home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 23

Я опустилась на колени, ощущая холод камней на ледяном полу.

– Лорейн, что с тобой? – Сестра озабоченно провела ладонью по моей щеке. – Иди в постель, я укрою тебя потеплее, ты очень замерзла.

– Я отлично себя чувствую, – отозвалась я.

– Но я же вижу, с тобой что-то происходит. – Валэри закусила губу, еле сдерживаясь, чтобы не захныкать.

– Мне жарко, – призналась я. – Было бы отлично, если бы ты потушила угли в камине. А еще лучше – распахнула окно.

– Но тогда мне будет холодно! – удивленно воскликнула сестра.

– Тогда сядь и помолчи, – огрызнулась я. – И не лезь ко мне со своей притворной заботой.

– Ты стала злая, – обиженно пробормотала Валэри.

Я отмахнулась от нее, сосредоточившись на собственных чувствах и ощущениях. Кончики пальцев покалывало. Я подняла дрожащую ладонь и уставилась на бледную кожу, которая на глазах стала меняться. Рука становилась прозрачной и покрывалась тонким слоем льда, будто на нее надели зеркальную перчатку.

В душе стало пусто и спокойно, будто ничего плохого не случилось. Я продолжала улыбаться, когда дверь распахнулась и в комнату вошел стражник.

– На выход! – коротко рявкнул он.

Я равнодушно повернулась к элуру, который неожиданно отпрянул от меня. Его глаза расширились, а голос изменился:

– Регент просил немедленно привести вас к нему.

– Меня? – усмехнулась я.

Голубой лед, чистый и сверкающий, как горный хрусталь, с легким потрескиванием расползался по моему телу, покрывая его словно броней. Волосы потускнели и потемнели, потеряв блеск.

– Боже всевышний!

Мужчина вышел за дверь, предпочтя разговаривать снаружи.

– Лорейн, что с тобой?!

Это уже вопила Валэри. Ее писклявый голос показался настолько противным, что я подавила желание заткнуть ей рот, прижав подушку к лицу.

Я замерла, словно статуя, не зная, как могу применить свои силы. Сощурив веки, посмотрела на стражника, который вздрогнул и отпрянул, а затем захлопнул дверь, видимо, забыв, что еще мгновение назад намеревался увести меня из комнаты. Засов щелкнул, а я развернулась к плачущей сестре.

– Лорейн, ты стала синей, будто утопленница, – всхлипывала она.

Не выдержав больше нестерпимого жара, разрывающего грудь, я подошла к столу, на котором стоял кувшин с водой, и схватила его с намерением выплеснуть содержимое в камин. Но жидкость странно потяжелела в руках и застыла. Я с досады уронила кувшин на пол. Он ударился, разлетаясь на сотни глиняных осколков и льдинок.

Валэри завизжала. Забившись между подушек, она натянула плед до самого подбородка и с ужасом взирала на меня. Перешагнув через разбитый сосуд, я подошла к окну и открыла створки, чтобы унять жар зимним воздухом. Но вместо облегчения почувствовала волнение и любопытство. С удивлением оглядывала двор, полный солдат, большинство из которых составляли наемники, в последние дни буквально заполонившие дворец. Сейчас же они явно готовились к бою: главные ворота, с недавнего времени постоянно закрытые, распахнулись.

Странно, что же происходит? Почему нам ничего не рассказывают. Неужели Эллария вступила в войну и проиграла, или… Или это война с собственным народом? Если бы я могла, я бы заморозила оборотней и развеяла бы по ветру.

Джит, исправно приносившая нам с сестрой еду, не появлялась с утра, что добавляло поводов для невеселых раздумий. Неожиданно Валэри перестала жалобно канючить и замолчала. Я нахмурилась, прислушиваясь к голосам, доносившимся из коридора.

– Милорд просил доставить девку к нему!

– Но, Сайлас, она… ведьма. Точно тебе говорю. Глазищи злющие, будто готова кинуться и сожрать меня с потрохами.

– Ты дурак, я сам перегрызу тебе глотку, если не бросишь говорить глупости. Поверил бабским фокусам, какой ты после этого мужчина?

– Сам посмотри, а я туда больше ни ногой!

Дверь скрипнула, впуская наемника.

Сайлас усмехнулся, наблюдая, как Валэри прячется за подушками, быстрым шагом пересек комнату и рывком стащил ее с кровати.

– Вставай, иначе я потащу тебя за волосы! – рявкнул оборотень, поддевая носком сапога девушку, скорчившуюся у его ног.

– Меня отпускают?

