф это зрелище превосходило несказанно: естественные цвета и краски, естественный ритм движений… Бестужев ничего не слышал и не видел вокруг, завороженный необычным зрелищем.

Те двое уже целовались, держа друг друга в объятиях – самозабвенно, страстно, вели себя, как и подобает в такой ситуации любовникам, не подозревающим, что их кто-то видит, – ладони осанистого господина действовали против всех правил приличия, он уже сбросил визитку прямо на пол, молодая дама, отступив к постели, сияя затуманенным взором и недвусмысленной улыбкой, стала снимать платье…

Драгун громко прокомментировал зрелище с исконно драгунской вольностью, и ему ответил общий гогот.

– Вот такие дела, князь, – громко шептал на ухо Бестужеву барон Моренгейм. – Наш милейший граф Берти – образец примерного семьянина и высокоморального резонера, а очаровательная Элиза – вернейшая супруга, воплощенная невинность. Они у меня попросили на пару часов предоставить в их распоряжение флигель, поскольку им, изволите ли видеть, нужно провести важный и тайный разговор о затруднительном положении, в котором оказался в результате неосмотрительной игры на бирже один наш общий знакомый и дальний родственник… Я, разумеется, пошел им навстречу, мне не жалко…

– Положеньице, ага! – смачно крякнул драгун.

Бестужев был человеком взрослым, отнюдь не ханжеского образа мыслей и, будучи одиноким, порой отдавал должное радостям жизни. Однако наблюдать это вот так, в немаленькой компании пьяных гуляк, громко отпускавших сальные комментарии… У него даже кончики ушей запылали. Подобное зрелище для него оказалось чересчур уж шокирующим сюрпризом – но для разгулявшейся компании, конечно же, было не в новинку, они веселились вовсю, хохоча и обмениваясь мнениями.

Ничего не попишешь – Бестужев старательно делал вид, что всецело поглощен зрелищем и оно его развлекает точно так же, как и остальных. Любовники, уже совершенно нагие, обосновались на пышных покрывалах, не собираясь прикрываться, они-то полагали, как и любой на их месте, что надежно укрыты от посторонних глаз… И вели себя совершенно непринужденно – мягко говоря…

– Прелестно! – воскликнул Фери. – Кто бы мог подумать, что наша скромница Эльзи и это умеет! Интересно, кто кого научил?

Гогот стоял непрестанный. Бестужев покосился на Штепанека – тот по-прежнему стоял в наполеоновской позе, скрестив руки на груди, не шевелясь. Сейчас, когда он думал, что никто на него не смотрит, лицо изобретателя прямо-таки полыхало презрением к собравшимся – а в глубине души, как человек незаурядного ума, изобретатель непременно должен был презирать и себя за то, что скатился до такого вот положения… «Я сыграю на этом, обязательно сыграю, – трезво, отстраненно подумал Бестужев, в то же самое время, чтобы не выпадать из общей картины, гнусненько ухмылявшийся и прямо-таки гоготавший. – Его можно брать голыми руками, то, что я ему предложу, будет выглядеть сказкой…»

– О, даже так?! Браво, браво, Эльзи!

– Проказница…

– Ну, теперь мы точно знаем, Фери, что можно и оказаться на месте Берти. Какова монашенка!

– Что же он вытворяет с бедной красоткой, развратник! Она, точно, покрикивает, Альберт, ручаюсь! Да что там, орет!

– Да уж. В жизни не поверю, что законный супруг способен ее так изобретательно и темпераментно охаживать, у него-то она наверняка бревном лежит…

– Кто попытает счастья первым, господа?

– А мы потом бросим жребий. Это будет справедливо.

– Да, конечно, все должно быть по справедливости…

Бестужев, сохраняя на лице похотливую улыбочку, думал о своем.

Действительно, это может оказаться полезнейшей для сыска вещью. Достаточно представить, что в комнате, где собрались обсуждать очередной террористический акт главари Боевой организации эсеров, потаенно установлен объектив… Аппарат передает только изображение, разговоров не будет слышно… но случались уже, и в России, и в практике европейских специальных служб, успешные опыты по привлечению глухонемых. Глухонемой, наблюдая в бинокль за находившимися от него на значительном отдалении людьми, на таком, что ни одно самое чуткое ухо не уловило бы ни звука, превосходно читал разговор по губам. Очень многие глухонемые этим искусством владеют в совершенстве. Да, это, конечно, выход… А со временем, как знать, инженеры – да тот же Штепанек! – изобретут какое-нибудь дополнительное приспособление, позволяющее слышать и разговор… а то и фиксировать его так, как это сейчас делает фонограф… Да, вещь полезнейшая… Вот только она может попасть в руки и ко всевозможным врагам государства и общества… да что далеко ходить, Гравашоль! Еще ни одну техническую новинку, если она достаточно компактна, не удавалось уберечь от рук злонамеренных элементов… если только они увидят в этом для себя пользу…

Потом его мысли приняли иное направление – и он покосился на бесстрастно стоявшего Штепанека чуть ли не с ненавистью. Было от чего испытывать ненависть, признаться!

