home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 10

Она три дня не подходила к телефону, но вот на крошечном экранчике высветилось ее имя: Дрю. Пайк осторожно раскрыл телефон и посмотрел на Коула, словно бы спрашивая: «Да?»

— Уилли-отдай-ему-деньги-прошу-тебя-он-меня-захватил-и-он…

Она выпаливала слова, как из пулемета, но вдруг отключилась, словно ее звонок был перерублен топором палача.

Коул подошел ближе.

— Это она?

Пайк поднял палец, призывая подождать, пока он звонит ей, но попал прямиком на голосовую почту.

— Что она сказала?

— Назвала меня Уилли. Словно говорит с Рэйни. Умоляла Рэйни отдать ему деньги. Сказала, что он ее захватил. Вот так.

— Кто захватил, Палач?

— Похоже на то. — Пайк еще раз прокрутил разговор в голове. Кажется, звонок подлинный, хотя, конечно, она могла звонить из шезлонга у бассейна Азары, в окружении зрителей-ковбоев, восхищенных ее актерскими способностями. — Надо проверить, по-прежнему ли Дрю у Азары. — И он пошел к двери.

— Роза.

Пайк остановился, не понимая.

— Она Роза, а не Дрю, — сказал Коул.

— Если звонок настоящий, то он ее захватил. Давай проверим дом Азары.

Они сели в джип Пайка, спустились в Лорел-каньон, выехали на Сансет и, повернув на запад, подъехали к дому Азары. Пока ехали, Пайк описал расположение дома и позиции охранников. Он припарковался через дом и повел Коула к Азаре.

«Монте-карло» и «терсел» по-прежнему стояли перед домом, но теперь в машине и на подъездной дороге было пусто.

— На дороге был охранник. Еще один сидел вон в том «монте-карло». Видишь?

— Машину вижу. Охранников не вижу, — сказал Коул. — Подожди здесь, я подойду поближе. Ведь эти парни меня не знают. — И Коул пошел по тротуару, словно просто гуляет.

Пайк посмотрел, не движется ли кто по дороге, но там никого не было, только Коул приближался к дому. Вот он остановился у «монте-карло», посмотрел в машину и махнул Пайку рукой: иди сюда. Пайк побежал, поняв по лицу Коула, что дело плохо.

— Смотри.

Пайк увидел тело, подошел к машине поближе. Мужчина на переднем сиденье завалился на бок, словно бы уснув на красной атласной подушке. Гектор.

Пайк немедленно рванулся к дому, на ходу бросив:

— Боковая калитка. Ты направо, я налево. Задний фасад стеклянный.

Без лишних слов они побежали, Коул через двор, Пайк — по подъездной дороге. Вытаскивая на бегу свой пистолет, Пайк устремился к патио. Коул достиг противоположной стороны дома. Пайк подбежал к бассейну.

Бутылка пива Дрю, почти полная, стояла на бетонном бортике у шезлонга. Ковбой, сидевший в одиночестве, валялся на полу патио, его кремовая шляпа откатилась на три фута в сторону. Большие стеклянные двери были широко открыты, позволяя беспрепятственно разглядеть картину страшной бойни внутри дома.

— Плохо, — тихо прошептал Коул.

Еще один ковбой, из мастерской, сидел на диване. Шляпу на голове он сохранил, только голова неестественно запрокинулась, словно он рассматривает потолок. Бандит помоложе лежал на полу у большого квадратного журнального столика с широко раскрытыми невидящими глазами.

Коул быстро вошел в дом. Еще один бандит погиб в кухне, еще один ковбой лежал, скрючившись, у двери в туалет, а рядом с его телом лежал черный пистолет «хеклер-кох».

— Никто из них даже не выстрелил, — прошептал Коул. — Неудивительно, что его окрестили Палачом.

Вслед за Коулом Пайк вошел в холл.

— Я беру спальни, ты — гараж.

Пайк толкнул дверь в спальню, где обнаружилась одежда Уилсона и Дрю. Следующая спальня предназначалась для охраны: расстеленные матрасы, шерстяные одеяла. Последнюю спальню занимал Азара. Пайк быстро прошел по дому и вернулся в самую большую комнату, где Коул обыскивал ковбоя.

— Кто-нибудь еще?

— Нет, — покачал головой Пайк. — А в гараже?

