home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 7

Когда Виктория вошла в люк, офицеры в центральном посту, расположенном сразу за боевой рубкой «Бесстрашного», встали. Она знаком велела им сесть и сама опустилась в кресло, обратив к коллегам бесстрастное лицо, но в ее резких жестах чувствовалось напряжение.

– Леди и джентльмены, – начала она без предисловий, – через час «Чудотворец» уходит на Мантикору для ремонта. – Маккеон удивленно выпрямился, но она спокойно продолжала. – Капитан Юнг отправляется вместе с ним. Таким образом, «Бесстрашный» оказывается единственным кораблем Флота Ее Величества в системе… а я – старшим офицером пикета.

Виктория позволила себе крохотную улыбку, когда по отсеку прокатилось почти осязаемое смятение, но глаза ее оставались ледяными. Она пыталась вдохновить их открывающимися возможностями и гордостью за самих себя, но наткнулась на каменную стену. Очень хорошо. Раз офицеры не откликнулись на приглашение выполнять обязанности просто ради самоуважения, капитан попробует другие средства.

– Нет нужды говорить, что это налагает на нас массу обязательств, многие из которых противоречат друг другу. Однако мы, как бы то ни было, остаемся Кораблем Ее Величества и будем выполнять свои обязанности. Ясно?

Холодные карие глаза, казалось, пронзали их всех по очереди, и Маккеон слегка шевельнулся в кресле, когда они задержались на нем. Он вскинул подбородок, но ничего не сказал, и Виктория кивнула.

– Хорошо. В таком случае, не перейти ли нам непосредственно к изучению поставленной задачи?

Она пробежалась пальцами по клавиатуре своего компьютера, и в воздухе над столом зажглась мелкомасштабная голограмма системы Василиска с ярко-красным курсором.

– У нас имеется один-единственный корабль, леди и джентльмены, и наша проблема, говоря простыми словами, заключается в том, что один корабль не может находиться одновременно нескольких местах. Флот обязан оказывать Астроконтролю Василиска поддержку в управлении транспортным потоком, проходящим через терминал, включая, при необходимости, таможенные проверки. Вдобавок на нас висят: инспекция всего движения на Медузе и на орбитальных сооружениях планеты, поддержка комиссар-резидента и полиции Агентства по защите аборигенов, личная охрана всех посещающих планету немедузиан и, наконец, такая мелочь, как обеспечение безопасности системы в целом от любой внешней угрозы. Чтобы управиться со всем, крейсеру надлежит находиться здесь, – курсор мигнул поблизости от орбиты Медузы, – здесь, – он появился между бусин вокруг сетевого терминала, – и, главным образом, здесь.

Огонек описал широкую дугу вокруг системы, в радиусе двадцати двух световых минут, включая гиперграницы звезды класса G5.

Виктория позволила курсору несколько секунд побегать по всему изображению, выключила голограмму и сложила руки на столешнице перед собой.

– Ситуация очевидна. Тем не менее я получила инструкции от капитана Юнга и буду их выполнять.

Маккеон, ни проронив ни слова, недоверчиво уставился на нее. Она что – серьезно?! Капитан сама только что доказала нереальность их задачи.

Так вот чем она занималась у себя в каюте в течение трех часов, с тех пор как вернулась с «Чудотворца». Харриштон в одиночку билась над осуществлением невозможного, не пытаясь привлечь подчиненных офицеров, один раз уже доказавших ей свою полную бесполезность

Старпом сжал под столом кулаки. Конечную ответственность в любом случае несет Харрингтон, но у капитанов есть команда, особенно старшие помощники, специально предназначенные для поддержки в подобных ситуациях. Более того, Маккеон уловил явный злой умысел. Лейтенант-коммандер и раньше подозревал, что между его капитаном и Юнгом произошло нечто странное, теперь он знал это наверняка. Бросая станцию почти на произвол судьбы, Юнг подвергал собственную карьеру смертельной опасности. Видимо, у него имеется покровительство и влияние для предотвращения прямой катастрофы. А вот если Харрингтон не справится со сваленной на нее ответственностью…

Он внутренне передернулся и сосредоточил внимание на капитане.

– Лейтенант Веницелос.

– Да, мэм?

