home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 14

На мгновение Джеку показалось, что он летит в пропасть. Надо было приложить усилия, чтобы не показать своего потрясения. А в особенности постараться, чтобы не протянуть руку над столом и не схватить эту вредную бабу за горло.

— Мне незнакомо это имя, — ровно произнес он. — Должно быть, вы меня с кем-то спутали.

Леди Гослинг сделала еще один крошечный глоток из своей чашки.

— Джек Фаррингтон имел репутацию шулера. Он жил на Рассел-стрит со своей женой Сэди, которая гадала и еще устраивала спиритические сеансы. — Взмахнув ресницами, она изобразила милую улыбку. — Вам это что-нибудь говорит?

— Нет. Но та, что вы рассказываете, похоже на дешевый роман. Продолжайте.

По тому, как дама поджала губы, Джек предположил, что на нее не произвел никакого впечатления его легкомысленный тон. А чего она ожидала? Что выложит ему эти сведения, и он тут же сдастся на ее милость? Рановато будет. Сначала нужно выведать, как много ей известно. Она знала его имя, а что еще? Разузнала ли она, кто он такой?

— Судя по всему, когда миссис Фаррингтон обвинили в том, что она мошенница, возникли кое-какие проблемы. Вскоре после этого Джек исчез, оставив бедную женщину на произвол судьбы. Потом пропала и она. А через несколько лет Сэди Мун объявилась в Лондоне и занялась гаданием на чайной заварке. У нее появилась богатая клиентура. Никто, из них наверняка и не слыхивал ни про Джека, ни про Сэди Фаррингтон, но люди из общества все равно найдут эту историю занимательной.

Джек поставил локоть на стол и, прижав палец ко лбу, равнодушно улыбнулся:

— Вы знаете, что мне кажется интересным?

— Я вся внимание.

То, что такая леди, как вы, так хорошо осведомлена о том, что торилось на… Рассел-стрит? Это же где-то возле Ковент-Гардена, правильно? — Он, конечно, блефовал, но был вознагражден, увидев, как дама слегка дернулась. — Вы ведь не обретались там собственной персоной, или я не прав?

Леди Гослинг молчала. По выражению ее лица Джек понял, что именно это она и делала, и теперь ему стало кое-что понятно. Эта особа тоже выдавала себя за другую.

— Вы пришли сюда, чтобы обвинить меня. В чем конкретно? Судя по вашим словам, самое страшное из вашего рассказа — это то, что мадам Мун поменяла имя. Она действительно была женой Фаррингтона? — Не получив ответа, Джек продолжил: — Пока не услышал еще какую-нибудь грязь, миледи, я, пожалуй, вас покину. Надеюсь, вы меня извините. Мне некогда.

Она смотрела на него так, словно хотела задушить собственными руками. Как он мог считать ее привлекательной? Она была холодной и равнодушной, как Гудзонов залив зимой, в чем Джек убедился на собственном опыте. Отблеск отчаяния промелькнул у нее в глазах, сильно озадачив Джека.

— Утром в воскресенье женщину, подходившую под описание Сэди Мун, видели на Рассел-стрит рядом с домом, в котором она со своим мужем когда-то снимала квартиру.

Джек пожал плечами. И снова ей пришлось изображать равнодушие на лице.

— И что из этого?

— Мне было очень интересно узнать, что вы являетесь владельцем этого дома, мистер Фрайди. И я уверена, что вы тоже там были вчера. Я права, не так ли?

Он начал уставать от этой игры.

— Докажите, леди Гослинг, не то вас выведут отсюда вон.

Та по-настоящему встревожилась:

— Хотите рискнуть, чтобы весь Лондон узнал, кто вы есть на самом деле?

Джек подался вперед, чувствуя, как баланс сил слегка смещается в его пользу. Но помимо того, что все узнают его настоящее имя, возникала более серьезная угроза. И он с удивлением только сейчас это понял.

