home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



15

– Валя, просыпайся, – осторожно будила друга Олеся, потряхивая его за плечо. – Уже вечер, ты проспал целый день. Вставай, ужинать пора.

– Я не хочу вставать, и никакого ужина мне не нужно.

– Почему? Ты же почти целые сутки ничего не ел, так и заболеть недолго.

– Вряд ли мне что-то в горло полезет, – буркнул Валентин, уткнувшись в подушку. – И болеть хуже, чем я болею сейчас, уже невозможно.

– В другой раз будешь знать, как напиваться до такого состояния, алкоголик несчастный!

– Ой, ради бога, говори потише, у меня сейчас голова треснет.

– Так тебе и надо. На, выпей вот это.

– Что, опять самогон? – простонал Валентин. – Нет уж, увольте, господа хорошие, я лучше воздержусь.

– Да какой самогон? – засмеялась Олеся. – Я тебе лекарство для облегчения похмельного синдрома принесла и уже две таблетки в воде растворила.

– Откуда у тебя взялось это лекарство?

– Попросила Сергея, он специально в аптеку за ним съездил. На, выпей, сразу легче станет.

Валентин нехотя повернулся к девушке и, взяв из ее рук стакан, выпил содержимое. После этого он снова откинул голову на подушку и вполне серьезно произнес:

– Леся, дорогая моя, если ты еще хоть раз увидишь в моих руках стакан со спиртным, отруби мне эти руки к чертям собачьим.

– Хорошо, я так и сделаю, – улыбнулась она. – Ты немного полежи, а как полегчает, приходи на кухню, Сережа ужин приготовил и стол накрыл. Он тоже с нами поужинает, если ты не против?!

– Ты же никогда не ужинаешь.

– А Сергей бескалорийный ужин приготовил, специально для меня постарался, – лукаво улыбнулась Олеся. – Так что все нормально, и моей фигуре ничто не грозит.

– Я смотрю, вы уже спелись? – горько вздохнул Валя. – Вот так всегда, стоит мне только к кому-то привязаться, как он меня бессовестно меняет на другой объект. Ох, жизнь моя жестянка, а ну ее в болото!

– Я ни с кем не спевалась, это вы с ним чуть не спились, то есть ты чуть не спился, – засмеялась девушка. – Сережа очень интересный молодой человек, так много всего знает. А в основном мы с ним конечно же про мою прабабку разговариваем. Мне все интересно про нее знать, ты же понимаешь. Кстати, я была на двух его пасеках, мне очень понравилось. Оказывается, пчелы – это очень интересно, у них своя жизнь, и вся расписана как по нотам.

– Я тоже был на одной пасеке, но мало что запомнил, – болезненно сморщился Валентин. – Все как в тумане.

– Еще бы не в тумане после такого количества самогона! – засмеялась Олеся. – Ну, как ты? Легче становится? – заботливо поинтересовалась она.

– Да, вроде и правда отпускает, – с удивлением заметил Валя. – Как, ты говоришь, называются эти таблетки?

– А вот это тебе знать совсем не обязательно. Надеюсь, что они тебе больше никогда не понадобятся.

– Я тоже на это надеюсь, но, мало ли!

– Никаких мало ли, и чтобы я больше вообще никогда этого не слышала. Ишь, какой выпивоха выискался! – прикрикнула на друга Олеся. – Ты даже и представить себе не можешь, что ты начинаешь вытворять в пьяном угаре.

– А что я натворил? – испуганно округлил глаза Валя. – Неужели что-нибудь вульгарное? Боже мой, какой кошмар!

– Успокойся, ничего такого вульгарного не было, но несешь ты такой бред, что мама не горюй, – засмеялась девушка. – Давай-ка, дружок, поднимайся потихоньку, чем больше будешь лежать, тем хуже. Нужно двигаться, чтобы кровь по жилам побежала и разогнала твою головную боль. Пойди умойся, приведи себя в порядок и приходи на кухню, мы с Сережей тебя там ждем.

– А почему вы на кухне стол накрыли, а не в столовой? Это же моветон, милочка. Совсем неэстетично кушать там, где готовится пища, – сморщился Валя. – Ты же княжеских кровей, ма шер, нужно быть на уровне.

