home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



11 июля. Суббота. 21.00

Генку, крепко задумавшегося, кто-то легонько тронул за плечо. Он вздрогнул и повернулся. Рядом стояла бабушка.

- Пошли кушать, внучек.

- Подожди, бабушка. Скажи сначала, почему деда Михая в деревне не любят? Разве он плохой человек?

- Ну как тебе объяснить, - ответила Матрена Яковлевна. - Человек вроде неплохой. Но жадный очень. Вот после войны возьмем. Все были голодные, холодные. Я, знаешь,внучек, как хозяйство разводила после войны? За двадцать верст ходила, чтобы выменять на ожерелье и десять метров холста маленького поросеночка. А за кожух, который сейчас вон в какой моде, - всего-навсего курочку да петуха давали. А зерно, стыдно сказать, горстями воровала, чтобы огород засеять. И потихоньку, помаленьку обжились, а затем и вовсе стали не хуже других жить. А он? Люди голодные, нищие, а у него меда полно, коровы, свиньи… Так за полстакана меда он три шкуры сдирал с соседа. А зачем тогда нужен был мед? Только на лекарство. Вот и получалось, что богател он на чужом горе. За что же его любить? Может, жизнь его и наказала страшно. Жена умерла, дочь отреклась. А потом на пчел какой-то мор напал, все извелись. Корова в болоте утонула. Никто в этом не виноват, а Михай ожесточился на людей…

- Но он, говорят, в войну помогал партизанам.

- Сейчас, внучек, все хотели бы, чтобы их признали партизанами или их помощниками. Почет большой! Да не у всех это получается.

Бабушка положила свою руку на Генкино плечо. Генка почувствовал, как разлилось тепло от бабушкиной руки по спине, как дрожали ее пальцы.

- А еще слухи ходили после войны, - вдруг заговорила бабушка, - что клад Михай нашел в лесу. Много золота да серебра разного. Он за одну неделю купил и корову, и свинью, и даже лошадь. На это тогда много денег надо было.

- Так это правда? - испугался Генка. - Клад все-таки он нашел?

- А кто его знает. Разве об этом говорят? Или признаются? Боялись его все. Стороной обходили.

Бабушка немного помолчала, а затем еще вспомнила:

- Случай был с Михаем сразу после войны. По соседству с ним жила вдова Авдотья с тремя детьми. Дом во время войны их сгорел, ютились они в баньке, чудом уцелевшей от пожара. Игрались как-то старший Авдотьин сын Василь и дочка Михая. Почитай, одногодки были. Василь нечаянно ударил девочку. Она в слезы и домой. И тут выскакивает разъяренный Михай из дому с вилами в руках и за Васильком. Думали - проткнет его насквозь! Но у Василька в кармане оказалась граната. После войны их разных было у детей. Видя, что ему не убежать от взбесившегося Михая, Василь на ходу достал из кармана гранату, остановился и на глазах лесника что-то там выдернул из нее…

- Чеку, - подсказал Генка.

- Может, и ее. И крикнул: «Подойдешь, гад, взорву!» Ручонками обхватил эту гранату, пальцы побелели, а он стоял, не дышал, ждал. Михай испугался. Испугался не на шутку. Задом, задом - и бросился бежать домой. А Василек так продержал эту гранату в руках часа три, покуда из Заозерного не приехал милиционер. Еле оторвал руку от гранаты. Рука после этого онемела у мальчика насовсем. Авдотья тогда уехала из деревни. Вот каким соседом оказался Михай.

- А мы ему, бабушка, свою помощь предлагали.

- Кто это - мы?

- Я и Мишка.

- Ну и дураки! А коли предлагали, то помогайте. Стар он уже. Только не верьте ему все равно. Нет в его душе ни грамма совести.

Генка призадумался. Дед Михай был с ними вроде искренним. Даже часть книги отдал, найденной в дупле липы. И жизнь у него оказалась не мед. Из-за клада чуть не убили его. Наверное, потому, что все хотел загрести себе один. Втайне, чтоб никто ничего не знал, не видел. Сам никуда не ходил, и его никто не навещал. Ни друга, ни товарища. Не с кем даже посоветоваться. Значит, он плохой человек!

Генка еще посидел немного в раздумье, затем сказал бабушке:

- Я схожу к Мишке. У нас завтра очень серьезное дело.

- У нас всегда серьезные дела, - улыбнулась бабушка. - Иди, кто же тебе не дает. Только не надолго. Мать спать не будет. Она всегда тебя ждет.

- Даже когда спит?

- Если бы она спала.

- Тогда приду скоро.

Генка вскочил со скамейки и побежал к Мишке. Надо было еще решить много вопросов с кладоискателем.

Сумерки медленно сгущались над деревней. Запоздалые вороны перелетали с полей на ночлег в лес, черными движущимися крестиками проносились над деревней и исчезали за домами. В конце села, прямо над топографической вышкой, повисла бледная луна. Деревня стихла, засыпала - и только кое-где в окнах отсвечивались экраны телевизоров. И лишь рокот комбайна за лесом нарушал предночную тишину. Убирали озимые и в позднее время.

Мишка сидел в своей башенке и мастерил. Паяльник дымил в его руках, противно пахло канифолью. Генка закашлялся.

- Что скажешь? - спросил Миша, глядя на друга.

- Не получается у меня завтра в город ехать, занят буду.

- Ладно. Причина уважительная. Сам куплю все, что надо.

Они еще поговорили немного, и Генка ушел домой.


11 июля. Суббота. 10.00 | Невидимая нить | 12 июля. Воскресенье. 14.00