home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



16

– Вот, посмотри-ка, я все принес, – с радостной улыбкой сообщил Валентин, снова возвращаясь на кухню. – Как только достаточно стемнеет, мы с тобой начнем колдовать. Ой, как же это все интересно! – возбужденно потер он ладони. – Мне не терпится начать. Жаль, что летом так поздно темнеет. Я надеюсь, ты готова к великим делам, ма шер?

– Нет, нет и еще раз нет, – категорически заявила Олеся, хмуро сдвинув брови.

– Что значит нет? Так нечестно, между прочим, я уже настроился на «лирический» лад, – возмутился Валя. – Ты же дала свое согласие на эксперимент.

– Как дала, так и забираю обратно. Прости, но я, кажется, погорячилась, дав такое необдуманное согласие, – развела руками девушка. – Я пока не готова, да и не хочу я никаких экспериментов, понятно?!

– Лесь, ты что, боишься? – с улыбкой спросил Валентин, увидев испуганный взгляд подруги.

– Ничего я не боюсь, просто не хочу, и все. И вообще, отстань от меня, Кадкин, у меня сегодня настроение плохое.

– Боишься, боишься, я же вижу, – весело засмеялся тот. – Ма шер, ничего не бойся, я же с тобой! Тебе и делать ничего не придется, просто будь рядом, а я сам все сделаю.

– Тоже мне, великий граф Калиостро! – фыркнула Олеся. – Сам он все сделает. А ты не боишься, что, потревожив то, не зная что, мы можем нарваться на неприятности?

– О каких неприятностях речь? – удивился молодой человек.

– О таких! Ты же мне сам сказал, что эта книга заклинаний – очень серьезная вещь, если она настоящая. А вдруг она и правда настоящая, что тогда?

– От кого я это слышу? – всплеснул руками Валя. – Кто совсем недавно мне говорил, что все эти заклинания – чушь собачья, и что ты не верила, не веришь и никогда не поверишь?

– После того, что я услышала от Тимофея, и что происходит в этом доме, я уже сомневаюсь, – откровенно призналась Олеся. – Мне, если честно, как-то не по себе. Конечно, вполне возможно, что на меня так подействовала смерть старика, которую так точно предсказала Веда, но... «Шутки шутками, а могут быть и дети», – вздохнула она. – Валь, давай мы не будем ничего делать с этими заклинаниями. Как говорится, не буди лихо, пока оно тихо. Я лучше спрячу эту книгу подальше, и мы постараемся забыть о ней. Ну, зачем она нам нужна? Ведь жили же мы без нее столько лет, проживем и еще лет по пятьдесят.

– Нет, моя дорогая, я с тобой категорически не согласен, – возбужденно возразил Валентин. – Ведь не просто так эту книгу оставила тебе твоя прабабка? Как ты думаешь, для чего она это сделала?

– Понятия не имею.

– Я думаю, для того, чтобы ты ее изучила и смогла продолжить семейное дело. Короче, хватит киснуть, давай попробуем.

– Нет!

– Лесь, ну давай, что-нибудь самое простое, – не сдался Валентин. – Я, кстати, все уже придумал, знаю, что нужно делать, и даже все приготовил.

– Что именно ты придумал?

– Вот посмотри, здесь есть глава, как вызвать дух умершего человека.

– Только этого не хватало! – замахала руками Олеся. – Я же сразу умру на месте, если вдруг...

– Погоди паниковать раньше времени, – перебил ее Валя. – Ты думаешь, что я не боюсь? Еще как боюсь! Но это всего лишь спиритический сеанс, и такими сеансами испокон века занимались все, кому не лень. В девятнадцатом веке они пользовались бешеной популярностью, между прочим, и если бы такие сеансы были вредны для здоровья, то столько желающих просто не нашлось бы. Ты со мной согласна?

– Ну, не знаю, – неуверенно произнесла Олеся. – А что для этого нужно?