— Что, кроме слухов и шепотков, вы можете предъявить в доказательство ваших измышлений? — Она промолчала, и Джек начал успокаиваться. — Так я и думал. — Он вытянул какое-то письмо из стопки документов и начал читать.

— Мне не требуется ничего доказывать, — огрызнулась леди Гослинг, наклоняясь над столом. — Нужно лишь шепнуть пару слов в нужное ушко, что в свое время Сэди Мун привлекали за мошенничество, и тогда прекрасная репутация, которую она создала себе в высшем обществе, рассыплется в прах.

Это было как раз то, о чем он подумал. Еще ни разу в жизни ему не хотелось применить силу к женщине. Вернее, ни к кому, кроме этой гарпии.

— Что вы хотите?

Леди Гослинг рассмеялась:

— Ага! Значит, вы действительно помирились в тот вечер благотворительного аукциона? И наши разделенные любовники наконец соединятся? Что между вами что-то есть, я поняла знаете когда? Когда вы заплатили тысячу фунтов за один час с этой гарпией.

Судя по всему, Джек поступил опрометчиво, но даже сейчас ни о чем не жалел, потому что это привело их в объятия друг друга.

— Назовите вашу цену, мадам, или закончим встречу. Сию же минуту!

Она капризно надула губки.

— Полегче, мистер Фрайди. Я совершенно не заинтересована в том, чтобы нанести ущерб вам или мадам Мун. Лично мне она очень нравится. От вас нужна лишь кое-какая помощь.

— Говорите конкретно.

— Сто тысяч фунтов наличными и оплата проезда до Нью-Йорка для двоих.

Джек вскинул брови.

— Всего-то?

— Я ознакомилась с вашими доходами. Вы можете себе это позволить.

Наверняка она все выведала, хитроумная сука.

— Захочу ли только, вот в чем вопрос.

— Это небольшая цена, чтобы сохранить свою тайну. И тайну Сэди.

Она поняла, где его слабое место.

— А что, если я пойду к вашему мужу и все ему расскажу? Исходя из того, что я узнал о нем, можно не сомневаться он вряд ли обрадуется вашему поведению.

Леди Гослинг побледнела. Ему это не показалось. Хорошо, что в помещении, где они сидели, было мало народу. Если кто-нибудь обратил внимание на их пикировку, то сошел бы с ума от любопытства.

— Вы же благородный человек, — сдавленным голосом произнесла она. — И не сделаете этого.

Джек чуть не расхохотался. Над ее нахальством и наивностью — в одном флаконе.

— Вам даже невдомек, на что я способен.

— Вы ведь защищаете тех, о ком беспокоитесь.

Он почесал подбородок.

— Вас нет в этом списке.

— Зато Сэди Мун есть. — Леди Гослинг еще ближе наклонилась к нему, и теперь при желании он мог схватить ее за горло. — Дайте мне, что прошу, и я исчезну. Никто не узнает ни про ее тайну, ни про вашу.

Она держала его за самое причинное место и понимала это. Про него можно было говорить все, что ей вздумается, он бы это пережил, но Сэди… Джек предпочел бы предстать пред очи деда, чем вызвать потерю всего, что его жена заработала потом и кровью. Его мнение насчет гадания на заварке и тому подобного в счет не шло. Он в жизни не согласился бы стать свидетелем того, как любимая женщина лишается своего магазина из-за такого глупейшего скандала. Сэди любила свою работу, и он не будет помогать тем, кто собирался отобрать у нее цель жизни.

Можно было бы обратиться к властям, но это привлечет ненужное внимание. Джек ненавидел подобные ситуации, но именно в такой и оказался по собственной вине.

— Мне нужно несколько дней, чтобы собрать деньги, — пробормотал он не поднимая глаз от отвращения.

— Разумеется, — тут же ответила она. — Может, увидимся в четверг?

Джек кивнул.

— Договорились.

А потом леди Гослинг неожиданно перегнулась через стол, схватила его руку и пожала.

