home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 3 МАГАЗИН

Торговый зал, нельзя сказать, чтобы был полон. Но покупатели имелись. Причем не как обычно с пластиковыми корзинками, сегодня предпочтением пользовались металлические тележки. Посетители напоминали частицы с одинаковыми зарядами, ну которые друг от друга отталкиваются. Межличностные дистанции составляли полтора — два метра, ближе друг к другу не подходили.

Полки были несколько бедноваты. В России много умных, а еще больше сообразительных — народ, вероятно, уже с вечера стал по оптовому закупаться. Или с раннего утра набег на магазины успел сделать. Это Гастер долго поспать изволил, потом неспешно завтракал, а люди не дремали. На инстинкте сработали. В преддверии тяжелых времен. Пусть даже возможных.

В одну тележку все запланированные покупки не вошли, да и рюкзак с собой был не бездонный. Поэтому приобретена была только часть из списка, оплачена и скорейшим образом доставлена домой.

Второе посещение магазина было не столь безоблачно. По дороге встретился подозрительный гражданин. Дерганая походка, дескоординированные движения верхних конечностей, взгляд… Взгляда собственно не было, имели место быть неживые мутно-серые глаза. Как пуговицы. Кожа землисто — серая, какая-то пластмассовая. Одежда — как черти по болоту три дня таскали.

Кусака — молнией сверкнуло в голове Гастера. Давно он так не бегал. Как атлет олимпийский. Как ветер. Не знаю с чем даже сравнить. Но прибежал правильно — в магазин. Вроде и отсутствовал менее получаса, но атмосфера в торговом зале претерпела кардинальные изменения.

Покупатели уже не выбирали, а гребли со стеллажей все до чего дотягивалась рука. Без разбора. Не всегда нужное. Ну зачем, спрашивается тебе родной, не один десяток упаковок лаврового листа. Или пол корзины соевого соуса. На полу мешались под ногами разбитые банки с консервациями, раздавленные упаковки с вермишелью, полторашки с минералкой.

Тележки сталкивались между собой, что вызывало несколько не адекватную реакцию посетителей магазина. Раньше бы улыбнулись друг другу, извинились вежливо и пошли за необходимым. А сейчас — злые взгляды, мат шепотком или в полный голос, вот-вот лица друг другу бить будут. А вот уже и бьют, причем не мужики брутальные, а две упитанные дамы пенсионного возраста. Зло так, но неумело. Инцидент возник из-за банок с морской капустой. Не поделили.

Так, с колбасой Гастер, похоже, пролетел. И шоколадок уже не осталось. Берем с нижней полки незамеченные сладкоежками пакетики с карамельками. В народе их еще зовут Дунькина радость. Больше никаких конфетиков нет. А вот гречневая каша с мясом почему-то осталась не востребованной. Пяток банок — но и то хлеб. Хлеба, кстати, тоже нет. И пряников, и печенья, вафельки так же отсутствуют.

Берем все что угодно. Что можно на зуб положить. Три баночки горчицы, два пакета майонеза, хрен до кучи, четыре банки. Поищем что-то посущественней. Выбора совершенно нет. Берем и морскую капусту, не зря же дамы из-за нее бились смертным боем. Каперсы — возьмем и каперсы. Томатная паста, чипсы, никогда эту отраву не ел, а видимо придется.

А вот это здорово — два блока разовых зажигалок, упаковки с мусорными пакетами, влажные салфетки. Помнится, в югославских блокированных городских поселениях пластиковые пакеты быстро стали дефицитом. Канализация то скоренько без ухода перестает работать. Унитазом по-старому уже не воспользуешься. Тут и пакетики будут сильно востребованы.

Корзина полная. Оплачиваем. Стрелой домой. А еще раз до лавки слабо сходить? Вроде пока светло, да и зомби еще толпами не шарашатся. Кусаками их больше называть не будем, как-то не литературно, по местечковому. А зомби — это как из — под пера современного классика сетевой литературы. Интеллигентно. По — книжному.

Третий поход в магазин совсем не порадовал. Как осуждаемый ранее мужичек набрал непонятных специй, крахмала, панировочных сухарей, посыпку для торта и еще немного чего — то условно съедобного. От супруги за такое покупательское поведение по приезду может и попасть немного, так что позднее вынесем эти спонтанные покупки на мусорку. Чтоб не позориться в глазах благоверной.

Ноги гудят, организм в целом тоже совсем устал. Сегодня уже никуда не пойду. Гастер занялся разборкой и сортировкой приобретенного. Что-то в холодильник, остальное тоже с глаз долой, дабы не привлекало внимания посторонних. Подальше положишь — поближе возьмешь.

Ванна и все имеющиеся в квартире свободные емкости наполнены водой, пить то живому организму тоже ежедневно неоднократно надобно. Плотно кушаем скоропортящееся, немножко вискарика, именно немножко — в сложившихся обстоятельствах мозги мутить не надо, себе дороже выйдет.

Голод телесный удовлетворен, займемся устранением информационного. В окнах тишь да гладь, народ по норкам ховается, экстренные службы тоже сегодня меньше на улицах присутствуют. Промелькнули только машины вида армейского в сторону центра. Немного. Три. Но раньше и подобного не было. Здесь у нас гражданское поселение, а не военный городок.

Телевизор сегодня вечером невнятный какой-то, по всем доступным каналам сериалы. Хорошо хоть не маленьких лебедей транслируют. Гастер во время этого знакового телепоказа уже в здравом уме был. Хорошо запомнил. Чем все это закончилось.

В перерывах между фильмами говорящие головы успокаивают. Все под контролем. Имеются отдельные факты. Опять же лишний раз на улицу не выходить. Соблюдать спокойствие и общественный порядок. Власть, она как Карлсон — ей сверху все видней.

Интернет уже несколько поинформативней. Обилие роликов с телефона про зомби — данное слово уже плотно вошло в просторечие. Экзальтированные подростки обоих полов и лица вполне зрелого возраста демонстрируют свои покусанные части тела, повествуя о пережитых приключениях. Ну хоть какое-то разнообразие в жизни поимели, были как все, а тут с ними вон что случилось. Герои нашего времени, ситуационные.

Складывалось впечатление, что чем больше город, тем данные события в нем происходят активнее. Гастер нашел даже ролик, где одна девица из отдаленной сельской местности сожалела, что в мегаполисах вон какая движуха, а в их болоте, это по ее словам, опять ничего такого не происходит. Ой, дурища, не понимаешь ты своего счастья, подумал Гастер.

Областные центры, не миллионники, зомбствовали меньше. Родной город Гастера, по сравнению с первопрестольной, выглядел тихой заводью.

Пора и отдохнуть, но сначала подумаем о завтра. Гастер где-то читал, что планирование — это подготовка сегодня к завтрашнему дню. А что наметим на завтра — первое — ведем себя очень осторожно, бережемся всеми силами, второе — надо бы укомплектовать аптечку, только мертвые не болеют, третье — как уже выше было сказано — бар требует пополнения. Последнее не критично, но в трудные времена в России — водка есть жидкая валюта, в смысле всеобщий эквивалент обмена.


ГЛАВА 2 УТРО | Гастер 2 | ГЛАВА 4 АПТЕКА