home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



29

– Юрий Иванович, что вы такое говорите? – опешила Олеся. – Екатерина Ильинична – милейшая женщина, она не могла...

– А я и не говорю, что она плохой человек, – нахмурился тот. – Слава богу, я ее много лет знаю, поэтому и пришел сюда, чтобы просить за нее.

– Это надо с Виктором говорить, а не со мной. Я, конечно, постараюсь, чтобы он... А вы знаете, пойдемте к нему вместе прямо сейчас, – предложила шерифу Олеся. – Он совсем недавно пообедал, поэтому наверняка находится в прекрасном расположении духа. Вы ему сейчас расскажете, что рассказали мне, и я думаю, что он поймет все правильно.

– Добрый день, господин оперуполномоченный. Что опять случилось? – взволнованно спросил Валентин, осторожно протискиваясь в дверь. – Надеюсь, вы к нам пришли с хорошими новостями?

– Не совсем, – нахмурился тот. – Пойдемте, Олеся, к вашему пострадавшему?

– О, какие люди и без охраны! – приветливо улыбнулся Воронин, увидев в дверях шерифа в сопровождении Олеси. – Чему обязан столь неожиданным визитом?

– Виктор, с тобой хочет поговорить Юрий Иванович, – произнесла девушка.

– Я уже понял, иначе он бы сюда не пришел, – ответил тот. – Чем я могу помочь нашей доблестной милиции?

– Виктор Сергеевич, я к вам пришел, так сказать, для разговора личного характера, – начал говорить капитан. – Вернее, не совсем личного, это касается другого человека, но мне хотелось бы... – запнулся он, не зная, как продолжить.

– Да вы присаживайтесь, в ногах правды нет, – снова улыбнулся Воронин. – И, ради бога, Юрий Иванович, давайте без лишних церемоний. Совсем не обязательно называть меня по имени-отчеству, достаточно одного имени.

– Как скажете, – кивнул головой тот. – Я хочу вам кое-что рассказать, Виктор, и прошу выслушать меня внимательно, не перебивая. Свои выводы и свое мнение вы озвучите потом, ладно?

– Договорились, – легко согласился тот. – Я вас уже внимательно слушаю и обещаю, что перебивать не буду.

– Юрий Иванович, а мне остаться или уйти? – спросила Олеся.

– Останься, и кстати, позови сюда своих друзей, пусть они тоже все услышат.

Когда все собрались, капитан начал рассказывать:

– После того как я побывал здесь у вас, я сразу направился к Екатерине Ильиничне, чтобы тоже показать ей фотографии убитых и расспросить про дачника. Застал я ее уже практически на пороге. Чтобы долго не задерживать женщину, я сразу же показал ей снимки, и вдруг... Екатерина Ильинична неожиданно осела на пол и расплакалась. Естественно, я забеспокоился, спрашиваю, что с вами, а она мне и говорит: «Юрий Иванович, арестуйте меня, я преступница». В чем дело, спрашиваю, ну, она мне все и рассказала.

Этот Владимир появился в поселке примерно за неделю до вашего приезда сюда и вел себя очень скромно. Иногда по-соседски заходил к Екатерине Ильиничне на чашку чая и всегда приносил ей подарок. То конфет коробку, то тортик или печенье. Естественно, за чаем они вели различные беседы, и женщина не придала тогда значения тому, что Владимир очень часто расспрашивал ее про усадьбу Веды. Она все поняла лишь в тот день, когда сосед пришел к ней и практически с порога заявил: «Если вы не сделаете то, что я сейчас вам прикажу, то вы никогда больше не увидите свою дочь и внуков. Для убедительности я сейчас наберу один номер, а вы кое-что послушаете, чтобы в дальнейшем у нас с вами было полное доверие и взаимопонимание».

Молодой человек набрал какой-то номер у себя на мобильном телефоне и, как только его соединили, дал трубку Екатерине Ильиничне. Как только она проговорила: «Алло», – тут же услышала голос своего младшего внука. – Бабушка, к нам дядя Женя приехал, от тебя привет привез и много гостинцев, – радостно сообщил он. – Он меня сейчас на машине катает, мы едем в «Макдоналдс».

Владимир резко вырвал трубку из рук женщины и отключил ее.

«Надеюсь, что теперь вы не сомневаетесь в серьезности наших намерений. Мальчику ничто не угрожает, пока. Не будет угрожать и в дальнейшем, если вы будете делать то, что я вам скажу».