— Благодарю.

Он задержал ее ладонь в своей. Леди Гослинг как раз начала вставать, чтобы уйти, но теперь была вынуждена вновь опуститься на стул. Широко открыв глаза, она испуганно смотрела на него. Джек пригвоздил ее пронзительным взглядом.

— Я хочу, чтобы на следующий же день вы были на корабле, миледи, иначе вам придется объясняться не только с собственным мужем, но и со Скотленд-Ярдом.

Она судорожно сглотнула, но глаз не отвела.

— Согласна.

— Отлично, а теперь убирайтесь вон из моего отеля.

Ему не пришлось повторять дважды. Как только он отпустил ее руку, леди Гослинг быстро вскочила и ринулась к выходу. А Джек вновь занялся бумагами, на случай если за ним кто-нибудь наблюдал.

…Три дня на то, чтобы собрать сто тысяч фунтов. Не бог весть какая проблема. Такого срока более чем достаточно. Он рассчитывал, что за это время успеет найти причину, почему леди Гослинг отчаянно старается убраться подальше из Лондона.


— Только ты можешь носить такое необычное сочетание цветов и при этом роскошно смотреться.

Сэди обернулась на голос Виенны. Она только-только переступила порог Сейнтс-Роу.

— Благодарю, мадам. Вы гоже прелестно выглядите.

Виенна действительно была как картинка в кремовом платье, прошитом золотой нитью, отчего ее молочно-белая кожа словно светилась изнутри подобно жемчугу. В полный контраст с неброской элегантностью своей подруги, Сэди оделась в темно-фиолетовое бархатное платье с нижними юбками оранжевого цвета.

— Не ожидала увидеть тебя, — заметила Виенна. — Сегодня здесь не будет ничего интересного, только танцы. Хотя уже приехал Райтон со своей герцогиней, так что можно заняться делами. Еще говорят, что Лилли Лэнгтри собирается заехать, но я поверю в это лишь когда увижу ее собственными глазами.

Из бального зала доносились нестройные звуки оркестра вперемежку с разговорами, когда двери открывались, пропуская гостей. Сэди удивленно подняла брови.

— Галдеж как на базаре.

Француженка пожала изящными плечами.

— Для парламентских слушаний время позднее, а люди скучают. Тем более что многие уехали за город. Балов и приемов почти не стало. Куда еще податься, как не сюда? Скоро дела вообще сойдут на нет, но я не переживаю по этому поводу. Мне всегда есть чем заняться.

Виенна, конечно, имела в виду свои планы насчет универсального магазина. На взгляд Сэди, это была отличная идея. Она слышала, что Джек через своего партнера Тристана Кейна тоже участвует в этом деле, только не знала, какова его доля в инвестициях. Господи, ей даже в голову нс приходило поинтересоваться о том, во сколько предприятий он вложился или какое у него состояние. Если они действительно решат вновь соединиться, уместно ли будет расспросить его об этом? Пожалуй, да, и она поговорит с ним. Теперь Джек вроде бы перестал сомневаться в ее таланте предсказывать будущее, так что это больше не будет камнем преткновения.

Возможно, с ее стороны так вести себя было чересчур прямолинейно и расчетливо, но зато честно. Она хотела Джека. Тот мужчина, каким он стал, очень нравился ей, и она по-прежнему пылала любовью к юноше, которого хорошо помнила. Но разве можно связать свое будущее с человеком, который не верил в нее, вернее, в ее способности? Она не могла, не хотела.

Прочь грустные мысли! Сэди повернулась к подруге и увидела, что та внимательно разглядывает се.

— Я как раз хотела тебя спросить, чем обязана твоему появлению, — начала француженка неодобрительно, — но ответ сам собой вошел вон в те двери.