— Пусто. Если Азара и был здесь, то ушел. Но посмотри. — Коул протянул ему открытый бумажник ковбоя, показывая удостоверение с фотографией. «Федеральная полиция Мексики», — значилось там.

— Федералы. Какого дьявола им здесь делать? — Пайк изучил удостоверение и посмотрел на ковбоя. — Думаешь, поддельное?

— Не знаю. Тот, что снаружи, и тот, что у туалета, тоже с жетонами, и у всех «хеклеры». Вообще-то у федералов на вооружении «хеклеры».

Пайк покачал головой. Какая разница, кто они и почему они здесь. Единственное, что имеет значение, это Дрю.

— Вероятно, Азара, Уилсон и еще один вернулись, увидели все это и слиняли. «Терсел» здесь, значит, Уилсон с Азарой.

— И что ты хочешь делать? — спросил Коул.

— Звонить в полицию. С полицией мы найдем Азару быстрее.

Они позвонили Баттону. Пайк предоставил Коулу вести разговор. Коул сжато рассказал об Уильяме Алане Рэйни и Розе Марии Платт и пообещал подробности при встрече.

Они ждали в джипе. Шло время, Пайк чувствовал, как по жилам растекается беспокойство. Коул попытался заговорить с ним, но он не ответил. Он думал о Дрю. Почему она позвала его на помощь?


Дэниэл взял у девицы телефон, перекатил ее на живот и связал ей руки за спиной. Как он удачно угнал фургон сантехника, в нем есть все необходимое. Липкая лента, веревки.

Девица с ним не разговаривала и не смотрела на него, что Дэниэла вполне устраивало. Связав ей запястья, он снова перевернул ее и широкой липкой лентой залепил ей рот — серебристый прямоугольник сделал ее похожей на робота.

Они припарковались на стоянке на бульваре Уилшир, там, где высится огромная статуя мамонта, заливаемого лавой, словно вот-вот зальет до смерти. Дэниэлу нравилось думать, что этот здоровый сукин сын утонет в лаве.

Он полез на переднее сиденье, и тут его спутниковый телефон зазвонил. Боливиец. Дэниэл ответил своим профессиональным подхалимским тоном.

— Это Дэниэл. Что-нибудь получилось узнать по номеру?

Вместо того чтобы ответить на прямо поставленный вопрос, боливиец пустился в необязательную болтовню, которая сводилась все к тому же.

— Я захватил мисс Платт. Нет, сэр, мистер Рэйни сейчас со своим мексиканским другом, но скоро я захвачу и его.

Ля-ля-ля-ля-ля-ля-ля.

— Сэр, удалось ли вам узнать что-либо по номеру, который я вам продиктовал? Мне бы хотелось знать, с кем я имею дело.

В конце концов боливиец выдал кусочек информации относительно этого типа со стрелами. Его зовут Пайк. Разведчик из морской пехоты, потом стал полицейским, потом — профессиональным военным, наемником.

— Наемник? Это точно?

Дэниэл слушал. Типа со стрелами уволили из полиции уже давно. Он сделался вольнонаемным профессионалом и работал на отборные частные военные корпорации Лондона и Вашингтона в горячих точках планеты, в том числе и в Центральной Америке. Круто, подумал Дэниэл, а еще подумал, не скрещивались ли раньше их дорожки.

— Нам известно, на кого он работает сейчас?

Этого боливиец не знал. Они поспрашивали, но ничего не узнали, они и сейчас стараются это выяснить, ля-ля-ля.

Дэниэл перебил боливийца:

— Мне пора, сэр. Когда мы созвонимся в следующий раз, я уверен, что сообщу вам хорошие новости. — И он прервал разговор.

Возможно, этот тип со стрелами прослышал о награде и работает сам на себя. Но хорош! Как он появился над каналом! Как он нашел Азару! Он и впрямь опасен. Дэниэлу надо быть поосторожнее.

Тоби сказал:

— Прикрывай спину.

Клео сказала:

— Оглянись, оглянись, оглянись.

Телефон девицы все еще лежал у него на коленях. Дэниэл взял его, потом посмотрел на девицу. Она лежала сзади, как неживая. Хорошо. Это ему нравится.

Чем мертвей, тем лучше.


Когда подъехали Баттон и Футардо, улица, где жил Азара, была с обеих концов блокирована черно-белыми патрульными автомобилями, желтая лента тянулась из дома на улицу, а «монте-карло» скрылся за переносным экраном.