Естественно, женщина страшно испугалась за своих родных и была готова сделать все, что угодно. А сделать нужно было ни больше ни меньше как выкрасть книгу из дома Веды. Прошу прощения, теперь вашего дома, – извинился капитан, посмотрев в сторону Олеси. – О том, почему вы от меня скрыли информацию о книге, мы с вами потом поговорим, – не забыл предупредить он.

– Но почему именно Екатерина Ильинична должна была выкрасть книгу? – удивился Сергей.

– Потому что им было известно, что женщина лучше всех знает этот дом и совершенно свободно вхожа сюда. Также они были уверены, что она может знать, где обычно лежит книга. Сколько Екатерина Ильинична ни убеждала в обратном, молодой человек ей не поверил. Под присмотром и в сопровождении Владимира она пошла в дом уже под утро, зная, что в это время самый крепкий сон. Еще издали они увидели, что в одной из комнат горит свет, и, подойдя к дому, заглянули в окно. Они увидели, что незнакомый молодой человек спит, сидя прямо за столом, но также увидели, что на этом столе лежит та самая книга. Они прошли к задней двери, чтобы тихо войти в дом. Екатерина Ильинична знала, что Тимофей всегда прятал ключ от этой двери под порогом. Владимир приказал ей, чтобы она тихо вошла в комнату, открыла окно и, взяв книгу со стола, передала ее ему через это окно. А дальше все произошло настолько стремительно, что женщина и опомниться не успела. Открыв окно, она подошла к столу и уже протянула руку за книгой, как Виктор проснулся. Владимир, контролирующий ситуацию через окно, тут же быстро запрыгнул в комнату и ударил молодого человека по голове. Металлический прут он прихватил с собой со двора Екатерины Ильиничны, так сказать на всякий случай. Чтобы Виктор, очнувшись, не поднял тревогу, Владимир перетащил его на диван, заклеил рот, связал по рукам и ногам и накрыл одеялом с головой.

– А когда я очнулся во время этой церемонии, снова шарахнул по голове, – недовольно проворчал Виктор. – Он же мог меня убить.

– Думаю, что его совершенно не волновало ваше здоровье, – хмыкнул шериф. – Если бы убил, то не стал бы расстраиваться.

Тем же утром он велел женщине собираться и идти вместе с ним на автобусную остановку. Вместе они доехали до вокзала, и только тогда он ее отпустил, пригрозив, что если она не будет держать язык за зубами и вздумает пойти в милицию, то ее родственникам не поздоровится. И сколько бы ни прошло времени, они их из-под земли достанут. Она видела, как он сел в машину, за рулем которой сидел какой-то здоровый мужчина, и они уехали.

– А ведь я ей звонил, она мне сказала, что находится на кладбище, – сказал Сергей. – Только сейчас вспоминаю, что голос у нее тогда был какой-то необычный.

– А что она еще могла сказать? – пожал плечами капитан. – Мне она рассказала, что очень переживала за здоровье Виктора, поэтому, как только вернулась обратно с вокзала, тут же побежала сюда, чтобы узнать, жив ли. Для этого у нее и повод был, ты сам ее позвал. Убедившись, что его жизни опасность не угрожает, она хоть в этом успокоилась. Единственное, за что она теперь волновалась, так это за своих близких.

– Теперь я понимаю, почему она так поспешно решила поехать к дочери в Москву, – произнесла Олеся. – Я и смотрю, что она какая-то странная была, что в то утро, когда мы Виктора связанным обнаружили, что на следующий день.

– Кстати, нам удалось выяснить личности преступников. И того, что с наколкой, и Владимира, – неожиданно сообщил шериф.

– Неужели? И кто же это? – с интересом спросила Олеся.

– Тот, что с наколкой – это Евгений Незнамов, рецидивист со стажем, три раза сидел в тюрьме. Первый раз еще по малолетке, за драку, второй раз за кражу со взломом, а третий раз уже за убийство. Владимир Карташов тоже отбывал срок в той же колонии, думаю, что там они и познакомились.

– Та запись, что сделали на посту ГИБДД, помогла? – спросил Сергей.

– Нет, все выяснилось с помощью наколки и отпечатков пальцев, которых было достаточно в машине, где были обнаружены трупы.

– Теперь все понятно, – нахмурилась Олеся. – Значит, Владимир уехал из поселка еще тем утром, почти сразу же после кражи, а трупы нашли только сегодня утром. Зачем же они сюда вернулись, интересно знать?