Сэди проследила за взглядом ее холодных голубых глаз. Джек! Сердце подпрыгнуло от радости. В компании с Арчером Кейном он шел в направлении бального зала. Сэди знала, что многие лондонские дамы с ума сходили по темноволосому, с яркими синими глазами лорду Арчеру, но сама она не могла оторвать взгляда от своего загорелого мужественного Джека. В черном сюртуке его плечи казались еще шире. Малиновый жилет привлекал внимание к сильной, груди и узкой талии, в особенности сейчас, когда он в распахнутом сюртуке и упираясь кулаком в бедро что-то объяснял своему попутчику.

— Ох, ради Бога! — донесся до нее возмущенный голос Виенны. — Приди в себя, дорогая. У тебя вид как у умирающего от жажды путника.

Вздрогнув, Сэди с удивлением посмотрела на француженку.

— Не преувеличивай!

Виенна только покачала головой, недовольно глядя на нее.

— Да и у него не лучше. Ишь как уставился!

Джек действительно не отрывал от нее глаз. Сэди вдруг смутилась. Вспомнив, что, начиная с этого вечера, он решил активно ухаживать за ней, девушка наклонила голову в знак приветствия. Джек кивнул в ответ, улыбнувшись уголками губ. От одной его улыбки сердце было готово выскочить из груди. Но что-то с ним не так — озабоченные глаза, крепко сжатые челюсти. Сэди забеспокоилась.

— О Господи! — сердито зашептала Виенна. — Глазам своим не верю!

Джек и Арчер скрылись за дверями бального зала, и Сэди снова обернулась к подруге.

— Что с тобой происходит, черт подери?

Виенна смотрела на нее как на сумасшедшую. Схватив Сэди под руку, оттащила ее в дальний угол, где их никто не мог подслушать.

— Со мной? Ты на себя посмотри! Жизнь тебя ничему не научила? Мало ты настрадалась от него?

Совершенно безучастная к ее словам, Сэди пожала плечами.

— Задай Джеку те же самые вопросы. Это будет справедливо.

— Нет! — Виенна помахала пальцем у нее перед носом. — Это совсем другое!

Сэди склонила голову набок. Она ничуть не обиделась на Виенну. Подруга переживала за нее, отсюда и злость. Сэди взяла ее длинные прохладные пальцы в свои руки.

— С тобой никогда не было такого, чтобы ты отдала мужчине сердце, а он разбил его вдребезги? И потом был готов отдать все, лишь бы заслужить право на вторую попытку?

Виенна отвела глаза.

— Нет, — тихо сказала она. — Никогда.

Сэди укоризненно покачала головой и вздохнула. Ей стало все ясно.

— Лгунья!

Белые плечи распрямилась, словно их дернула невидимая нить.

— Можешь не рассчитывать, я не буду помогать собирать тебя по кусочкам, когда этот тип в очередной раз разобьет тебе сердце. — Голос Виенны слегка дрожал. Это был знак слабости, которую француженка никогда не обнаруживала раньше.

— Еще как будешь! — Сэди улыбнулась, тепло и доверчиво. — Ты же моя подруга и останешься ею навсегда. Как я — твоей…

Виенна фыркнула и отвернулась, но прежде Сэди уловила выражение беззащитности в ее повлажневших глазах.

— Ну и иди, — скомандовала она. — Мчись навстречу своей катастрофе. И, ради Бога, докажи мне, что я не права.

Сэди ничуть не обиделась на подругу. Та не любила показывать свои чувства и всегда держала себя в руках. Поэтому она развернулась и отправилась на поиски того роскошного мужчины, который дожидался ее в бальном зале. Наверное, в данную минуту он стоит и в нетерпении ест глазами дверь, чтобы увидеть ее появление. Она была убеждена в этом на сто процентов.

Интересно, что же так тревожит Джека? Ей становилось все беспокойнее. Что, если Джек узнал, что она переписывалась с его дедом? Наверное, Индара была права надо было все рассказать ему, чтобы это не висело на ней тяжким грузом до скончания дней. Он простит ее, как только узнает, что старик помог ей деньгами для открытия магазина. Ему известно, каким мерзавцем мог быть старый граф. Джек поймет, что она так поступила от безысходности, только чтобы добиться своей цели.

