home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 22

Последующие дни напрочь стерлись из моей памяти. Знаю только, что стараниями тетушки Тилли король пришел в себя, а раны начали затягиваться. Дивея теперь уже смело заходила в его покои, покидая их только ночью. Давала лекарства, кормила жениха с ложечки. Даже собственноручно решила сварить Стефану бульон, но была позорно изгнана из кухни поваром после того, как сожгла его любимую кастрюлю.

Совет признал лорда Рогана виновным в колдовстве и попытке убийства главы государства, осудив на мучительную смерть. Берту суждено было сгореть на костре. В день объявления приговора ко мне пришла Атенаис и умоляла помочь спасти мужа.

– Лиандра, прошу тебя, посодействуй. Я знаю, Лукас тебя послушает. Пусть казнь хотя бы заменят на пожизненную ссылку. Мы могли бы продать имение и уехать в самый дальний уголок страны.

– Леди Роган, вы же знаете, сколько бед натворил ваш супруг. Собственноручно лишил жизни двух молодых девушек, погубил урожай, наслал несчастья на страну. Кто прощает подобное? Ни мне, ни Лукасу неподвластно изменить решение верховного совета, я и не хочу, чтобы он избежал ответственности за свои гнусные преступления.

Леди Роган заметно подурнела за последнее время. Огненно-рыжие волосы были убраны в скромный пучок на затылке, а лицо прикрыто плотной вуалью. На щеке все еще был отчетливо виден след от отметины, оставленной мужем. Безобразная рана уже не кровоточила и зажила, но шрам свести не удалось.

– Честно говоря, вы меня удивили, – призналась я. – Пришли просить за мужа, который вас изуродовал и пытался убить. Думала, вы еле терпите друг друга. Согласитесь, ваш брак был далеко не счастливый.

– А вы, Лиандра, как всегда спешите делать скоротечные выводы, – скривилась Атенаис. – Когда мы поженились, мне было шестнадцать лет, а ему – двадцать пять. Наш брак устроили родители, но я была безумно рада, что вышла за него. Кажется, более влюбленной дурочки, чем я, свет еще не видел. Бегала за ним, как собачка, высунув язык, внимала каждому слову, таяла по ночам в его объятиях. Я думала, что мои чувства взаимны, но жестоко ошиблась. Уже через пару месяцев после свадьбы Берт изменил мне в первый раз. А потом последовала череда мимолетных романов. Конечно, я очень страдала, обливалась слезами, умоляла, чтобы он прекратил бегать за другими женщинами, грозилась даже покончить с собой, но все было напрасно. В конце концов я смирилась с таким положением вещей и просто закрывала глаза на его похождения. А потом нашу чету призвали ко двору, я стала фрейлиной ее величества и встретила Лукаса. Единственная причина, по которой я согласилась стать его любовницей, было желание насолить мужу. Заставить его сгорать от ревности, почувствовать себя на моем месте. Но эффект получился обратным, Берт окончательно забыл дорогу в мою спальню, и мы стали совершенно чужими.

– Тогда почему ты решила опоить приворотным зельем принца, а не своего мужа? – вспылила я от таких откровений.

Мысль, что Лукас занимался с ней любовью, ласкал тело, дарил поцелуи, выжигала мое сердце. Я ревновала к прошлому и будущему. Кипела от этого некрасивого чувства.

– Не хотела, чтобы Берт был со мной по принуждению. Мечтала, что когда-нибудь единственный человек, которого я в своей жизни любила по-настоящему, ответит мне взаимностью. Но когда поняла, что ничего подобного от мужа не дождусь, решила развестись и выйти замуж за кронпринца, пусть и с помощью зелья. Такая вот женская месть. Статус королевы потешил бы мое самолюбие, и я позабыла бы о разбитом сердце.

– Ты такая же мерзавка, как и Берт. – Я брезгливо поморщилась. – Лукас чуть не умер от твоих зелий.

– Но ведь не умер, – равнодушно пожала плечами леди Роган.

Мне хотелось вцепиться в рыжие локоны и от души оттаскать ее по комнате, подобно тому, как несколько дней назад ее муж в этой самой спальне проделывал это со мной.

– Я не буду ходатайствовать за вашего супруга. – Я отвернулась к окну, давая понять, что разговор окончен. – Он получит по заслугам.

– Берт бывает груб с женщинами, может взять то, что ему не позволяют, но он не способен на убийство, – холодно произнесла Атенаис. – Поверьте мне, я знаю его лучше, чем кто-либо.

Леди Роган ушла, хлопнув дверью, оставляя меня наедине со своими мыслями. Этот разговор еще долго не выходил у меня из головы.

Когда король уже смог вставать и самостоятельно ходить, объявили дату свадьбы. Дивея уговорила меня остаться и присутствовать на венчании. Конечно, я не могла пропустить такое важное событие, как бракосочетание своей сестры. Но перед этим мне предстояло еще одно серьезное испытание – помолвка Лукаса и Севелины.

