home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 13

Пайк сидел на мосту на бульваре Венеция, глядя на Большой канал и на дом. Рядом с ним прислонилась к перилам офицер Хайдек.

— Я смотрю, вы часто бываете здесь. С вами все в порядке?

— Все отлично.

Хайдек поправила пистолет.

— Как вы думаете, что случилось с деньгами?

— Рэйни сказал, они их истратили.

— Как знать. Помните ограбление Северного голливудского банка? Тогда украли три четверти миллиона долларов, и никто не знает, где они. Так вот случилось. Криминальные деньги? Они исчезают.

Пайк не ответил. Хайдек замечательная, но ему хотелось, чтобы она оставила его в покое.

— Да, знаете, может быть, вы не слышали? Те, кто убил Баттона и Футардо? Слышали?

Пайк знал, что Футардо одного убила, а другой скрылся.

— Нет, а что?

— Они бывшие агенты Бюро по борьбе с наркотиками. Тот, что называл себя Стро, его настоящее имя Норман Листер. Второго звали Карбон. Они работали по делу Рэйни с самого первого дня.

Пайк вспомнил папку, которую он изъял из «малибу». Большинство рапортов было подписано Листером.

— Жалко Джерри. И Футардо тоже, — сказал он.

— Хорошая была девочка. Награждена медалью «За доблесть». Посмертно. — Хайдек наконец оторвалась от перил. Ладно, я ушла. Увидимся.

Пайк тепло посмотрел на нее:

— Спасибо за помощь.

Хайдек улыбнулась и направилась к машине.

Пайк опять устремил взгляд на дом.

Когда приезжали следователи из Луизианы, они побеседовали с Пайком и поделились своей информацией. Они опровергли утверждение Рэйни, что он украл всего восемь миллионов двести тысяч, сказали — никак не меньше двенадцати миллионов боливийских денег. Пайк был склонен верить им. Рэйни был по натуре лжец, так что Пайк не сомневался, что он лгал до самого конца.

Когда стемнело, Пайк перешел пешеходный мост, прошел мимо дома Палмеров, посмотрев на окно Джареда. Джаред торчал в окне, ритмично покачиваясь с наушниками на голове в такт какой-то мелодии.

Пайк вошел в калитку, обойдя дом, оказался на заднем дворе и застыл над каналом. Джаред сказал, что владелец дома вернется к концу недели. Джаред вообще много чего порассказал, например как Рэйни часто сидел по ночам на веранде над водой, а дважды он видел, как тот ночью купался в канале.

Непременно ночью. Никогда днем.

Но окончательно убедила его Роза, тем, что сказала в самом конце — что она не может уйти, что из-за этих денег она жила как крыса. И тем, какой у нее был взгляд, когда она думала, что она их лишится. «Если бы ты только знал». Похоже, она имела в виду гораздо больше трехсот сорока двух тысяч долларов.

Пайк уселся на веранде. Восемьдесят пять бетонных опор шли от одной стороны участка до другой. Пайк это знал, потому что сосчитал их во время отлива. Он дважды приходил сюда ночью и спускался в канал, доходил до середины, где в самой глубокой точке в прилив вода доходила ему до шеи. Он обшарил дно, ничего не нашел, потом стал проверять опоры, не ослабла ли какая-нибудь. Начал он с опор под верандой, но все они оказались крепкими и надежными.

Но некоторое количество опор еще осталось.

Пайк снял штаны и футболку, завернул пистолет в штаны и тихо скользнул в воду. Мышцы свело от холода, но первый шок скоро прошел, как проходит любая боль.

Пайк продолжал с того места, где накануне закончил, проверил еще одиннадцать опор и пробирался под береговыми зарослями, когда наткнулся ногой на что-то твердое. Оказалось, он ударился о десятидюймовую трубу. Он видел в каналах подобные трубы, когда в отлив сходила вода и они обнажались. Трубы эти обычно закрывались решетками-сетками для защиты от птиц и животных, чтобы не забредали туда в отлив, но когда Пайк пнул ногой эту решетку, она подалась.

Пайк набрал в грудь воздуха, нырнул и обнаружил в трубе четыре нейлоновые сумки, связанные веревкой. Вытащить их было нелегко, но через некоторое время Пайку это удалось. Он вынес сумки на берег, надел штаны и футболку, пристегнул пистолет к поясу и вместе с сумками направился к своему джипу. Поднимаясь по узкому пешеходному мостику, он прошел мимо пожилой пары — старики посторонились, чтобы дать ему пройти.

— Спасибо, — сказал Пайк.

— Чудесный вечер, — ответила дама.

Джип стоял на бульваре Венеция, недалеко от моста. Он бросил сумки на тротуар, открыл багажник. А когда повернулся за сумками, над ними стоял бывший агент ББН Норман Листер. С пистолетом.

