home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



19

– А я говорю, что нужно немедленно сообщить шерифу обо всем, что здесь произошло, – запальчиво и упрямо говорил Сергей. – В нашем поселке всегда было спокойно, а тут такое происшествие, да еще со стрельбой. Если он узнает, что его не оповестили об этом вопиющем безобразии, я даже представить боюсь, что он с вами сделает. Он, конечно, хороший мужик, но горяч до невозможности.

– Откуда он может узнать? Если ты не скажешь, то мы тем более будем молчать, – возразила Олеся.

– Ты не можешь быть уверена, что кроме меня никто не видел и не слышал, что происходит в твоем доме. А вдруг кто-то в это время тоже мимо проходил и обратил внимание?

– Сережа, не смеши меня! – сморщилась Олеся. – Участок огромный, дом стоит далеко от забора, а значит, и от дороги, здесь захочешь, ничего не услышишь. И потом, если бы кто-то что-то услышал или увидел, то уже сообщил бы вашему шерифу. Можешь думать обо мне все, что хочешь, но я считаю, что нам не стоит ничего ему говорить. Зачем понапрасну людей тревожить? Ты представляешь, какая паника в поселке поднимется?

– Ты не права, Олеся, – вздохнул Сергей.

– Нет, я права! Вот ты мне ответь, что сможет сделать ваш шериф? Он что, сумеет отыскать преступника?

– Я не знаю, – откровенно признался Сергей.

– Вот именно, не знаешь! А что касается меня лично, я знаю, что не найдет. Я даже уверена в этом на все сто процентов. А посему, пусть спит себе спокойно и без кошмаров. Ведь все же обошлось? Все живы, здоровы? Что еще нам нужно?

– Судя по разгрому в комнатах, этот преступник что-то искал и, похоже, не нашел, – задумчиво произнес пасечник. – Знать бы, что именно он искал....

– А что тут знать-то? – фыркнул Валентин. – Я же тебе говорил, что ему нужна была шкатулка. Спрашивается, зачем она понадобилась бандиту с такой отвратительной рожей?

– Ты же говорил, что он был в маске и разглядеть его лица не было возможности, – напомнил Сергей.

– Какая разница, была возможность или ее не было? Если это бандит, значит, кроме отвратительной рожи у него ничего быть не может.

– А вот здесь ты не прав, – засмеялась Олеся. – Знаешь, какими симпатичными бывают преступники? Ни в сказке сказать, ни пером описать.

– Меня не волнуют другие, я говорю о нашем, – огрызнулся Валя. – И я очень сомневаюсь, что его могли заинтересовать те вещи, которые лежат в шкатулке на самом деле. Наверняка он был уверен, что в ней лежат фамильные драгоценности. Знаешь, как он вцепился в шкатулку? Как ненормальный, я думал, что вместе с моими руками оторвет, наглец такой!

– Тогда тем более нужно идти в милицию и сообщать о том, что здесь случилось. Где гарантия того, что бандит не вернется сюда снова? – не хотел сдаваться Сергей.

– Леся, а по-моему, Серж прав, нам нужно заявить в милицию, – согласился Валентин. – После нашего заявления они просто обязаны будут охранять нас круглосуточно. Пусть выставляют дозор возле всех окон и дверей.

– Ага, как же, разбежался! – усмехнулась девушка. – Дадут тебе охрану, а потом догонят и добавят. Сережа, ну-ка скажи, в вашем поселковом отделении сколько человек служит?

– Двое, – ответил тот. – Шериф и Кузя.

– Что еще за Кузя?

– Младший сержант, Лешка Кузькин, а Кузя – это его кличка, еще с детства.

– Надеюсь, ты хорошо расслышал, Валюша, что сейчас сказал Сергей? – усмехнулась Олеся. – «Ох, рано встает охрана», – весело пропела она. – Чтобы мог спокойно спать наш несравненный Кадкин, его будет круглосуточно охранять младший сержант Кузя.

– Нечего иронизировать! – огрызнулся Валя. – Не смогут охранять, значит, обязаны принять какие-то меры для нашей безопасности.

– Какие, например? – прищурилась Олеся.

– Я понятия не имею, какие меры принимаются в таких вот случаях, но...

– Вот с этого и нужно было начинать, – засмеялась девушка, когда Валя не нашел что ответить.

