home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 18

– Господи Иисусе, Вестерфельдт! Чем вы, проклятье, думали, когда делали это?!

Уоллес Каннинг навис над своим столом, опершись о столешницу, как будто собирался броситься и вцепиться в стоящего перед ним человека. Лицо консула перекосилось от ярости, глаза сверкали, но полковник Брайан Вестерфельдт не уступал.

– Я ничего не делал. – Он говорил тихо, но в голосе слышалось волнение – не дрожь, а так, легкое напряжение. Видимо, и ему спокойствие давалось не совсем просто.

– Но кто-то ведь это сделал! – прошипел Каннинг. – Ты глу..!

Он со стуком захлопнул рот, силясь взять себя в руки, и тяжело опустился в кресло. Вестерфельдт начал говорить, но свирепый удар кулаком по столу оборвал его. Каннинг закрыл глаза. Все мышцы ныли от напряжения. Он глубоко вдохнул и заставил себя думать.

Слава богу, адмирал отбыл в Республику до того, как операция в самом буквальном смысле взлетела на воздух! Консул проглотил горький полуистерический смешок по поводу выбранного им самим определения и открыл глаза. Вся их тщательная работа, весь план прикрытия лаборатории, фальшивые записи – все впустую. Хуже: теперь, когда «неизвестные преступники» положили почти шестьдесят полевых специалистов, АЗА ни за что не успокоится! А если горе-ищейки зевнут оставленный для них фальшивый след? Они могут.

– Ладно, – проворчал он уже спокойнее. – Я жду. Что произошло и как?

– Я известил Саммерваля в точности по уговору, – осторожно начал Вестерфельдт. – Как вы знаете, мы обещали предупредить его, поскольку он все равно знал о наших каналах в АЗА. Не сделай мы этого, Изварян и Мацуко, принявшись допрашивать людей из лаборатории, наверняка почуяли бы неладное. Любому покажется странным, что Контора даже не пыталась спасти довольно прибыльное предприятие, и…

– Я знаю о нашем обещании предупредить его, – холодно перебил Каннинг. – Но кто вас просил сообщать о предстоящем налете? Проклятье, полковник… им полагалось быть пойманными!

– Это-то я и пытаюсь вам объяснить, сэр, – Вестерфельдт едва не сорвался на крик. – Я не предупреждал его о рейде. Я и слова ему об этом не сказал!

– Что? – Каннинг резко откинулся на спинку стула и уставился на подчиненного. – Тогда как они узнали?

– Я могу только строить предположения, сэр. Возможно, Саммерваль проявил слишком много усердия по обеспечению безопасности. По-моему, он завел собственных агентов в качестве дублирующего источника информации. Должно быть, они-то и стукнули ему о приближении Изваряна, поскольку я точно этого не делал!

– Но почему, черт подери, он взорвал лабораторию?! – почти жалобно вопросил Каннинг. – Мы в жизни не приказывали ему ничего подобного!

– Это… в конце концов, может быть, моя вина, сэр, – несчастным голосом признал Вестерфельдт. – Саммерваль спросил меня, как поступить с оборудованием, и я не дал ему конкретных инструкций. – Каннинг злобно уставился на него, и Вестерфельдт вспыхнул от возмущения. – Проклятье, сэр! Я не сомневался, что он просто бросит все и удерет! С какой стати мне было думать иначе? Я же не знал, что он такой псих! Люди Гоуэна завербовали его на Мантикоре. Если бы они располагали информацией о его неуправляемости, то и близко бы к нему не подошли. Несмотря на самые заманчивые рекомендации.

– Хорошо, хорошо! – Каннинг замахал руками. – Исправить случившееся мы не в силах, но по крайней мере этот долбаный мантикорец убил подлеца за нас. Да, и почему в зоне происшествия оказалось несколько винтовок, полковник?

– Богом клянусь, я не знаю, сэр. Насколько мне известно, сейчас все доставленные винтовки спрятаны у Шамана в пещерах. Я на всякий случай приказал пересчитать содержимое основной площадки, как только узнал о приключившейся параше. Они еще не закончили, но пока что все совпадает. Боюсь, стреляли не из наших винтовок, сэр.

– О, черт! – пробормотал Каннинг, обхватив руками голову и уставившись на столешницу.

