home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 56

Оружие у меня конечно же отобрали. Вести куда-то на другой уровень Бойд не стал. Он просто выдал мне уже знакомую куртку-хамелеон, но вместо шляпы заставил нацепить парик и латексную маску. Куртка от ФСБ не просто надувалась, а еще и успешно имитировала наполнение в виде мышц или жира. Так плечи у меня стали намного шире, в рукавах перекатывались не хилые такие шарики бицепсов. Я даже пальцем потыкал — твердые, как руку сгибаешь, а живот стал объёмным пивным бочонком с консистенцией холодца наощупь.

— Классная курточка, — оценил я.

— И не вздумай запачкать. У нее цена, как…

— Как у эсминца, — закончил я. — У вас что, других цен нет?

— Не угадал. На эсминец она не тянет, а вот на хороший истребитель — как раз.

— Понятно… — Пока я одевал маску, у меня наконец сформировался первый нужный вопрос. — Слушай, Бойд, где жучок?

— Какой жучок?

— По которому меня нашли. — Я не стал разворачивать всю логическую линейку и намекать, что слишком уж быстро рабочие начали переоборудовать бар. А ведь начали они сразу же, как мы пришли. — Это ведь зубы? Правда?

— Это Дариан, парень, — оскалился Бойд.

— Что? — возмутился адвокат. Его как раз облачали в похожую одежку. — Это нарушение прав личности.

— Зато твоя личность все еще жива.

— Не вашими стараниями!

Бойд промолчал, вновь закусив свою вонючку, а я сделал себе заметку в мозгу проверить зубы. Ну не верить же ФСБшнику на слово! Для него врать — что дышать.

Сам Бойд с нами не пошел, даже боевика выделил всего одного и хлипкого какого-то.

Короткий переход до дешевой ночлежки запомнился мне бессмысленным метанием мыслей в расплавленной жидкости, что раньше была моим мозгом. Новых вопросов не родилось, зато скрепя зубами я принял очень волевое и нелегкое в этой ситуации решение. Нужно плыть по течению, а там видно будет. Я даже удержал за зубами язык, когда Дариану сказали идти дальше, а мне поворачивать в притон.

Представитель ЦРУ встречала нас в крохотной, но вылизанной конуре. Нас, потому что боевик остался со мной. Сначала я принял ее за секретаршу, а ту конуру за комнату ожидания перед кабинетом. Может на то и расчет был. Серой мышкой девушку не назовешь, чересчур уж привлекательная, но ни на оперативника, ни на пресс-секретаря она не тянула.

— Здравствуйте Эм, — женщина протянула руку и улыбнулась. — Приятно, что наша встреча наконец-то состоялась.

— Зачем же откладывали?

— Приказ, — легкомысленно отмахнулась девушка. Это ее поведение меня разозлило, но прежде чем от бессилия я ляпнул очередную глупость, она продолжила серьезно. — Присаживайтесь. С мистером Бойдом мы уже переговорили, — девушка кивнула ФСБшнику и тот покинул комнату. — Вы оказали на него довольно таки сильное впечатление. Он вполне серьезно предлагал ввести вас в курс дела, но…

— Государственная безопасность и все такое… — копируя ее легкомысленный тон продолжил я.

— Именно, — девушка осадила меня серьезным взглядом. — Поймите Эм, мы и так пошли на риск уже одной этой встречей.

— Зачем вообще было встречаться?

— Будете чай? Может кофе или джейк?

— А может к делу?

— Ладно. — Девушка бросила на стол коробочку. — Откройте.

Я постарался не выглядеть глупо, но открывал только левой, да от себя. Не то, чтобы я ожидал оттуда отравленных дротиков, но наличие разного рода гадости подозревал.

— Не волнуйтесь, это всего лишь медицинские электроды, — успокоила меня девушка. — Клейте по схеме.

— Это медосмотр?

— Суперпентанол на вас не действует, но есть более древние средства допроса… Не столь древние, — успокоила она меня после того, как я непроизвольно напрягся, представив, как это добро проецирует ощущение боли прямо в нервные окончания. — Обычный детектор лжи.