Обходя место преступления, Баттон забрасывал Пайка и Коула вопросами, но Пайк хотел, чтобы он сосредоточился на Азаре.

— Мы считаем, что из аэропорта он вернулся сюда, потому что его машина исчезла. У него «приус». Запишите номер.

— Этих людей убил Азара?

Коул ответил:

— Мы же вам сказали, кто их убил. Возможно, Азара захватил Рэйни, и кто-то из них или они оба могут помочь найти Розу Платт. — Он показал им фотографию из личного дела Уильяма Рэйни. — На обороте я записал номер дела Рэйни. Позвоните в Департамент юстиции Луизианы, там подтвердят наши слова.

Баттон подвигал челюстью, глядя на фотографию, но в конце концов протянул ее Футардо:

— Позвоните туда, может быть, вам удастся найти человека, который что-нибудь об этом знает. Но перед этим выясните все о машине Азары и сообщите дорожной полиции. Скажете, что Азара подозревается в многочисленных убийствах. — Отпустив ее, он обратился к Пайку: — Двенадцать миллионов долларов, а он делал сэндвичи в Венеции?

Тут детектив Эдуардо Валенти помахал им рукой, указывая на бандита, лежавшего на журнальном столике.

— Этого я знаю. Хуан Рико, он же Лил Рок. Рожден и воспитан в Квартале призраков бандою «Венеция-тринадцать».

Пайку было неинтересно, кто это. Он хотел двигаться дальше. Теперь патрули будут искать «приус» Азары, чего Пайк и добивался, но он хотел продолжать и собственные поиски. В комнату вошел Стро, показал жетон полицейскому в форме, и тот указал на Баттона.

Пайк подошел к шезлонгу, в котором лежала на солнце Дрю Рэйн. Сел туда, где сидела она, и посмотрел на ее бутылку. Потом достал телефон и позвонил ей. Голосовая почта. Он убрал телефон и стал думать, что ему делать, глядя, как внутри дома разговаривают Коул, Баттон, Стро и Валенти. Стро, увидев его, приветственно поднял руку, но Пайк не ответил.

Звонок от Дрю означал, что убийца оставит ее в живых, пока не найдет Рэйни. Он использует ее как наживку, но это не значит, что он будет спокойно сидеть и ждать, когда придет Рэйни. Он хищник, он выйдет на охоту. Он наверняка ищет Рэйни, а вот Пайк сидит на солнышке в шезлонге Азары. Пайк понял, что теперь будет делать убийца, а вот насчет Рэйни он не был уверен.

Пайк гадал, попытается ли Рэйни предложить убийце сделку или сбежит. Из звонка Дрю следовало, что деньги у Рэйни, поэтому он решил, что Рэйни скорее всего сбежит. Даже если захочет остаться, Азара не оставит ему выбора. Он ведет дела с Азарой и мексиканцами — значит, в любой момент его могут просто посадить в частный самолет.

Вышел Баттон и позвал ушедшего в свои мысли Пайка:

— Хватит загорать, идите сюда! У Валенти вопрос.

Когда Пайк вошел в дом, Валенти спросил:

— Вы сказали, у мужчины, похожего на ветерана, на руке были следы татуировки?

— Да.

Валенти повернулся к Баттону.

— Хосе Эскуара. Они называют его Призрак, потому что он незаметно крадется за человеком и стреляет в него — его жертвы никогда его не видят.

— Креативно, — заметил Коул.

— Эскуара большая шишка — старший член командной структуры «Ла-Эме». Если он прибыл сюда с федералами — если, конечно, эти ковбои действительно федералы, — значит, это была встреча на высшем уровне. На несколько ступеней выше, чем ранг Азары.

— Спасибо, Эдди, — сказал Баттон. — Покажи нам его фотографию, пусть Пайк взглянет.

Когда Валенти отошел, Стро осмотрел мертвого ковбоя на диване.

— Это сделал тот же человек, который убил Мендосу и Гомера?

— Похоже на то. Коул говорит, это боливийский убийца. Рэйни раньше вел дела с боливийским картелем.

Стро переводил глаза с Пайка на Коула.

— Вы уверены?

— Это совсем свежая новость, — сказал Коул. — Мы будем знать больше, когда свяжемся с Управлением ФБР Луизианы.