– Ого, я смотрю, тебе уже заметно полегчало? – проговорила Олеся, грозно сдвинув брови. – А ну быстро отрывай свою задницу от матраса и шагом марш в ванную. Через пять минут чтобы был на кухне, иначе останешься без ужина. Ишь, «граф Замазкин» какой нашелся, не там ему, видишь ли, стол накрыли. Скажи спасибо, что я тебя еще приглашаю к столу, за твои выкрутасы тебя вообще кормить не стоит.

– Ты не права, ма шер, морить голодом гостей, это...

– Сам встанешь или тебе помочь? – «ласково» поинтересовалась Олеся, не дав Валентину договорить. – Пинка для скорости не хочешь?

– Но-но-но, полегче! – фыркнул тот, встал с кровати и, демонстративно задрав нос, величаво продефилировал к двери. – Какая вульгарная невоспитанность, а еще княжна, – все же не удержавшись, высказался он. – И когда ты только научишься культурно разговаривать?

Олеся с улыбкой наблюдала за другом.

Через пятнадцать минут, уже умытый и причесанный, Валентин присоединился к Олесе и Сергею и, сморщив нос, придирчиво посмотрел на сервированный стол. Взяв вилку, он осторожно попробовал то, что ему положила на тарелку Олеся, а потом, сам того не замечая, за разговорами, с аппетитом съел все, что там было.

– Ну вот, а говорил, что в горло ничего не полезет, – засмеялась Олеся. – Вон как все умял, аж за ушами трещало.

– Так вкусно же, – ответил Валя. – Неужели и правда ты сам все это приготовил? – спросил он у Сергея.

– Собственными руками, – гордо ответил тот. – Это у меня еще времени мало было, а так я знаешь какие деликатесы могу сварганить, пальчики оближешь!

– Леська, тебе нужно как следует присмотреться к этому молодому человеку, – заметил Валентин, подмигивая подруге.

– В каком смысле? – не поняла та.

– Я бы на твоем месте выскочил за него замуж без промедления, жаль, что меня он не возьмет.

– Господи, вы что, сговорились сегодня? – простонала девушка. – Ни за какой замуж я не хочу.

– Почему?

– Потому что если путь к сердцу мужчины лежит через его желудок, то к сердцу женщины совсем через другой орган, – огрызнулась Олеся. – И прекрати, пожалуйста, эти дурацкие разговоры, мне еще рано думать о замужестве.

– А через какой орган у женщины? – с любопытством спросил Сергей, не обращая внимания на раздражение девушки.

– Я бы тебе сейчас сказала, но не хочу показаться невоспитанной и грубой, – с ехидством ответила Олеся.

– И все же? – не сдался пасечник.

– Догадайся с трех раз.

– А если догадаюсь?

– Тогда я подумаю над твоим предложением... может быть.

– Эй, эй, друзья мои, а это ничего, что я здесь сижу, слушаю и ни черта не понимаю, о чем речь? – возмутился Валентин. – Ма шер, он что, уже сделал тебе предложение?

– Вроде того, – буркнула Олеся.

– И ты не хочешь сказать ему волнующее да?

– С какой это радости я должна до такой степени разволноваться? – фыркнула она.

– С ума сошла? Ты только посмотри на Сержа, какие мышцы, посмотри, какой профиль! А глаза! Это же кошмар, что за глаза, я таких сексуальных в жизни своей не видел! Да ты просто дуреха, если отказываешь такому... такому... ух какому парню.

– А вот это уже не твоего ума дело. Нечего лезть, куда тебя не просят, – огрызнулась девушка. – Позволь мне самой решать, дуреха я или умница. Моя личная жизнь – это моя личная жизнь, и совать в нее свой нос я никому не позволю.

– Нет, ты не права, дорогая...

– Я смотрю, ты уже наелся? – резко перебила девушка друга. – Вот и отлично! Тогда быстро вали отсюда, я буду посуду мыть, – велела она и тут же начала сгребать тарелки со стола и с грохотом кидать их в раковину. – Тебя это тоже касается, между прочим, – сказала девушка Сергею.

– Надо уходить, – вздохнул Валя. – Леське под горячую руку лучше не попадаться. Давай, Серж, переждем ее плохое настроение у телевизора.

– У какого телевизора? Какой может быть телевизор, когда совсем недавно в доме человек умер? – возмутилась девушка, с укором глядя на молодых людей. – И не стыдно вам?