– Об этом не волнуйся, все, что нужно, у меня есть.

– Откуда?

– От верблюда! Я человек практичный, с чердака прихватил, еще в тот раз, когда мы там с тобой были.

– Когда это ты успел-то? Почему я ничего не видела? И почему ты мне ничего не сказал? – возмутилась Олеся.

– Уметь надо, – фыркнул Валентин. – Там всего и делов, что одна специальная доска со схемой букв да специальное блюдце со стрелкой. Когда мы спустились, ты пошла в комнату к Тимофею, а я, если ты помнишь, сказал тебе, что хочу в туалет. Вместо туалета я вернулся на чердак, взял все эти вещи, а потом пошел в комнату, которую облюбовал себе во владение, и спрятал их там до лучших времен. Не прошло и двух суток, как они нам пригодились. Правда, я большая умница? – во весь рот улыбался он.

– Ты не большая умница, ты большой авантюрист, Валюша, – с упреком покачала головой Олеся. – Я же тебе сказала, чтобы без моего ведома ты ничего не трогал на чердаке.

– Так я же не для чего-нибудь плохого, а для того, чтобы разобраться и доказать тебе, что я прав.

– В чем прав?

– В том, что твоя прабабка является....

– Стоп, не надо произносить этого вслух, – резко остановила друга Олеся. – Мне это не очень-то приятно слушать.

– Хорошо, как скажешь, – согласился Валентин. – Давай мы с тобой пока чайку попьем, а как только станет достаточно темно, начнем действовать.

Олеся включила чайник, поставила на стол клубничный джем, достала из шкафа вазу с конфетами и, немного подумав, добавила коробку зефира в шоколаде и сдобное печенье.

– На такой «диете» мы с тобой быстро приобретем нужные формы, – засмеялся Валя, глядя на калорийное изобилие. – Что это с тобой, ма шер?

– Это для тебя, – отмахнулась она. – Соседи столько всего натащили, что и за месяц не съесть. Не пропадать же добру? А мне будет вполне достаточно и чашки чая без сахара.

За разговорами о вчерашних похоронах, о том, какие хорошие люди живут в поселке, о неожиданном и странном наследстве незаметно пролетело время, и молодые люди услышали, как в гостиной часы пробили одиннадцать раз.

– Все, пора, – проговорил Валентин, торопливо вскакивая со стула. – Пошли в гостиную, ма шер, там стол круглый, как раз то, что нам нужно.

– А может, не надо?

– Надо, Федя, надо! Пошли, нечего упираться. Ты же меня прекрасно знаешь, какой я прилипчивый. Я ведь все равно от своего не отступлюсь, – решительно проговорил Валя и, схватив девушку за руку, потащил в сторону гостиной. – Представляешь, как это интересно? Всю сознательную жизнь мечтал поучаствовать в спиритическом сеансе. Как можно упустить такой шанс, когда у нас для этого имеется все необходимое?

– Но ведь мы не знаем, как правильно пользоваться всеми этими атрибутами, – сделала последнюю попытку отговорить друга от столь необдуманного шага Олеся. – Вдруг что-нибудь не так сделаем, что тогда? И потом, я где-то слышала, что на спиритическом сеансе должен присутствовать медиум.

– Для того чтобы сделать все правильно, у нас имеется книга, а с ней не нужен никакой медиум. И вообще, прекрати морочить голову и себе и мне, ма шер, я все уже продумал и все предусмотрел.

Валентин с Олесей даже не подозревали, что творилось в спальне в то самое время, пока они сидели на кухне за столом и мирно беседовали. Незнакомец буквально перевернул там все вверх дном, чтобы найти то, что ему было нужно. Не обнаружив то, что искал, он перебрался в другую комнату и продолжил поиски уже там.

А молодые люди тем временем, снова ничего не подозревая, вошли в гостиную, и Валя, тут же подбежав к комоду, схватил с него канделябр со свечами.