– Вам надлежит отобрать тридцать пять рядовых и одного младшего офицера для специального задания. «Бесстрашному» предписано сопровождать «Чудотворца» к терминалу. Как только «Чудотворец» уйдет, я высажу вас и отобранный вами персонал на терминале и оставлю вам два бота. Вы встретитесь с персоналом Контроля Василиска и примете на себя обязанности офицера безопасности с полномочиями таможенника. Понятно?

Веницелос тупо вытаращился на нее, и даже Маккеон захлопал глазами. Неслыханно! Но может сработать, признал он почти неохотно. В отличие от катеров, боты достаточно велики, чтобы нести импеллеры, инерционные компенсаторы и легкое вооружение. Пусть по сравнению с нормальным боевым кораблем их оружие не страшнее пугачей и рогаток, но для поддержания порядка среди мирных торговцев его вполне достаточно.

Однако Веницелос всего лишь лейтенант, и он окажется в десяти часах связи от своего командира, полностью предоставленный самому себе. Одно неверное решение может разрушить не только его собственную карьеру, но и карьеру Харрингтон. Судя по побледневшему лицу, Веницелоса посетила точно такая же мысль.

– Э-э, да, мэм! Понятно!

– Хорошо.

Виктория еще мгновение спокойно его рассматривала, оценивая его тревогу и неуверенность, и заставила себя наступить на горло сочувствию. Ей самой было на три года меньше, чем ему сейчас, когда она приняла командование канонеркой «113». Если лейтенант сваляет дурака, отвечать за него придется Харрингтон. Уж Павел Юнг со своими дружками расстарается. Главное – не проговориться об этом Веницелосу.

– Я оставлю для вас подробные инструкции, – тон ее несколько смягчился, и молодой офицер вздохнул с неприкрытым облегчением. – Но если потребует ситуация, вам придется проявить инициативу и принимать собственные решения.

Он снова кивнул с несчастным видом, а тяжелый взгляд капитана упал на Доминику Сантос.

– Да, капитан? – Лейтенант-коммандер держалась гораздо спокойнее, поскольку никому не придет в голову отправить в командировку собственного стармеха.

– Я хочу, чтобы вы посовещались с лейтенантом Веницелосом до его отбытия. А также со старпомом. Прежде чем лейтенант покинет нас, мне нужна полная инвентаризация имеющихся в нашем распоряжении разведывательных модулей.

Сантос кивнула и набила заметку в свой блокнот.

– Да, мэм. Могу я спросить о цели инвентаризации?

– Можете. Когда вы ее закончите, я хочу, чтобы вы и ваш отдел начали снимать с ракет сенсорные блоки и монтировать их на малые маневровые двигатели и астрогационные приборы, работающие в автономном режиме. – Спокойствие Сантос заметно пошатнулось. – Возможно, мы управимся с задачей путем установки сенсоров наподобие стандартных предупредительных и навигационных маяков. Если нет, я хочу, чтобы проект системы, способной работать, лежал у меня на столе к тринадцати ноль-ноль.

Старший механик хорошо скрыла свое смятение, но Виктория почти чувствовала, как мечутся ее мысли, а перед внутренним взором проступают масштабы работ. Одних только человеко-часов уйдет кошмарное количество, а если придется все изобретать с нуля…

– Как только мы высадим лейтенанта Веницелоса и его группу, – продолжала Харрингтон тем же бесстрастным, спокойным тоном, – «Бесстрашный» начнет описывать сферическую орбиту в радиусе десяти световых минут от Василиска. Надеюсь, лейтенант Стромболи, – астрогатор подпрыгнул в своем кресле, – просчитает самый короткий курс, и мы разместим наши модули в качестве стационарных сенсорных платформ. Я понимаю, их почти наверняка не хватит на всю сферу, и, поскольку силами одного крейсера невозможно качественно совершать патрульные облеты, нам придется прикрыть наиболее вероятные векторы подхода.

– Вы хотите укомплектовать модули двигателями для стабилизации их положения, мэм? – спросила Сантос.

– Именно это я и сказала, коммандер.

– Но… – Инженер поймала ледяной взгляд капитана и произнесла совсем не то, что собиралась: – Думаю, вы правы насчет модулей с сенсорными блоками, мэм, но количество, о котором вы говорите, в момент вычистит наши запасы. Нам придется на скорую руку собрать столько движков и астроблоков, что я даже не знаю, останутся ли у нас запчасти.

