home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 3

Название Любимый дом мог носить какой-нибудь кафешантан, но оно принадлежало одному из самых знаменитых, если не самому знаменитому, борделю Лондона. Который к тому же был еще и одним из самых засекреченных. Местоположение его фактически представляло собой тайну чуть ли не национального масштаба. Известно было только, что он находится где-то между Сент-Джеймским дворцом и Ковент-Гарденом, в прелестном каменном доме, больше подходящем какой-нибудь почтенной вдове, чем для утех греховодников. Единственным признаком того, что здесь происходит что-то безнравственное, был вызывающий неприличные мысли молоток на дверях красного цвета. Никто никогда не делился никакими подробностями, что там происходит. Проболтавшись, можно было оказаться в черном списке, а не одному джентльмену — по крайней мере, тому, кто заботится о своем члене и содержит упомянутый орган в чистоте, здравии и довольстве, — не хотелось становиться отверженным.

Дамы в этом заведении были экзотичными красавицами, собранными с разных концов земного шара. Их обучили всем видам чувственности, приучили держать себя в форме, чтобы сохранять гибкость тела и привлекательность. У них были разные фигуры, разный рост, цвет кожи и темперамент. И они сами выбирали себе клиентов. Так было заведено. В этом заключалась главная притягательность клуба. Мужчина мог зажигаться какой-то фантазией и следовать ей, но на определенных условиях. Это было верхом наслаждения — знать, что прелестная, чувственная и образованная женщина выбрала тебя не за толщину кошелька (хотя джентльмены, входя в эту дверь, должны были доказать, что в состоянии воспользоваться предоставленной привилегией), а потому, что поверила, что ты для нее самый желанный партнер.

Джек сумел попасть в это заведение только благодаря рекомендательному письму Тристана. У младшего брата герцога Райтона были определенные преимущества, которые распространялись и на друга близкого родственника герцога.

Сегодня здесь он встретится с клиентом. Ему назначали свидания и в менее шикарных местах, и уж конечно, Он не страдал от отсутствия опыта при общении с женщинами. При этом они могли быть очаровательными домашними хозяйками, которые угощали его изысканными блюдами, или искушенными светскими львицами, способными удовлетворить аппетиты совсем другого рода.

Но одно Джек усвоил твердо: плотские утехи никогда нельзя мешать с бизнесом, какой бы роскошной и желанной ни казалась женщина.

Ему предложили подождать в холле, что он и сделал. Тут было очень уютно — на светлых стенах висели со вкусом подобранные картины, сиял чистотой только что отполированный паркет, на полу лежал яркий пушистый ковер.

Человек, который открыл ему двери и забрал рекомендательное письмо, вернулся откуда-то из глубин дома и благосклонно улыбнулся.

— Пожалуйте за мной, мистер Фрайди. Позвольте забрать у вас плащ и шляпу.

Джек снял с себя и то и другое, отдал в руки мажордома, а потом, минуя череду французских дверей, последовал за ним в глубь дома. Вот черт! Многие резиденции великих мира сего, где ему довелось побывать, не сравнились бы по богатству с этим пантеоном любви.

Стены, забранные темными панелями, светлые тисненые обои, лепные потолки, потрясающего качества ковры — ярко-красные, серо-зеленые, кремовые, золотистые. Пространство делили колонны из полированного дуба, которые прекрасно гармонировали с резным деревом, украшавшим интерьер. По одну сторону от них был устроен уголок для курения, где джентльмены могли насладиться сигарой в придачу к стаканчику скотча или бренди, утонув в глубоком кресле или с комфортом расположившись на плюшевом диване по другую — выстроились небольшие круглые столики со стульями для желающих перекусить, сыграть в карты или шахматы. Отличный способ занять джентльменов, пока те будут дожидаться, когда молодая красотка выйдет и сядет к ним на колени.

— Подождите здесь! — Мажордом показал в сторону курительной. Там стояло несколько свободных, удобных на вид кресел. Джек поблагодарил кивком и сунул ему фунтовую банкноту.

Он не курил, но любил запах дыма, в особенности от хорошего трубочного табака. Его дед курил трубку, и этот запах всегда напоминал ему о старом прохиндее и временах, когда он думал о нем намного почтительнее, чем теперь.

