home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 11

Я довольно быстро ощутила недостатки новых покоев. Оказывается, просыпаться ранним утром в огромной кровати не слишком большое удовольствие. Воздух в спальне к этому времени остывает, слуги начинают растапливать камин с первыми лучами солнца, но столь большое помещение нагревается не сразу, так что приходится кутаться в холодное шелковое стеганое одеяло и, стуча зубами, греть замерзшие ступни друг о друга.

Меня почти никогда не оставляли одну, вокруг постоянно суетились слуги, сменяя друг друга.

– Леди, что желаете надеть сегодня?

– Какого цвета ленты заплести в волосы?

Я переводила взгляд на молоденьких служанок, которые нетерпеливо дожидались моего решения. Они украшали меня, как куклу, не давая реального выбора. Я хотела скромно заколоть волосы на затылке, а лучше совсем спрятать их под платок. В сущности, какая разница, алый цвет или золотой, если атласные ленты обе яркие и привлекают ненужное внимание. Так же и с платьями: после того как я отказалась надевать предложенное мне новое пышное платье со шлейфом, в котором неудобно было ходить, все мои старые наряды бесследно исчезли.

– Может, вообще распустим волосы?

Услышав предложение, высказанное тихим шепотом, я поспешила выбрать одну из лент, которой тут же увили мои волосы, а на голову водрузили тонкий золотой обруч, покрытый витиеватыми узорами. Мне все же удалось отвоевать бледно-зеленую вуаль, в тон изумрудному платью, под которой я и спрятала косу. Тяжелый бархатный наряд непривычно давил на плечи, сковывая движения. В таком быстро не побегаешь, приходилось передвигаться как степенная матрона, мелкими шагами.

Девушки торопились нарядить меня к обеду, а я же стремилась оттянуть неизбежный момент.

– Жаль, что не распустили волосы, с этим насыщенным цветом они смотрелись бы изумительно.

– Да, – кивнула вторая девушка. – Но уже пора выходить, в следующий раз сделаем другую прическу для леди.

На обед спускалась как на порку. Когда я вошла в общий зал, воцарилась тишина, взгляды присутствующих устремились ко мне, обволакивая, исследуя любопытными взорами. Опустив глаза, я прошла к столу, за которым сидели девушки и молодые жены воинов. Леди Нэрии в зале не было, видимо, королевской невесте донесли о пикантной ситуации, и она предпочла остаться в своих покоях, за что я была ей искренне благодарна.

Вскоре зал вновь оживился, возобновились разговоры, послышался звон посуды, закипела жизнь, и многие, потеряв ко мне интерес, принялись за свои прерванные трапезы. Я же, несмотря на то что аромат жареной свинины призывно щекотал ноздри, подзадоривая аппетит, с трудом смогла съесть несколько кусочков мяса. Девушки из знатных семей, сидевшие рядом, старались развлечь меня разговорами. Никто в открытую не выказывал пренебрежения, боясь гнева повелителя, но я видела мелькавшие на губах презрительные улыбки некоторых леди. Уж они-то понимали, как непрочно положение фаворитки, зависящей от милости короля.

После того как Кордан признался в том, что почувствовал во мне пару, мне даже стало жаль его, а еще я ощутила страх. Если раньше была надежда, что, утолив свою страсть, король бросит надоевшую игрушку, то сейчас я поняла, что буду обречена всю жизнь провести рядом с мужчиной в качестве не спутницы, а объекта нескончаемого желания. Но король не простой человек, есть опасность, что придворные не простят своему повелителю пагубной зависимости. Никому не нужен слабый повелитель, бегающий за обычной девчонкой.

Я украдкой взглянула на Кордана, который сидел в окружении других элуров. К счастью, король не смотрел на меня, а был занят разговором с лордом Вэкслером, который несколько дней назад чуть ли не обвинял меня в измене. Сейчас он слишком эмоционально беседовал с повелителем, отчего тот хмурил брови и крепко сжимал губы, но молча слушал, не возражая.

– Я сам решу это! – внезапно слишком громко заявил Кордан, вставая из-за стола.

– Он скоро будет у границы, – проговорил лорд Вэкслер, вставая вслед за повелителем.

– Ты бы еще поднялся на крепостную стену и раструбил об этом всему свету, – раздраженно ответил король. – Я же сказал, что вопрос будет улажен.

– Надеюсь на это, ваше величество, а то складывается ощущение, что вы сейчас больше увлечены личными делами, чем государственными.

– Придержи язык, Вэкслер, иначе я его укорочу, – ответил Кордан.

– Как скажете, ваше величество, – ничуть не испугался его собеседник, и неожиданно посмотрел прямо на меня, так что я, поймав его злобный взгляд, смутилась и поспешила отвернуться. – Я искренне надеюсь, что вы решите все проблемы.

Едва покончив с обедом, я поспешила вернуться к себе, но насладиться тишиной и иллюзией покоя мне не дали. Через некоторое время в спальню явилась Джит. В руках служанка держала отороченную соболем мантию и теплые кожаные перчатки.