– В конце концов, это наш гражданский долг проинформировать обо всем правоохранительные органы. Преступник должен сидеть в тюрьме, – не захотел сдаваться молодой человек.

– Вот именно, – поддакнул Сергей. – А для того, чтобы он туда сел, его нужно поймать. Значит, надо идти к шерифу.

– Да что же вы оба такие бестолковые навязались на мою голову? – всплеснула Олеся руками. – Как вы не понимаете, что толку от этого похода к шерифу не будет никакого? Если бы я была уверена, что преступник действительно сядет в тюрьму, я ни минуты бы не стала раздумывать, а пошла бы и собственноручно написала заявление.

– И что ты предлагаешь? Сделать вид, что ничего не случилось? Что в вашем доме тишь, гладь, да божья благодать, так, что ли? – раздраженно спросил Сергей. – Олеся, ты, случайно, не забыла, что этот человек хладнокровно в тебя стрелял? Это просто чудо, что на тебе висел медальон, и только благодаря этому ты не погибла. Где гарантия того, что преступник сейчас снова не взял в руки тот же пистолет и не убил кого-нибудь?

– Не нужно давить на мою совесть и сознательность, – огрызнулась девушка. – Я не дура и прекрасно понимаю, что ты сейчас прав, только толку от твоей правоты, как от козла молока. Милиция никогда не найдет этого бандита.

– Но, ма шер, почему ты так думаешь? – спросил Валентин. – Шериф сообщит в город, а там такие бравые мальчики служат, мне кажется...

– Ой, Валь, прекрати уже мне голову морочить! – сморщилась Олеся. – Замолчите оба и слушайте, что я вам скажу. Я предлагаю свою альтернативу.

– Какую?

– Самим во всем разобраться и найти бандита.

– Как мы его найдем? Ты что, девочка моя, решила заняться детективной деятельностью? – округлил Валя глаза. – Я в шоке!

– Действительно, Олеся, как это будет выглядеть? – в свою очередь спросил Сергей.

– Ну, во-первых, как вам известно, у нас есть некая деталь от брюк бандита, которую с корнем вырвал Цезарь – это раз, – начала объяснять девушка. – У нас есть хотя бы приблизительные данные о внешности преступника – это два. И наконец, самая главная улика – это пуля, застрявшая в стене – это три.

– И что нам это дает?

– Пулю можно отдать на экспертизу. Ее кажется, называют баллистической, если мне не изменяет память? И вот тогда, по этой пуле, сразу можно будет узнать, фигурировал ли этот пистолет этот в каких-то уголовных делах. Возможно, что нам крупно повезет, и в базе данных сразу же найдутся сведения о преступнике.

– А вот здесь, я думаю, нас ждет большое разочарование, – возразил Сергей.

– Почему?

– Ты же сама говорила, что пистолет с глушителем.

– Говорила, и что?!

– Оружием с глушителем обычно пользуются профессионалы и практически всегда только один раз.

– А вдруг нам повезет, ведь попытка – не пытка?

– Хорошо, попытаться можно, – согласился Сергей. – И ты уже, конечно, знаешь, где тебе сделают такую экспертизу? Знаешь, кто заглянет в базу данных?

– Откуда я могу знать? – удивилась Олеся. – Это совсем не женское дело – такими вещами заниматься. Я думала, что ты все устроишь.

– Лесь, ты, случайно, не забыла, что я бизнесмен, а не полковник милиции? – засмеялся Сергей. – Как я тебе могу это устроить?

– И что нам делать?

– Идти к шерифу, – снова повторил Сергей. – Вот у него есть такая возможность, послать улику на любую экспертизу, а потом проверить базу данных. Но для этого нужно завести уголовное дело.

– А без уголовного дела никак нельзя?

– Боюсь, что нет!

– Но, Сережа, ты же мужчина, придумай что-нибудь!

– Прости, но мои полномочия дальше моих пчел не распространяются, – развел руками тот. – Что я могу придумать? Своей лаборатории у меня нет, друзей в милиции тоже не имею. Чем я могу тебе помочь?

– Друзья мои, у меня, кажется, появилась идея, – с улыбкой сообщил Валентин, до этого внимательно слушавший спор Олеси с Сергеем.

– Что за идея?

– Очень хорошая идея. И что бы вы без меня делали?

