home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 14

Я проснулась.

— Эта штука у него в горле.

— Что? Китти, с тобой все в порядке? — мама приложила ладонь к моему лбу. — Похоже, тебя немного лихорадит.

— Меня не лихорадит. Где мы? — я осмотрелась вокруг. Мы с мамой все еще сидели в автомобиле, а автомобиль стоял около аэропорта. — Где Мартини с Гауэром?

— Они пошли внутрь, как только убедились, что мы в безопасности.

— Значит, они оставили нас в автомобиле? Вроде как защитили?

— Они объяснили, что это такое, — кашлянула мама. — У них специальные машины.

Это понятно.

— Хорошо, значит, с нами в нем ничего не случится?

— Вроде бы. О чем ты так кричала, когда проснулась?

Образ уже начал растворяться, но я все еще видела его.

— Когда Мефистофель поднес меня с своей морде и прикидывал, как откусить мою голову, — медленно сказала я. — Помнишь?

— Отчетливо. Я рада, что твой отец этого не видел.

— Как думаешь, разве это не странно, что он собирался съесть меня вместо того, чтобы затоптать или раздавить?

— Котенок, хотела бы я посмотреть на того монстра, который попробовал бы съесть моего ребенка. Но я как-то не задумывалась о странности этой ситуации.

— Я тоже. Больше была сосредоточена на неприятном запахе изо рта и выуживании лака для волос из сумочки, — я могла тогда просто увидеть его, прилепившегося к гортани, но не обратила особого внимания. — Мартини сказал, что эта штука будет ползти ко мне. Ой, я что-то разволновалась. Где он, черт побери? — я, внезапно, оказалась шокирована тем, что хотела, чтобы Мартини прямо сейчас был рядом со мной больше, чем кто либо другой в этом мире. Потому что мне, наконец, стало по-настоящему страшно.

— Он внутри терминала. Китти, что ты хочешь сказать?

Я уже собралась ответить, когда дверца распахнулась и внутри салона появилась голова Мартини. Мне удалось не закричать.

— Что случилось? — испуганно спросил он.

Я уже, было, собралась спросить его, что случилось с ним, и с какого интереса он чуть не соорудил мне сердечный приступ своим появлением, когда вспомнила: он же эмпат. Эмпат, которые меня любит. Приятно было осознавать, что он появился сразу же, как только я испугалась.

— Я просто кое-что поняла.

— Что-то такое, что ты вся в ужасе и чуть не накричала на меня? — спросил он. Мартини выглядел потрясенно.

Я схватила его за руку и втащила в машину.

— Извини. Все нормально. Мне стало страшно, но непосредственной угрозы никакой нет.

Хотелось бы надеяться.

Джеффа это не убедило, тем не менее, он уселся рядом.

— Что за угроза?

— Паразит находится в горле Мефистофеля. Висит там третьей миндалиной. Он не пытался меня съесть. Он не хотел меня убить. Он хотел поднести меня ближе к паразиту. Лак для волос, должно быть, попал на паразита, и только это не позволило случиться тому, что должно было случиться.

— Черт побери, я и так знаю, что ты слишком привлекательна, — Мартини успокоился и снова стал выглядеть беззаботно.

— Спасибо за комплимент, конечно, но почему он так поступил, как думаешь?

— Любой человек, способный стать агентом, весьма заманив для паразита, — вздохнул Джефф. — Есть мнение, что тот паразит, которого ты убила у здания суда, на самом деле должен был последовать к тебе. Из-за этого он и активировался.

Неутешительная новость. Я вдруг оказалась приманкой для смертоносных маньяков-паразитов. Не совсем тот тип парней, которых я всегда надеялась привлечь.

В этот момент появились Гауэр, Райдер и Кристофер. Все они волновались. Видимо, Мартини бежал ко мне на гипер-скорости, не сказав им, куда отправился и зачем. Я была весьма тронута, но этой властью нужно пользоваться с умом.