– Жаль, сапожки не успели сшить, – посетовала она, кивая на мои старые потертые ботинки, которые накануне начистили и поменяли набойки на каблуках.

– Это еще зачем? – поинтересовалась я.

– Одевайтесь, миледи, вы едете на прогулку, – заявила служанка, раскладывая на кровати вещи.

– Я еду?

– Да, – кивнула она.

– Одна?

– Нет.

Большего выведать мне не удалось, пришлось переодеваться и идти вслед за служанкой на улицу. Самое странное, что шли мы не через общий зал, а по потайному проходу, ведущему к задворкам замка. То, что это не простая прогулка, я поняла сразу, увидев дюжину вооруженных до зубов воинов.

Ко мне подвели оседланную Зоэль. Кобыла за эти несколько дней окрепла и выглядела уже не такой печальной, как раньше, в огромных янтарных глазах появился блеск, исчезли обреченность и покорность судьбе. Я была рада ее видеть, но в то же время меня накрыла волна тревоги, губы пересохли, а дыхание участилось. Я обернулась, чтобы поинтересоваться судьбой Вейна, ведь вороной жеребец пострадал в схватке с волками в отличие от его хозяйки, которую не тронули.

В прошедшие дни я неоднократно возвращалась в своих воспоминаниях к тому страшному моменту. Острые клыки, готовые впиться в мою плоть, и черные глаза, поддернутые мутной пеленой азарта. Меня спасло лишь чудо, но до сих пор непонятно, чего или кого испугались хищные твари. Запах крови пьянил зверей, но они медлили, а потом и вовсе ушли, оставив добычу в покое.

– Ты чем-то недовольна?

Передо мной появилась высокая мужская фигура в черном плаще с капюшоном, надвинутым так, чтобы скрыть лицо, низкий хриплый голос проникал в сознание, будоража кровь в моих венах.

– Где мой конь? – спросила я у короля, пытаясь подавить желание отбросить темную ткань с красивого лица и провести пальцем по четко очерченным скулам красивого лица и полюбоваться на глаза цвета молодой листвы.

– Ты же хотела себе эту кобылу, – заявил Кордан. – Можешь пользоваться.

– С Вейном все в порядке? – спросила я, уже предчувствуя беду, сердце замирало от ужаса, ожидая неутешительный ответ.

– Более чем, – кивнул элур, заставив меня облегченно вздохнуть. – В схватке он получил рваную рану, будет долго заживать. Но лекарь дает хорошие прогнозы, так что можешь не беспокоиться, к лету твой жеребец будет гарцевать.

– Учитывая, что в Элларии уже восемнадцать лет вечная зима, ваши слова звучат не слишком утешительно.

– По календарю предков сейчас как раз должна закончиться весна, – хмыкнул Кордан.

– Куда мы едем? – настороженно поинтересовалась я, поглаживая белоснежную лошадку по гладкому боку. – Ваше величество направляется с официальным визитом? Тогда разумнее взять с собой более достойную спутницу.

– Король сейчас находится в своем кабинете, занят важными государственными делами, – заявил повелитель. – Сейчас с тобой находится лишь его тень, обычный воин из свиты, так что можешь называть меня просто Корданом.

Даже если бы я хотела, язык все равно не повернулся бы назвать короля по имени. Но я оценила попытку сократить дистанцию.

– Обычный воин не заставил бы меня ехать с ним, – прошептала я.

– А я и не собираюсь, – отозвался Кордан. – Можешь остаться во дворце и сидеть в своей комнате, если желаешь, конечно. Но я думал, ты хочешь увидеть лето.

– Что? – Мои глаза распахнулись от удивления, я нахмурила брови, пытаясь понять, что задумал король.

– Ну, так едешь или нет?

Я кивнула. Хотя с уст уже готовы были сорваться слова возражения, но я не нашла в себе сил предать мечту. Отказаться увидеть то, о чем грезила долгими ночами, когда бессонница холодной рукой тьмы и тоски душила меня, оказалось выше моих сил. Зеленые луга и поля, усыпанные цветами, я рассматривала лишь на картинках в старой книге священника, иногда, закрыв глаза, представляла большой сад, наполненный благоуханием растений и пением птиц. Больше, чем почувствовать солнечное тепло на своей коже, я хотела лишь одного: увидеть свою маму. Хоть на мгновение ощутить теплоту объятий, услышать ласковый голос. За единственный день рядом с ней я бы не моргнув глазом отдала десять лет своей жизни.

– О чем задумалась? – совсем рядом раздался голос Кордана.

Я моргнула, смахивая с ресниц набежавшие слезы.

– Я хочу увидеть лето! – решительно заявила я и, вдев ступню в стремя, сама забралась на лошадь. Зоэль почувствовала на себе наездника и взволнованно фыркнула. Я нагнулась, чтобы прошептать слова утешения, после чего кобыла успокоилась и больше не показывала свое недовольство.

– Животные тебя любят, – проговорил король. Последовав моему примеру, он тоже оседлал своего жеребца.

– Звери все чувствуют, – сказала я, натягивая поводья.

