home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



36

Стокгольм

Томми готовил мидий по-французски, в печи разогревался хлеб.

Полицейский посмотрел на дисплей телефона, куда транслировались файлы с установленной в Праге камеры, и помешал чеснок и лук-шалот, шипящие в масле на сковороде. На кухне пахло Францией и благополучной жизнью, но кадры в мобильнике, как и прежде, ни о чем не говорили. Людской поток все так же тек вдоль улицы, и редко кто отделялся от него, чтобы войти в здание посольства.

Янссон стучал о скамью голубыми мидиями. Негодные выбрасывал в мойку.

Впрочем, за все время наблюдения несколько человек все же вошли в здание посольства через меньшую из дверей. Томми даже успел запомнить в лицо некоторых сотрудников. На «туристов», которые время от времени околачивались у входа, он старался внимания не обращать.

Янссон положил мидии на сковородку, добавил белого вина и сливок. Комнату заполнил новый запах – более тяжелый и теплый.

Полицейский тщательно вымыл руки под краном.

На дисплее мобильника текла поредевшая толпа гуляющих.

Томми достал из духовки хлеб, а потом набрал в глубокую тарелку мидий, сел за стол и взялся за телефон. Он ел, не спуская глаз с дисплея, но фильм шел слишком медленно. Исчерпав запас терпения, Томми прибавил скорость перемотки. Люди задергались, как в фильмах Чарли Чаплина. Каждый раз, когда кто-нибудь переступал порог здания посольства в том или ином направлении, Янссон нажимал на паузу.

Мидии были превосходны. Томми добавил соли и отрезал хлеба.

В этот момент из меньшей двери вышел мужчина. Полицейский не видел, как он входил. Поставив запись на паузу, перемотал назад. Мужчина был худой, довольно высокий, в рубашке и джинсах – тип нестареющей голливудской звезды, молодость которой пришлась на годы, когда сигареты еще не считались чем-то смертельно опасным.

Томми так и застыл, глядя в лицо этого человека.

Камера не показывала его черты во всех подробностях, но сердце Янссона билось все сильнее.

Он переключился за другую камеру, которая давала крупный план. Взглянул на временной код внизу изображения на первой камере, нашел соответствующий кусок на второй. Поставил на паузу. Темные волосы, заостренные черты – это лицо было слишком хорошо ему знакомо.

Майлз Ингмарссон.

Томми вгляделся в его фигуру. Рассмеялся.

Теперь-то ты попался, хитрый черт…

Теперь-то ты у меня на крючке…


35 Стокгольм | Добрый волк | 37 Стокгольм