Стро поднял брови.

— Луизианы? Ладно, позвоню. Может быть, это ускорит процесс. У них могут быть данные и на этого психа, что здесь поработал.

Коулу позвонили, и он отошел в сторонку поговорить.

Пайк спросил:

— Вы опросили своих людей, не вспомнили они кого-нибудь?

— Опросил. Не вспомнили.

Баттон нахмурился, ему не понравилось, что у них был разговор, о котором он ничего не знает.

— О чем это вы говорите?

— О фотографии убийцы. Если он учинил разгром в закусочной, он должен быть у Стро на пленке.

— Я велю проверить, — сказал Стро, — но говорю вам, нас интересовали только бандиты. Если только он не крушил закусочную в присутствии парней Азары, мы его не записали.

Стро отвернулся позвонить своим людям, а Коул вернулся, тронул Пайка за руку и поманил за собой.

— Это звонил Пойтрас. Он едет сюда.

Лу Пойтрас возглавлял убойный отдел Голливудского отделения полиции, то есть место преступления оказалось в его ведении. С Коулом они были лучшие друзья, но он терпеть не мог Пайка.

— Для нас это хорошо. Он будет держать нас в курсе. Но он хочет, чтобы я остался здесь.

— А я хочу поискать Дрю. И начну, пожалуй, с сервиса.

Коул кивнул.

— Ладно. Как что-нибудь узнаю — позвоню.

Пайк пошел было прочь, но остановился.

— Спасибо, что не сказал, что ее зовут Роза.


Пайк вовсе не думал, что Азара поедет в мастерскую, но начинать поиски лучше всего оттуда.

Тридцать пять минут Пайк добирался до Венеции и был уже в пяти минутах езды от мастерской, когда ему позвонил Коул:

— Ты где?

Пайк сказал, куда он едет и зачем.

— Можешь не беспокоиться. Азара и Эскуара убиты.

Пайк снял ногу с педали газа и подрулил к тротуару.

— Рэйни?

— Пропал без следа. Я думаю, Рэйни и бандиты не договорились. Похоже, он их застрелил, выбросил из машины и удрал. «Приус» тоже пропал без следа.

Пайк мгновение подумал, что ему теперь делать.

— Баттон связался со следователями из Луизианы?

— Да, они собираются ему что-то прислать по электронной почте.

— Фотографию Палача?

— Эх. Фотографии его нет.

— Держи меня в курсе. — Пайк закрыл телефон. Логично было предположить, что в мастерской знали, где Азара, но теперь Азара мертв и надо сосредоточиться на Рэйни. С двенадцатью миллионами долларов Рэйни может иметь дома, квартиры и машины по всему городу. А может удрать морем, пока он сидит в своем джипе у тротуара. Пайк снова вспомнил, как Дрю позвонила ему, но делала вид, что звонит Рэйни. Если она не дозвонилась до Рэйни, он может и не знать, что она в руках у боливийца.

Пайк нашел номер мобильного Рэйни и позвонил. Немедленно включилась голосовая почта. Он оставил сообщение: «Он ее захватил». А потом позвонил Стро:

— Джек Стро.

— Я хочу посмотреть вашу запись.

— Ее сейчас отсматривает мой человек.

— Я слышал, Луизиана не имеет фотографии боливийца.

— Я знаю. Я говорил с тамошним агентом двадцать минут назад. Так что Кенни сейчас смотрит запись. Если увидит кого-то подозрительного, даст мне знать. — И Стро закончил разговор.

Пайк думал о Рэйни. Он годами был в бегах, но на сей раз убежать не пытался. Рэйни сломал свою модель поведения, а этого не делают без очень серьезной причины. Вместо того чтобы снова сбежать, Рэйни и Дрю перебрались к Азаре, но кое-какие вещи оставили в доме Стива Брауна, что говорит об их намерении вернуться. Возможно, Рэйни оставил в доме что-то такое, без чего он не может уехать.

Пайк поехал к дому. Полиция закрыла окружающие улицы, поэтому он оставил джип на бульваре и направился к пешеходному мосту. Прошел мимо места, где убили Гомера, и стал смотреть, что делается на другом берегу канала, где полицейские в форме и в штатском обыскивали дом Брауна.