С раннего утра слуги с ног сбились, занимаясь приготовлениями. Должны были приехать гости из Бертолии, несколько почтенных лордов, привезти подарки и закрепить подписями брачный договор.

Я ходила мрачнее тучи, решив, что обязательно скажусь больной и не выйду вечером к гостям. Но мои планы нарушил неожиданный сюрприз. Приехал мой отец. Я была безумно рада встретиться с ним после долгой разлуки. С грустью отметила, что его нога стала заметно хуже.

– Папочка, как же я скучала! – прижалась я к нему как в детстве.

Жаль, на колени забраться не могу, чтобы полностью укрыться в его объятиях.

– Бедненькая моя. – Он гладил меня по волосам. – Вернемся домой вместе, я так одичал один в поместье. Ну их, этих королей и принцев, найдем тебе хорошего мужа среди соседей. А если не хочешь замуж, так и ладно. Хотя, конечно, что уж скрывать, было бы неплохо обзавестись парочкой розовощеких внучков.

Конечно, я не стала высказывать вслух то, что было в душе. Сильно сомневаюсь, что когда-нибудь смогу полюбить мужчину так же сильно, как люблю Лукаса.

Отец ушел, оставив меня готовиться к балу. Миа выбрала голубое платье цвета весеннего неба с вышитыми серебряными узорами. Глядя на наряд, я равнодушно согласилась. Мне было все равно, как выглядеть на помолвке любимого человека с другой женщиной.

Но вот Миа была совершенно другого мнения и хотела, чтобы ее госпожа поразила всех красотой в этот вечер.

– Вы будете настоящей королевой, – выдохнула она, накручивая локоны на горячие щипцы.

Пару дней назад она все-таки уговорила меня полечить волосы чудодейственной болотной грязью. До сих пор в носу стоит запах гнили, вонь поднялась такая, что пришлось открыть окна нараспашку. Намазав склизкую массу мне на голову, горничная замотала волосы платком и удовлетворенно улыбнулась. Правда, она немножко струхнула, когда из-под платка начал валить едкий зеленый дым. Перепугавшись, мы стали смывать жижу в тазу, расплескав по всему полу воду. Но эффект и правда оказался потрясающим, локоны вернули здоровый блеск, налились силой и стали заметно гуще.

– Королевой будет Севелина, – мрачно процедила я сквозь зубы.

Постаралась собрать все свое мужество. Впереди ожидает непростой вечер, полный боли и страданий.

– Все будет хорошо, – заявила Миа и затянула корсет, так что я на мгновение задохнулась.

– Я дышать не смогу, – прошептала я, разглядывая в зеркале осиную талию.

– Вы демонически хороши. – Миа довольно улыбнулась. – Теперь накрасим вам губки и щечки, будете цветущей майской розочкой среди огромной кучи навоза.

– Это ты так мило про наш замечательный королевский двор? – Против воли у меня вырвался смешок.

– Жаль, что у вас так мало украшений, этой лебединой шейке не помешали бы сейчас бриллианты. Если уж вы теперь свободны, может, стоит обратить внимание на достойного богатого молодого мужчину, способного позаботиться о своей женщине и увезти ее подальше от этого гнезда со змеями?

– Не продолжай, – помотала я головой, отгоняя от себя всплывший образ лорда Веденталя. – Больше никаких женихов, хочу вернуть душевное спокойствие, а это можно сделать только дома, куда я с удовольствием и уеду после свадьбы короля и моей сестры.

– Очень жаль, что вы приняли такое решение, – вмиг погрустнела горничная. – Мне будет вас очень не хватать.

Я взглянула на свою служанку. Мне бы очень хотелось забрать ее с собой, предложить место в имении де Мольмор. Но, к сожалению, платить жалованье, которое она получает во дворце, мы не сможем. А ведь ей нужно кормить семью.

С тяжелым сердцем я спустилась в бальный зал под руку с отцом. Он сегодня почти не прихрамывал. Гордо выпрямив спину, вел меня по натертому до блеска паркету. Лишь я одна знала, каких усилий ему это стоило.

Вокруг нас пестрели элегантные наряды придворных, сбившихся в небольшие стайки и с энтузиазмом обсуждавших предстоящее событие. Блеск драгоценностей дам ослеплял не меньше, чем свет волшебных огней в канделябрах. В углу играл небольшой оркестр. Слуги разносили подносы с закусками, угощая гостей различными деликатесами, в хрустальных бокалах пенилось игристое вино.

– Сколько лет прошло, а ты ничуть не изменился.

Я непроизвольно сжала локоть отца, увидев рядом с нами принцессу Анну.

– Добрый вечер, ваше высочество. – Отец учтиво поклонился. – Вы преувеличиваете, время никого не щадит.

– Но к тебе оно благосклонно. – В глазах принцессы появился лихорадочный блеск, они превратились в узкие щелочки.

Неожиданно музыка смолкла и раздались бурные аплодисменты. Резные золоченые двери распахнулись, впуская короля и Дивею. Стефан шел, опершись на руку своей невесты. Его величество все еще был бледен и до сих пор не слишком уверенно стоял на ногах.