Здесь еще имелся приличных размеров книжный шкаф, встроенный в стену, в котором стояли бульварные романы и более интеллигентная литература. На столе лежали свежие газеты, сложенные так, чтобы были видны главные заголовки. Тут и там, на полках и столиках, стояли всевозможные безделушки, но, кроме них, ничего не говорило о присутствии здесь женщин. Даже не было цветов. Любимый дом явно был построен с учетом мужской природы. Возможно, в этом заключался главный секрет его популярности. По существу, он являлся своеобразным клубом для джентльменов, предлагавшим выполнение плотских желаний, тогда как другие подобные заведения предлагали только хорошую кухню.

Джек опустился в кресло с огромными подголовниками. Мягкая кожа, тихо вздохнув, приняла форму тела, словно обнимая его. В таком комфорте и учитывая количество принятой перед приходом сюда выпивки он сразу же начнет клевать носом. А тут еще и тепло от камина.

Он глянул на свои часы. До появления его клиента оставалось четверть часа. Надо постараться не заснуть.

Джек потянулся, чтобы взять газету, и в это время заговорил человек, сидевший слева от него:

— Никогда не видел вас здесь раньше.

Джек обернулся на низкий голос. На него равнодушно смотрел темноволосый мужчина с пронзительными голубыми глазами и хищным носом. Настоящий англичанин, подумал он. И очень дурного нрава, что может быстро сдружить их либо так же быстро сделать врагами.

— Я тут в первый раз, — поддержал разговор Джек.

Собеседник кивнул и поднял свой бокал — вероятно, со скотчем.

— Я так и подумал. Вы как будто с нетерпением ждете чего-то.

— Разве? — Джек не знал, как отнестись к его словам, поэтому попросту проигнорировал их. Можно просто и дальше поддерживать игру. По крайней мере, это не даст ему заснуть.

— Это так заметно?

Тот пожал плечами:

— Может, и нет, просто ничего другого не остается, кроме как сидеть и пялиться по сторонам, пока дамы не выйдут для игрищ. — Он нахмурился. — Не уверен, что выразился деликатно.

Джентльмен выглядел смущенным, поэтому Джек не удержался от улыбки. Появился официант и спросил, не принести ли выпить. Джек показал на бокал своего собеседника.

— Того же самого. — Потом снова повернулся к незнакомцу. — Дамы скоро выйдут?

— В любой момент. Обычно они очень расторопны. — Откинув голову на спинку кресла, он внимательно оглядел Джека. — Полагаю, вы здесь по той же причине, что и я?

Улыбка Джека увяла, превратившись в кривую усмешку.

— Разве все мы приходим сюда не за одним и тем же? — Если не обращать внимание на разницу в терминах, речь все равно шла о бизнесе.

Мужчина покачал головой.

— У нас у всех, конечно, одна цель — вполне понятно какая, — но у меня особые основания для визита сюда.

Удивившись, Джек поднял на него глаза и молчал довольно долго. Как раз в это время официант принес ему выпивку. Это действительно оказался скотч. Отхлебнув, он попросил незнакомца:

— Просветите меня.

Собеседник остро глянул на него.

— Вы пришли сюда, потому что какая-то пташка отправила вас восвояси и тем самым оскорбила ваше самолюбие. Теперь вам нужно взбодриться, чтобы вновь почувствовать себя мужчиной.

Джек открыл было рот, чтобы поспорить с этим человеком, но тот в определенной степени был прав. Встреча с Сэди вызвала в нем чувство неудовлетворенности и если бы не деловой интерес, он наверняка постарался бы утвердить свою мужественность в этом заведении. В конце концов, ему ведь пришлось отказаться от чар леди Гослинг.

— Так вы здесь для этого? — удивился Джек.

— Да, сэр, — признался его собеседник без тени смущения. — Только подумайте: я нашел женщину моей мечты. Но едва она выдала падчерицу замуж, как сразу отправилась в путешествие. Ей обязательно нужно было увидеть мир. — Мужчина угрюмо уткнулся в свой стакан. — Она, видите ли, не прочь остаться со мной, но не может предать свою давнюю мечту. — Он насмешливо фыркнул. — Вы когда-нибудь слышали подобную чушь?

