home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



* * *

Валин ни разу не ступал на берег Ирска; этот остров был запретным для кадетов. Впрочем, ему доводилось видеть его с кораблей и с воздуха во время летных учений, сбросов бочонка и тому подобных мероприятий. В отличие от остальных островов архипелага, на каждом из которых имелась какая-то растительность и питьевая вода, Ирск был угрюмым местечком – только черные известняковые утесы, стоявшие сплошной зубчатой стеной, так что весь остров напоминал высунутый из воды каменный кулак. Он едва ли составлял полмили в поперечнике – слишком мало, чтобы здесь могла существовать какая-то жизнь, если не считать чаек и крачек, гнездившихся повсюду на скалах. Валину никогда не приходило в голову, что этот остров может играть какую-то роль в Пробе, и когда он сошел со шлюпки на каменистый мыс, служивший природной пристанью, и осмотрелся вокруг, то почувствовал засевшую в нем занозу беспокойства, не переставшую его донимать и после того, как он вслед за другими отправился в глубь острова.

Узкая тропа, петляя между торчащими глыбами, уводила их все выше и выше, пока не вывела в котловину приблизительно круглой формы, шагов тридцать в поперечнике, по всей видимости, представлявшую собой центр острова. Со всех сторон возвышались скалы, отвесные, как стены амфитеатра, над головами кадетов пронзительно кричали чайки, разгневанные тем, что их согнали с гнезд. Однако Валин, как и все остальные, смотрел только на крепкую стальную клетку, стоявшую в центре котловины на опорах, заглубленных в каменную породу. Возле нее находился старик с жидкими седыми волосами, трясясь всем телом от слабости или истощения… или страха. И ему было чего бояться: в клетке, всего лишь в каких-нибудь четырех футах от него, находились два создания, которых Валин не мог назвать иначе чем монстрами.

– Это сларны, – объявила Дэвин Шалиль, выступая вперед и показывая на тварей в клетке, когда все собрались вместе. – Обе девицы. Около шести лет от роду и примерно в треть своего взрослого веса.

Валин посмотрел на нее, как и остальные.

Слово «девицы» по отношению к этим тварям казалось какой-то гротескной шуткой. Это были кошмарные создания пять футов длиной; их рептилоидные, извивающиеся, покрытые чешуей тела заканчивались ртом с бритвенно-острыми зубами, блестящая шкура была тошнотворного прозрачно-белого цвета, словно яичный белок или брюхо гнилой рыбы; под поверхностью кожи виднелась сеть змеящихся синих и пурпурных прожилок. Они напомнили Валину трупы с содранной кожей, которые он изучал на островах много лет назад, только вот эти животные были очень даже живыми. Они рыскали по маленькой клетке на своих коротких мощных лапах, вооруженных зловещего вида когтями.

– Я, может быть, плохо расслышал, – проговорил Лейт. Стоя в нескольких футах от Валина, он повернул ухо в сторону Шалиль, словно для того, чтобы на этот раз уж точно услышать все как надо. – Мне показалось, вы сказали, что это еще не взрослые особи?

– Нет, – отозвалась та. – С ними гораздо проще справиться, чем с полноценными женами и наложницами.

– По виду с ними примерно так же просто справиться, как с кучей облитого маслом угриного дерьма на мраморном полу, – заметил Лейт, поглядывая на клетку и озабоченно хмурясь.

– Если врезать им как следует, они сдохнут не хуже любой другой твари, – сказала Гвенна, помахивая коротким клинком.

– Девицы, – повторила Анник бесцветным голосом, теребя пальцами лук. – Наложницы. Жены. А что насчет самцов?

Шалиль покачала головой.

– Самцов у них нет. Или, если точнее, у них есть только один самец. Как при муравьиной королеве существуют тысячи рабочих муравьев, так же и у сларнов при одном короле-сларне имеются тысячи жен, наложниц и девиц.

– Кажется, я склонен изменить свое положительное мнение о гаремах, – сказал Лейт, поглядывая на кружащих по клетке тварей со смесью интереса и отвращения. – Король у них должен быть здоровенным старым хряком, чтобы держать эту компанию в руках.

– Мы не знаем, – ответила Шалиль. – С королем мы никогда не встречались.

– Откуда их привезли? – спросил Валин.

Он оглядел местность. Остров казался слишком маленьким даже для одного сларна, не говоря уж о тысячах.

– Они местные. – Шалиль опустила руку ладонью к земле. – Под Ирском целая сеть пещер, десятки миль переходов. В них и живут сларны. И именно там будет проходить Проба.

