home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 8

На следующее утро двадцать минут десятого позвонил Элвис Коул.

— Лэйн передал мне диск.

— Есть там что-нибудь?

— Я его только что получил; но посмотреть его придется тебе. Я же никогда не видел этих людей, не знаю, как они выглядят.

— Какой период времени охватывает запись?

— Семь дней. Почему ты спрашиваешь?

Пайк объяснил, что если убийца проводил разведку в доме Дрю, поцарапав кухонное окно, то, вполне возможно, он проходил мимо камеры.

— Ладно. Приезжай сюда и посмотрим, на что годится эта штука. Лэйн сказал, там виден совсем небольшой кусочек улицы, но мы не поймем, что он имел в виду, пока не посмотрим запись.

Через сорок минут, проехав через весь город, Пайк подрулил к треугольному домику Коула и вошел через кухонную дверь. Налил себе кофе, взял пакетик изюма из запасов Коула и вслед за другом прошел в гостиную. Они выдвинули стулья из-за обеденного стола, Коул раскрыл свой «Макинтош», вставил присланный диск, и компьютер тихо заурчал. Пока они ждали, ни один из них не произнес ни слова.

Наконец появилась картинка, разделившая экран на четыре части, — изображение с каждой из четырех камер, установленных на доме Лэйна: над входом, на задней стене и на обеих боковых стенах.

— Поехали, — сказал Коул. — Камеры пишут все одновременно, каждая на свою дорожку. Лэйн сказал, можно смотреть каждую дорожку отдельно, останавливать, перематывать вперед и назад, как когда смотришь DVD.

Он кликнул на запись камеры у входа, и она заполнила весь экран — призрачные серо-черные тени со строчкой тайм-кода внизу, который показывал, что данный кадр был записан в одиннадцать часов тринадцать минут сорок две секунды позавчерашнего вечера.

— Неплохо, — сказал Коул. — На заднем плане виден кусок улицы, и четкость достаточная.

Камера захватывала улицу, будучи наведена на входную дверь Лэйна. Левая нижняя четверть экрана тоже показывала узкий клин улицы. Если им удастся увидеть что-то полезное, то только здесь.

Коул включил ускоренный режим и добрался до утра похищения. По мере того как ночь сменялась утром, изображение обретало четкость, краски и глубину. Когда таймер показал пять часов тринадцать минут сорок две секунды утра предполагаемого похищения, Коул включил нормальную скорость воспроизведения.

Первые признаки жизни они увидели в пять тридцать шесть. В нижней левой части экрана показалась женщина, бегущая трусцой. Следующий бегун появился в пять пятьдесят четыре, на сей раз это был юноша с растаманскими дредами. Коул остановил изображение и стал его изучать.

— Можешь распечатать? — спросил Пайк.

— Конечно. Думаешь, это он?

— Посмотрим.

Пайк ничего не думал о молодом человеке, он просто хотел распечатать фотографии всех мало-мальски подходящих мужчин, которые прошли мимо дома.

Они не увидели ничего и никого до шести двадцати двух, когда мимо быстро проехал серебристый «терсел».

— Вот они, — сказал Пайк.

Коул немного развернул изображение и увеличил картинку на весь экран, чтобы лучше видеть, кто за рулем. Застывший кадр получился зернистым, но лицо Уилсона Смита получилось достаточно отчетливым. В машине он был один.

— Это Уилсон. Видимо, сейчас он едет в закусочную.

Коул распечатал кадр и увеличил скорость воспроизведения. С наступлением утра на улице, где жила Дрю, становилось все оживленнее. Они то и дело останавливали запись, потому что показывалась какая-нибудь фигура, и переводили скорость в режим реального времени. В шесть пятьдесят пять появился серебристый «терсел» — Уилсон возвращался домой. В машине он был по-прежнему один.

Между семью и восемью они остановили запись восемнадцать раз и распечатали семь фотографий, хотя и полагали, что это обычные люди, вышедшие на прогулку или на утреннюю пробежку.

В восемь ноль семь показался Джаред. Он быстро увеличивался в размерах, приближаясь к камере, и ушел из поля ее зрения по направлению к магазину.

— Так, — сказал Пайк. — Где-то между этим моментом и возвращением Джареда туда проникли Мендоса и Гомер.

Не отрываясь от экрана, Коул кивнул.

Мимо камеры прошли две женщины с собачками, пробежал мужчина. В восемь сорок две — еще одна фигура, и Коул остановил запись.

— Это Джаред. Возвращается.

Джаред возвращался с магазинным пакетом в руках. Коул посмотрел на Пайка.

— Мендоса и Гомер сейчас у дома. Тут-то их Джаред и увидит.

— Они прошли по пешеходному мостику.

— Да. И если твой убийца тоже воспользовался этим мостом, мы его не увидим.

— Давай дальше.

Коул прокрутил запись чуть вперед, и в восемь пятьдесят три в поле зрения показался «терсел». Коул остановил картинку и стал увеличивать изображение. Пайк увидел, что в машине три человека. За рулем — Уилсон, Дрю — на пассажирском месте и сзади еще кто-то. Значит, плохие парни действительно пришли по пешеходному мосту, вошли и вынудили жертв вывезти их на машине.