Мартини быстро пересказал им все, что я ему рассказала. С человеческой точки зрения, Гауэр и Кристофер выглядели сейчас не лучшим образом.

— Мы должны отвезти ее в научный центр, — наконец, сказал Гауэр.

— Не возражаю, — согласился Мартини. — Но я начал беспокоиться о поездке отсюда туда.

— Почему? — не поняла я. — Я хочу сказать, мы много уже где были. Почему нужно начинать беспокоиться именно сейчас?

— Потому, — Кристофер одарил меня испепеляющим взглядом, — что сейчас самое мощное контролируемое сверхсущество точно знает, кто ты и он, несомненно, ищет тебя.

— Мне сказали, что когда он возвращается в человеческую форму, то ничего не помнит, — возразила я. — Мне сказали, что их разделенный мозг никак не контактирует друг с другом.

— Это правда, — сказал Мартини. — Но часть сверхсущества будет помнить этот инцидент. И, если он снова проявится сегодня, то начнет охотиться на тебя.

— Эта штука имеет больше власти, когда он в Йейтсе, — попыталась я спорить. Слабый аргумент, я об этом знала, но оно того стоило.

— Ты моложе и здоровее, — отрезал Кристофер. — И от этого ситуация становится для всех нас только противнее.

— Хватит, — тихо сказала мама. — Мы все расстроены, но сейчас не время для игрушек для маленьких, — она пристально всмотрелась в Кристофера, и тот снова забился в свой уголок. Интересно. Мама посмотрела в сторону Гауэра: — Я сейчас очень обеспокоена отцом Китти и остальными членами нашей большой семьи.

— Они все под охраной, — кивнул Пол. — Мы их всех нашли, и наши агенты их охраняют. Включая домашних питомцев.

— Не сказать, чтобы я сильно возражала, но причем здесь домашние питомцы? — это было что-то новое, по крайней мере, в моем малюсеньком опыте.

— Если ты любишь их, — ответил Мартини, — то их можно использовать в качестве заложников.

— Мои рыбки в безопасности.

— Они могут быть переносчиками заразы, — сухо сказала мама. — Я хочу, чтобы к нам присоединился мой муж.

— В своем доме он в полной безопасности, — покачал головой Гауэр. — По крайней мере, сейчас.

Мама посмотрела на Гауэр таким взглядом, что мог заморозить воду на Багамах.

— Молодой человек, в следующий раз сделайте так, чтобы я не говорила одно и то же больше, чем один раз. Меня не волнует, с какой вы планеты, какие у вас силы или то, что вы многое можете делать лучше, чем люди. Я защищала этого человека с тех пор, как мне стукнуло девятнадцать и, если вы думаете, что я доверю его безопасность кому-либо из вас, то вы сошли с ума. Я хочу, чтобы мой муж был рядом со мной, чтобы я знала, где он, что с ним все в порядке, или мне придется показать всем вам, что в Моссаде самое лучшее обучение агентов на любой из планет.

Гауэр открыл рот, чтобы возразить, но его прервал Мартини.

— Сделай это. Сейчас.

Это была не просьба. Это был приказ. Гауэр не стал спорить с Джеффом, он молча кивнул и вышел из машины. Наверное, чтобы отдать необходимые распоряжения. И снова стало интересно. Кристофер последовал за ним. Оба достали телефоны.

Мартини нахмурился, буркнул: «Я сейчас вернусь», и вышел из машины, присоединившись к Гауэру с Кристофером. Я увидела, как те перестали разговаривать по телефонам и начали о чем-то спорить с Джеффом.

— С вашего позволения, я прослежу, что там все в порядке, — вздохнул Райдер.

— Почему они так расстроены?

— Из-за Мефистофеля, — пожал плечами Райдер и вылез из автомобиля.

Я порадовалась, что мы остались внутри лимузина с закрытыми дверями, когда мужчины спорили. Мама выглядела взволнованной.