– Не тяни, говори быстрее, – поторопила его девушка.

– Кажется, у меня есть знакомый майор милиции.

– Кто такой?

– Отец моего бывшего однокурсника. Леся, помнишь, я тебе говорил про Виктора, который сможет сделать экспертизу медальона? Как странно, за такой короткий срок мне пришлось о нем вспомнить несколько раз, – задумчиво пробормотал Валентин.

– Ты чего там себе под нос бубнишь? Что ты хотел сказать про Виктора? – поторопила его девушка.

– Воронин умный до безобразия, он занимается древней культурой, впрочем, это не важно. Так вот, его отец – майор милиции, и можно будет попробовать его уговорить, чтобы он нам помог обойтись без лишних формальностей. Правда, после ранения он больше не служит в органах, но связи у него должны остаться.

– Валя, ты гений! – радостно воскликнула Олеся и поцеловала друга в щеку.

– Это я и сам знаю, – с пафосом согласился молодой человек, задрав нос чуть ли не до потолка. – Прямо сейчас же Виктору и позвоню.

– Ладно, пока Валентин будет дозваниваться своему приятелю, я пойду отвертку поищу, – сказал Сергей Олесе. – Карниз нужно на место повесить.

Не откладывая дела в долгий ящик, Валя взял свой мобильный телефон и, найдя в записной книжке номер однокурсника, набрал его.

– Виктор, здравствуй, дорогой, – заулыбался он, как только ему ответили.

– Кто это? – недовольно поинтересовался абонент.

– Не узнал? Это же я, Валентин Кадочников.

– Валя, ты? – радостно воскликнул Виктор.

– Да-да, это я.

– Прости, что не узнал твой голос, ты мне в последний раз звонил сто лет назад.

– Не сто лет, а всего лишь три месяца назад, ну, это не столь важно, – хмыкнул Валентин. – Как у тебя дела? Чем занимаешься?

– Дела идут, контора пишет, – хохотнул Виктор. – Неделю назад вернулся из экспедиции.

– Да ты что? И где был?

– На горе Алатау.

– Удачно съездил?

– Относительно.

– Послушай, Виктор, у меня здесь такие находки есть, с ума сойдешь, – запальчиво сообщил Валентин. – Я уже три дня в трансе хожу.

– Что за находки? – заинтересованно спросил Виктор.

– По телефону не могу всего объяснить, ты должен это увидеть своими собственными глазами.

– И как это сделать?

– Очень просто, записывай адрес и приезжай, посмотришь все на месте, заодно и поговорим.

– Уже пишу, диктуй!

Валя продиктовал адрес поселка и услышал удивленный возглас Виктора:

– Ничего себе! С какого перепугу тебя занесло в этот Леший Брод?

– Ой, и не спрашивай, сам удивляюсь, – томно вздохнул Валентин. – Приезжай как можно быстрее, ты будешь весьма приятно удивлен. Кстати, для тебя здесь работка кое-какая есть, так что захвати все, что может понадобиться для экспертизы одной весьма уникальной вещицы.

– Что-нибудь древнее?

– Очень на это надеюсь, поэтому жду тебя с нетерпением.

– Через час сажусь в машину и выезжаю, – пообещал Виктор, на чем они и распрощались.

– Валь, ты хочешь ему все рассказать? – обеспокоено спросила Олеся. – Я имею в виду про Веду, про книгу и про все остальное?

– Придется рассказать, если мы хотим, чтобы его отец помог нам найти преступника, это во-первых. А во-вторых, не стоит волноваться, Виктор отличный парень и не трепач. Вот увидишь, он тебе обязательно понравится. Этакий Аполлон во плоти, брюнет с зелеными глазами и чувственным ртом. Жаль, что его совсем не интересуют мужчины, – вздохнул Валентин. – Мы бы очень мило с ним смотрелись. Воронин всегда был дамским угодником, и на втором месте после профессии у него стоит слабый пол. Еще ни одна женщина не устояла перед ним, он их очаровывает с первого взгляда окончательно и бесповоротно. Короче, увидишь и сама все поймешь. Так что советую быть начеку, ма шер, не успеешь и глазом моргнуть, как окажешься у него в постели, – хмыкнул он. – Но главная его любовь – это, конечно, работа, поэтому ни одна мамзель больше чем на неделю у него не задерживается. А вообще-то он замечательный парень, для друзей в лепешку расшибется, если нужно. Подними его в три часа ночи и скажи, что тебе нужна его помощь, он обязательно примчится. Душка, одним словом. Его нужно увлечь книгой и медальоном, пусть проводит экспертизу, и в это время я его попрошу, чтобы он, в свою очередь, уговорил своего отца помочь нам. Я уверен, что он все сделает для того, чтобы отец согласился, лишь бы мы его оставили наедине с этими вещами.