— Мендоса на заднем сиденье, но я вижу в машине только троих.

— Впереди — это Дрю?

— Да.

Коул распечатал фотографию и повернул изображение под другим углом. После нескольких таких упражнений ракурс изменился настолько, что стал виден и четвертый человек в машине.

— Вот так-то, — сказал Коул.

Второй мужчина сидел прямо за Уилсоном, и его по-прежнему было плохо видно. Коул еще покрутил кадр, и в конце концов лицо мужчины появилось из-за головы Уилсона. Пайк не на шутку удивился, уголок его рта пополз вверх. Потом удивление перешло в спокойствие; так он неизменно успокаивался, прицеливаясь и устраивая палец на спусковом крючке винтовки. Посмотрел на Коула и поймал его взгляд.

— Что-то не так?

— Это не Гомер. Это Мигель Азара.

— Он же говорил, что ничего об этом не знает.

— Он лгал.

Коул посмотрел на фотографию Азары.

— Двое убиты, двое пропали, и вот оказывается, что похищает их сам хефе.

Коул распечатал фотографию Азары, и тут у него зазвонил телефон. Он сказал Пайку, что звонит Люси Шенье, и вышел на веранду, чтобы поговорить. Пайк остался смотреть запись. Он увидел еще несколько бегунов, но по большей части это были женщины; мужчины по виду никак не годились в опытные убийцы, способные рассечь ножом человеческую грудную клетку. Так он бегло просмотрел еще три часа записи, когда Коул вернулся с веранды без всякой радости на лице. Пайк поставил запись на паузу.

— Что такое?

— Это не Люси, а ее сыщик, Терри Бабинетт.

Пайк выжидал, по выражению лица Коула поняв, что новости плохие.

— У Терри были только имена, так что ничего точно не известно, понимаешь?

— Да говори же.

— Имена Друзилла Рэйн и Уилсон Смит нашлись в списке погибших от урагана «Катрина». Друзилла Рэйн — белая, сорока двух лет, неимущая, умерла в Благотворительной больнице за три дня до урагана. Уилсон Смит — семидесятишестилетний афроамериканец, умер от сердечного приступа в эвакуации в Натчезе, штат Миссисипи. Ни у той, ни у другого нет родственников. Вот так.

Пайк онемел. Мужчина и женщина, которых он знал как Уилсона Смита и Дрю Рэйн, взяли себе имена умерших, возможно даже воспользовались номерами их социального страхования, чтобы окончательно присвоить их личность.

— Ладно. — Он не знал что сказать.

Коул смотрел на него с беспокойством.

— Что ты собираешься делать?

Пайк оглянулся на экран с застывшей картинкой и встал.

— Сначала приму душ, а потом найду их. — И, оставив Коула наедине с компьютером, направился в гостевую комнату.


— Если наши разведданные на мексиканцев точны, то я узнаю их местоположение еще до полудня.

Боливиец говорил очень взволнованно, Дэниэл никогда не слышал, чтобы мужчина так волновался, из чего следовало, что все боливийцы очень волнуются при мысли о том, что вот-вот наконец осуществят свою месть. Больше всего в жизни они любят мстить, и вот-вот получат такую возможность. Благодаря Дэниэлу.

— Будьте готовы, сэр. — Дэниэл подождал, пока затихнет рев взлетающего самолета. — Простите, сэр, я в аэропорту. Можем ли мы подтвердить, что сегодня утром самолет вылетел?

Бу-бу-бу-бу.

— Отлично, да, замечательно. Есть ли у нас регистрационный номер и модель самолета?

— Бу-бу-бу.

Клео сказала:

— Бу-бу-бу.

Тоби сказал:

— Бу-бу-бу.

Дэниэл заставил их замолчать. Он внимательно слушал последние разведданные, которые сообщал боливиец. В последние два дня такая информация из Мехико была просто неоценима, но кому она была бы нужна, если бы не было Дэниэла? И боливиец понимал это. Дэниэл наконец их обнаружил, и эти болваны запаниковали. И попытались заключить сделку, вместо того чтобы бежать, и теперь это их и погубит.

А оборотень опять победит.

— Да, сэр, я буду держать вас в курсе.

И Дэниэл хотел закончить разговор, но боливиец все болтал, говорил, как им всем повезло с Дэниэлом, бу-бу-бу-бу-бу.

— Спасибо, сэр. Я постараюсь оправдать ваше доверие. Спасибо. — Дэниэл наконец рассоединился. — Урод.

Клео сказала:

— Урод.

Тоби сказал:

— Вот урод.

Дэниэл взглянул на диспетчерскую вышку за взлетно-посадочной полосой, потом стал смотреть в подернутое дымкой белесое небо. Запрокинул голову и смотрел вверх, радуясь небу, этому месту, этой минуте. Он убивал людей в таких аэропортах по всей Центральной и Южной Америке.