Господи, это звучало чудовищно, но она отправила это письмо совсем из других соображений. Сэди просто закрывала свою часть сделки. Откуда ей было знать, к чему это приведет! Если бы она была суеверной, то списала бы все на то, что решила погадать себе сама в тот вечер, когда снова встретилась с Джеком. А ведь она знала, что этого нельзя делать!

В бальном зале дамы блистали роскошью нарядов и украшений в сиянии люстр. Это всегда напоминало ей коробку с конфетами в блестящих обертках. Сэди двинулась в обход по кромке зала, тепло приветствуя немногочисленных друзей и здороваясь с теми представительницами знати, которые снисходили до того, чтобы признать свое знакомство с ней. Внезапно ей вдруг захотелось подойти к ним и сказать. Привет, девочки, я виконтесса Джерард. В один прекрасный день мой муж станет графом Гарретом. Тогда бы они не стати вот так задирать нос.

А может, и стали бы. Никто не знает наперед, как поведет себя эта компания.

— О, мадам Мун! Как я рада видеть вас. — Леди Гослинг выглядела довольной, как кошка, наткнувшаяся на миску со сметаной.

— Добрый вечер, — сухо поздоровалась она. Эта сука бегает за ее Джеком и никогда не разговаривает с людьми ниже себя по положению, если на то нет особой причины. У Сэди были свои представления о гордости, поэтому она не будет себя вести так, будто это женщина оказывает ей величайшее одолжение.

Леди Гослинг удивленно приподняла брови, поняв, что Сэди, не намерена продолжать беседу.

— Вот вы как? Я поняла. Передайте привет мистеру Фрайди, дорогая. — Прежде чем отойти, она подмигнула Сэди, как будто их объединял общий секрет. Странная женщина, хотя и из высшего общества. Сказываются, наверное, слишком частые браки между близкими родственниками. Она тут же выбросила ее из головы и отправилась дальше на поиски Джека.

Тот нашелся в толпе совсем недалеко оттого места, где она стояла, и беседовал с лордом Арчером. Не отрывая от него взгляда, Сэди медленно пошла в их сторону. Лучше бы так откровенно не пялиться на него!

Наконец этот дурень, ее муженек, поднял голову, и она, перехватив его взгляд, жеманно улыбнулась ему. Оп улыбнулся в ответ. Видя, что его собеседник отвлекся, лорд Арчер обернулся. На его лбу обозначилась морщина, и Сэди могла поклясться, что он двинул приятеля в бок локтем.

— Мадам Мун, — мягко произнес Джек, поднося руку к тому месту, куда, как показалось Сэди, угодил удар. — Счастлив видеть вас! Вы знакомы с лордом Арчером Кейном?

Сэди призналась, что формально они незнакомы, и Джек произнес необходимые для этого случая фразы.

— Фрайди не захотел рассказать мне, что вы прочли в его чашке, мадам Мун. Но вы ведь поделитесь со мной его темными тайнами, правда? — с острой усмешкой спросил Арчер. В его обращении к ней не было никакого высокомерия или чего-нибудь в этом роде, на что можно было обидеться. Он просто был полон дружелюбия.

Сэди мило улыбнулась:

— Я не выбалтываю чужие секреты, милорд. Но могу сказать, что мистера Фрайди ждет много больших удач.

— Кто бы сомневался! — В его глазах загорелся хитрый огонек, и Сэди почему-то решила, что в эти удачи лорд Арчер уже включил и ее. — О Господи! А вот и мой брат.

Когда герцог и герцогиня Райтон присоединились к ним, Сэди вдруг захотелось оказаться в каком-нибудь другом месте. Райтон был близок к членам королевской семьи, у которых она бывала. Иногда ее приглашали на приемы у принца Берти; правда, там ей не довелось встретиться с ним — ее нанимали, чтобы помочь провести то или иное мероприятие, но не как гостью.