Джек пробормотал:

— Ох уж эти женщины! — Но в груди его пробежал холодок. Сам-то он, что говорил Сэди перед отъездом? Что любит ее, но их предприятие с Тристаном — это именно то, чем он должен заняться. Он имел в виду, что должен проявить себя в бизнесе ради них двоих — себя и Сэди, чтобы обеспечить ей жизнь, какую девушка заслуживала. Она тогда поняла его. И отпустила.

Темноволосый господин горько рассмеялся:

— Да уж! Я умолял ее остаться, сделал ей предложение руки и сердца. Знаете, как поступила моя любовь?

Джек покачал головой, не в силах сказать ни слова, даже отвести глаз от лица мужчины, на котором были написаны все владевшие им чувства.

— Она посмотрела на меня словно жалеючи и сказала, что должна поехать. С ума сойти! Я не из тех, кто позволит, чтобы какая-то миленькая вдовушка посылала меня в задницу. Поэтому и оказался здесь. Если ночь в Любимом доме не вернет мне самоуважение как мужчине, тогда я подпояшу рясу и уйду в монастырь.

— Вам попалась недальновидная женщина, — посочувствовал Джек. Что он еще мог сказать? Тем более что разговор задел его за живое.

Собеседник подмигнул ему.

— Вот потому я так надеюсь на живительные силы чаровниц в этом заведении.

В комнате вдруг что-то резко изменилось, как будто кто-то открыл дверь в ответ на его слова. И вниз по парадной лестнице двинулось настоящее шествие из дам всех оттенков кожи с оголенными руками и ногами. Широко открыв глаза, Джек наблюдал, как самые роскошные и экзотичные женщины, которых ему когда-либо доводилось видеть, заполняли пространство вокруг. Кто-то из них занял место за столиком, некоторые перешли в ту часть зала, где он сидел. Хорошо, что дамы сами выбирали мужчину для себя, потому что у него просто разбегались глаза.

Он ждал недолго. На ступеньках лестницы возникло видение в изумрудно-зеленом атласном платье, оставлявшем обнаженными руки, но скрывавшем роскошный бюст и стройные ноги. Ему доводилось видеть весьма рискованные туалеты на профессиональных танцовщицах, однако здешняя мадам, судя по всему, отлично знала, что если, женщина скрывает больше, чем показывает, она гораздо интереснее для мужчины.

Волосы у куртизанки были темно-рыжими, брови немного более темного оттенка, молочной белизны кожа и глаза под цвет ее платья. На лице — минимум косметики, что только подчеркивало красоту ирландки.

— Привет, — сказала она с акцентом, от которого сжалось сердце. О, он столько раз слышал его в Нью-Йорке и Бостоне. Несколько часов назад отзвуки его заметил у Сэди. Может, поэтому он так остро среагировал на него сейчас. Господи, какое это счастье — наслаждаться звуками родной речи!

Он невнятно пробормотал что-то в ответ. Девушка улыбнулась.

— Так это вы Джек Фрайди?

Вздрогнув, он уставился на нее.

— Да, это я.

Она протянула ему руку.

— А я Кэтлин Райан. Надеюсь, вам не пришлось дожидаться слишком долго?

Райан… Оказывается, это сногсшибательное создание — его клиентка, на встречу с которой он пришел. Ему почему-то казалось, что Райан — мужчина, раз они с Тристаном связаны напрямую. Нет сомнения, партнер, специально забыл сообщить ему столь пикантную деталь.

Криво усмехнувшись, Джек поднялся и пожал протянутую изящную руку.

— Не беспокойтесь, все в порядке. — Он посмотрел по сторонам. Девушки активно выбирали себе партнеров на ночь. — Может, мне прийти в другой раз, в более удобное время.

Кэтлин улыбнулась, продемонстрировав два ряда великолепных зубов.

— О нет. Благодаря вам и мистеру Кейну я могу позволить себе быть свободной этой ночью, если мне так захочется. И даже вообще пока не работать.

Любимый дом неожиданно стал открываться для Джека какими-то новыми гранями.

Рыжеволосая красавица показала на лестницу.