На мостах и велосипедных дорожках собрались зеваки, и Пайк сканировал лица, ища Рэйни и понимая, что боливийский киллер тоже может быть среди них. Если киллер все еще охотится за Рэйни, он может вернуться к дому из тех же соображений, что и Пайк.

Пайк обвел глазами ближайшие мосты и окрестные дома. Если Рэйни и покажется, потому что ему надо войти в дом, ему придется уйти и вернуться позже, когда здесь не будет полиции. Больше Пайк ничего не мог придумать, так что он приготовился ждать.

Через сорок минут внимание Пайка привлекли двое мужчин, которые, отделившись от толпы, ступили на пешеходный мост. Специальные агенты Стро и Кенни показали свои жетоны полицейскому, и тот пропустил их. Они скрылись в другом конце моста и возникли вновь на заднем дворе дома Брауна.

Они о чем-то поговорили, потом уставились на дом, словно желая разрешить неразрешимую загадку. Интересно, Кенни уже проверил запись или Стро просто лгал, подумал Пайк. И позвонил Стро по телефону, наблюдая, как тот вынимает телефон из кармана.

— Алло.

— Это Пайк. Как там насчет записи?

— Вы становитесь надоедливы, знаете ли. Мы ею занимаемся.

— Кенни ничего не нашел?

— Нет, Пайк. Я же сказал, что позвоню вам, но вы сами звоните мне, а это замедляет дело. Не звоните больше.

Пайк смотрел, как Стро опустил телефон в карман и сказал что-то Кенни, отчего Кенни рассмеялся.

Пайк подбежал к своему джипу и медленно поехал вдоль бульвара Венеция, пока через два квартала не увидел зеленый «малибу». Если Стро не может просмотреть запись, Пайк посмотрит сам.

На заднем сиденье «малибу» стояло несколько рюкзаков. Пайк оглянулся, убедился, что никто не смотрит, и отмычкой вскрыл автомобиль. Футляра с камерой не было видно, и он стал изучать содержимое рюкзаков. Во втором рюкзаке он наткнулся на толстую папку из коричневого тонкого картона, на которой от руки было написано: «Рэйни».

Имя Рэйни привлекло его внимание. Судя по тому, что папка была потрепана, а чернила выцвели, ее завели уже давно. И как только Пайк ее увидел, он понял: с Джеком Стро что-то неладно.

В папке были ксерокопии рапортов и других документов, касающихся Уильяма Алана Рэйни, на бланках с логотипом Бюро по борьбе с наркотиками. Среди документов были и размытые копии фотографий. Страницы документов были истрепанные, потертые на сгибах, с кругами от кофейных чашек и заметками на полях. Пайк перелистывал их, не читая, пока не наткнулся на фотографию Розы Марии Платт на фоне баннера джазового фестиваля.

Пайк закрыл папку и решил искать камеру. Он нашел ее через несколько секунд, застегнул рюкзаки и поставил их на заднем сиденье, как стояли.

Хотя папок с документами Пайк не искал, он все же захотел взглянуть, что есть у Стро. Взяв с собой камеру и папку, он сел в джип и через три квартала нашел тихую жилую улицу.

Сначала Пайк посмотрел запись. Несколько минут ушло на то, чтобы разобраться с тем, как работает камера. Сначала Пайк смотрел в ускоренном режиме, потом, заинтересовавшись, в реальном. И с каждой просмотренной сценой ком у него в горле рос.

Группа наблюдения Стро не записывала ни Азару, ни других членов его банды. Записывали исключительно Рэйни и Дрю. Как они входят в закусочную и выходят из нее. Как они входят в дом на канале и выходят оттуда. Дрю на заднем дворе. Рэйни за рулем.

Видеозапись подтверждала то, что Пайк заподозрил, увидев потрепанную папку с подлинным именем Уилсона Смита. Специальный агент Джек Стро лгал. Стро и его группе не было дела до Мигеля Азары. И они с самого начала знали, кто такие Уилсон и Дрю. Они искали Рэйни и Платт.

Пайк отложил камеру и перелистал рапорты. Большинство представляло собой отчеты о встречах и беседах с Рэйни, проведенных агентом Бюро по борьбе с наркотиками Норманом Листером, который был контролером Рэйни. По большей части они относились ко времени, когда Рэйни еще был информатором, много было также документов, посвященных расследованию его исчезновения. Пайк нетерпеливо листал страницы: ему не было дела до Рэйни, его интересовала Дрю.