С герцогиней она чувствовала себя более раскованной. Ей довелось читать будущее Роуз Данверс еще до замужества, и она тогда поняла, что у них с герцогом любовный роман.

В это время лорд Арчер представил ее брату. Герцог любезно поклонился и сразу, после короткого обмена взглядами с женой, завел разговор с двумя джентльменами. Герцогиня повернулась к Сэди.

— Прошу прощения, мадам Мун, но меня очень интересует, могу ли я договориться с вами о сеансе на ближайшее время.

Не в первый раз ее спрашивали об этом на публике, но Сэди всегда немного терялась. С другой стороны, герцогиня прежде убедилась, что ни Джек, ни Арчер не услышат ее просьбу.

— Конечно, ваша светлость.

Леди Райтон улыбнулась:

— Спасибо. Мне нужно проконсультироваться с вами по действительно особому случаю.

Подчиняясь голосу интуиции, Сэди опустила взгляд на ее талию, затянутую в шелк сливового цвета. Герцогиня вспыхнула, поняв, что ее предположения оказались верны.

— Постараюсь ответить на ваши вопросы, но хочу предупредить вас, что иногда чайные листья капризничают и говорят очень мало.

— Я полностью доверяю вашим способностям. — Ямочки на ее щеках были просто очаровательны. — В конце концов, вы были единственной, кто предсказал, что мы с Греем поженимся. Даже у меня были сомнения на этот счет. Сэди поневоле улыбнулась в ответ:

— Как приятно это слышать! Спасибо.

— Встретимся завтра во второй половине дня, хорошо? Сэди согласно кивнула. У нее даже мысли не возникло отказать герцогине. Они еще немного поговорили и вернулись к джентльменам. Примерно через четверть часа герцог и герцогиня продолжили свой путь по залу.

Потягивая шампанское из бокала, лорд Арчер посмотрел вслед брату.

— Бедный Райтон. Многие не перестают спрашивать, когда он, наконец, произведет на свет наследника. У нас с вами таких проблем нет, правда, Фрайди?

Джек и Сэди почувствовали себя неловко. Если бы Арчер знал…

— О, вот и леди Оливия Кларк, — заметил лорд, не дожидаясь ответа приятеля. — Я должен подойти и пофлиртовать с ней, иначе бедная малышка умрет от одиночества. Извините меня.

Сэди придвинулась ближе к Джеку, когда Арчер отошел от них, чтобы составить компанию девушке с золотистыми волосами и огромными синими глазами. Она радостно улыбнулась ему в отличие от сопровождавшей ее дамы. На ту лорд не произвел такого потрясающего впечатления.

— Интересный человек, — заметила Сэди, продолжая наблюдать за парочкой.

Джек повернулся к ней.

Он мне очень нравится.

— Еще бы! — В этом не было неодобрения, только легкое подтрунивание.

Он предложил ей руку.

— Не соблаговолите ли сделать со мной круг по залу, мадам Мун?

— Вы оказываете мне большую честь, мистер Фрайди. — Сэди положила ему руку на локоть, с удовольствием ощущая силу мускулов, обтянутых тканью. Он был эталоном мужественности. Никто не мог сравниться с ним!

Пока они прогуливались по залу, Сэди заметила, как люди таращатся на них. Можно было не сомневаться, что сейчас публика начнет перемывать им косточки. Не так много времени прошло с того благотворительного аукциона, и слухи о том, что действительно случилось в салоне Виенны, продолжали циркулировать. В любом случае то, что она появилась на публике, создаст ей образ женщины, которую добиваются, а не отвергают. Сэди это нравилось. Ее бизнес зависел от незапятнанной репутации. Небольшой скандальчик только добавит женщине очарования и популярности. Большой — сделает ее общественной парией.