— Может, поднимемся ко мне? И поговорим без лишних глаз?

Джек пропустил ее вперед:

— После вас.

— Уже уходите! — воскликнул сосед, с которым он только что свел короткое знакомство. Джек совсем забыл о нем. — Я знал, что вы недолго будете оставаться без дела.

Он отсалютовал улыбавшемуся мужчине, повернулся и двинулся вслед за своей клиенткой вверх по массивной лестнице. Коридор наверху был отделан в том же стиле, что и первый этаж. Правда, тут было намного тише. Кэтлин подвела его к двери в каких-нибудь двух шагах от лестницы.

Когда вслед за ней Джек переступил порог комнаты, то не мог скрыть удивления. Он рассчитывал, что здесь будет роскошная обстановка, но то, что предстало его глазам, он не видел ни в одном борделе. Комната была огромной, со стенами, выкрашенными в яркие цвета, со стоявшей в самом центре массивной кроватью под пологом. Еще тут имелась личная ванная. Через открытую дверь он увидел это сокровище, установленное на ножках в виде лап. Один раз они с Сэди сняли похожий номер в дорогой гостинице. Она тогда подумала, что попала в рай. Джек до сих пор помнил, как он занимался с ней любовью в удобной мягкой постели.

— Виски? — спросила Кэтлин, подняв бутылку в руке, пока он закрывал за собой дверь.

— Неплохо бы. — Слегка улыбнувшись, Джек по пушистому ковру прошагал к окну, где можно было посидеть в уголке. Расстегнул сюртук и опустился на темно-красную софу.

Подошла Кэтлин с напитками. Деловые переговоры продолжались почти час. Их с Тристаном компания несколько раз за последние четыре года ссужала ее деньгами. Она расплачивалась с долгами сполна. Дополнительный доход Кэтлин получала от этого заведения. В недалеком будущем она могла стать очень богатой женщиной.

Они пили виски и беседовали. Когда деловая часть беседы закончилась, Джек завел разговор об Ирландии. Кэтлин выросла в другой ее части, но все равно было приятно вспомнить о доме и не затрудняться в выборе слов. Она ничего не знала про его семью. Ничего не знала о нем. После стычки с Сэди ему было приятно общаться с ирландкой, которая вела себя так, словно он ей нравился. На такую показную любовь он и сам был горазд. Это было своеобразным условием ведения бизнеса.

Очаровательный бабник — так частенько называла его Сэди.

От выпитого виски начала тихо кружиться голова. Джек во второй раз за вечер поинтересовался, который час.

— Мне пора. — Он убрал часы в карман. — Уже поздно.

Нежная белая рука легла на его бедро.

— Ты ведь не уйдешь так сразу, не правда ли?

Он улыбнулся.

— По-моему, для одной ночи мы и так довольно много занимались делами.

— Я не о том. — В зеленых глазах вспыхнули искорки, и она призывно посмотрела ему в глаза. — Я о приятном завершении чудесного вечера.

Польщенный, Джек усмехнулся и положил свою руку на ее.

— Хорошо бы. — Соблазн был велик, очень велик, девушка — само очарование. — Но, увы!

Кэтлин смутилась на миг, но морщинка между бровями тут же разгладилась.

— Ну конечно. У такого джентльмена, как ты, должна быть верная жена, которая ждет его. — Она сказала это так, словно говорила о каком-то диковинном существе.

— Нет, — остановил он ее немного резче, чем хотел. — Она устала ждать уже давным-давно. Но я думаю, что сегодня мне лучше поспать одному, хотя спасибо за предложение. Оно было соблазнительным.

Явно больше заинтригованная, чем обиженная отказом, Кэтлин не стала протестовать и лишь улыбнулась.

— Тогда как-нибудь в другой раз?

Джек улыбнулся в ответ.

— Возможно. — Но это была ложь. Он вряд ли сможет улечься с этой женщиной в постель. И совсем не из-за того, что потом нужно будет платить ей. Просто она напоминала ему о доме, о том, что осталось позади, о том, что утрачено.

Он решительно встал. Кэтлин поднялась вслед за ним и проводила его до двери. По пути к лестнице Джек увидел своего недавнего знакомого. Две хорошенькие блондинки, прижимаясь к нему, втаскивали его в свободную комнату.