– Я не ошибся, я видел их именно здесь. Нужно непременно выключить свет, а вместо него зажечь свечи, – произнес он и, вытащив из кармана спички, которые прихватил на кухне, начал зажигать свечи одну за другой. – Ты только посмотри, их здесь шесть штук, как раз столько, сколько надо. Все складывается как нельзя лучше, как будто специально для нас приготовлено. Это же знак того, что мы на верном пути. Выключай свет, ма шер, представление начинается.

– Ты сначала книгу раскрой и почитай, – напомнила Олеся. – А то сейчас выключим свет на свою голову.

– А, ну да! Я и забыл совсем, – согласился Валя, вытаскивая из шкатулки и открывая книгу заклинаний. – Просто волнуюсь немного, а так у меня память отличная. Ты пока скатерть на стол постели, положи доску со схемой букв, а на ее середину – блюдце.

Олеся обреченно вздохнула, но спорить больше не стала и начала заниматься приготовлением к сеансу.

– С ума сойти! Если бы неделю назад мне кто-нибудь сказал, что я буду делать что-то подобное, я бы приняла этого человека за ненормального, – ворчала она, вытаскивая из комода скатерть и застилая ей стол.

– Слушай, Лесь, здесь говорится, что чем больше народу участвует в сеансе, тем сильнее энергетика и больше шансов на то, чтобы вызываемый дух ответил, – сообщил Валентин, внимательно изучая, что написано в книге.

– Ну вот, я и говорю, что у нас ничего не получится, – обрадовалась девушка. – Нас же всего двое, а меня вообще можно в расчет не брать.

– Это почему тебя в расчет не брать?

– Потому что моя энергетика на нуле, я устала, как не знаю кто, хочу спать, и от меня сейчас толку не будет.

– Ну, уж нет! Так дело не пойдет! – возмутился Валя. – Я уже настроился.

– Давай в другой раз настроимся, а теперь я пошла спать.

– Ладно, иди, а я тогда сейчас буду пробовать вызвать землетрясение или цунами, – хихикнул Валентин.

– Какое еще землетрясение? Какое цунами? – усмехнулась Олеся. – Ближайшие горы – на Кавказе, а ближайшее море в Питере – Балтика.

– Вот и хорошо, значит, мы останемся целы и невредимы, – беспечно пожал плечами Валентин, хитро глядя на девушку. – У тебя случайно нет родственников на Кавказе или в Питере? Жалко будет, если их цунами прямо на пляже накроет.

– Кадкин, тебе не надоело издеваться? – рявкнула Олеся. – Ты у меня сейчас точно таких люлей дождешься, что мало не покажется.

– Ты меня вынуждаешь идти на кардинальные меры, потому что не хочешь держать свое слово, – прищурился он. – И сколько раз я могу тебе говорить, ма шер, что кричать – это некрасиво? Ты же образованная леди, княжна, в конце концов, как можно вести себя таким вульгарным образом?!

– Валя, лучше замолчи, – грозно предупредила друга Олеся. – Ты мой характер знаешь, у меня не заржавеет намылить тебе шею, даже несмотря на то, что я образованная леди и княжна.

– Ничего больше не говори, я все понял, – сморщился он. – Тебя воспитывать так же бесполезно, как зайца учить курить. Ты уходишь спать или остаешься?

– Остаюсь, – вздохнула Олеся. – Ты ведь все равно не угомонишься, так уж лучше колдуй под моим присмотром.

– Отлично, ма шер, я тебя обожаю, – возбужденно подпрыгнул Валентин, чмокая подругу в щеку. – Я уже все, что нужно, посмотрел в книжке, осталось только прочитать заклинание. Давай, дорогая, садись за стол, а я выключаю свет и присоединяюсь к тебе.

– А как же энергетика?