– Чего у нас нет, мы сделаем. Чего мы не сможем сделать, реквизируем у Контроля Василиска. Чего не сможем реквизировать – украдем. – Виктория невесело усмехнулась. – Такой ответ вас устроит, коммандер Сантос?

– Да, мэм.

– Один момент, капитан, – услышал Маккеон свой голос.

Взгляд, скользнувший к нему, казалось, еще потяжелел, в нем появилась осторожность и, возможно, след удивления.

– Да, старпом?

– Я пока не знаю, сколько зондов у нас на складе, мэм, но уверен, их не хватит для полного покрытия системы. – Он понимал, что говорит жестко.

Старпом принял участие в решении проблемы впервые с момента, как Харрингтон ступила на борт. Это было… странно. Неестественно.

– И? – подтолкнула его капитан.

– Существует также проблема их надежности, мэм. Они не рассчитаны на большую дальность. Но ее можно увеличить путем настройки на проблесковую активность. В пассивном режиме они могут обнаружить включенный импеллерный двигатель в радиусе чуть больше двадцати световых минут. Если на них установить дополнительный патрон на десять секунд, диапазон увеличится больше чем на половину светового часа.

Виктория кивнула. Скорость корабля в нормальном пространстве не превышает 0, 8 световой.

– Если мы настроим их на срабатывание, скажем, по тридцать секунд раз в полчаса, они смогут отсечь любое прибывающее судно в нормальном пространстве как минимум за двадцать световых минут. Времени среагировать у нас будет предостаточно, а модули прослужат примерно вшестеро дольше.

– Отличное решение, старпом.

Маккеон наконец вылез из своей скорлупы, и Харрингтон улыбнулась ему. Тут он, словно пожалев о минутной слабости, снова надел на себя свою каменную маску, и Виктория сама нахмурилась.

– Лейтенант Веницелос.

– Да, мэм?

– На время вашего отсутствия ваши обязанности примет на себя младший лейтенант Кардонес. В добавление к прочим заботам, я попросила бы вас до отбытия разработать с ним схему оптимального размещения модулей. Данные вам предоставят лейтенант-коммандер Сантос и лейтенант-коммандер Маккеон. Надеюсь, часа им хватит.

– Да, мэм.

– Очень хорошо. Когда мы сбросим боты и разместим наши платформы, я собираюсь вывести корабль на орбиту Медузы. Затем мне необходимо как можно скорее встретиться и пообщаться с комиссар-резидентом. Оставшись без ботов, нам во всех инспекциях придется полагаться на катера. Поскольку на них нет импеллеров, для переброски их с орбиты на орбиту потребуется сам «Бесстрашный». Более того, планета лежит в трех световых минутах от предполагаемого внутреннего кольца модулей, а у наших бортовых сенсоров куда более широкий радиус действия, чем у модульных. Оставаясь на орбите Медузы, мы займем позицию, позволяющую нам наиболее эффективно сканировать охраняемое пространство, а заодно высвободим часть платформ на тот случай, если понадобится уплотнить отдельные участки. Также потребуется по крайней мере один резервный модуль для наблюдения за самой планетой, ведь нам придется иногда покидать орбиту. По возможности, я намерена совершать облеты всей внутренней системы, боюсь только, нам будет категорически недоставать на это времени. Всем все ясно?

Она села на место. Большинство присутствующих закивали, головой не мотал никто.

– Прекрасно. В таком случае…

– Э-э, капитан…

– Да, лейтенант Веницелос?

– До меня только сейчас дошло, мэм. Капитан Маккеон прав насчет зондов, но, даже без учета этих соображений, достичь такой широты охвата, о какой вы говорили, задача не из легких. Мы могли бы попросить «Чудотворец» оставить все, что можно. Я думаю, на Мантикоре ему вряд ли понадобятся зонды и запчасти.

– Я ценю ваше предложение, – произнесла Виктория абсолютно бесцветным голосом, – но, боюсь, это нереально. Мы должны сделать все возможное своими силами.

– Но, капитан…

– Я сказала, это нереально, лейтенант.