Джек подвел ее к выходу на террасу. Лакей отворил перед ними двери во влажную темноту ночи. Тут можно было поговорить без лишних ушей, хотя они по-прежнему оставались на виду.

— Что это леди Гослинг так накинулась на тебя — спросил Джек, когда они остановились, повернувшись лицом друг к другу. — О чем она говорила?

Удивившись его нетерпеливому тону, Сэди заглянула мужу в лицо.

— Так, ни о чем особенном. Просила передать тебе привет. — Она закатила глаза. — Хотя вид у нее был довольно странный.

Джек фыркнул.

— Еще бы! Лукавая бестия!

Значит, она была права в своих подозрениях. Сердце остановилось. Сэди ничего не могла с собой поделать. Ее первая мысль была о том, что он обманул ее, когда утверждал, что между ним и леди Гослинг ничего нет. Он просто маскирует свои отношения с ней.

— Джек, что происходит?

— Пойдем со мной. — Взяв под локоть, он отвел ее подальше от дверей, к балюстраде. Любой оказавшийся на террасе увидел бы их сразу. Но зато теперь никто не услышал бы их.

— Я должен тебе кое-что рассказать. — Джек заговорил таким серьезным тоном, что у Сэди мурашки побежали по спине.

Она не удержалась.

— Так ты все-таки спал с ней?

Джек был шокирован.

— Я же говорил тебе — нет, разумеется. Что за глупости!

Облегчение, которое Сэди испытала, даже удивило ее.

— Тогда что?

— Леди Гослинг все знает.

Девушка захлопала глазами.

— Черт! Сэди, она в курсе дела. — Джек огляделся, чтобы окончательно убедиться, что никого нет рядом, а потом зашептал. — Про милую пару Фаррингтонов с Рассел-стрит. Ты помнишь, это те, что сами себе устроили небольшие неприятности. А теперь она за молчание хочет получить сто тысяч и два билета до Нью-Йорка.

Один раз, когда Сэди была еще девчонкой, кузина ударила ее в грудь сумкой с картошкой. Она чуть не задохнулась. Именно так почувствовала себя и сейчас.

Сто тысяч фунтов! Ничего себе!

— И у тебя есть такие деньги?

Джек поморщился.

— Разумеется. Но я вовсе не горю желанием с ними расстаться.

Сэди повернулась спиной к дверям на террасу, хотя они были тут одни, и схватила его за руку. Теперь она могла убедиться, что это не сон. У Джека есть такие огромные деньги! И не последние, наверное. О Господи! И что она прицепилась к этому, когда нужно думать о гораздо более серьезных вещах.

— Откуда леди Гослинг узнала?

— Понятия не имею. У нее возникли какие-то подозрения во время благотворительного аукциона, и она решила меня проверить, — сказал он с отвращением. — Следила за мной, я думаю.

Но почему? Какое дело леди Гослинг до того, что Сэди и Джек были когда-то знакомы? Что в этом такого? Нет, не так все просто. Может, она ревнует? Считает, что Сэди составит ей конкуренцию в борьбе за Джека? Маловероятно, хотя не лишено смысла.

— Но с чего у нее вдруг возникли подозрения? Ты же не первый мужчина, который предложил хорошие деньги за милую мордашку.

— Ты хочешь сказать, за красавицу!

Сэди улыбнулась его, комплименту, но сейчас важно было другое.

— Она могла что-то заподозрить, если только раньше видела нас вместе.

— Может, услышала какие-нибудь разговоры о нас в тот вечер?

— Вполне вероятно, — предположила Сэди, но не выпустила из головы родившуюся мысль. — А может, она знала нас?

— Как так?

— Мне всегда что-то в ней казалось знакомым, как будто я уже где-то раньше видела ее. И довольно давно. — Черт, неужели она так и не вспомнит? Это же было как раз когда…

— Если она знает нас, значит, и мы должны знать ее. — В глазах Джека сверкнул хищный огонек. — Ей хорошо известен район Ковент-Гардена.