Очень скоро в наш мир окажется выпущен очередной демон. И это вовсе не мелодраматический оборот, господа мои, дело именно так и обстоит. Как изволил учено выразиться профессор Бахметов, многие технические новинки имеют тенденцию к несомненной миниатюризации размеров. Первый пулемет был громоздким сооружением, весом лишь самую малость уступавшим орудию – а иные современные образцы в состоянии переносить один солдат. Первые фотоаппараты господ Ньепса и Дагера размерами и массой походили на купеческие сундуки – а нынешние аппараты тех моделей, что уже используются сыщиками, свободно переносятся в кармане незаметно для окружающих. И примеров таких – множество.

И еще одно немаловажное обстоятельство: ни одну техническую новинку не удавалось долго держать в тайне, рано или поздно она распространялась повсеместно, становясь достоянием любого частного лица, способного за нее заплатить соответствующие деньги. Чисто военных изобретений это не касается (хотя ими порой ухитряются нелегально завладеть лица, не имеющие ни малейшего отношения к армии) – но такие вот изначально штатские, если можно так выразиться, придумки…

Если аппарат примет гораздо более малые размеры, наступит сущий ад. Мужья получат возможность следить за женами – и наоборот, коммерсанты… за конкурентами… да черт возьми, превеликое множество народа получит возможность исключительно из гаденького любопытства вторгаться в чужие интимнейшие секреты, в точности так, как это делает сейчас гогочущая пьяная компания… Да и в нынешних своих размерах аппарат, в общем, вовсю может применяться для всех вышеперечисленных целей – а также для таких, которые наше неизвращенное воображение пока что и представить себе не может. Боже мой, каким убогим анахронизмом окажутся подглядывающие за купальщицами развратники, производители порнографических картинок и прочих эротоманских утех… Дойдет до того, что мы их будем вспоминать не с отвращением, а едва ли не с умилением…

Появятся новые профессии – в точности так, как появились шоферы, кинематографисты и монтеры по починке телефонов. Одни будут устанавливать в тайне объективы, другие – за столь же приличную плату искать установленные. Глупо думать, что случится иначе: человечество испокон веков обладало умением с завидным постоянством приспосабливать любое изобретение, любую техническую новинку для самых гнусных целей – так что иные изобретатели еще успевали в ужасе и омерзении проклясть дело рук своих. Речь идет об особо впечатлительных, понятно – многие совершенно не озабочиваются моральными последствиями своих изобретений. Наподобие присутствующего здесь господина Штепанека: для него, конечно, унизительно вот так использовать гениальное творение своего ума – но ведь, дабы добыть средства к существованию, преспокойнейшим образом прислуживает своим аппаратом этой кучке богатых бездельников, пресыщенных прежними развлечениями и оттого очаровавшихся новым. Как истинному интеллигенту и положено, внутренне негодует, презирает про себя своих нанимателей – но служит-то, как миленький, а ведь никто его не неволил, нож к горлу не приставлял, не пугал и не принуждал ничуть…

Бестужев чуточку испугался той бездны, что ему открылась, – того будущего, которому неминуемо предстояло наступить, тех аппаратов, что покончат с секретами и частной жизнью. И ведь прекрасно понимаешь, что все именно так и случится…

Не все, конечно, так мрачно. Пулеметы, броненосцы, скорострельные орудия и автоматические пистолеты все же не уничтожили человечество, порнографические карточки не обрушили окончательно моральные устои – да и порнографическая литература не отвратила окончательно лучшую часть человечества от Шекспира и Пушкина. Точно так же и аппарат Штепанека при широком его распространении все же не сделает частную жизнь совершенно открытой любому беззастенчивому соглядатаю. Однако мир наш станет еще непригляднее и неуютнее, господа… А он и так достаточно непригляден и неуютен, что греха таить.

Бестужев словно очнулся от кошмара, встряхнул головой, отгоняя печальные мысли – которые, собственно, вовсе и не полагались ему по рангу, если можно так выразиться. Он не был философом – да и нисколечко о том не сожалел, он не принадлежал к рефлектирующим интеллигентам, день и ночь озабоченным раздумьями о высоких материях. Он был жестким и целеустремленным охотничьим псом – и ничуть не тяготился этой ролью. Но все же и у человека его профессии порой могут возникнуть меланхолические мысли, заводящие в такие умственные дебри, что следует гнать их подальше…

– Эх, ну что ж они так быстро…

– Время позднее, Фери, обоим светочам морали следует вернуться в свои уютные семейные гнездышки, дабы лишних вопросов не возникло…

Бестужев окончательно вернулся к окружающей реальности. Гомон и сальные шутки прекратились, уступив место разочарованному молчанию, – любовники одевались, приводили себя в порядок, вновь приобретая высокоморальный, едва ли не возвышенный облик, чуждый всякому пороку…

– А все же славное было зрелище, господа!

– Кто же спорит, Фери, кто же спорит!

– Пойдемте выпьем? Ну, как вам забава, князь?

– Сильнейшее впечатление произвела, – сказал Бестужев чистую правду.


Глава девятая Новые осложнения | Сыщик | Глава одиннадцатая Все чижи на веточке, а я, бедняжка, в клеточке…