Я заметила, как Анна меняется в лице при виде брата, губы белеют, руки непроизвольно сжимаются в кулаки. Но еще больше она разозлилась, когда следом за королем в зал вошла принцесса Севелина. Она была чудо как хороша в платье из золотой парчи, словно ожившая фарфоровая кукла.

– Пойду поприветствую невесту, – произнесла Анна ледяным голосом.

– Папуля, будь осторожен с этой женщиной, – предостерегла я. – Она до сих пор не забыла обид юности.

Пришлось вкратце рассказать отцу все, что нам поведала мать Дивеи. Он очень огорчился, узнав, как подло поступила вейла с их общей дочерью.

– Не ожидал, что Виорея опустится до грязного шантажа, – огорченно прошептал он. – Но, дорогая, не стоит винить Анну в моих ошибках. Я мог бы усмирить свою похоть, не поддаваться чарам вейлы, но, увы, не получилось. За это пришлось страдать моим самым близким людям.

– Завтра сразу после венчания Дивеи покинем дворец, – попросила я.

Из груди непроизвольно вырвался глухой стон, когда увидела Лукаса. Батюшка проследил за моим взглядом и нахмурился.

– Да, полностью согласен с тобой. Даже не стоит оставаться на праздник. Отведу твою сестру к алтарю, и сразу прикажем готовить карету. Вот увидишь, еще затемно будем дома.

Я благодарно улыбнулась отцу за то, что поддерживает, и за то, что не задает лишних вопросов.

Леди Флавия, единственный человек, которого я была рада видеть сегодняшним вечером, тоже выказывала поддержку.

– Кажется, единственный, кто рад празднику, – это его величество, – хмыкнула леди. – Еще бы, прибрать к рукам такое огромное приданое и приграничные земли – высшее достижение дипломатии. Жаль, что лорда Веденталя сегодня нет с нами. Он поехал встречать обоз с подарками, который направил король Бертолии, да так до сих пор и не вернулся. Что-то они слишком запаздывают.

Стало ясно, что Флавия питает не совсем дружеские чувства к Золтану, с таким придыханием и волнением она говорила эти слова.

Девушка-музыкант, сидевшая за арфой, изящно провела длинными пальчиками по струнам, и полилась старинная чарующая мелодия.

– Уже начинается, пойдем. – Флавия схватила меня за руки, и мы оказались в хороводе молодых девушек.

Древний обычай выбора невесты сейчас уже был скорее данью традициям. Ведь то, кто станет женой наследника престола, решали его родители, руководствуясь интересами страны. Но тысячу лет назад Эдгард Завоеватель, уже будучи коронованным правителем нашей страны, на одном из праздников заприметил юную красавицу и, влюбившись с первого взгляда, надел ей на голову венок из магнолий. Этот жест означал, что он определился с выбором жены. С тех пор было сложено немало легенд и преданий про королеву Морег. Она была не только красива, но еще и чрезвычайно добра, помогала беднякам, организовала первый сиротский приют и всю свою жизнь трудилась на благо королевства.

Мы, взявшись за руки, скользили по паркету под звуки волшебной музыки. Свод зала наполнился мигающими разноцветными огоньками, сверкавшими под потолком. Придворные разошлись по краям зала, уступая место юным леди, кружащимся в хороводе. Шелковые юбки бальных платьев разлетались, словно лепестки бутонов в утреннем саду. Все присутствующие замерли, когда в зал вошел преисполненный гордости слуга в парадной ливрее, неся в руках серебряный поднос, на котором лежал венок, сплетенный из розовых цветов.

– Говорят, принца сегодня видели в саду собственноручно срывающим магнолии, – шепнула мне на ухо Флавия.

Глубоко в груди кольнуло, отдаваясь глухой болью в сердце. Поскорее бы все закончилось! Только бы выдержать и не заплакать! Боги, дайте мне силы это пережить.

Последние аккорды волшебной арфы ознаменовали кульминацию торжественного момента. Как во сне, я видела, что Лукас протягивает к подносу руки и берет венок. Девушки отступили назад, оставляя на середине зала принцессу Севелину. Она склонила голову в поклоне, готовясь принять драгоценный дар. Я зажмурилась, чтобы не видеть этого момента. Наступила звенящая тишина, восторженных аплодисментов не последовало, по залу волной пронесся удивленный шепот. Распахнув глаза, увидела, как принц проходит мимо своей невесты и идет прямо ко мне. Тут же почувствовала, что земля уходит из-под ног. Голова закружилась, все звуки разом стихли, я моргнула, глаза защипало от слез.

– Леди Лиандра де Мольмор, объявляю тебя своей невестой и будущей женой. – С этими словами принц водрузил мне на голову цветы. Как во сне, увидела, что король возмущенно хмурится, Дивея прижимает руки ко рту, а все остальные придворные переглядываются друг с другом, совершенно не понимая, что происходит.


Глава 21 | Дерзкие игры судьбы | Глава 23