home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 17

Сквозняк гулял по ногам, обвевая холодом щиколотки. Я бежала по ступеням, подобрав юбки, а в голове стучали страшные слова, которые с шипением буквально выплюнула в меня Нэрия, а затем наслаждалась произведенным эффектом. Кордан не мог быть братоубийцей. Что бы там ни говорила эта напыщенная леди, я не верила ее словам. Человек, который всеми силами старается избежать кровопролитной войны, идет наперекор свите и многолетним традициям, не стал бы исподтишка лишать жизни единственного брата. Но в сердце тут же вонзились неприятные предчувствия. Червячок сомнения все же сумел просочиться в душу, а мысли, словно речной прибой на берегу, накрывали меня дурными предположениями. На что готов пойти человек ради трона? История помнит примеры, когда сыновья с легкостью лишали жизни родных отцов, чтобы завладеть короной. Если Кордан пошел на такой подлый шаг, то и через меня с легкостью перешагнет, дабы я не бросала темных пятен на его королевскую репутацию.

С колотящимся сердцем я побрела к дверям спальни, сгибаясь под тяжестью навалившейся новости. Невдалеке увидела прохаживающегося охранника из личной свиты короля. Я помнила его еще со времен поездки в Дарстронг. С недавнего времени меня сторожили не хуже, чем члена светлейшей семьи. Подобные почести смущали, но в то же время я стала чувствовать себя спокойнее. Расстаться с жизнью я еще не была готова, а перспективы этого явственно вырисовывались на горизонте. Страшно подумать, что будет после свадьбы Кордана и Нэрии. Мысль о скором венчании неприятно царапнула внезапной ревностью. Я злилась на себя за неуместные чувства, но ничего не могла поделать с собственным сердцем.

Воин сухо пожурил меня за то, что расхаживаю по замку одна, без своего провожатого. Я виновато вздохнула и, пробормотав, что так получилось, уже потянулась к круглой ручке двери, но не дотронулась до нее. Взгляд невольно зацепился за крошечный предмет, валяющийся на пороге, которого там не должно было быть. Легкий, почти прозрачный лепесток редкого цветка лежал на каменном полу. Я нагнулась, чтобы подобрать его, и нахмурилась, увидев нарисованный землей силуэт птицы.

– Леди, все в порядке? – Охраннику не понравилась моя заминка.

– Да, – поспешила отозваться я, наступая ногой на послание. Его явно оставил старый Нилс, только садовник был в курсе истории с канарейкой. Вот только что он хочет мне сказать?

Я закусила губу и постаралась незаметно оглядеться. Так вот что это значит! Видимо, присутствие охраны помешало Нилсу поговорить со мной, и он хочет, чтобы я пришла в оранжерею.

– Эй, леди, вы куда? – в спину ударил недовольный окрик охранника.

– У меня важное дело, сейчас приду, – ответила я.

– Я провожу вас.

Он догнал меня возле лестницы. Досадно, но ничего не поделаешь. Вместе мы дошли до зимнего сада.

– Подождите меня снаружи, – попросила я.

– Я должен буду доложить об этом его величеству, – предупредил охранник.

– Король хочет контролировать каждый мой шаг? – ощетинилась я, словно обиженная кошка.

– Таков приказ, – пояснил воин.

Я вошла в помещение, окутанное ароматами цветов и легким шелестом листьев, которыми играл легкий ветерок, гуляющий под стеклянным куполом.

– Нилс, – позвала я садовника.

Старик ковырялся в бадье с землей, где проглядывали зеленые ростки. Он странно посмеивался, пристально разглядывая тоненькие стебельки и, кажется, даже готов был расцеловать их.

– Ой, леди Лорейн. – Садовник тут же бросил свое занятие и принялся вытирать пальцы о грязный передник. – Я знал, что вы догадаетесь.

– Тише, – предостерегающе указала я в сторону двери, показывая, что там есть посторонние.

– Миледи, я все подготовил, – горячо зашептал он, хватая меня за ладони и отводя в тень высокого дерева с острыми красными листьями. – Можно прямо сегодня ночью, нельзя откладывать.

– Я не понимаю, – нахмурилась я, вырывая ладонь из цепкой грубой хватки, сейчас старик совершенно не внушал доверия. Его выцветшие глаза сияли лихорадочным блеском, а пальцы подрагивали, выдавая сильное волнение.

– Укроетесь в деревне, переждете неделю, а там видно будет.

– Вы предлагаете мне побег? – ахнула я.

– И чем скорее, тем лучше, – кивнул Нилс.

– Но куда вы хотите меня отвести? Зачем? – Жизнь в последний месяц научила меня не слишком доверять людям, и пускаться в авантюры совсем не было желания.

– Тебя надо спрятать, – шептал, как одержимый, Нилс. – Ты сокровище. Спрятать сокровище. От чужих глаз, чтобы никто не видел.

Я медленно отошла от старика, пятясь назад, а тот, увидев маневр, шагнул за мной, пытаясь вновь ухватить за руку.

– Ты не понимаешь, нельзя тебя отдавать им. Нельзя.

Он с силой сжал мое запястье, так что я непроизвольно вскрикнула, в то же мгновение дверь оранжереи скрипнула. Я увидела охранника, который напряженно оглядывался по сторонам, выискивая меня взглядом.

