home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



27

На следующий день Олеся с Валентином сидели в беседке, наслаждаясь чистым воздухом, ароматом цветов и приветливым солнцем.

– Что-то слишком спокойно сегодня, ты не находишь, ма шер? – спросил Валя. – Я уже так привык ко всяким нервным встряскам, что ощущаю – чего-то не хватает. Ночь почему-то спокойно прошла, я отлично выспался. Утро было замечательное, тоже никаких волнений. Скоро обед, а до сих пор ничего не произошло.

– Это ты к чему? – засмеялась Олеся.

– Скучно, – вздохнул Валя. – Мне срочно нужна «доза».

– Успокойся, будет тебе «доза». Мне кажется, что это всего лишь затишье перед бурей.

– Откуда ты знаешь? – встрепенулся молодой человек.

– Я не знаю, – пожала Олеся плечами. – Говорят, что так всегда бывает.

– А куда Серж подевался?

– Пошел какую-то траву рвать, – ответила девушка. – Вон он идет, легок на помине.

– Забыл спросить: как вчера прошли ваши «мирные» переговоры в столовой? – хохотнул Валентин. – Я надеюсь, вы порвали друг на друге одежду в клочья?

– Замолчи, трещотка! – засмеялась Олеся. – Наш доблестный рыцарь решил трусливо отступить и покинуть поле битвы.

– Короче, поступил благоразумно, решив не связываться с такой ненормальной и взбалмошной особой, как ты, – захихикал Валя. – Правильно сделал.

– Тшш, он уже рядом, – одернула друга Олеся, одновременно показав ему кулак. – Я тебе это еще припомню, так и знай.

– О, посмотрите-ка, к нам снова Екатерина Ильинична рысью чешет, – сообщил Сергей, подходя к беседке. – Вот чистотел и зверобой, посмотри на них внимательно и запомни, как они выглядят, – подал он девушке два пучка травы. – Там у забора еще одна многолетняя трава растет, называется трилистник, но я не стал ее рвать, она еще не набрала нужной силы. Сама потом сходишь и посмотришь.

– Добрый день, Екатерина Ильинична, – приветливо улыбнулась Олеся. – Что же вы вчера вечером к нам на чай не пришли, вроде обещали?

– Некогда было, вот и не пришла, – махнула рукой та. – А вы чего здесь сидите-то? Там Юрий Иванович, шериф наш, к вам пришел, я сама видела, как он в дом вошел.

– Зачем? – удивилась Олеся.

– Чего не знаю, того не знаю, – пожала плечами женщина. – Это вы уж сами у него поинтересуйтесь. Я чего пришла-то? Сережа, ты приди ко мне сегодня, посмотри лапу у Цезаря, что-то захромал мой пес.

– И вы ради этого сюда шли? Позвонили бы, я сам бы и пришел.

– Я человек пожилой, мне двигаться полезно, чтобы кости поменьше скрипели, – отмахнулась Екатерина Ильинична. – Я еще там Олесе документы на машину принесла и ключи от нее и от гаража. В терраске на стол все положила. Собираюсь к дочке в Москву съездить, вдруг захотите машину забрать, а меня не будет.

– Ой, а машину-то мы так еще и не видели, – возбужденно подпрыгнул Валентин. – Лесь, можно я прямо сейчас сбегаю посмотрю?

– Потом сбегаешь, – строго ответила та. – Ты разве не слышал, что к нам серьезные гости пожаловали?

– А, ну да, я забыл, – сразу же сник Валя. – А может, вы без меня обойдетесь? Я-то зачем ему нужен?

– Валя, прекрати паясничать, – сморщилась Олеся. – Я тоже не знаю, зачем ему понадобилась, однако никуда убегать не собираюсь.

– Да скорей всего Юрий Иванович познакомиться с вами пришел, – подсказала Екатерина Ильинична. – Вы здесь люди новые, а он как-никак шериф здешний, участковый, я имею в виду. Ему положено знать все, что в поселке происходит, и кто сюда приезжает. Когда на лето здесь дачники жилье снимают, так он обязательно ко всем приходит и знакомится. А как же? Порядок есть порядок, а наш Юрий Иванович его очень уважает. Ну, я побежала домой, собираться, а вы, как освободитесь, так и придете. Ой, чуть не забыла сказать тебе, Сережа. Ты как Цезарю лапу посмотришь, к себе его забери или сюда приведи, чтобы ему одному не оставаться.

– Хорошо, заберу.

– Ну, вот и ладно, пойду тогда собираться, чтобы на трехчасовой автобус успеть. Внук у меня приболел, младшенький, вот дочка и позвонила, попросила меня приехать, – объяснила она и такой же рысью, какой бежала сюда, понеслась в обратном направлении.

