home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 5. Врачебно-полицейский надзор за вятскими притонами разврата

"Положение об организации надзора за городской проституцией в Империи" содержало также правила для содержательниц поднадзорных притонов разврата.

Женщина, желающая содержать поднадзорный притон разврата, должна была подать об этом прошение во врачебно-полицейский комитет, прилагая к нему свой паспорт.

Содержательница притона могла допускать к свиданию с мужчинами в своем притоне только исключительно проституток, подчиненных врачебно-полицейскому надзору. Причем, проститутки, не бывшие на врачебном освидетельствовании более семи дней, к свиданию с мужчинами не должны были ею допускаться.

Малолетние и воспитанники низших и средних учебных заведений в поднадзорные притоны не допускались. В притонах запрещалось торговать спиртными напитками и устраивать всякого рода увеселения.

Вопреки вышеизложенному, одним из любимых мест для организации притонов разврата, причем притонов тайных, в Вятке были как раз питейные заведения. Так, по донесению пристава 1 части г. Вятки от 24 февраля 1908 года за N 3665 пивная лавка Давида Михайлова Чупракова была закрыта "за содержание девиц легкого поведения и незаконную торговлю пивом". (ГАКО. ф. 721. оп. 1. д. 873. л.915)

18 августа 1909 года предписанием за N 16138 пивная лавка в доме Швецова по Стефановской улице также была закрыта "за безобразия и содержание притона девиц". (ГАКО. ф. 721. оп. 1. д. 940. л. 26)

В том же году пристав 2 части г. Вятки докладывал вятскому полицмейстеру о том, что в пивной лавке товарищества Жигулевского завода, находящейся по Орловской улице в доме Шешиной "имеется тайный притон девиц легкого поведения". (ГАКО. ф. 721. оп. 1. д. 940. л. 218 — 219)

За невыполнение вышеизложенных правил содержательницы притонов привлекались к ответственности на основании общих судебных уставов, а по решению врачебно-полицейского комитета они утрачивали право на содержание подобных заведений.

Как уже было сказано выше, наряду с поднадзорными притонами разврата в Вятке существовало много тайных притонов. Так, пристав 2 части г. Вятки 13 июля 1910 года сообщал, что ведется "негласный надзор за квартирой крестьянки Вятской губернии и уезда Татьяны Кирилловны Петуховой, что в доме Постоленко… в каковой Петухова… содержит притон тайной проституции…". (ГАКО. ф. 721. оп. 1. д. 955. л. 722)

Пристав 1 части 14 сентября того же года докладывал, что "приказчица пивной лавки товарищества пивоваренного завода Шнейдер и компания в доме Шубина слободы Дымковской Анастасия Киприяновна Трундаева… при своей квартире содержит двух девиц Анну Федорову Кудрявцеву, Ефросинью Иванову Бызову, занимающихся развратом. Трундаева к непотребству допускает в своей квартире, а также и она Трундаева занимается развратом…". (ГАКО. ф. 721. оп. 1. д. 955. л. 871 — 872)