– Я уже ухожу! – нарочно громко вскрикнула я и тут же облегченно вздохнула, когда воин увидел меня.

Нилс разочарованно сник, а я воспользовалась моментом и пошла к дверям, проклиная в душе тот момент, когда решила в первый раз переступить порог зимнего сада. Старый Нилс точно был не в себе и, самое страшное, знал мой секрет, а это значит, что сейчас моя судьба была в руках сумасшедшего.

Стражник неотступно следовал за мной и остановился, только когда я дошла до своих покоев.

– Я буду рядом, – сказал он, отходя к колченогому табурету, стоявшему в углу коридора.

Я устало кивнула и скользнула за дверь. Даже не зажигая свечей, прошла к кровати и, присев на край, застыла, обхватив себя руками. В полумраке большой комнаты проглядывались очертания дорогой массивной мебели, в окружении которой я ощущала себя таким же предметом интерьера. Одинокой и никому не нужной, не считая Кордана, конечно. Да и то его интерес был продиктован зовом крови, дерзко вмешавшимся в наши жизни.

Я тяжело вздохнула и посмотрела на запертую дверь. В глубине души я каждый вечер ждала, что она распахнется и гордый элур войдет сюда, заключит меня в объятия. Мне не хватало нашего общения. Да, я прекрасно знала, что это магия истинной пары влечет меня к нему, заставляя сердце биться чаще в его присутствии, а долгими холодными ночами желать, чтобы он оказался рядом и согрел меня жаркими поцелуями. Но кроме физического влечения, я чувствовала еще и некую привязанность, которая появилась после поездки в Дарстронг.

Нехотя встала. Нужно еще снять платье, умыться и приготовиться ко сну. В прошлые вечера я зажигала несколько свечей, если не хватало света от камина, и занималась рукоделием. Мы часто с Валэри вышивали сорочки отца, сестра украшала ворот, а я манжеты на широких рукавах, но сейчас мне не для кого было стараться. Я подошла к окну, решив пустить в комнату природный свет. Пальцы вонзились в расписную ткань парчовых портьер, резко распахивая их. Луна была сегодня на редкость яркая и просто огромная, словно решила спуститься пониже и, наклонившись над нашим миром, рассмотреть его поближе. Неожиданно мое внимание привлекла странная фигура во дворе. Будто женщина в легкой одежде шла босиком по снегу. Сквозь прозрачную вуаль, служившую ей юбкой, видны были длинные стройные ноги, а белокурые волосы струились вдоль спины до самых бедер.

Я подивилась, уж не мерещится ли мне, может, служанки решили пошалить, или одна из них проиграла спор и теперь решила почти нагишом пройтись по улице. Пожав плечами, наклонилась, чтобы привязать тяжелую штору к крюку, обвела вокруг него шнурок с пушистой кисточкой и выпрямилась. В ту же минуту я испуганно вздрогнула и отскочила от окна. Сквозь стекло на меня смотрела та самая девушка, которая еще несколько мгновений назад разгуливала внизу. Ее чуть раскосые бледно-голубые глаза пристально смотрели на меня, бледные, почти белые пальцы прикоснулись к оконной раме. Раздался треск, стекло стало покрываться льдом и ударило миллионом осколков, которые сверкающими искрами осели на полу. Я вскрикнула и накрыла голову руками. В коридоре тотчас послышались шаги и взволнованный голос охранника:

– Леди Лорейн!

Дверь содрогнулась, будто ее пытались открыть, навалившись грузным телом, но толстые дубовые доски не поддались. Замочная скважина на глазах стала белеть, обрастая снежным наростом, не позволяя стражнику проникнуть внутрь.

Округлив глаза от ужаса, я смотрела на странную деву, которая влетела, будто птица, в мою комнату. Ее изящные ступни касались паркета, отчего в том месте коричневые доски покрывались изморозью.

– Кто ты? – прошептала я.

Ночная гостья протянула руку, и я отвернулась, ощущая холодное дуновение на моей щеке.

Дева улыбнулась, склонив голову набок:

– Айя-алар.

Певучий сладкий голос откликнулся на моем теле мурашками, я невольно подалась вперед.

– Леди, откройте немедленно! – Стражник не оставлял попыток сломать преграду, не позволяющую ему добраться до меня.

Я бросила быстрый взгляд на сотрясающуюся под сильными ударами дверь.

– Сай-йя, – вновь заговорила холодная дева.

– Что тебе нужно? – испуганно пролепетала я.

– Сердце, – произнесла она, взяв мою ладонь в свою руку, поднесла ее к моей груди и прижала. – Твое сердце пылает, разве ты не чувствуешь этого?

Как завороженная, я глядела на это прекрасное существо, явившееся в мою комнату. Животный страх, накрывший меня безумным ужасом, отступил, я ощутила, как в комнате становится светлее. Мои волосы вновь засияли, как несколько дней назад, на этот раз гораздо ярче, буквально ослепляя, заполняя светом все пространство.

Раздался грохот, дверь слетела с петель. А вместе с ней в покои ворвался стражник. Я вздрогнула, поняв, что нахожусь одна в комнате, не считая моего незадачливого охранника.

– Окно разбилось, – воскликнул мужчина, недовольно оглядывая меня. – Что же вы, леди, дверь-то не открыли мне? Я ломился, а вы стояли и смотрели. Как же так?


* * * | Обжигающие оковы любви | * * *