– Сереж, как ты думаешь, зачем к нам этот ваш шериф пожаловал? – с беспокойством спросила Олеся.

– Мне и думать не надо, я почти уверен в причине его визита, – недовольно проворчал тот. – Значит, все-таки сообщили, черт бы их побрал, – раздраженно сплюнул молодой человек. – Ведь просил же их, как людей, чтобы молчали, даже заплатил за это, а они... Вот и верь после этого людям.

– Ты о чем это? – нахмурилась девушка.

– Да врача этого вчерашнего, со «Скорой помощи», я просил, чтобы он не сообщал ничего в милицию о травме Виктора, а он, видишь, обманул, позвонил все-таки шерифу. А может, Илья Дмитриевич сообщил? В общем-то, это и неудивительно совсем, они же не законченные дураки, чтобы поверить моим сказкам?!

– Каким сказкам?

– Ты что, забыла, что я наговорил? О том, что травму Виктор получил посредством падения с лестницы. Если ты нормальный, опытный врач, то сразу же увидишь, что именно такую травму подобным образом получить невозможно. Мне кажется, что и дураку было понятно, что я нагло вру и что Виктора ударили по голове тяжелым предметом. Поэтому кто-то из них и позвонил нашему шерифу. Небось подумали, что это мы... Ай, да какая теперь разница, кто что подумал? Олеся, похоже, что нам придется все рассказать Юрию Ивановичу.

– Все-все?

– Ну, про нападение на Виктора – это стопудово, про выстрел, мне кажется, тоже стоит рассказать.

– Ты так считаешь?

– А ты разве так не считаешь? У тебя есть альтернатива?

– Нет!

– Вот на этой оптимистичной ноте мы и закончим наши прения, – с сарказмом усмехнулся Сергей. – Неплохо было бы, конечно, заранее договориться, что будем рассказывать шерифу, а чего говорить не стоит, но похоже, что времени у нас на это уже нет, – произнес он, глядя на тропинку, по которой неспешной походкой шел капитан милиции Скворцов Юрий Иванович.

– Он что, будет нас допрашивать? – спросил Валя, с ужасом глядя на приближающегося шерифа. – Как настоящих преступников? Какой кошмар! Не дай бог, об этом узнают мои знакомые. Меня же тогда не пустят ни в один приличный дом. А наш клуб? Меня же выгонят из нашего клуба! Я в шоке!

– Кадкин, прекрати немедленно ныть, – шикнула на друга Олеся. – Не забывай, что мы не в Москве, а совсем в другом городе. Откуда могут узнать твои знакомые, что здесь происходит?

– Здравствуйте, молодежь, – приветливо крикнул Юрий Иванович и даже помахал им рукой. – Вот решил поискать вас здесь, в саду, и не ошибся. Правильно делаете, что воздухом дышите, погода нынче вон какая хорошая, зачем же дома сидеть?! Эх, сейчас бы удочки, ведерко, мотыля да на рыбалку, денечка на два. Вечером костерок, а на зорьке в лодочку и на середину озера. Вы знаете, молодежь, какие у нас здесь зори? Это ж загляденье, а не зори! Произведение искусства, нарисованное самой природой-матушкой. Да, я бы сейчас от рыбалки не отказался.

– Добрый день! Кто же вам мешает, Юрий Иванович? – улыбнулся Сергей. – Вы же вроде сам себе голова, запретить некому.

– Никто не мешает, и запретить некому, это ты верно подметил, Сережа, – согласился тот. – Да только служба у меня такая, что не могу я себе такой роскоши позволить. На прошлой неделе только палаточку разбил да хворосту набрал, чтобы костер зажечь, в кармане телефон звонит, а из трубки Кузя кричит, весь в истерике: «Товарищ капитан, у нас ЧП. Ванька Селезнев сел пьяным за руль грузовика и ко всем чертям снес палатку Гургена. Я Ваньку посадил в камеру, а Гурген требует у меня ключи, чтобы его убить прямо в этой камере». И как ты считаешь, Сережа, после этого, кто над кем здесь хозяин? Я над своим временем или оно надо мной? Я, друг мой, давно забыл, что такое принадлежать самому себе.

– Бедняжка, – сочувственно вздохнул Валя.

– Я смотрю, Сергей, ты уже подружился с новой хозяйкой усадьбы? – подмигнул шериф молодому человеку. – Красавица, вся в свою прабабку! Вот и невеста тебе, может, женишься уже наконец.

– Да я бы с удовольствием, только Олеся не хочет за меня замуж идти, говорит, что я не в ее вкусе, – засмеялся тот, стараясь все перевести в шутку.