– И что же почувствовали те волки на пустоши? – Испытующий взгляд обжег меня, заставляя вздрогнуть, словно от пощечины. Значит, король тоже заметил странное поведение голодных хищников.

– Я… я мало что помню о тех событиях. – Ладони в теплых перчатках вспотели.

– А я на память не жалуюсь, – хмыкнул Кордан.

Мы двинулись в путь. Элур больше не затрагивал эту тему, чему я была несказанно рада. Ехали мы до самого вечера, пока не достигли северного пролива. Изо льда торчали остовы кораблей. Лишенные возможности скользить по водной глади парусники с обветшалыми парусами сейчас гнили, скованные морозом и холодными ветрами.

Один из воинов направил своего коня прямо на лед, жеребец осторожно ступил на заснеженную поверхность.

– Мы поедем верхом? – озабоченно спросила я у Кордана. Лошади, впрочем, как и люди, уже порядком устали, а лед, хоть и выглядел надежным, все же вызывал страх.

– Боюсь, паром в данный момент бесполезен, – заявил элур.

– А если мы не успеем достигнуть берега? – поинтересовалась я. – Если пойдет трещина, и лед расколется под тяжестью копыт?

– Я же предлагал научить тебя плавать, – усмехнулся Кордан. – Не беспокойся, все будет хорошо.

Я поверила его словам, а что мне еще оставалось делать? Лишь натянуть поводья и следовать за своими спутниками. Зоэль ступала осторожно, животное чуяло опасность, железные подковы тонули в снегу, но она продолжала идти, подбадриваемая моим спокойным голосом. Солнце, обычно скрытое за лиловыми тучами, сейчас освещало путь, превращая бескрайнее заснеженное зеркало в шелка, усыпанные сверкающими кристаллами. Яркие лучи били в глаза, заставляя щуриться. Чуть позже, осмелев, кобыла увеличила скорость, и мы умудрились оторваться от своих спутников на приличное расстояние. Ветер, уже не такой сильный, как раньше, играл с полами моей мантии, с легким свистом прятался в капюшоне, нежно касаясь растрепанных волос.

– Лорейн! – Грозный окрик заставил меня придержать поводья и обернуться. Из-за ослепляющего света я не смогла разглядеть выражение лица Кордана, но в голосе проскальзывал гнев и ноты беспокойства. Он подъехал вплотную, так что лед под его жеребцом затрещал, а Зоэль испуганно ударила передними ногами, стук ее копыт о замерзшую воду отозвался гулким эхом. – Ты забыла об осторожности?

– Вы же сказали, что мы в полной безопасности, – напомнила я.

– Уже почти приехали, сбавь шаг, – приказал Кордан. Под одобрительный взгляд элура я послушно выполнила все, что мне велели, а вот воины, следовавшие за нами, напротив, устремились вперед.

– А сейчас смотри! – донесся отрывистый крик Кордана.

– Куда?

Я оглядывалась по сторонам, но, кроме снежной пелены, ничего не увидела. Неожиданно я почувствовала нечто странное: с каждым мгновением воздух становился легче, горло уже не кололо от холода, а глаза перестали слезиться от студеного ветра. Вскоре на горизонте показался берег, но почва там не была покрыта светлым бархатом снега, как все мы привыкли. Черную плодородную землю устилал ковер мягкой зеленой травы.

Воздух разрезали крики, похожие на детский смех. Я изумленно подняла голову и увидела нескольких птиц. Раскинув крылья, они покружили в небе и устремились ввысь, исчезая в голубой дали. Тем временем элуры из охраны короля повели своих жеребцов вперед, но, не достигнув берега, остановились, а затем грациозно спрыгнули, легко приземляясь на землю.

Не сумев совладать со своими эмоциями, я подстегнула лошадь, и мы полетели вперед, благо Зоэль оказалась умнее своей всадницы и успела вовремя остановиться. Недалеко от берега лед резко обрывался, уступая место зеркальной глади воды. Метель, терзающая земли Элларии, будто ударялась о невидимую стену, оседая на кромку воды снежными хлопьями, которые тут же таяли, растворяясь в потоке.

– Боже правый, что это? – пробормотала я, не веря, что вижу все это наяву.

– Официально по всем картам и бумагам здесь проходит граница и начинаются земли Дарстронга, – пояснил Кордан. – Но я взял в аренду на несколько десятков лет этот участок земли. Это дорого обошлось стране, совет до сих пор пеняет мне на эти траты. Пойдем, сама все увидишь.

Мы пересекли невидимую границу, отделяющую проклятые земли от всего остального мира. Грудь наполнилась теплым воздухом, пальцы сами собой скользнули к шнуркам, стягивающим капюшон мантии, теплая плотная ткань скользнула с плеч.

– Ну, как тебе?

Хриплый шепот едва коснулся моего слуха, уши наполнились множеством звуков: шелестом листьев, чириканьем птиц, чавканьем грязи под копытами лошадей. Я не смогла ответить, лишь глазела по сторонам, опьяненная, зачарованная новыми впечатлениями.


* * * | Обжигающие оковы любви | Глава 12