— Как понимаю, тут не все чисто с этим инопланетно-паразитным делом. Кристофер успел рассказать мне пару мелочей, пока мы спасались и, честно говоря, мне было не до того, так что я даже и не поняла, что они пришельцы, пока ты не сказала. Думала, это какое-то экспериментальное оружие и технологии, — после небольшой паузы мама добавила: — Ты на самом деле запала ему в душу.

— Да, но, думаю, Мартини принимает быстрые решения, потому что он эмпат.

— Может быть, но я говорю не о Джеффе. Я говорю о Кристофере.

— Это шутка? Я понятия не имею, почему он ненавидит меня и, честно говоря, не хочу об этом думать. По крайней мере, сейчас.

Мама посмотрела на меня странным взглядом:

— Почему ты думаешь, что он тебя ненавидит?

— Ты судишь по тому, что видела? — фыркнула я. — Он называет меня принцессой не просто так. Он был у меня дома, все обшарил. Он перещупал мои вещи, брал в руки мои фотографии. Я не очень хорошо знаю этих парней, но мы с Кристофером с самого начала, как повстречались, не переставали цапаться. Если ты не поняла сразу моей попытки задушить его, то теперь должна понять. И я больше не хочу об этом говорить.

Взгляд мамы стал еще страннее.

— Ох. Ну, хорошо, — она поправила юбку.

— Что?

— Ничего, — ответила она и посмотрела куда-то в сторону. — Мы об этом позже поговорим.

Неизвестно, какие аргументы привел Райдер, но, похоже, спор среди мужчин утих. По крайней мере, сейчас они выглядели, словно единая команда. Мартини открыл дверцу и заглянул внутрь.

— Мы отправляемся к воротам. Я хочу, чтобы вы обе были готовы уйти отсюда, хорошо?

— Конечно. Куда пойдем?

— Прямо сейчас уходим в туалет. И быстро.

— Мне сейчас туда не нужно, — сухо сказала мама.

— Конечно же, нужно. Объясни ей, — Мартини посмотрел на меня и тут Гауэр позвал его. Джефф закрыл дверцу, присоединившись к остальным.

Пока я объясняла маме систему перемещений, Мартини с Райдером и Кристофером топтались снаружи. Не могу сказать, что они делали, могу сказать только, что Гауэр доставал мамины сумки из багажника.

— Туалетная комната, — в конце концов, сказала мама. — Нереально!

— Но эффективно. Уверена, мы снова используем для этого мужскую кабинку. Не думаю, что Мартини решиться разделиться с нами.

— Это понятно. Но, знаешь, тебе нужно подбирать себе мужа тщательнее.

— Мама, сейчас не время и не место для этого. Я хочу сказать, что он не хочет, чтобы мы отделялись от них, потому что, таким образом мы с тобой подвергнемся опасности, — и только потом подумала о том, что сказала мама: — Что с ним не так?

— Кроме того, что вы знакомы меньше суток, а он уже хочет жениться на тебе? И, к тому же, если ему верить, что он пришелец? О, боже, конечно же, ничего.

— Он эмпат. Думаю, это делает его эмоционально более совершенным, — понятия не имею, почему вдруг стала защищать Джеффа. — И Райдер утверждает, что они большие друзья.

— У Джеймса с Полом могут быть прекрасные отношения, но это не означает, что у вас с Джеффом будет то же самое.

— Как ты про них узнала? — Я была с ними несколько часов и ни о чем не догадалась, разве что когда они стали держаться за руки, а мама с ними всего лишь час и уже знает всю историю отношений.

— Тебе нужно научиться подмечать такие вещи.

— Учили в Моссаде?

— В разных местах. Что еще?

— Я думаю. Он, на самом деле, красивый. И он смешной.

— Не возражаю. Они все красивые. Но внешность еще не все. Твой отец в свое время был самым красивым, кого я видела когда-либо до этой встречи, но я вышла за него замуж не из-за того, что он был красавцем. Я вышла за него, потому что он особой породы человек, потому что он хорошо ко мне относился и заботился обо мне.

— Замечательно. Ну, Мартини заботится обо мне.