Уже теплее. Вполне возможно, что именно по этому кварталу она знала леди Гослинг.

— Надо поговорить с Хелен.

— Попробуй. Я тоже попытаюсь разузнать что-нибудь. К примеру, имя ее попутчика до Нью-Йорка. — Его сильная рука обняла Сэди за плечи, и у нее на душе сразу стало спокойнее. — Я не хочу платить ей, но все нужно провернуть так, чтобы она не смогла ославить тебя на весь Лондон.

Ее муж, был достоин поцелуя за заботу и желание защитить.

— Тебя она тоже может не пощадить.

Джек пожал плечами:

— Пока ей неизвестно, кто такой Джек Фаррингтон. Это не важно, при условии, что старик не знает о моем возвращении.

Сэди поперхнулась. Сейчас был самый подходящий момент, чтобы признаться.

— Неужели все будет так ужасно, если он узнает?

Джек нахмурился.

— Временами мне даже становится интересно. Иной раз страшно хочется похвалиться перед дедом своими достижениями, а потом прихожу в себя и понимаю, что люблю свою нынешнюю жизнь такой, какая она есть, без всяких сложностей.

Ей оставалось только усмехнуться.

— Что-то я не припомню, чтобы Джек Фаррингтон был чересчур сложной личностью. — Шутки шутками, но Сэди отлично понимала, сколько проблем возникнет, если в обществе узнают настоящее имя Джека. Он-то станет пэром Англии, а она так и будет гадать на чайной заварке.

Муж потянулся к ней, как большой и ласковый кот.

— А что насчет бедного мистера Фрайди? Что ты думаешь о нем?

Сэди лукаво взглянула на него.

— Я думаю, что он грубиян и бабник. Но у меня слабость к таким типам.

Джек наклонился к ней, но она, останавливая, положила ему ладонь на грудь.

— Кто-нибудь увидит!

Он хмыкнул:

— Ну и пусть!

Все мысли о том, чтобы признаться, ушли непонятно куда, стоило Джеку коснуться ее губ. Позже, когда они останутся одни и когда он сможет высказать ей все, что захочет, она расскажет ему все без утайки. В более спокойной обстановке она сможет вымолить у него прощение и признаться в том, что натворила.

— Надо возвращаться, — сказала Сэди, когда их поцелуй, наконец, закончился. Она задыхалась, голова кружилась. — Мне совсем не улыбается, чтобы ты ухаживал за мной вдали ото всех, где-то в кустах.

Джек предложил ей руку, и они пошли назад, в духоту бального зала. Виенна перехватила их, когда они направились в сторону Арчера. У нее был странный вид, и она старалась не смотреть на Сэди.

— Прошу прощения, месье Фрайди, с вами хочет познакомиться один джентльмен.

— Ну конечно, — ответил он и обратился к Сэди: — Вы не возражаете?

Она покачала головой:

— Разумеется, нет. — Сэди посмотрела на подругу, которая старательно отводила глаза. Что-то новенькое!

Виенна подвела их к группе джентльменов, которые оживленно разговаривали между собой, и дотронулась до локтя седого мужчины, стоявшего к ним спиной.

— Я разыскала для вас мистера Фрайди милорд.

Сердце Сэди забилось где-то у горла. Она поняла, кто этот человек, еще до того, как он обернулся. А когда его зеленые глаза впились в лицо Джека, не осталось никакого сомнения. Он стал как будто ниже ростом и сильно постарел. Но породу никуда не денешь — осанка такая же гордая.

У Джека был такой вид, будто он, словно боксер, пропустил удар. Не дыша, он стоял рядом с ней. Сэди крепче стиснула ему локоть, уставившись в лицо, которое уже никогда не рассчитывала увидеть.

— Весьма признателен, мадам Ларю, — громко и отчетливо произнес граф Гаррет, — за то, что привели моего внука.


Глава 13 | Со всей силой страсти | Глава 15