ремени они проводили либо в океане, либо в воздухе, может быть, пробираясь через мангровые заросли или трудясь на прибрежных пляжах Карша. Мысль о том, чтобы спуститься в лабиринт подземных переходов, погребенных под сотнями тысяч тонн камня и морской воды – переходов, где кишели такие монстры, как сларны, – вызывала больше чем простое беспокойство.

– У них нет глаз, – заметила Анник.

Валин вгляделся внимательнее. Когда он вошел в котловину, твари были повернуты к нему задом, но сейчас он увидел, что снайперша права. На передней стороне морды, там, где должны были находиться глаза, у них имелись лишь площадки полупрозрачной кожи, белой, как сыворотка из-под простокваши.

– В темноте глаза не нужны, – Валин сказал это вслух, одновременно с пришедшим к нему пониманием.

– Должен заметить, они с лихвой восполняют этот недостаток зубами, – парировал Лейт, обнажая собственные клыки. – Они у них длиннее, чем мой поясной нож!

– И к тому же еще ядовитые, – добавила Шалиль. – Паралитический яд.

– Это смертельно? – спросила Анник, не отрывая взгляда от сларнов.

– Не для людей. В основном сларны охотятся на более мелкую добычу – морских птиц, забредающих к ним в пещеры, других подземных обитателей.

– И сколько времени уходит на восстановление?

Шалиль мрачно покачала головой.

– Восстановления не происходит.

Она сделала знак седому старику, который по-прежнему трясся возле клетки, полностью позабытый за градом вопросов, касающихся сларнов.

– Карл! Прошу тебя, подойди сюда.

Тот прошаркал пару шагов и остановился, продолжая трястись: его тело скручивали непрекращающиеся судороги.

– Некогда Карл стоял там же, где вы сейчас.

Было трудно понять, кивнул Карл или нет, настолько сильно дергалась его голова. Желтые водянистые глаза перекатывались в глазницах из стороны в сторону, кожа вокруг рта безжизненно обвисала, обнажая слабые гнилые зубы. Его губы дрогнули и слегка приподнялись – возможно, это была улыбка, но выражение лица оставалось настолько напряженным и неестественным, как будто его мимические мышцы бунтовали против его мозга.

– Ты помнишь тот день, Карл? – спросила Шалиль с некоторой мягкостью в голосе.

– П-п-п-помню… – спотыкаясь, отозвался тот, резко захлопнув рот на конце слова, как будто для того, чтобы непослушные слоги не вывалились наружу.

– Карл был хорошим кадетом – быстрым, сильным, сообразительным. Не хуже любого из вас. – Шалиль обвела их своим внимательным, пристальным взглядом.

– Что-то он не кажется особенно сообразительным!

Конечно же, это был Юрл. Он выступил вперед и сделал вид, будто хочет ударить трясущегося старика в живот. Карл на неверных ногах сделал шаг назад, оступился и едва не упал.

С отвращением покачав головой, Юрл повернулся – и обнаружил позади себя Блоху, незаметно подобравшегося к нему через толпу. Инструктор был на голову короче Юрла и по меньшей мере на двадцать лет старше: с узловатыми пальцами, весь покрытый оспинами – рядом с миловидным кадетом с чистой кожей. Ничто из этого, кажется, нисколько его не беспокоило. Взяв Юрла одной рукой за локоть, он отвел его обратно к собравшимся.

– Ты будешь относиться к людям с уважением, – произнес он тихо, но не настолько тихо, чтобы остальные не могли его услышать, – или проведешь остаток своей жизни, завидуя Карлу.

Юрл выдернул руку. Блоха, со своей стороны, просто смотрел на него, как усталый крестьянин мог бы смотреть в собственный очаг. Его лицо было спокойным и непроницаемым. Он совсем не казался чем-то особенным, каким-нибудь хладнокровным убийцей; однако на островах – где люди были тверже гвоздей и благоговение было распространено примерно настолько же, как неумение что-либо сделать, – все солдаты, даже ветераны, испытывали к Блохе нечто похожее на благоговейный трепет. Спустя несколько напряженных секунд Юрл молча закрыл рот, развернулся на каблуках и отошел в сторону.

Шалиль наблюдала за этой сценой, слегка нахмурясь. Дождавшись разрешения ситуации, она кивнула.

– Я как раз собиралась спросить Карла, сколько ему лет. – Она снова повернулась к бывшему кадету. – Сколько тебе лет, Карл?

– Три-три-тридцать в-восемь, – выговорил старик, сопровождая слова судорожными кивками.

Валин вгляделся в него более внимательно. Карл казался совершенной развалиной – сплошь выступающие жилы и шелушащаяся кожа. Лицо в морщинах, жидкие седые волосы едва закрывают череп. На вид ему можно было дать скорее ближе к восьмидесяти, чем к сорока.