Вот еще один пример. 16 апреля вятский полицмейстер подпоручик Обметко и пристав 2 части проводили проверку номеров, содержимых на Владимирской улице в доме Ельчугина Ольгой Ивановой Федотовой. При проверке они обнаружили: "… в двух номерах оказались жильцы… при открытии первого номера я нашел (повествование ведется от лица пристава — авт.) полураздетого неизвестного человека, назвавшегося мне крестьянином Вятского уезда Троицкой волости деревни Счастлиыцевой Николаем Филипповым Никулиным, 26 лет, а на кровати по одеялом… женщину, назвавшуюся крестьянкой Вятского уезда Троицкой волости деревни Токаревой Федосьей Тимофеевой (фамилии не знает, наверное по-деревне)… на столе найдены запечатанные казенной печатью сороковка водки, другая сороковка с небольшим количеством водки в распечатанном виде, распечатанная бутылка из под запеканки, тоже с небольшим количеством ея, три порожних пивных бутылки и одна закупоренная, одна бутылка из под лимонада, два пивных стакана и две рюмки со следами выпитого вина и пива… На вопросы мои: "Кто они и зачем находятся здесь в одной комнате и даже на одной кровати", неизвестный… ответил, что находящаяся в номере на кровати женщина будет ему совершенно посторонняя и что пришли сюда и заняли номер для непотребства… в другом номере… обнаружена вторая парочка, назвавшаяся мужем и женой. Мужчина назвался крестьянином Вятского уезда Яшинской волости деревни Киселевской Никифором Ильиным Ляминым…, а женщина, находящаяся… на кровати под одеялом, назвалась его женой…". (ГАКО. ф. 721. оп. 1. д. 1002. л. 735 а, б) При проведении следствия оказалось, что названная женщина женой Лямина не является, "… проживает на Малохлыновской улице в доме Клабукова у караульщика его Ивана…". Звали ее Васса Петрова Антонова, ей 18 лет. Лямин ей посторонний мужчина "с которым она и заняла в гостинице Федоровой один номер на ночь для непотребства… управляющему номерами Василию Михайловичу Щапову сказала, что она пришла спать с симпатией…". Лямин объяснил, "что сошелся с нею сегодня у карусели на Ивановской площади, а в 9 часов вечера оба они отправились для непотребства в номера Федотовой…". (там же л. 735б) Николай Никулин также показал, что с найденной с ним в комнате девушкой Федосьей сошелся сегодня на Ивановской площади у карусели и вместе с ней отправился для непотребства в номера Федотовой. (там же л. 735в)

Горничная в номерах — крестьянка Котельнического уезда Гвоздевской волости деревни Чижей Татьяна Кузьмовна Хмелина при опросе пояснила, что названные выше парочки были допущены в номера их хозяйкой Федотовой, а может и приказчиком Щаповым.

Принимали проституток с мужчинами и в других номерах. а также в частных домах.

18 декабря 1910 года околоточный надзиратель 1 части г. Вятки Добровольский "получил негласные сведения о том, что в доме Юрасова, что угол Пятницкой и Спенчинской улиц, крестьянином Вятского уезда Якимовагинской волости деревни Мокинской Тимофеем Романовым Домниным проводится безпатентная продажа пива…". В ходе проверки указанного дома и опроса свидетелей оказалось, что (сведения дала крестьянка Надежда Иванова Гончарова) "… в квартире Домнина допускаются девицы с мужчинами для известных целей, за что Домнин берет с них от 30 до 50 копеек, в настоящее время, в виду закрытия у Домнина пивной — последняя уступается посетителям для сношений с мужчинами, когда же существовала пивная, то Домнин разрешал пользоваться чуланом и баней…". (ГАКО. ф. 721. оп. 1. д. 1002. л. 69)

Кроме этого, та же Гончарова показала, что "19 сего декабря был один мужчина с девицей, по фамилии которых я не знаю, последний имел сношение с девицей в комнате, где помещается пивная и выпили 7 бутылок пива, уплатив за все удовольствие один рубль…". (там же л. 70)

Использовались как дома свиданий и работающие пивные. Так, в апреле 1911 года вятский полицмейстер ходатайствовал о закрытии пивной лавки Нестора Власова Горошникова "за допущение в пивной непотребства". (ГАКО. ф. 721. оп. 1. д. 1002. л. 957)

Наказание за содержание тайного притона разврата было довольно сурово и регламентировалось ст. 528 Уголовного Уложения. Так, содержательница тайного притона разврата Ольга Змиева Вятским окружным судом 1 июля 1911 года "присуждена аресту при полиции на три месяца". (ГАКО. ф. 583. оп. 480. д. 624а. л. 168, 169)


Глава 4. Врачебно-полицейский надзор за публичными домами в Вятской губернии | Проституция в Вятке | Глава 6. Сводничество и наказание за данное деяние в России рассматриваемого периода