– Должно быть, их изготовили сами ходульники, сэр, – произнес Вестерфельдт уже более спокойно. – Шаману приходилось выдавать их для тренировок. После мы их изымали, но, возможно, один из проклятых дикарей унес домой идею. Если мы собрались дать им оружие, которое выглядит как предмет местного производства, следовало опасаться, что в один прекрасный момент кто-нибудь и в самом деле додумается его изготовить. И еще сообразит, как делать порох и отливать пули.

– Это просто чертовски здорово! – простонал Каннинг. Он уперся взглядом в Вестерфельдта. – Даже если вы не давали приказа взрывать лабораторию, полковник, за полевые операции отвечаете вы. Ваша куча дерьма – вы ее и убирайте!

– Но как? – Вестерфельдт шагнул ближе к столу, почти с мольбой во взгляде.

– Не знаю. – Каннинг мягко опустил кулак на столешницу, затем глубоко втянул воздух. – Ладно. АЗА знает об инопланетном генезисе операции, но до сих пор понятия не имеет о нашей причастности. Этот маньяк не взорвал электроподстанции. Когда ищейки отследят их выходы, у них окажется прочная ниточка, ведущая домой, на Мантикору.

Вестерфельдт молча кивнул, и Каннинг в задумчивости пожевал губами. Он обязан доложить. Он знал, что обязан. Но если это сделать, наверху отменят всю операцию. Если не удастся повесить все на Вестерфельдта, адмирал и Разведка распнут самого консула. С другой стороны, как он только что сказал полковнику, по-прежнему нет никаких прямых доказательств, что Хевен связан с взрывом.

Ну что ж. Если Харрингтон и Мацуко не догадаются об участии Хевена, то каким образом они выйдут на Каннинга? Винтовки. Они уже знают об этих проклятых винтовках, и обе непременно оценят потенциальную опасность, исходящую от добычи. А оценят – бросятся принимать экстренные меры… Плевать: поскольку комиссар с коммандером не в курсе планов Республики, все их предосторожности вряд ли ее остановят.

Консул стиснул зубы. Малоприятное занятие – цепляться за соломинку. Однако альтернатива соломинке отсутствовала, и выбирать не приходилось. Если он доложит наверх и операцию свернут, то вместе с ней свернется и его карьера. Каннинга утащат домой и, в качестве примера для других кретинов, заживо похоронят в одном из жилых комплексов для пролов, посадив на базовое жизненное пособие вместе со всеми остальными долистскими подонками. А ведь консул вышел из аристократической семьи Законодателей. Все друзья, все прочие бесполезные трутни, получающие вместе с ним БЖП, – все они узнают о его позоре. Они станут смеяться над ним, а этого он вынести не мог.

Не мог.

Однако какой у него выбор? Разве что?..

Каннинг заставил челюсти разомкнуться и расправил плечи. Если он предупредит Разведку, операцию отменят, и ему конец. Если он не предупредит их и операция начнется по расписанию, но провалится, ему все равно конец. За то, что не предупредил. Но если операция удастся, он может выжить. Прочие Законодатели немало должны его семье. Они это проглотят, может, даже поаплодируют его железным нервам и решительности в доведении дела до успешного конца, несмотря на препятствия…

Один шанс из трех, но шансы в тридцать три процента бесконечно больше нуля… и это единственная возможность выжить.

– Ладно, полковник, – произнес консул холодно. – Вот что вам следует предпринять. Сначала свяжитесь со своими людьми в АЗА. Если Харрингтон еще не нашла отводок в коллекторе Мацуко самостоятельно, помогите ей любым возможным способом. Далее. Установите наблюдение за их военными силами. Я должен быть в курсе и боевых приготовлений в анклавах, и размещения на планете морпехов коммандера Харрингтон. Затем вы уберетесь на главную площадку. Меня не волнует, как вы это сделаете, но вы придержите Шамана еще на три недели. Три недели, полковник! Если Юнг к тому времени не объявится, мы запустим операцию без него. Ясно?

Вестерфельдт склонил голову, и Каннинг почти услышал, как в голове у полковника зашевелились мысли, выстраиваясь в логическую схему, пройденную консулом минуту назад. Офицер медленно наклонил голову: до него дошло. Выживет Каннинг – выживет и он. Каннинг падет – и его сожрут за компанию с руководителем операции.

– Да, сэр, – бесстрастно произнес полковник. – Я понял. Я все понял, мистер консул.

Он еще раз коротко кивнул и исчез за дверью кабинета.



* * * | Космическая станция «Василиск» | * * *