– Тридцать восемь лет, – повторила Шалиль. После дрожащего голоса Карла ее голос звучал ясно и твердо. – В тридцать восемь любой из кеттрал, оставшихся на Карше, способен полдюжины раз обежать остров по периметру, а потом всю ночь плавать вокруг него. Большинство ваших инструкторов старше тридцати восьми лет. Карл, однако, с трудом может сам подняться по лестнице. Мы, конечно же, заботимся о нем. У него на Арине есть прекрасный дом с видом на залив и личный раб, который круглосуточно за ним присматривает. Чего у него нет, так это здоровья. Оно было у него отнято много лет назад, и именно поэтому сегодня он здесь с нами. Мы не просили его приходить сюда, чтобы вас предупредить – он сам попросил нас об этом.

Шалиль снова повернулась к Карлу.

– Продолжай. Расскажи кадетам, что с тобой произошло.

Тот какое-то время бессмысленно таращился на небольшую толпу кадетов, будто бы в смятении: его челюсть ходила вверх-вниз, из уголка рта стекала тонкая нитка слюны. Валин подумал, что он, возможно, просто не расслышал слов Шалиль, но тут Карл повернулся и поднял трясущуюся руку, указывая скрюченным пальцем прямо сквозь прутья клетки.

– Вс-вс-встретил с-с-сларна.

Среди кадетов воцарилось оцепенелое молчание.

– То есть мы собираемся спуститься в пещеры, – наконец подытожила Анник. – Там мы будем сражаться с этими тварями. И если они нас укусят, мы кончим так же, как он.

– Значит, нужно просто не давать им себя кусать, только и всего, – высказался Юрл, нарочитым жестом отбрасывая свои светлые кудри со лба. – Должно быть, не так уж сложно для любого, кто знает свое дело.

Шалиль безрадостно хохотнула.

– О, они обязательно вас укусят! Как раз для этого Фейн с Блохой, не пожалев усилий, притащили сюда из Халовой Дыры эту парочку. Мы сами проследим за тем, чтобы они укусили каждого из вас! Кадеты спускаются в Дыру уже отравленными; именно поэтому они и спускаются в Дыру.

Долгое время кадеты просто смотрели на нее.

– Противоядие! – наконец догадался Валин. Очевидно, в пещерах находилось что-то, что могло служить противоядием от укуса сларнов.

Шалиль кивнула.

– Гнезда сларновых жен разбросаны по всем пещерам. В некоторых из этих гнезд есть яйца, молочно-белые штуковины размером примерно с мой кулак. То, что содержится в яйцах, предохраняет зародышей от токсинов их матерей. Вы находите яйцо: съедаете его и выбираетесь наружу; после этого вы здоровы и можете считать себя полноправными кеттрал.

– А если нет, – договорил Лейт, ткнув большим пальцем в сторону седого инвалида, – мы можем считать себя Карлом.

– Совершенно верно. Некоторым из вас в любом случае суждено оказаться на Арине. Ваш выбор: сделать это сейчас – просто вернуться на корабль и убраться отсюда, пока ваш ум и тело дееспособны, – или же спуститься вниз, в Дыру, и, возможно, вернуться оттуда развалиной.

Она помолчала, оглядывая группу кадетов. Некоторые из них несмело перетаптывались. Балендин открыл рот, словно собирался о чем-то спросить, но потом тряхнул головой и промолчал. Анник уже деловито натягивала тетиву на лук, хотя какой пользы она ждала от него в извилистых переходах пещер, было непонятно. Талал, кажется, просто беззвучно молился. Вперед не выступил никто. Судя по всему, лишения предшествующей недели исключили из их рядов всех, чья решимость не дотягивала до необходимой отметки.

Шалиль кивнула.

– В вашем распоряжении будет около суток после укуса, прежде чем последствия станут необратимыми. За это время вам следует найти яйцо и отыскать путь обратно на поверхность. Яиц должно быть достаточно для всех, но некоторые будет проще найти, чем другие. Вы можете действовать парами, группами или в одиночку. Вам не запрещается даже действовать друг против друга, хотя, учитывая естественные особенности Дыры, я бы этого не рекомендовала. Фейн выдаст каждому из вас по факелу. Их должно хватить приблизительно на десять часов горения.

– Десять часов – это меньше чем сутки, – запротестовал Юрл.

– Молодец, сообразил! Но это, в конце концов, не зря называется Халовой Пробой.

Кадеты некоторое время переваривали полученную информацию.

– Есть еще что-нибудь, что мы должны знать об этой Кентом клятой пещере? – спросила наконец Гвенна. Ее голос звучал скорее рассерженно, чем испуганно.

Самый уголок рта Шалиль слегка дернулся вверх.

– Там темно.


предыдущая глава | Клинки императора | cледующая глава