Одна из девушек уже начала стаскивать с него сюртук. По его виду нельзя было сказать, что он очень доволен. Впрочем, Джек чувствовал себя точно так же.

На улице начинался дождь. Он забрался в карету, которую нанял на все время, пока будет в Лондоне, радуясь, что ему в таком состоянии, как сейчас, нет нужды таскаться по ночным улицам в поисках извозчика. Для какого-нибудь лихого молодца он мог бы стать легкой добычей.

Карету тряхнуло на выбоине, и Джек посмотрел в окно, чтобы увидеть, как позади остался дом наслаждений. Кэтлин говорила, что он может и без повода прийти снова. Если ему захочется утех или просто поговорить, она всегда будет к его услугам. Было очень приятно получить такое приглашение от очаровательной женщины.

Но вряд ли им вновь удастся встретиться когда-нибудь.


Во рту было гадко.

Дневной свет слепил глаза. Хорошо хоть не было солнца. Мокрые тучи воспринимались как благословение свыше — и серое небо, и тяжелый занавес дождя. Плохо только то, что ливень колотил в окна спальни с жуткой силой. Поэтому ему казалось, что в комнате полно разнузданных гадких мальчишек, которые швыряют ему в голову куски мрамора.

Поздно вернувшись домой, Джек продолжил пить. Нельзя сказать, что это была хорошая идея, но на тот момент альтернативы не было.

Он потянул простыню на себя, чтобы укрыться с головой, и вскоре пожалел об этом. Голова и желудок резко запротестовали. Любое движение ему было противопоказано.

Полежав какое-то время неподвижно, по сигналам, идущим от мочевого пузыря, он понял, что у него для выбора лишь два варианта — либо встать, либо отлить прямо в постель. Он всерьез поразмышлял над этим, но требование приличий и здравый смысл взяли верх, заставив его медленно, стеная от боли, спуститься с кровати. Голова готова была развалиться, как яйцо, сваренное всмятку.

Нетвердой походкой он дотащился до ванной и облегчился в унитаз. Затем вызвал рвоту, чтобы все, что оставалось в желудке, не подступало к горлу. Над фарфоровой раковиной его вывернуло наизнанку.

Стало немного легче. Настолько, что удалось стащить с себя вечерний сюртук и пустить воду в душе. Слава Богу, он уже опробовал все новомодные удобства, которые имелись в отеле. Конечно, не в последнюю очередь потому, что являлся владельцем половины этого заведения. Для них с Тристаном были выделены личные апартаменты на последних этажах отеля Баррингтон. Его кирпичная башня, которую закончили в том году, возвышалась между Стрэндом и набережной Виктории, недалеко от Чаринг-Кросс. Тристан предсказывал, что район будет быстро развиваться, и так как деловой инстинкт его никогда не подводил, Джек влез в эту затею по уши. Виенна Ларю была одним из их главных инвесторов. Не в последнюю очередь по этой причине Джек практически сразу по прибытии в Лондон отправился к ней. Какие еще могли быть причины, он представлял себе с трудом. Но Тристан любил напустить тумана и имел на это право.

Что же касается отеля, то хоть его и открыли не так давно, он уже начал приносить неплохую прибыль. Тут было дорого, роскошно, удобно. Джек понимал, что богатые люди готовы тратить уйму денег, чтобы их содержали в комфорте. Даже более того — им было важно, чтобы это видели другие.

После душа он побрился, переоделся и, к своему удовольствию, увидел, что его ждет кофе и завтрак, который подали, пока он был в ванной. Ничто так не излечивает от похмелья, как хорошая еда и крепкий кофе, и он с удовольствием принялся за пышный омлет.

Позавтракав, Джек вычистил зубы, а потом отправился в Мейфэр. У него с собой были письма Тристана его братьям — Грейдену, герцогу Райтону, и Арчеру. Оба вкладывали деньги в предприятия, которые были подконтрольны Джеку и Тристану, и в кучу других, которые друг начинал еще до того, как Джек стал его полноправным партнером. Он пообещал Тристану, что передаст его письма в первую очередь. Сегодня утром сделать это было удобнее всего, потому что после обеда у него была назначена встреча с новым арендатором их помещения под магазин.