– Мне кажется, что им назначили здесь встречу те люди, на которых они работали, воруя книгу. Наверняка обещали заплатить, а в результате просто убрали лишних свидетелей. Это, конечно, всего лишь мои предположения, но думаю, что они верные. К сожалению, сами они уже ничего не смогут рассказать, а найти заказчика... Мы, конечно, будем пытаться что-то предпринимать в этом направлении, но, признаюсь откровенно, мне кажется, что это нереально. Если заказчика интересовала книга, а она, я так понимаю, очень старинная, то мне кажется, что нужно искать среди коллекционеров, букинистов.

– Послушайте, Юрий Иванович, если этот заказчик убирает всех свидетелей, это значит, что теперь и Екатерине Ильиничне угрожает опасность? – поспешно спросила Олеся, чтобы отвлечь шерифа от книги.

– Не думаю, она же не видела заказчика и была знакома только с Владимиром, которого уже нет в живых. Она и рассказала все лишь потому, что он мертв, а так бы наверняка молчала.

– Да, ну и дела, однако, творятся, – пробормотал Виктор. – Дает жизни старушка!

– Вы не могли бы простить Екатерину Ильиничну и не подавать на нее заявления в милицию? – спросил у Воронина капитан. – Я понимаю, что по закону она является пособницей преступников, но поверьте, она бы никогда не сделала ничего подобного, если бы не ее семья.

– Боже мой, да о чем вы говорите? – нахмурился тот. – Я и не думал писать никакое заявление.

– Правда?

– Честное слово!

– Спасибо вам!

– Не за что, – улыбнулся Виктор. – Обращайтесь при надобности.

– Ну а с вами, друзья, у меня будет особый разговор, – строго посмотрел шериф на Олесю, Сергея и Валентина. – Сегодня у меня нет времени с вами заниматься, в управление срочно вызывают, нужно ехать. Но завтра... завтра держитесь у меня!

Козырнув притихшим друзьям, шериф вышел из комнаты, в которой минут пять стояла напряженная тишина. Первой отмер Валя и сразу же нарушил ее, как всегда чересчур эмоционально и громко.

– Слушай, Леся, мне сейчас такая сногсшибательная мысль пришла в голову, – возбужденно подпрыгнул он. – Я придумал, как мы будем зарабатывать отличные бабки.

– Ты о чем? – не поняла девушка.

– Ведь по сути мы раскрыли причину преступления с помощью спиритического сеанса. Представьте себе, дамы и господа, какая отличная перспектива у нас впереди. У нас уже есть опыт общения с духами, Леська у нас вообще медиум.

– Что ты городишь? – возмутилась та. – Я тебе...

– Не перебивай, – отмахнулся Валя, не дав подруге договорить. – Что за манеры, ма шер? Короче, слушайте, что я придумал. Например, у человека пропала какая-нибудь ценная вещь или вообще ограбили до трусов, а мы ему раз, и все нашли – получите и распишитесь. А назовем мы свою фирму – «Салон паранормальных услуг».

– Скорее параненормальных, – проворчала Олеся.

– Хватит иронизировать, ведь я же серьезно, – обиделся Валентин.

– Это тебе хватит выдумывать, фантазер неугомонный! – засмеялась Олеся. – Ладно, не дуйся, я подумаю над твоим предложением, – миролюбиво проговорила она, увидев, как на глазах у друга навернулись слезы.

– Ребята, а почему вы не сказали шерифу, что украли только копию книги? – неожиданно спросил Виктор. – Мне кажется, что его нужно ввести в курс дела.

– Зачем? – хмуро спросила Олеся.

– На всякий случай! Он же власть, и его помощь может реально понадобиться.

– Ничего, как-нибудь сама управлюсь, – ответила девушка и решительно посмотрела на всех присутствующих. – Ну что ж, мне объявили войну слуги Люцифера, и мне не остается ничего другого, как принять ее.

– Надеюсь, ты хотела сказать, нам объявили войну и мы ее принимаем? – вполне серьезно спросил Сергей. – Ты забыла про меня.

– А я что, не люди? – как всегда от всей души возмутился Валя. – Когда надо, я очень даже решительный.

– Может, и я на что сгожусь? – с ленивой улыбкой ловеласа спросил Виктор.

– Я рада, что со мной такие замечательные друзья, – улыбнулась Олеся. – Пойду-ка принесу дневник своей прабабки, пора его как следует изучить.


предыдущая глава | Кто в доме хозяйка? |