home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add






















Старик, упавший с каланчи

Ты эту песенку потом

С друзьями разучи.

Я был знаком со Стариком,

Упавшим с каланчи.

Спросил я: «Как и почему

Ты влез на каланчу?»

Похлопал он по моему

По правому плечу

И отвечал печально мне:

«Я занят ловлей мух,

Я продаю их по цене

Полденежки — за двух.

Я продаю их морякам

С пиратских бригантин,

Но иногда съедаю сам:

Ведь я живу один».


Льюис Кэррол. Лучшее

Но я в тот день решал вопрос,

Как отрастить усы,

Имея только купорос,

Линейку и весы.

И вот, не слушая его,

Я в бешенстве кричу:

«Зачем и как и отчего

Ты влез на каланчу?» —

«С ковров я остригаю ворс, —

Ответил старикан,—

И делаю из ворса — морс

(Полденежки — стакан!);

Его прозвали ЛИМОНАД, —

Печально молвил он,—

За то, что много лет назад

Я клал в него лимон».

Но я раздумывал о том,

Нельзя ли павиана

Заставить в бубен бить хвостом

И петь под фортепьяно.

И я сказал: «Ответь, старик,

А то поколочу,

С какою целью ты проник

На эту каланчу!»

Он отвечал: «В чужом краю.

Где скалы да пески.

Ищу я рыбью чешую

И косточки трески.

Хочу из этой чешуи

Я сшить себе жилет.

Такой жилет мне не сносить

За девяносто лет!

И вот что я тебе скажу, —

Проговорил старик,—

Недавно лысому ежу

Я подарил парик,

А год назад я откопал

Подсвечник без свечи:

ВОТ ПОТОМУ-ТО Я УПАЛ

С ПРОКЛЯТОЙ КАЛАНЧИ!»


Льюис Кэррол. Лучшее

Но я раздумывал о том,

Как выкрасить кита,

Чтоб выдавать его потом

За дикого кота.

И я сказал в ответ ему:

«Старик, я не шучу,

Но не пойму я,

Почему

Ты влез на каланчу!!!»

Прошли года, но и теперь,

Измазавшись в клею,

Иль прищемив ногою дверь,

Иль победив в бою,

Я непрерывно слезы лью,

И этих слез ручьи

Напоминают мне о том,

Кто был почтенным стариком,

Со мной согласным целиком,

Всегда болтавшим языком,

Любившим тех, кто с ним знаком

(А также тех, кто незнаком),

Питавшимся одним песком,

Махавшим грозно кулаком,

Глотавшим все одним куском,

Смеявшимся над пустяком,

И лихо ездившим верхом,

И бившим окна молотком,

Ловившим кошек гамаком,

УПАВШИМ С КАЛАНЧИ.

Кончив петь, Рыцарь ухватил Коня за поводья и развернул его в ту сторону, откуда они только что пришли.

— Вам осталось совсем немножко, — сказал он. — Спуститесь к подножию холма, перейдете через ручеек, и вы — Королева. Но сперва проводите меня, — добавил он, как только Алиса с надеждой посмотрела в сторону ручья. — Я вас не задержу. Постойте здесь и помашите мне платком, пока я не скроюсь за поворотом. Это придаст мне бодрости и сил.

— Хорошо, — сказала Алиса. — Большое спасибо, что проводили меня и спели песню. Она мне очень понравилась.

— Надеюсь, что так, — неуверенно ответил Рыцарь. — Но плакали вы меньше, чем я рассчитывал. Надеюсь, что, спев эту песню, я не упал в ваших глазах.


Льюис Кэррол. Лучшее

Они пожали друг другу руки, и Рыцарь неторопливо поскакал по направлению к Лесу. «Думаю, он скоро упадет в моих глазах, — подумала Алиса, глядя на удаляющегося Рыцаря. — Ну вот! Прямо головой о землю! Так, обратно вскарабкался без труда… Это потому, что вокруг седла столько всего понавешано…» Так она размышляла, глядя, как Конь неторопливо двинулся дальше, как Рыцарь вновь упал, сперва налево, а потом направо. После четвертого или пятого падения они добрались до поворота, а Алиса помахала им платком и подождала, пока они не скрылись из виду.

«Хорошо, если это прибавило ему бодрости, — подумала она, сбегая вниз с холма. — Остался последний ручеек, и я — Королева! Как это солидно звучит!» Еще несколько шагов, и, крикнув: «Наконец-то Восьмая Клетка!» — она перепрыгнула через ручеек и бросилась на траву, чтобы немножко отдышаться. Трава была мягкая-мягкая, и то тут, то там качались желтые головки одуванчиков. «Наконец-то я здесь! Ой, что это у меня на голове?» — воскликнула она в ужасе и дотронулась до чего-то тяжелого, похожего на обруч.

«Откуда же эта штука взялась — ума не приложу», — подумала Алиса, сняла этот непонятный обруч с головы и положила его на колени, чтобы рассмотреть.

Это была золотая корона.


Льюис Кэррол. Лучшее


Глава восьмая «Это я сам додумался!» | Льюис Кэррол. Лучшее | Глава девятая Королева Алиса