– Прекрати немедленно врать и выдумывать небылицы, – зашептала девушка, стараясь остановить Сергея. – Я тебе не говорила, что ты не в моем вкусе.

– Неужели в твоем? – ухватился он за слово.

– Этого я тоже не говорила, – тут же открестилась Олеся.

– И как же тогда прикажешь тебя понимать? Или я в твоем вкусе, или не в твоем, здесь третьего не дано.

– Это у тебя не дано, а у меня все дано, – огрызнулась девушка. – Я всегда предпочитаю придерживаться золотой середины.

– Ма шер, Серж, может, вы перенесете выяснение своих отношений на другое время? – осторожно поинтересовался Валя, кидая виноватые взгляды на шерифа. – Неудобно заставлять человека ждать.

– Да ладно, пусть поспорят, – засмеялся тот. – Как говорится – милые бранятся, только тешатся. – А я ведь к вам по важному делу, ребятки, – перешел на деловой и серьезный тон капитан.

– Что за дело? – прикинулась удивленной Олеся.

– Сегодня утром трое подростков обнаружили машину в лесополосе, что недалеко от поселка, а в ней два трупа, – совершенно спокойно сообщил шериф, как будто рассказывал о погоде на завтра.

– Трупа? – ахнул Валентин. – Прямо два настоящих трупа? Какой кошмааар! – закатил он глаза и схватился за сердце.

– Двое молодых людей умерли насильственной смертью, – продолжил говорить Юрий Иванович. – А попросту говоря, их убили.

– Это не мы, честное слово, – тут же поклялся Валя.

– Вас пока никто и не обвиняет, – засмеялся капитан. – Я лишь хотел показать вам фотографии с места преступления. Может, вы знаете кого-то из пострадавших? Вот посмотрите внимательно, – протянул он снимки Олесе. – Зрелище, конечно, не из приятных, вы уж извините, но служба у меня такая.

– Юрий Иванович, а почему вы именно сюда пришли, чтобы показать эти фотографии? – спросил Сергей. – Вы же прекрасно знаете, что Олеся и Валентин в поселке люди новые.

– На это есть свои причины, но о них мы потом поговорим, – ответил тот. – Ты, кстати, тоже взгляни, может, встречал кого-нибудь из этих людей.

– Нет, не видал, – покачал головой Сергей. – И как же их убили?

– Выстрелом в голову, и того и другого. А вы не видали этих людей? – снова повернулся капитан к Олесе. – Посмотрите внимательно.

– Ну-ка, ну-ка, знакомое сердце, – взволнованно вскричал Валентин, выхватывая снимок из рук участкового. – Серж, ты помнишь, я тебе говорил про тату на руке у бандита? Это оно!

– Почему ты решил, что это именно оно? Похожих наколок сколько угодно, тем более таких «популярных», как эта, – возразил Сергей.

– А я говорю, что это именно она, потому что рядом с ней я вижу свои зубы, – взвился Валя. – И вообще, у меня феноменальная зрительная память. Леся, скажи ему, что у меня отличная память.

– Да, это точно, – подтвердила девушка, пристально вглядываясь во вторую фотографию. – Про того, что на первой фотографии, я точно могу сказать, что никогда с ним не встречалась, – уверенно сказала она. – А вот что касается второго... Мне кажется, что этого молодого человека я где-то видела, только никак не могу вспомнить, где именно.

– Это неудивительно, смерть всегда искажает черты лица, – сказал капитан. – Посмотрите внимательно и постарайтесь вспомнить.

– Серж, ты слышал, что сказала Леся? – тем временем не унимался Валентин. – У меня зрительная память очень хорошая, и я не ошибаюсь, это тот самый бандит, который нас с Леськой чуть не пристрелил.

– Погодите, друзья мои, вы ничего не хотите мне рассказать? – Шериф попытался остановить возбужденного Валю. – Кто кого хотел пристрелить? Что за тату? О каких зубах речь? Почему вы называете этого человека бандитом? Вы его знаете? – выдал он ряд вопросов.

– Мне кажется, нам лучше пройти в дом, сесть за стол и за чашечкой чая спокойно поговорить, – сказал Сергей. – Надеюсь, что возражений на этот счет ни у кого нет?

– Я определенно его где-то видела, – продолжала бормотать Олеся. – Валя, посмотри-ка, ты его, случайно, не знаешь?

– Как это не знаю? – пожал плечами тот, едва взглянув на снимок. – Это же Вольдемар, сосед Екатерины Ильиничны, что за солью к ней приходил. Ё-мое, так это Вольдемар? – тут же вытаращил он глаза, когда до него дошел весь ужас происшедшего. – И его убили? Она же сказала, что видела, как он на вокзал уехал.


предыдущая глава | Кто в доме хозяйка? | cледующая глава