— Будем считать, что я поверил.

На шее, лбу и груди, я расклеил сам. Да пришлось раздеться по пояс, но не думаю, что я этим кого-то смутил. А вот со спиной блондинка взялась помочь. Ручки у нее просто шелковые, но мне от этого стало еще страшнее, а уж когда она провела ноготком по хребту, мое чувство опасности захлебнулось хриплым воем. Я даже отшатнулся и настороженно уставился на ЦРУшницу.

— Неужели герой, взбаламутивший станцию Ио, боится женщин, — лукаво произнесла белокурая бестия. И сексуально так подшагнула ко мне… Что здесь творится мать его! — Ну же, Эм, — Женщина положила руки мне на плечи. — Совместим приятное с полезным. — На этих словах она присосалась ко мне, как пиявка. Я сначала опешил и на чистых рефлексах перехватил ее поудобней, но тут же опомнился и отстранился. А через секунду она уже хрипела в захвате моей левой. Я держал ее вытянутой рукой за шею, стараясь не упускать из виду ни рук, ни ног.

— Что в слюне?!

— Я не… — сдавил чуть сильнее, и девка перешла на хрип.

— Сначала чай, а когда я отказался — поцелуй. Что в слюне? — хватку ослабил лишь на мгновенье для ответа.

— В помаде.

— Что в ней?

— Феромоны.

— Какие еще феромоны?

— Ты делаешь мне больно.

— Заслужила.

— Нам нужна была твоя реакция.

— И как, понравилась?

— Более чем. Отпусти.

— С чего это?

— Камера. — Девушка указала в угол, на тумбочку и я заметил черную бусину объектива на дамской сумочке. — У тебя не так много времени, пока успокаивать не начали.

— Шею тебе сломать я успею.

— Да не надо ее ломать, идиот!

Дверь открылась, и на пороге вместо ожидаемой охраны оказался саларец. Впрочем, охрана тоже присутствовала, но уже за спиной бобра.

— Дейштвительно, не штоит, молодой человек.

— Э-э-э? — Честно, ничего умнее выдавить не смог. Похоже заработал когнитивный диссонанс.

— Ага, — ответил бобер. — Можете отпуштить девушку.

— Да она мне не мешает.

— Хоть хватку ошлабьте, задушите ведь.

— Это можно. — Блондинка жадно начала хватать воздух, стремительно теряя красноту от прилившей в лицо крови. — А еще можно было бы услышать объяснения.

— Тогда пожвольте предштавитьшя, Жупиш Фолей, глава отделения ЦРУ системы Маркаб.

— Да ладно! — Что за бред, он же не человек!

— Думаете, почему на эту должношть нажначили меня?

— Примерно в этом ключе.

— А мне легче жертвовать человечешкими жижнями.

— И вы так просто об этом говорите?

— Отпуштите мою помощницу, Эм. Поговорим. Мальчики, принешите чаю и печенья.

Я еще некоторое время поколебался, больше для виду, потому, как говорить придется, и только от меня зависит, в каком образе. Саларец пока приличия соблюдает. В общем, девушку я отпустил, чем она сию же минуту воспользовалась, выскочив из комнаты, как пробка из шампанского.

Саларец лаконичным жестом пригласил меня сесть.

— Можете одетьшя ешли это доштавляет вам неудобштва.

— А электроды?

— Молли, помоги миштеру Эму ш електродами.

Блондинка насторожено заглянула в комнату и медленно начала приближаться, пока я срывал доступные мне датчики. Спину я ей подставил не без опаски, но сумел не вздрогнуть при первом прикосновении, а дальше пошло легче.

— Таперь, дорогуша, рашкажи Эму нашу чашть истории.

— Почему не вы? — спросил я, натягивая рубашку.

— Ражве моя речь ваш не раждражает? Речевой аппарат шаларчев прекрашно пришпошоблен к торговле, но не к шерьежным ражговорам.