Веницелос со стуком захлопнул рот и бросил беспомощный взгляд на Маккеона, но тот и бровью не повел. Он уже заметил, что Харрингтон планировала начать размещать модули после ухода тяжелого крейсера. Ее реакция на предложение Веницелоса только подтвердила правильность видения ситуации. Загадочная причина, лежавшая в основе вражды капитанов, оказалась достаточно веской, чтобы Юнг умышленно загнал Харрингтон в безвыходное положение, а Виктория, в свою очередь, с гордо поднятой головой приняла вызов. С ее стороны весьма разумно приступить к осуществлению необходимых мер, не дав капитану «Чудотворца» ни малейшего шанса свести на нет все ее усилия.

Старпому показалось, будто КЕВ «Бесстрашный» вместе с экипажем может в любой момент оказаться под перекрестным обстрелом.

Виктория наблюдала за своим первым помощником и мысленно пыталась заглянуть под его маску. Он, конечно, прав. И Веницелос тоже. С тактиком она вообще обошлась непозволительно круто. Лейтенант всего лишь выдвинул предложение. Весьма дельное предложение. Но ведь не рассказывать же всему офицерскому составу про ее отношения с Юнгом. Подобное любому командиру и в страшном сне не приснится, а если допустить невозможное – все равно история прозвучит капризным нытьем.

– Будут ли еще какие-нибудь комментарии, предложения?

Таковых не последовало, и Виктория подвела итог:

– Новые инструкции и обязанности я объявлю экипажу в четырнадцать ноль-ноль. Лейтенант Веницелос, список отобранного вами персонала мне нужен к тринадцати ноль-ноль. Прежде чем представить мне, заверьте его у капитана Маккеона. Я хочу ознакомиться с ним до моего обращения к личному составу.

– Да, мэм.

– Очень хорошо, леди и джентльмены. Задача у вас есть. Действуйте.

Все поднялись с мест и заспешили прочь из отсека. Офицеры не выглядели особенно счастливыми, но, как бы то ни было, у них впервые за очень долгое время появилась возможность проявить активность.

Люк закрылся. Капитан осталась в одиночестве. Она облокотилась на стол и спрятала лицо в ладонях, массируя виски кончиками пальцев. Боже, как она надеялась, что это добрый знак! На собрании Виктория изо всех сил излучала уверенность, но сколько независимых от ее воли обстоятельств могут все погубить. Вдруг капитаны торговых судов перессорятся из-за места в очереди, и Веницелос, надавив не на того коммерсанта, спровоцирует межзвездный конфликт. Или платформы, несмотря на заверения Маккеона, не продержатся до возвращения «Чудотворца». А уж сэр Юнг обязательно найдет повод подольше затянуть «ремонт». Все планы рассчитаны на то, что ничего серьезного не произойдет. Если произойдет – ей гарантирована прекрасная возможность узнать, как это бывает, и нет никакой гарантии, что она окажется в нужном месте, в нужное время и с достаточным количеством сил.

Женщина вздохнула, выпрямилась, опустила руки на стол и долго их разглядывала.

В конечном итоге, все зависит от экипажа, и ей ненавистна мысль о взваленном на них бремени. Веницелос почти наверняка запросит только флотских – от морпехов при его задании толку мало. Значит, он заберет почти десять процентов рядового состава «Бесстрашного». Лучших. С максимальным опытом полетов на малых судах. Харрингтон не вправе отказать ему, и собственные таможенные группы ей придется формировать из оставшихся. На орбите сшивается поразительное число торговцев. Чем можно торговать с аборигенами в таком количестве, Виктория и вообразить не могла.

Наверняка появится искушение ограничиться проверкой деклараций. Проверки деклараций достаточно для транзитных перевозок. В случае торговли на территории Мантикоры или передачи груза с корабля на корабль Харрингтон предписывается производить досмотр самих судов и челноков на предмет контрабанды. Для ее людей это означало долгие, изматывающие часы. И каждой инспекционной группе потребуется офицер или старший пти-офицер.

Даже если не придется больше никого откомандировывать, рук будет хронически не хватать. Чем дальше, тем страшнее меньше людей – длиннее вахты, меньше свободного времени – растет недовольство экипажа, и без того немалое, в то время когда от каждого, находящегося на борту, требуются максимальные усилия.

Виктория снова вздохнула и встала Да будет так. Ее собственная натура и все, чему ее учили, кричали: «Возглавь!» Не поможет руководство, она станет умасливать, пинать, издеваться или запугивать, но, так или иначе, добьется выполнения работы.

Пусть ненавидят, сколько влезет, – лишь бы выполняли свой долг.


Глава 6 | Космическая станция «Василиск» | Глава 8