Дождь начал ослабевать к тому времени, когда он вышел из кареты перед огромным особняком в неоклассическом стиле в престижном Вест-Энде, недалеко от Гайд-парка. Такой особняк вызывал зависть. Но еще Джека страшно интересовало, как хозяева-аристократы используют свободные комнаты, когда не устраивают приемов. Протопить зимой такую уйму площадей очень непросто. Он обязательно это узнает. Ведь и сам вырос в таком же великолепном доме.

На стук Джека дверь открылась, и он вошел внутрь. Его встретил скромный на вид пожилой дворецкий, представившийся Уэстфордом. Забрал у него шляпу и плащ, а потом провел в огромную гостиную в кремовых тонах. Здесь его ждали некоторые из членов семьи Кейн.

— Мистер Фрайди, — поднимаясь со своего места, произнес крупный, примерно одинакового сложения с Джеком мужчина. — Наконец мы познакомимся. Я Райтон.

Герцог производил приятное впечатление. Его красивое лицо не мог испортить даже огромный шрам на левой щеке. Он был темноволос, с голубыми, как у Тристана, глазами. Джек отметил про себя, что у них еще похожи носы и одинакового рисунка губы.

Он поклонился:

— Ваша светлость.

— Позвольте мне представить вам герцогиню, мою жену.

Еще один поклон. Вперед выступила очаровательная женщина. Она была яркой брюнеткой со жгучими темными глазами и нежной, розовой кожей. Неудивительно, что Райтон навлек на себя скандал, добиваясь такой красавицы.

Но в гостиной присутствовал еще один человек, увидев которого Джек слегка напрягся. Лорд Арчер Кейн беззаботно улыбнулся и протянул ему стакан со скотчем. Это был тот самый общительный незнакомец из Любимого дома. Теперь понятно, почему он показался Джеку знакомым. Они так похожи с Тристаном.

— Приятно снова увидеться с вами, Фрайди.

Неожиданно для себя Джек тоже искренне улыбнулся:

— Мне тоже, лорд Арчер.

Тот добродушно ухмыльнулся. Казалось, его совершенно не заботило то, что он мог показаться распутником. Но Джек безошибочно распознавал людей, которым предстояло скатиться по наклонной плоскости. Этот явно не из таких!

— Просто Арчер! Мы же с вами подружились. Не так ли?

Леди Райтон моментально встрепенулась и даже не потрудилась скрыть свое любопытство.

— Вы знакомы? В самом деле, Арчер, почему ты ничего нам не рассказал?

В голосе ее деверя появились извиняющиеся нотки.

— Я сам не знал, кто этот джентльмен. Тем более мы познакомились только минувшим вечером.

— Интересно, где же? — герцогиня прищурилась.

Арчер подмигнул Джеку.

— В клубе.

Тот поднес стакан со скотчем к губам, чтобы не пришлось отвечать на вопросы, но в этом уже не было нужды.

Герцогиня оглядела их обоих с ног до головы.

— Ничего не хочу об этом знать.

— Да уж, — согласился Арчер. — Так будет лучше.

— Зато я хочу, — заявил Райтон, испытующе глядя на своего брата. — Позже расскажешь. Кстати, почему мы беседуем стоя? — Он жестом указал на огромное удобное кресло, затянутое темно-синей парчой. Джек с удовольствием воспользовался приглашением, надеясь, что его светлость не станет подвергать его допросу.

Он передал им письма от брата. Когда герцог спросил, почему он приехал один, Джек объяснил, что Тристан поручил ему заняться здесь кое-какими делами, пока тот будет отсутствовать.

Герцог громко расхохотался. Джек чуть не подскочил от удивления.

— Это означает, он решил послать вас обработать мадам Ларю.

Спорить не имело никакого смысла, тем более что Джек не вполне понимал, для каких целей его направили сюда, поэтому неопределенно пожал плечами.

— Вы были вчера в Сейнтс-Роу, мистер Фрайди? — поинтересовалась леди Райтон, усевшись на софу и потягивая вино из бокала.