— Ладно, — разрешил я под звон выставляемых боевиком чашек. Непривычное зрелище, учитывая, что чашечки в лапах этого громилы выглядели игрушечными.

— Что вам известно о Трое?

— Посол форфитов. — Думаю вспоминать античный город сейчас не время.

— Не совсем. Он скорее наш коллега, нежели дипломат.

— Намечается заварушка с фортфитами?

— Они нашекомые! — фыркнул бобер прихлебывая чай. Я решил последовать его примеру и взялся за чашку. С жидкостью во рту у меня будет меньше желания открывать рот.

— Совершенно верно, — подтвердила Молли. — Наши социологи долго сходили с ума по этому поводу, а уж теорий настрочили… Пока один из них не нашел сопоставил детские ужастики из Салара со способностями фортфитов к модификации тела.

— Жнатный прокол вышел, — довольно поддакнул бобер.

— Сторонников агрессивной поведенческой модели насекомых хватало, так, что его идеи упали на благодатную почву и последующие исследования были хорошо профинансированы. В связи с этим были пересмотрены системы защиты Салара и проведены генетические иследования.

Нашлись следы штучного вмешательства. Причем обратимого в течении поколения-двух. — Не прекращая говорить, девушка полезла в сумочку за планшетом. — Например таз был расширен раза в полтора, увеличены передние зубы, изменено положение ключиц и так далее. Вот как выглядит модель саларца без изменений и с ними. — Молли передала планшет мне. Там рядом с мелким и потешным розовошерстым зверьком на меня смотрела довольно таки опасная физически-развитая особь инопланетного происхождения. Сходство с бобром по прежднему присутствовало, но этот крепыш был гораздо ближе к человеку, да и антрацитово-черная кожа лишь изредка была прикрыта таким же черным пухом.

Наверное, от меня ждали хоть како-то реплики, но я предпочел дождаться продолжения.

— Саларцы довольно быстро поняли, что мы их раскусили и предоставили нам архивные данние времен до заселения Салара.

— Да, — подтвердил бобер, — Шалар нам не родная планета.

— Саларцы бежали из родной системы от захватчиков.

— Фортфиты?

— Именно. В нашем реестре Окани — числится родной системой фортфитов и третьей метрополией Объединенных колоний. Эта пустынная планета с суровым климатом — прародина саларцев. Но она не всегда была такой. Вот. — Блондинка несколько раз мазнула пальцем по экрану и вновь передала мне планшет.

— И для кого готовили сей пропагандистский материал? — ничем другим увиденное на экране назвать не можно было. Прям реклама стирального порошка в стиле до и после. Вот картинки местами поменяны. До была голубая, как земля планета, а после стала цвета загаженного детского белья. Картины цветущих джунглей, густых лесов и зеркальных озер подавались вместе с изображением непонятных, поросших сиреневым мхом пустошей, сплошных кустарников и болотных водоемов. — Терраформация как она есть. Боюсь, наши ландшафты выглядят для насекомых столь же отталкивающе.

— Вы что же их защищаете? — удивилась блондинка.

— Разве они сделали что-то чего бы не сделали наши предки или мы сами?

Блондинку я явно озадачил, а вот бобра ситуация похоже развеселила.

— Молли, не ведишь, продолжай.

— Ам-м-м… Наши ксеносоциологи пришли к выводу что единственной поведенческой моделью фортфитов может быть только агрессивная экспансия. Такое понятие как нормы морали у насекомых напрочь отсутствует. — Я только хмыкнул, вспомнив пока что единственного знакомого мне хитинового мудака. Хотя… Вот когда он о брате рассказывал, вроде как эмоции проскользнули… Стоп, эмоции — не мораль. Вроде как… Так, слушаем, не отвлекаемся, — Поведение насекомых контролируется исключительно связкой жесткой логики и врожденных рефлексов. Нижестоящей особи никогда и в голову не придет ослушаться вышестоящую. Это в равной мере работает как с рабочими особями, так и с разумными. Последние разведданные говорят о том, что число военных особей неуклонно растет и уже сравнялось с численностью жителей Солнечной федерации. Нам только остается удивляться, почему они не атакуют.