Наивный вопрос вызвал у наемника приступ смеха. Мужчина нагнулся и рассмеялся прямо в лицо запуганной жертве.

– Можно и так сказать, – хмыкнул Сайлас.

– Значит, мой супруг все-таки приехал вызволять меня, – прошептала Валэри. – Айзек обещал, он кричал мне вслед, что не оставит, спасет. Слава Всевышнему, у него получилось.

– Твой муж в числе заговорщиков, – кивнул наемник. – Но их скоро сметут с этой земли, как мух, слетевшихся к куску пирога. Эллария приютила новых сыновей, мое племя наследует земли, после того как мы поможем регенту уничтожить Дарстронг и пойти с войной дальше на север. Элуры оказались слишком слабы, а мы сильны и храбры.

– Ты дешевый наемник и будешь лизать ботинки любого господина, кто кинет корку хлеба, – с презрением сказала я.

Взгляд Сайласа помрачнел, он переступил через Валэри и подошел ко мне.

– Твоя сестра еще до полудня будет вздернута на виселице, а ее тело повесят на крепостную стену. Так будет с каждым, кто посмеет усомниться в правах нового короля. Воины падут, их жены и дети умрут вместе с предателями, а ты… ты нужна милорду, поэтому пока я не смогу содрать с тебя кожу. Но сегодня я вдоволь наиграюсь с твоей сестренкой.

– Хоть один волос упадет с ее головы, и ты лишишься своей, – процедила я сквозь зубы.

– Вот как!

Наемник подскочил к Валэри и вцепился когтями в ее косу, так что та захлебнулась от собственного крика. Я почувствовала, как сердце замедляет темп, почти переставая биться в моей груди. По венам разливается леденящий кровь холод, он разносит по телу силу и уверенность.

– Думаю, остриженная наголо девка будет лучшим доказательством того, что с нами шутки плохи.

В руке Сайласа сверкнуло острое лезвие клинка. Он занес руку, чтобы отрезать Валэри косу, а возле моих ног заструился белый туман. Он стелился по паркету, превращаясь в длинную колючую змею, тысячи зеркальных иголок сияли и переливались, извиваясь в воздухе. Нож едва коснулся волос, как наемник коротко вскрикнул и выронил оружие. Вокруг его запястья тугой лентой обвилась ледяная змея. Она сжимала руку, впиваясь острыми стеклами в плоть, обагряя рукав алой кровью.

– Что за колдовство? – выкрикнул Сайлас. Он попробовал освободиться, но лишь сильнее оказывался во власти жуткого видения.

– Убей его.

Едва уловимый шепот коснулся уха, знакомый голос просил расправиться с мужчиной.

– Нет, – покачала я головой, чувствуя, как в глубине души просыпается испуг. Я пыталась стряхнуть с себя странное спокойствие, сковавшее, словно тяжелая сеть, но вместо жалости испытала лишь ненависть и злорадство.

– Пощади!

Сайлас уже выл от боли подобно раненому зверю. Его лицо покрыла шерсть, нависшие клыки удлинились, а из вытянувшейся пасти капала слюна.

– Убей!

Шепот вновь проник в мое сознание.

– Не могу, – выдохнула я, стараясь пробудить в сердце сочувствие. Один удар. Второй. Сердце часто-часто забилось, разливая тепло. Ледяная змея растеклась большой лужей по полу, а мои глаза зажгло от слез.

В комнате подул сильный ветер, а с потолка посыпались хлопья снега, складываясь, словно мозаика, в белую женскую фигуру. Ее длинное платье туманом стелилось по полу, а прозрачное и прекрасное лицо выражало досаду. Дева обратила пристальный взор на наемника, который застыл в немом ужасе. Его кожа потеряла краски, словно выцвела, превращаясь в серый пергамент, черты лица заострились, а глаза безжизненно погасли и остекленели.

– Лорейн, этот пес причинил тебе боль, – чарующий голос пронесся под сводами покоев, эхом отражаясь от зеркал и стекол. – Почему ты пощадила его?

– Я не убийца!

Я покачала головой, с ужасом взирая на мертвеца, которого укутывала серая дымка.

– Не бойся, дитя мое, я не причиню тебе вреда.

Дева сделала шаг в мою сторону и остановилась, увидев, что я отпрянула.

– Ты приходила ко мне в ту ночь, – заявила я. – Кто ты и зачем явилась?

– Я пришла по просьбе твоих родных, хочу вернуть тебя домой. – Дева растянула губы в улыбке, обнажая ровный ряд жемчужных зубов.

– В Аманэль? – Я подалась вперед, забыв об осторожности. Неужели загадочная гостья прольет свет на мое происхождение, объяснит, что происходит со мной?