Наконец он нашел фотографию Розы Марии Платт и пачку документов, скрепленных вместе. Первой лежала записка, представлявшая собой компиляцию из показаний знакомых Рэйни о том, как они познакомились с Розой Платт и что им известно, если известно, о ее отношениях с Рэйни. Вот беседа с матерью Розы Платт, вот — с двумя ее братьями. Братья утверждали, что не видели сестру уже шесть лет; мать жаловалась, что не имела никаких вестей от дочери почти десять лет. Розу они называли непослушной, испорченной, эгоистичной и бродягой.

Пайк перелистнул еще несколько страниц и стал читать копию ордера на арест Розы Марии Платт, где был информационный лист с описанием ее внешности и биографическими сведениями.

Этот лист Пайк внимательно прочел. Роза Мария Платт родилась в Билокси, штат Миссисипи. Трижды была замужем: в первый раз — в семнадцать лет, во второй — в девятнадцать и в третий раз в двадцать два года. Имена и адреса этих троих мужчин прилагались, далее трижды следовал комментарий: разведена, детей нет.

Пайк думал о девочке с фотографии, что показала ему Дрю. Он ясно помнил ее. Эмми. Прелестный ребенок, весело улыбаясь, стоит у дивана. Любовь моей жизни.

В следующих графах шли сведения о родителях, братьях и сестрах. Пайк читал. Вот имена ее матери и отца, под ними — двух братьев. Комментарий: сестер нет.

На эту строчку Пайк смотрел долго. Сестер нет.

А ему Дрю сказала, что Эмми сейчас у ее сестры.

Пайк невидящими глазами смотрел в окно; мимо проносились машины, пятна солнечного света падали сквозь листву подстриженных вязов. Он помнил эту сцену в деталях, помнил тончайшие оттенки выражения ее лица. Некоторая неуверенность, когда она потянулась за бумажником. Потом, чуть пожав плечами, протянула ему фотографию, словно ожидая, что он ее отвергнет. И когда этого не случилось, ее улыбка вспыхнула, как летнее солнышко.

Но если сестры нет, значит, и Эмми тоже нет.

Пайк вздохнул, сложил листочки и положил обратно в папку. Немного подумал, потом завел джип и поехал к отделу полиции Пасифик, которое было всего в пяти минутах езды. На ходу он позвонил Джерри Баттону.

— Кто такой Стро и что он делает? — спросил Пайк.

— Что вы имеете в виду, кто такой? О чем вы вообще говорите?

Пайк решил, что возмущение Баттона ненаигранное, из чего следовало, что Стро обманывал и Баттона тоже.

— Стро приехал не для задержания Азары. Он с самого начала знал, что Уилсон — это Рэйни. — Пайк рассказал о записи и о рапортах Бюро по борьбе с наркотиками. — Выходите, я передам их вам.

Баттон молчал, и Пайк понимал почему. Баттону было стыдно.

— Джерри, вам нужно с ними ознакомиться.

— Вечно у этих выпендрежников людей не хватает, берут черт-те кого…

— Если бы вы сделали положенную проверку, мы бы уже знали, с кем имеем дело. И остановили бы боливийца.

Баттон откашлялся, спеша сменить тему:

— Я связался с Новым Орлеаном. Коул говорил вам?

— Да. Фотографии у них нет.

— Нет, но они уверены, что это американец по имени Грегг Дэниэл Винсент. Не боливиец.

— Что еще им известно?

— Немного. Сделал себе репутацию на убийстве осведомителей и полицейских, которых боливийцы хотят убрать с дороги. Истязает их так, что они умирают под пытками.

Пайка это не впечатлило.

— Есть его описание?

— Они знают только, что он белый, вот и все.

Пайк подъехал к флагштоку перед отделом Пасифик, остановил джип у тротуара, но двигатель выключать не стал.

— Я уже здесь, Баттон. У флага перед зданием. Выходите, забирайте материалы по Стро.

Пайк закрыл телефон, вытащил папку и камеру и положил на тротуар. А через минуту уже ехал прочь. Когда зазвонил телефон, он подумал, что это Баттон, но это был не Баттон.

— Пайк? Это Джо Пайк?

Пайк узнал этот голос.

— Это Билл Рэйни. Вы меня знаете как Уилсона Смита.


Глава 9 | Защитник (в сокращении) | Глава 11