— Ну это как-раз понятно, — в который раз за разговор хмыкнул я и наткнулся на совершенно серьезный взгляд саларца.

— Не поделитешь?

— Проблемы с командным составом. У них разумные — ну просто-таки очень большая редкость.

— Я уж думал вы что-то новое шообщите, — проворчал бобер.

— Ну, извините.

— Знать бы чем это обушловлено…

— Тем что разумными лупится в основном только первая кладка, в которой не больше пяти яиц. Вон у Троя только одна сестра разумная. — Вот тут я их удивил. У блондинки глаза сделались по пять копеек, а у саларца с добрые блюдца. Так, чего этот насекомый мне еще тер? Побудем полезными для разведки, авось зачтется. — Вроде как с последующих кладок тоже разумные могут выйти, только не вылупится. Трой назвал это прорывом. Вроде как у него был такой брат, жутко сообразительный, но прорваться не успел. Трой им пожертвовал ради собственного спасения.

— Еще что-то вшпомнить можете? — сказал саларец после затянувшейся паузы.

— Не-а, — я отрицательно мотнул головой и сделал глоток. — Давайте к сути.

— Суть в том, что насекомые не отказались от экспансии, они просто вывели ее на качественно новый уровень, — сказала блондинка, а Бойд добавил.

— Во многом, благодаря методам гуманоидов.

— Так, стоп… — наконец меня осенило. Феромоны, мать его так и эдак! И чего было сразу так и не сказать! — Значит, Рита находится под контролем Троя, а он приказал взять под контроль и меня!

— Не верно, — обломал меня саларец. — Риту Орито никто не контролирует. Фортфиты продают ей феромоны в обмен на некоторые мелкие и нежаконные, но ш первого вжгляда шовершенно пуштячные ушлуги. Как например пропушк одного человека во внутреннее кольцо федерачии беж тщательного медичиншкого обшледования.

— Неужели с биоконтролем можно договориться? Я тут недолго, но эти ребята мне казались настоящими фанатиками.

— Шо вшеми можно, ешли жнать как.

— Да и не фанатики они, просто для поддержания такой высокой работоспособности с ними постоянно работают психологи.

— Так, я опять запутался. К темным делишкам Риты я отношения не имею, — кто бы знал, как тяжело дались мне эти слова. Да и верить в то, что эта женщина крутила мной как циган солнцем не хотелось. Тем более, что это значит я нашел вора моих камешков. — А вот моя реакция на феромоны вас интересует. — блондинка кивнула. — Но фортфиты свободно толкают их на лево, значит это не такое уж и грозное оружие.

— Очень грожное, поверте Эм.

— Зачем же тогда его продавать? Нужно держать в тайне.

— Практические испытания, — сказала блондинка. На пленных это не подействует. Большинство из них и так сделают все, что им прикажут.

— Ясно… Что требуется от меня? Пара литров крови для исследования?

— Не помешает, — улыбнулась блондинка. За ее приятной улыбкой в блестящих глазах читалось немалое желание лично нацедить ведерко кровушки используя самые древние медицинские приспособления. но образцы ваших тканей и жидкостей мы уже получили, а скоро получим еще и данные скрупулезного обследования.

— Вы прижали Аров или Остина лично?! — Приятное известие, но судя по тому недовольному взгляду, который бросил на блондинку бобер, ответа я не получу. Да и чего это я обрадовался, наверняка засранцев просто переведут в более защищенный бункер и будут они делать ту же работу только уже не для корпорации, а государства.

— На Ио сложилась опасная ситуация. — Поспешила продолжить блондинка. — Если фортфиты решат, что феромоны действуют — могу приступить к более активным действиям. Поэтому ЦРУ решило вмешаться. Нам нужно, чтобы вы не мешали. Считайте, что вам выпала роль стороннего наблюдателя.

— Роль?

— Вшя жижнь — театр! — проникновенно прошипел саларец. Кажется, я знаю, кто написал эту роль.


Глава 55 | Целостная личность | Глава 57