В аэропорту Санта-Моники была одна взлетно-посадочная полоса, окруженная ангарами и зданиями различных служб, с великолепной наблюдательной зоной, где Дэниэл и находился. Он увидит, как приземлится этот самолет, и у него останется немало времени, чтобы занять позицию. Он уже знал, где самолет будет стоять, когда прилетит. Длинный лимузин «кэнди-эпл» и раздолбанный «монте-карло» уже ждали прямо напротив бетонной площадки. Идиотское представление о торжественной встрече, но лимузин, этот блестящий черный таракан, и укажет ему, где земля обетованная.

Дэниэл посмотрел на часы. Если боливиец не врет, мексиканец приземлится меньше чем через час и сразу же поедет на встречу.

— Готовы, ребята, убить нескольких человек?

Тоби сказал:

— Да.

Клео сказала:

— Хорошо бы их убить, убить, убить.

Дэниэл хохотнул.

— Хорошо бы, но не раньше чем мы получим, что хотим.

— А потом убьем?

— Убьем?

— Конечно.

Дэниэл улыбнулся, радуясь солнечному лучу у себя на лице.


Коул проводил Пайка и вернулся к столу за фотографией Дрю и Уилсона, которые на самом деле не были Дрю Рэйн и Уилсоном Смитом. Люди меняют имена, чтобы скрыться, но скрыться от чего и от кого? Коул достаточно давно был сыщиком и знал, что у людей порой бывают очень уважительные причины, чтобы скрыться, но чаще причины все же гнусные. У него было дурное предчувствие относительно этих людей, и чем больше он о них узнавал, тем гаже становилось у него на душе.

Женщина получилась лучше: она повернулась налево, словно обращаясь к Мендосе или Азаре, и оказалась лицом к камере. Уилсон за рулем оказался к камере почти в профиль, и часть его лица скрыло зеркало заднего вида.

Что-то в выражении их лиц его беспокоило, но он не мог понять, что именно. Недовольный собой, он отложил фотографию, когда зазвонил телефон.

— Можешь говорить? — спросил Джон Чен.

— Да. Ты где?

— На пути в Лос-Фелис. Какой-то идиот проиграл в русскую рулетку. Уникальный случай — я получил минутку одиночества, едучи на место преступления. Все утро ждал, когда смогу позвонить.

— Получил какие-нибудь отпечатки?

— Или я не Чен? Одиннадцать отчетливых образцов. Совершенно уверен, один принадлежит женщине. Моя догадка базируется только на размере, потому что в системе поиска этих отпечатков нет. А вот с парнем совсем другое дело.

— Мужские есть в базе?

— Типа того.

— Что значит типа того, Джон? Говори уж. Как его зовут?

— Не знаю. Потому и говорю: типа того. В ответ я получил запароленный файл. И ты получишь только имя этого файла и указание, с кем надо связаться.

— Что это значит?

— Парень может быть копом, федеральным агентом, может проходить по программе защиты свидетелей, что-то примерно такое. Или же из военных — из «Дельты» или совсем уж каких-нибудь сверхсекретных.

— Ты хочешь сказать, это внедренный шпион?

— Я просто даю варианты. Парень или преступник, или коп. В указаниях сказано: для получения информации связаться с ФБР или Департаментом юстиции штата Луизиана.

— Ты связался?

— Нет, черт возьми! Сразу стало бы ясно, что я этим занимаюсь, и началось бы вынюхивание, откуда взялись эти отпечатки.

Коул вдруг проявил участие.

— У тебя будут из-за этого неприятности?

— Нет. Я воспользовался паролем Гарриет, и все получилось.

Гарриет была начальницей Джона.

Чен продолжал:

— Прости, брат, что не смог добыть эту информацию. Ну не смог. Я честно хотел помочь, так и передай Джо, ладно?

— Ты и помог. Действительно помог. Давай имя файла.

Коул записал и тут же позвонил Люси Шенье. Когда она взяла трубку, рассказал ей о запароленном файле и указании связаться с ФБР либо с Департаментом юстиции Луизианы. Люси задумчиво протянула:

— Департамент юстиции или ФБР? Не нравится мне это.

— Мне тоже. Продиктовать имя файла? — Коул прочел, она записала и повторила.

— Ладно. Посмотрим, как отнесется к этому Терри.

— Спасибо, Люси.

— Подожди, вот что еще… — Он внимательно слушал. — Эти файлы могут быть запаролены по какой угодно причине, но в любом случае это значит, что кому-то очень важно сохранить тайну данной личности. Если Терри сделает запрос, мы не сможем загнать джинна обратно в бутылку. Люди, защищающие этого запароленного, могут оказаться очень злобным джинном.

— Понятно.

— Ты уверен, что ты хочешь идти вперед?

— Да.

— Тогда мы с тобой свяжемся, как только сможем.

Коул положил трубку с неприятным чувством, словно он ступил на территорию непонятных событий и непознаваемых людей. Он потянулся до боли в плечах и вспомнил о фотографии. Он вдруг понял, что его беспокоило. Он положил фотографию на клавиатуру и снова посмотрел на лица. Они отнюдь не выражали волнения или напряжения, как бывает, когда пистолет упирается в спину. Они не были испуганными. Интересно почему, подумал Коул.


Глава 7 | Защитник (в сокращении) | Глава 9