– Ты считаешь, что это поможет?

– Я очень увлеченный историк, – показал Валя на себя. – И смею заметить, весьма умный и перспективный. Но, хочу признаться честно, по сравнению с Ворониным я просто дилетант и младенец. Он гипертрофированный фанат своего дела, и стоит только на горизонте показаться чему-нибудь такому, что его могло бы заинтересовать, – все, из него тогда можно веревки вить и просить о чем угодно. Он луну с неба достанет, лишь бы его оставили в покое наедине с его «интересом». Я уверен, что стоит ему только краем глаза увидеть книгу и медальон, он пропал. Про рунические пластины я вообще молчу, он с ума сойдет от счастья при виде их. Вот тут я и подсуечусь насчет помощи от его папочки, аккуратненько намекнув, что, мол, баш на баш. То есть предлагаю бартерную сделку – я тебе, но и ты мне тоже. Все очень просто, ма шер, так что не волнуйся по пустякам. Как говорится – ноу проблем.

– Твоими бы устами да мед пить, – вздохнула Олеся. – Все-то у тебя просто и без проблем.

– Ты что, не веришь мне? – возмутился Валентин.

– Да верю, верю, просто твой Воронин совершенно посторонний человек, и доверять ему семейные тайны мне бы не очень хотелось.

– А что делать, ма шер, если другого выхода нет? – развел Валя руками. – Был бы я генералом, не было бы и вопросов.

– Нет, оставайся лучше историком, Валюша, – хмыкнула девушка. – В нашей стране армия и так на ладан дышит.

– Отвертку я не нашел, придется из дома принести, – сказал Сергей, вернувшись в гостиную. – Друзья мои, а что это вы загрустили? Не пойти ли нам на кухню, выпить по чашечке кофе? – весело спросил он.

– О, а вот это с большим удовольствием! – безоговорочно согласилась Олеся. – Только непременно по рецепту Веды.

– Заметано!

– А я бы и от чего-нибудь вкусненького не отказался, – вздохнул Валентин. – А кстати, я что-то запамятовал, мы сегодня завтракали или нет?

– А как же? – удивился пасечник. – Я же овсяную кашу вам приготовил. Олеся съела с удовольствием, а вот ты почему-то отказался.

– Теперь понятно, почему я такой до неприличия голодный, – проворчал Валя. – Я овсянку с детства терпеть не могу. Хочу яичницу с беконом, колбасу домашнего копчения и сметаны из погреба Екатерины Ильиничны.

– А лопнуть не боишься? – засмеялась Олеся.

– Нет, не боюсь! После того, что мне пришлось пережить в этом доме за последние трое суток, я уже ничего не боюсь, – с пафосом ответил Валентин. – Ма шер, а почему мы снова идем на кухню, а не в столовую? – тут же спросил он. – Сколько можно тебе напоминать, что ты княжна и должна быть на уровне? Не соблюдать этикет при твоей родословной – это же моветон, дорогая моя. Нет, наверное, я никогда не приучу тебя...

Договорить ему не удалось, потому что пришлось поспешно улепетывать от разъяренной подруги со всех ног.

– Я тебе сейчас такую родословную покажу, что до конца дней будешь помнить, – кричала она ему вслед. – Я тебе что, комнатная болонка с родословной? А ну стой!

– Ага, как же?! Спешу и спотыкаюсь! Прям уже так и встал как вкопанный, держи карман шире! – хмыкнул Валя, прячась за дверью комнаты и защелкивая задвижку. – Остынь сначала, потом и поговорим.

– Ну, Кадкин, погоди! – пригрозила Олеся и со всей силы стукнула кулаком в закрытую дверь. – Вот выйдешь, я тебе покажу, почем фунт лиха.


предыдущая глава | Кто в доме хозяйка? | cледующая глава