Джек покатал стакан со скотчем между ладонями. При одной мысли о выпивке желудок начал бунтовать. Как, интересно, Арчеру удается справляться с собой?

— Да, ваша светлость.

Подперев щеку рукой, она с интересом посмотрела на него.

— Мадам Мун погадала вам на будущее?

При упоминании имени Сэди ему снова стало не по себе.

— Нет, я не удостоился такой чести.

Герцог вытянул длинные ноги и скрестил их. У него, одетого во все черное, был довольно устрашающий вид.

— Не верите в жребий, судьбу и все такое, да, Фрайди? — благодушно спросил он.

— Только в себя!

Герцог усмехнулся.

— Мы все такие. Но иногда неожиданно что-то происходит, и человек начинает осознавать, что все предопределено. — От взгляда, который тот бросил на свою жену, Джеку стало не по себе, и он отвернулся. Встретившись с ним глазами, Арчер состроил гримасу. Джек был готов расхохотаться. Ему нравился брат Тристана, Вообще-то складывалось впечатление, что ему угрожала опасность полюбить весь клан Кейнов целиком. Правда, он пока не познакомился с матерью и сестрой своего компаньона, но если они действительно такие милые, как описывал его друг, Джек обязательно полюбит и их тоже.

— Вы должны воспользоваться услугами мадам Мун, если выпадет такой шанс, — настаивала леди Райтон. — Она просто чудо.

— Не сомневаюсь. — Маленькая шарлатанка!

— Она увидела Грея в моей чашке как живого!

Если бы ему платили хотя бы пенни каждый раз, когда он слышал о том, как Сэди говорит очередной простушке, что видит в чашке ее любимого… Это всегда действовало безотказно. За исключением того случая, когда Сэди ошибочно приняла девушку за одну из последовательниц Сафо. О, что там началось! Сэди страшно переживала несколько дней. После решила, что она была права, а вот ее клиентка солгала ей.

— Вероятно, вы правы, — согласился он — Мадам Ларю не позволит себе взять работника, если он не самой высокой квалификации. — Он едва заметно усмехнулся. — Иначе это плохо отразится на бизнесе.

Герцогиня как-то странно посмотрела на него. То ли она решила, что он шутит, то ли сама смеялась над ним.

Ни то ни другое его не устраивало. Меньше всего ему хотелось испортить отношения с родными Тристана, в особенности, если учесть, что эта семья, несмотря на свою скандальную славу, была одной из родовитых и могущественных.

— Та когда наш любезный брат соизволит присоединиться к нам? — спросил Арчер, и Джек был готов броситься к нему с объятиями, потому что тот спас его от дальнейших расспросов и испытующих взглядов герцогини.

— В его последней телеграмме говорится, что он рассчитывает прибыть в Лондон в конце месяца. К тому времени Тристан надеялся, что его таинственные планы придут в действие. Так ли все будет на самом деле? Но это, был бизнес его друга, а не Джека.

— Значит, вы пробудете здесь еще какое-то время, — отметил герцог. — Приходите к нам на ужин на следующей неделе. — Он взглянул на жену, которая согласно кивнула. — Роуз пришлет вам приглашение в отель.

Джек склонил голову.

— Вы очень великодушны, ваша светлость.

Райтон насмешливо фыркнул.

— Вот уж нет! Вы расскажете нам с Арчером обо всей этой грязи, в которой наш маленький братец ковырялся последние годы. И зовите меня Райтон, я не слишком большой любитель церемоний.

Вероятно, это фамильная черта, сказал себе Джек, но улыбнулся герцогу и его жене. Очень милые люди, пусть только леди Райтон перестанет смотреть на него такими глазами. Ужин с ними будет отличным времяпрепровождением при условии, Что имя изумительной мадам Мун больше не всплывет.

Ему просто надо пережить несколько недель, а там вернется Тристан и все возьмет на себя. Потом Джек сможет уехать из Англии и больше сюда ни ногой. Сможет ли он протянуть эти дни и не видеться с Сэди? Вряд ли. Они все-таки вращаются среди одних и тех же людей. Наверняка теперь Господь смотрит на него и смеется. В первый раз, что ли?


Глава 2 | Со всей силой страсти | Глава 4