– Можешь не волноваться, моей энергии хватит на пятерых, – отмахнулся молодой человек, решительно выключая свет и задергивая плотные шторы. – Чей дух будем вызывать?

– Не знаю! Кого хочешь, того и вызывай, у тебя все равно ничего не получится.

– А это мы еще посмотрим, – хмыкнул Валя. – Я думаю, что разумнее всего будет вызвать дух Веды.

– Зачем Веды? – не на шутку испугалась Олеся. – Давай лучше Ленина.

– Что тебе может сказать Ленин? Я бы у него, конечно, с удовольствием спросил, в каком пьяном бреду он додумался сделать эту дурацкую революцию, но сейчас у меня совсем другие цели.

– Тогда Пушкина.

– Нет, Пушкина тоже нельзя.

– Почему?

– Не хочу обижать дух великого поэта, у меня вопросы совсем не лирического характера, а безобразно меркантильного, – сморщил Валя нос. – Хочу знать, как заработать миллион евро, особо не напрягаясь. Будем вызывать дух Веды, – решительно повторил он. – Она не откажет своей правнучке в такой малости, как какой-то паршивенький миллион.

– Вот балабол, и когда ты только остепенишься?! – вздохнула Олеся, с неохотой присаживаясь к столу.

Валентин тоже сел за стол, проверил блюдце, взял Олесю за руку и, прикрыв глаза, прошептал:

– Я вызываю дух Веды. Веда, приди к нам, тебя хочет видеть Олеся, твоя правнучка, и задать несколько вопросов.

– Я не хочу, – испуганно прошептала девушка, затравленно озираясь по сторонам.

– Помолчи, – шикнул на нее Валя. – Веда, приди к нам, – снова произнес он загробным голосом, придвинул поближе канделябр со свечами и, глядя в книгу, начал читать заклинание. Не успел он произнести последнее слово, как в тот же самый миг, откуда ни возьмись, подул легкий ветерок, похожий на сквозняк, заставив колыхнуться пламя на свечах, и что-то стукнуло в окно.

– Ой, мамочки! – вскрикнула Олеся. – За окном кто-то есть. Валя, я боюсь.

Молодой человек открыл глаза и с ужасом уставился на портьеру, которая начала подозрительно шевелиться. Он, конечно, много слышал о спиритических сеансах, но разговор шел обычно о том, что блюдце просто начинало двигаться вместе с рукой по буквам, из которых складывался ответ на заданный духу вопрос. Ничего о том, что вызываемый дух появляется в комнате собственной персоной, молодой человек никогда не слышал. У Валентина отвисала челюсть все больше и больше, пока практически не упала на стол. Как загипнотизированный, не отрывая взгляда от окна, он закрыл книгу, незаметно засунул ее под скатерть, взял со стола деревянную доску с буквами и блюдце, положил их в шкатулку, повернул ключик и, сам не зная зачем, сунул его себе в рот. В тот же миг Валя очень ясно увидел за портьерой какую-то странную тень. За пять секунд он трижды поменял цвет лица от белого до серо-зеленого и, закатив глаза, стек со стула прямо под стол. Уже там молодой человек благополучно отключился с глупой улыбкой на губах. Леся тоже уже готова была к нему присоединиться, но в это время из-за портьеры... как ни в чем не бывало величаво выплыл кот Василий.

– Господи, как же ты нас напугал! – облегченно вздохнула девушка, обмахивая взмокшее от страха лицо краем скатерти. – Так ведь и до инфаркта недалеко. Валь, все в порядке, вылезай, это всего лишь наш кот гуляет сам по себе. В форточку влез, негодник, отсюда и сквозняк.

Не услышав ответа друга, она заглянула под стол и увидела его в бессознательном состоянии.

– Ну вот, только этого мне не хватало, – простонала Олеся, плюхаясь перед ним на колени. – Валя, Валюша, очнись, – начала она трясти его за плечи. – Да очнись же ты! – прикрикнула девушка, шлепнув молодого человека ладонью по бледным щекам.