— Только не принимай поспешных решений из-за всего, что случилось за один, пусть и трудный, день.

Я бы еще много могла наговорить, но решила не спорить.

— Ладно, никаких окончательных решений на эту тему я сегодня принимать не буду.

— Хорошо.

— Так, папа на самом деле не знает, чем ты занимаешься?

— В некоторой степени, знает, — вздохнула мама. — Он знает только о части моей работы: классификация, фильтрация поступающей информации. Поверхностно, но ему и не нужно обо всем знать. Он и не спрашивает. Он знает, что я ему скажу, когда он должен будет знать. В этом плане с ним хорошо, — вдруг мама выпучила глаза и добавила: — Я ожидаю, что у тебя тоже будет в этом плане хорошо.

— Надеюсь на это, — у меня сейчас вообще есть выбор? — Уверена, что тут все сложнее.

— Так и есть, — мама осмотрелась вокруг. — Что-то они там долго совещаются.

— Не имею представления.

Тут Мартини снова заглянул в салон лимузина.

— Мы пытаемся проверить аэропорт, на всякий случай, — от наших потрясенных взглядов Джефф улыбнулся. — Эмпат, помнишь? Я могу почувствовать групповое нетерпение, — теперь он смотрел на маму. — И я забочусь о вашей дочери гораздо больше, чем вы думаете.

После этого он снова захлопнул дверь.

— Ну, единственное, что я могу сказать сейчас, так это его трудно будет обмануть, — тихо сказала мама.

— В отличие от папы?

— Как я уже говорила, — терпеливо прикрыла глаза мама, — папа знает больше, чем ты думаешь.

— Но не все.

— Ни один мужчина не должен знать о своей жене все, — слегка улыбнулась мама. — Тогда исчезнет изюминка, а без изюминки не бывает долгих отношений.

Слова мудрой мамы-Моссад. Сейчас у меня проснулось немного здравомыслия, чтобы не спорить с ней, отложив этот вопрос на попозже. Мартини находился слишком близко, чтобы обсуждать этот вопрос.

— Думаю, у них два сердца. — сказала я, чтобы заполнить возникшую паузу.

Мама задумалась, а потом сказала:

— Этим можно объяснить нереальную скорость.

— Кристофер продемонстрировал движение со свистом?

— Да, на летном поле. Это было интересно.

— Сделал тебе черный туннель?

— Нет, — она улыбнулась, — он сказал, что шел медленно.

— Да, первый раз Мартини сделал так и для меня. Двигаться на обычной скорости для них трудновато.

— Держу пари, так и есть. Альфа Центавра, да? — мама, по-прежнему, выглядела задумчивой, но не взволнованной.

— Для тебя это очередной день на работе, да?

— В каком-то смысле. Работая на моем месте, привыкаешь, что мир часто становится с ног на голову, — вздохнула мама. — Только захочешь уйти в отставку, как что-то происходит, и ты понимаешь, что нужно защищать не только свою семью. Часто на самом деле приходится спасать целый мир.

После всех сегодняшних событий я не могла отнестись ко всему этому несерьезно.

— У того террориста, которого показывали по телевизору, на самом деле выросли крылья с взрывающимися ножами. Это было ужасно.

— И ты остановила его, — я услышала гордость в голосе мамы.

— Думаю, это наследственное.

— Всегда приятно знать, что твой ребенок делает правильные вещи и не трусит, когда это имеет значение. Нельзя ничего сказать до того, как проверишь это на деле. Не у всех есть защитник.

Она посмотрела на меня, и я заметила в ее глазах слезы. Я подвинулась к ней и обняла.

— Я тебя люблю, мама.

Она поцеловала меня в голову и я почувствовала, что этот день, наверное, стоил того, чтобы назвать его удачным, в конце концов.

Мы, наконец, перестали обниматься, и тут же в салон заглянул Мартини. Не знаю, ждал ли он, пока мы закончим с отношениями мать-дочь.

— Леди, пора в путь.


Глава 13 | Прикосновение чужого | Глава 15