– Твое место не там. – Девушка растворилась в воздухе и тут же появилась совсем рядом со мной, заставив вздрогнуть от неожиданности. Она протянула руку и коснулась пряди моих волос, выбившейся из прически. Локон на глазах поменял цвет, став пепельно-белым. – Хочешь, я сделаю их такими, как у твоей матери?

– Ты знала мою маму?

Я всхлипнула, не в силах совладать с собственными эмоциями. Мамочка, как я мечтала, чтобы однажды ты пришла ко мне, обнять, поговорить, открыть тебе все свои секреты. Хоть на один день, на одно мгновение увидеть твое лицо, поцеловать твою руку, упасть на колени и вцепиться стальной хваткой, не позволяя больше покинуть меня.

– Ее звали Иэлия, ее портрет висит в тронном зале, я часто любуюсь ее красотой, когда бываю там. Ты же хочешь увидеть свою мать?

– Да… – Я нахмурилась и опустила взгляд, а затем вновь подняла растерянный взор. – Да! Хочу!

– Умница Лорейн, мать бы гордилась тобой. Пойдем, познакомишься со своей семьей.

– У меня есть родственники? – Радость всколыхнула меня, колени подкосились, а оцепенение, сковывавшее сознание, рассеялось. Я протянула было руку к хладной деве, но тут же отдернула ее. Нет, она с такой легкостью убила вервольфа… Странное, сверхъестественное существо, не испытывающее жалости и сострадания, с совершенно пустыми, похожими на горный хрусталь глазами. Я не хочу идти с ней об руку, нам точно не по пути.

– Дядя. – Дева забеспокоилась, увидев перемену моего настроения. – Родной брат твоей матери. Король Аявел. Лорейн, ты принцесса крови, тебе не место среди варваров. Ты – сактар, тебе подвластны такие силы, которые простым смертным и не снились. Ты должна жить в стране, скрытой под пологом сумрака, там, где никогда не всходит солнце, а серебряная луна сменяется красной, там, где рождается зима, а дыхание превращается в лед.

– Я родилась в Аманэль! – воскликнула я, пытаясь справиться со вновь накатившей волной равнодушия и спокойствия. – Посмотри на меня! Мои волосы цвета огня, моя кожа становится смуглой под яркими лучами, я не такая, как ты! Ты ошиблась!

Мы обе знали, что я обманываю себя: если бы дева была не права, то я не смогла бы проделать те страшные вещи с Сайласом. Нет, я не хочу быть такой.

– Аявел расскажет тебе историю твоей матери, ты поймешь, почему родилась не в стенах королевского дворца. Если бы Иэлия осталась в своем доме, то не погибла бы. Элуры лишили твою мать жизни, растоптали родину твоего отца, а ты, как дворовая собака, греешь постель убийцы.

При упоминании Кордана сердце встрепенулось от накатившей боли.

– Он не в ответе за своего отца. Король хотел мира и отдал за это свою жизнь.

– Ты наивная Лорейн. Этот мужчина такой же, как все его племя.

– Не черни его имя.

– Король жив и в данный момент проливает кровь, чтобы вернуть себе трон.

– Нет, этого не может быть, что за жестокие шутки!

Дева коснулась моей ладони, и я почувствовала, как рука тяжелеет. Раскрыв пальцы, увидела серебряный полумесяц. Не поверив глазам, подняла и поцеловала его, ощутив губами холод.

Кордан жив. Он выжил, сумел спастись. Внезапно обрушившаяся волна счастья и облегчения накрыла меня с головой, увлекая в глубины радости.

– Я не пойду с тобой!

Я широко улыбнулась и вскинула голову, так что волосы рассыпались по плечам и засияли.

– Ты женщина или грязное тряпье, о которое вытирают сапоги? Тебе дают власть и силу, а ты мечтаешь о смертном животном.

– Я хочу увидеть его. Если он сам откажется от меня, то уйду, а если попросит остаться, буду с ним до конца жизни.

– Твой дядя будет разочарован.

– Мне жаль, но это мое решение.

– Ничего, мы подождем. Придет время, и ты вернешься в обитель предков.

Дева исчезла, унеся с собой колючий холод.

– Лорейн… – прошептала сестра. Ее тихий голосок дрожал, а зубы стучали.

– Не бойся, все позади. Все страшное уже позади. Скоро мы будем свободны.

– Там пожар! Посмотри.

Валэри была права. Едкий запах добрался до ноздрей, а в дверные щели пробивались струйки темного дыма.


* * * | Обжигающие оковы любви | Глава 24