Кот тем временем тоже подошел к бесчувственному Валентину и начал облизывать его лицо своим шершавым язычком.

– Фууу, что это? – сморщившись, простонал тот и открыл глаза. – Аааа, – тут же завопил он, увидев перед собой черную, да еще и лохматую морду. – Изыди, сатана! – замахал он руками и тут же, встав на четвереньки, с завидной скоростью выполз из-под стола.

– Валя, да это же наш Василий! – захохотала Олеся. – Ой, не могу, сейчас умру от смеха! – сложилась она пополам.

– Действительно, Василий, – пробормотал молодой человек, брезгливо вытирая свои щеки. – А я уж подумал, что попал в преисподнюю. Откуда этот черномазый здесь взялся?

– В форточку залез, отсюда и сквозняк, который шторами шевелил. Я думала, что умру от страха.

– Ты только думала, а я почти уже умер! – проворчал Валентин. – Я что, упал в обморок?

– Так точно, упал! – подтвердила Олеся, продолжая смеяться. – Ну и как тебе спиритизм после этого, все еще нравится?

– Спиритизм здесь ни при чем, это всего лишь неблагоприятное стечение обстоятельств, – хмуро ответил Валя. – Для того чтобы все получилось со стопроцентной гарантией, сеанс нужно проводить в полнолуние, а оно еще, похоже, не наступило. Завтра же нужно будет выяснить, какой сейчас лунный день, и только тогда все повторить.

– Ты собираешься повторить? – изумилась Олеся. – Ну, ты, Кадкин, даешь! Да меня теперь хоть на куски режь, но больше на такую авантюру ты меня не уговоришь ни за какие сладкие коврижки.

– Хочешь ты этого или не хочешь, теперь не имеет значения, – хмуро сообщил молодой человек. – Время пошло.

– В каком смысле?

– В самом прямом! Мы с тобой уже потревожили дух твоей прабабки, и он наверняка не скажет нам спасибо, если мы не вернем его обратно.

– Куда обратно?

– Куда надо!

– Ты мне можешь объяснить нормальным языком, что это значит? – раздраженно прикрикнула Олеся.

– А то и значит, что спиритический сеанс если уж начинаешь, то закончить просто обязан, иначе может быть ой как плохо. Тогда дух, который мы с тобой вызывали, будет бродить здесь до тех пор, пока... ик... ууооо, – завыл Валя, с диким ужасом таращась на дверь.

Олеся проследила за его взглядом и с размаху плюхнулась на стул. В проеме двери маячил силуэт человека с черным лицом, и отблески свечей создали на стене чудовищно огромную тень от него. Силуэт отделился от двери и двинулся в сторону молодых людей, которые буквально остекленели от ужаса. Когда «дух» спокойно подошел к столу и уже протянул руку за шкатулкой, кот Василий вдруг с воплем взлетел на стол и вцепился в эту руку когтями. «Дух» неожиданно взвыл вполне человеческим голосом:

– Ай, чтоб тебя разорвало, скотина поганая!

– Блин, да это же человек, – ахнула Олеся. – Вы кто такой? Что вы делаете в моем доме? – тут же взвилась она. – Что вам здесь нужно?

Тот, как будто не слыша девушку, резко и грубо скинул со стола кота, проворно схватил шкатулку и уже собрался бежать, но не тут-то было.

– Да это же вор, он наш сундук хочет украсть! – не своим голосом завопил Валя, моментально опомнившись. – Людииии, держите ворааааа! Караууул! – еще громче заорал он, вцепившись в шкатулку мертвой хваткой.

Незнакомец с силой начал дергать ту в свою сторону, но Валентин не собирался сдаваться и стоял насмерть.

