home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



66

Стокгольм

Йенс выехал из города, и София открыла окна в машине. Воздух был теплым, и солнце припекало с чистого неба – голубого, несмотря на семь часов вечера.

Мальчики дремали на заднем сиденье. Теперь они были вместе – Альберт, Йенс и София – как одна семья. А Майлз, Санна и Каролина заходили к ним в гости, когда хотели, то есть почти каждый день. Так оно и останется впредь. Отныне и навсегда они – одна команда.

Эдди дали семь лет. Но он, конечно, выйдет раньше, потому что будет вести себя примерно. Недавно они виделись, и он был в прекрасном настроении. Бергер навещала его при малейшей возможности. И так оно, вероятно, и будет вплоть до того дня, когда Боман выйдет за тюремные ворота. Ну а дальше они тем более будут вместе.

Машина въехала во двор Ивонны и Тома. Собака Рат набросилась на нее с лаем. Вышел Том – загорелый, пахнущий одеколоном. Улыбающийся, как будто в мире все происходит так, как и должно быть. Таков был Том – легкий в общении, приветливый и погруженный в социальную жизнь. И при этом нисколько не балабол. Сейчас он был счастлив, разговаривая с Лотаром на школьном немецком.

София прошла на кухню и поздоровалась с матерью. Задержала ее в объятьях на несколько секунд. Ивонна странно вздохнула, как будто сбросила с себя какую-то тяжесть или освободилась от боли.

– Помоги мне с салатом, – попросила она.

Хотя салат был готов и стоял в холодильнике, накрытый пленкой.

Все сели за обеденный стол. Дверь на веранду осталась открытой. Был обычный воскресный полдень, члены семьи один за другим возвращались домой. Когда наконец все были в сборе, время остановилось. Как будто отныне ничего не должно было происходить.

Но жизнь продолжалась. Альберт и Лотар отныне были неразлучны. Не сказать чтобы особенно радостны, но настроены оптимистично. Им требовалось время, чтобы оправиться, прийти в себя. Есть раны, которые не лечатся, с ними придется сжиться.

Йенс сидел, развалившись и положив руку на спинку стула Лотара, прикрыв левое колено салфеткой. Он смеялся.

София перевела глаза на мать. Та слушала, что говорит Альберт, а потом встретила взгляд дочери – и выражение ее лица изменилось. Ивонна улыбнулась, сжав губы и чуть приподняв брови. «Все позади, София, – говорили ее глаза. – Теперь ты справишься. Тебе больше нет необходимости прятаться».

Ее дочь опустила голову и посмотрела на свои колени. Теперь она была свободна. Но она не могла принять своей свободы, как бы того ни хотела, потому что была не в силах забыть другую жизнь, к которой успела привыкнуть. Та, полная опасностей, вынуждала прятаться и всегда быть начеку. Но она была навязана Софии и теперь должна остаться в прошлом.

Новая жизнь – настоящая. Но пережитое имеет обыкновение возвращаться…

Гулкий металлический стук – и они дружно вздрогнули. Альберт с Лотаром тоже. Несколько секунд все смотрели в пустоту. Том извинился и поднял с пола упавшую крышку от кастрюли.

Альберт посмотрел на мать.

И улыбнулся – впервые за долгое время.


65 Берлин | Добрый волк | Примечания