— Отличная работа, Пайк. Очень хорошо. Великолепно.

Листер был грязен и оборван, словно жил в машине. Он повел пистолетом, словно ожидая, что Пайк отступит. «Если бы ты только знал».

— Бросай ключи и уходи.

Пайк не двинулся.

— Вы знали, где были деньги?

— Нет, но я знал Рэйни. Именно я его завербовал. Деньги наверняка были поблизости.

Пайк вспомнил видеозапись. Как они хвостом ходили за Рэйни и Платт, отслеживая каждое их движение. Видимо, надеялись, что Рэйни пойдет к деньгам.

Листер снова повел пистолетом.

— Уходите, Пайк. Идите отсюда.

Пайк смотрел на его трясущийся пистолет и бегающие глаза и думал о Джерри Баттоне и бедняжке Футардо, о Рэйни и Дрю Рэйн, которая оказалась Розой Платт.

— Листер, если бы вы знали меня так же хорошо, как Рэйни, вас бы тут не было. — И Пайк выстрелил Норману Листеру в грудь, потом перешагнул через него и сделал еще один выстрел — в лицо, совсем как тот Джерри Баттону. Потом положил сумки в багажник, а Листера оставил на тротуаре.


Пайк привез сумки домой, но три дня не открывал их: положил в ванну, как бы для того, чтобы они высохли. На четвертый день он перенес их в гостиную, открыл, снял пластиковые упаковки и разложил пачки денег по полу. В большинстве пачек толщиной в четыре дюйма были сотенные.

Четыре часа Пайк пересчитывал деньги, записывая промежуточные результаты подсчетов в желтый блокнот. Закончив, он развалился на диване и стал рассматривать миниатюрный город небоскребов на полу своей гостиной. «Если бы ты только знал».

Пайк насчитал шесть миллионов семьсот пятьдесят пять тысяч долларов. Он посмотрел на эти деньги, пытаясь придумать, что с ними делать, потом включил телевизор и посмотрел ночные новости спорта.

А потом Пайк выключил свет и пошел спать. Он не стал убирать деньги, пачки так и громоздились на полу, словно это простая бумага, каковой, в сущности, они и являются.


Отец Арт чувствовал себя лучше — хотя слабость и небольшая температура еще не оставили его. Марисоль волновалась за него, приходила рано, уходила поздно и предпринимала отчаянные попытки собрать денег.

В это утро, когда она пришла, задолго до воспитателей и детей, перед дверью она обнаружила синюю нейлоновую сумку. Странно было найти здесь сумку, но еще более странной была пришпиленная к ней карточка. Простая белая карточка с ее именем.

Она внесла сумку в дом и поставила на стол. Сумка была увесистой, в ней было фунтов восемь-десять. Она наклонилась над столом, рассматривая сумку, потом, отбросив сомнения, открыла ее. Первое, что она увидела, была еще одна белая карточка со словами, написанными от руки. Слова были простые: «Кто-то смотрит».


Коул не видел Джо Пайка и не разговаривал с ним с того момента, когда одиннадцать дней назад они расстались на Малхолланд-драйв. Уже там, во время объяснений с полицией, Пайк отдалился; казалось, он замкнулся в себе, ушел в какое-то тайное место, о котором знал только он.

Коул посылал ему сообщения, но Пайк не звонил. Вообще-то Пайку свойственно было порой исчезать на неделю-другую, но в этот раз все было иначе.

Два краснохвостых ястреба медленно кружились над каньоном. Коул наблюдал за ними. Он мог наблюдать за ними часами. Черный кот, сидя на веранде, наблюдал за Коулом, наблюдавшим за птицами. Ему было скучно. Коул сказал:

— Что, не можешь найти лучшего занятия?

Кот прикрыл глаза, вроде уснул, потом вдруг вскочил и помчался в дом.

Коул тоже направился к дверям. На пороге в ореоле света стоял Джо Пайк. Он на секунду застыл в дверной раме, потом закрыл за собой дверь и прошел на веранду.

Они стояли лицом к лицу, молча, потом Пайк обнял его. Ни слова не сказав, просто обнял. И подошел к перилам. Коул тоже подошел к перилам и стал смотреть на раскинувшийся перед ними каньон в туманной зеленой дымке.

— Рад тебя видеть.

Пайк кивнул.

— Я думал, мы должны объясниться.

— Нет нужды.

— Она хотела тебя застрелить.

— Я знаю.

— Я должен был это сделать. Не хотел, но должен был. Понимаешь?

Пайк сжал плечо Коула и посмотрел в небо.

— Ястребы.

— Весь день сегодня летают.

— Как им и подобает.

Коул кивнул, чувствуя, как к глазам подступают слезы. Они вместе смотрели, как летают над каньоном ястребы. Как и подобает.


Глава 12 | Защитник (в сокращении) | Роберт Крейс