– Карауууул! Помогитеее! Леся, немедленно звони в милицию, – продолжал орать он и, не придумав ничего лучше, клацнул челюстями и яростно вгрызся зубами в руку бандита. Тот взвыл раненым мамонтом и резко отпустил шкатулку. Валя со всей дури опрокинулся на пол и тут же, встав на четвереньки, с проворством ящерицы отполз к окну, продолжая надрываться: – Караууул! Люди, сюдаааа, на помооощь, наших бьюууут.

Олеся смотрела на всю эту баталию безумными глазами, не в силах даже сдвинуться с места. Ее как будто парализовало.

Матерясь на чем свет стоит, незнакомец крутанулся пару раз вокруг своей оси, вытирая кровь с прокушенного запястья. Гневно сверкнув глазами в прорезях маски, он выхватил из-за пояса пистолет и, наставив его на молодого человека, грубо приказал:

– А ну заткнись и давай сюда шкатулку, иначе в твоей голове появится лишняя дырка.

– Вот бандит, а, – тут же отмерла Олеся и кинулась на помощь другу. – Ты что, совсем уже с дуба рухнул, идиот, на живых людей пистолет наставлять?

Тот резко перевел грозное оружие на девушку.

– Еще один шаг, и в этом доме состоятся очередные похороны. Я, не задумываясь, продырявлю твоему другу голову, а потом и тебе, чтобы ему не было скучно на том свете.

– Да что тебе от нас нужно-то? – раздраженно воскликнула Олеся. – Бери что хочешь да уходи отсюда.

– Вот это уже совсем другой разговор, – нагло заулыбался преступник. – Будь умницей, возьми у этого зубастого придурка шкатулку и передай ее мне.

– Это кто здесь придурок? – очень бурно возмутился Валентин. – Ты только посмотри, ма шер, каков нахал! А на вид и не скажешь, вроде вполне приличный мужчина.

– Я кому сказал взять шкатулку? – строго повторил незнакомец, щелкая затвором пистолета. – Хочешь, чтобы его мозги растеклись по стенке? Мне ничего не стоит это сделать, я привычный.

– Нет-нет, не надо, я все сделаю, – испуганно вскрикнула Олеся, кидаясь к Валентину. – Давай сюда шкатулку, – велела она.

– Ни за что!

– Считаю до трех, – рявкнул бандит и снова передернул затвор.

– Валя, отдай шкатулку, – взвыла Олеся, с ужасом глядя на друга. – Пусть забирает и побыстрее уходит отсюда.

– Нет, – упрямо тявкнул Валентин, прижимая бесценную деревяшку к своей груди. – Только через мой труп.

– А это как пожелаешь! Мне ждать недосуг, и уж тем более уговаривать – время деньги, – процедил сквозь зубы незнакомец и равнодушно нажал на спуск.

Все произошло настолько стремительно и быстро, что Олеся не успела ничего сообразить и, действуя по инерции, загородила собой Валентина. Что-то сильно ударило ей в грудь, и она, резко развернувшись, схватилась за портьеру и опрокинулась вместе с ней на друга. Тот успел только охнуть, удариться затылком о подоконник, отчего из его глаз посыпались искры. От дикой боли в голове Валя не сразу осмыслил, что произошло, а когда понял, начал судорожно пытаться высвободиться, чтобы хоть чем-то помочь Олесе. Он запутался в шторах, которые сорвались и обрушились прямо на них, и беспомощно барахтался под тяжелой материей. Когда ему уже почти удалось выбраться наружу, он вдруг услышал грозный рык то ли собаки, то ли еще какого животного, а следом за этим испуганные, визгливые вопли преступника. Что там происходило в комнате, ему увидеть так и не удалось, потому что, поскользнувшись, он со всего маха снова ударился головой о подоконник, после чего в ушах как-то странно зазвенело, а перед глазами поплыли разноцветные круги. Через мгновение Валя провалился в спасительную обморочную пустоту, продолжая прижимать к своей груди заветный сундучок.


предыдущая глава | Кто в доме хозяйка? | cледующая глава