– Я здесь ни при чем, это он предложил, – показал Сергей на Валю. – Пожалуй, я лучше домой пойду, у меня дел невпроворот, а я и так долго здесь задержался, – неожиданно заторопился он. – А завтра, с вашего позволения, снова приду к вам в гости, когда освобожусь.

– Завтра милости просим, – лениво улыбнулась Олеся. – А сейчас, ты прав, лучше иди домой, до свидания, Сережа.

Молодой человек ушел, а Валя продолжал сидеть за столом, наблюдая за подругой.

– Ты чего здесь сидишь? – спросила она.

– А что делать-то? Ты сама сказала, что телевизор смотреть нельзя, а больше в этой деревне и заняться нечем, – недовольно проворчал Валя, но тут же, что-то вспомнив, расплылся в радостной улыбке. – Ма шер, а ты, случайно, не забыла о нашем с тобой уговоре?

– О каком еще уговоре? – нахмурилась девушка.

– Два дня назад мы с тобой решили провести кое-какой эксперимент с заклинаниями. Но, так как вчера день для этого был не вполне подходящим, я думаю, что мы запросто можем наверстать упущенное сегодня.

– О господи, ты снова за свое? – простонала Олеся. – Я уж думала, что ты давно забыл об этом.

– Как можно, ма шер? – еще шире улыбнулся Валентин. – Я никогда ничего не забываю, так что давай-ка, моя дорогая, вперед и с песней.

– Валь, ты что, это серьезно? Может, хватит всякой ерундой страдать?

– Я подозреваю, что ты хочешь отказаться от своего обещания? – возмутился он. – Это нечестно и непорядочно, ма шер. Уговор дороже денег, между прочим.

– Никакого уговора не было, и я тебе ничего не обещала, просто сказала, что посмотрим. И вообще, я считаю, что все это ерунда на постном масле, и у меня совершенно отсутствует желание играть в эти детские игры.

– Даже слушать ничего не желаю, ты дала мне слово и обязана его сдержать! Давай-ка быстро купай тарелки, а я сейчас пойду в спальню и принесу книгу, чтобы выбрать что-нибудь безобидное, – по-деловому распорядился Валентин и, вскочив со стула, опрометью бросился из кухни. – Вот интересно, в доме найдутся свечи? Если я не ошибаюсь, кажется, я видел их в гостиной, – уже на ходу пробормотал он.

– Валя, очень тебя прошу, прекрати, пожалуйста, заниматься ерундой, – простонала ему вслед Олеся, но его уже как ветром сдуло. – Вот фантазер неугомонный! – недовольно проворчала она и раздраженно бросила недомытую тарелку в раковину. Та звонко дзинькнула и развалилась на несколько частей. Девушка недоуменно посмотрела на осколки, а потом на свои руки: – И что со мной творится? Нервы совсем ни к черту. Нужно выпить успокоительного, а то такими темпами я всю посуду в доме переколочу. Спрашивается, при чем здесь тарелки, если у меня настроение паршивое? Нужно учиться держать себя в руках при любых обстоятельствах, так всегда говорил мой дед, а он был очень умным человеком. Ладно, будем считать, что эта тарелка разбилась к счастью.

А Валентин тем временем пулей влетел в спальню и тут же полез в шкаф, куда Олеся спрятала шкатулку. Он был сейчас так возбужден в предвкушении эксперимента, что даже не заметил, как с его появлением в комнате некто неизвестный торопливо спрятался за портьеру. Валя вытащил шкатулку и так же стремительно, как и вошел, выбежал из спальни. Незнакомец все это время стоял в напряженной позе, боясь даже пошевелиться, чтобы не привлечь к себе внимания. Как только он услышал, что торопливые шаги молодого человека удаляются, он осторожно выглянул из-за портьеры и облегченно вздохнул.

– Еще немного, и я бы не успел спрятаться. Как не вовремя его сюда принесло, – сплюнул он. – Теперь нужно ждать, пока эти чертовы хозяева спать улягутся, и если не получится найти то, что нужно, тогда... тогда, похоже, придется приводить в действие план номер два. Не хотелось бы, конечно, но за такие деньги, что мне обещали, я весь этот поселок порешу не моргнув глазом, – усмехнулся он и, вытащив из-за пояса пистолет, очень аккуратно и не спеша привинтил к нему глушитель.


предыдущая глава | Кто в доме хозяйка? | cледующая глава