home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 22

Господи, спаси и помилуй… он им рассказал! Все уже знают, кто она такая! Давина почувствовала, как у нее подогнулись ноги. Испуганный взгляд ее остановился на лице мужчины, приветствовавшего ее так, как еще никто до него не осмеливался сделать. Больше всего ей хотелось повернуться и бежать куда глаза глядят. Может, лучше всего отсидеться у себя в комнате? Поздно, в отчаянии подумала она. Это родные Роба. Его семья. Если он доверяет им настолько, чтобы рассказать, кто она, значит, она должна верить, что никто из этих людей не предаст ее. Только сейчас она поняла, что почувствовала, увидев, как все сидевшие за столом разом поднялись при ее появлении. Не страх, нет — просто реальность неожиданно обрушилась на нее во всей своей жестокой прямоте.

Да, она — леди Давина Стюарт, принцесса королевской крови, наследница трех королевств. Она может сбежать, может прятаться, а может остаться навсегда среди этих гор — все равно она до конца своих дней останется тем, кто она есть. Тут ли, на Скае, или в английском замке — теперь ее всегда будут окружать фальшь и лицемерно почтительные улыбки.

Нет! Роб не такой! Сердце Давины дрогнуло, когда он направился к ней, улыбаясь такой знакомой улыбкой. Он смотрел на нее жадным взглядом.

Подойдя к ней, Роб взял ее за руку.

— Пойдем, — хрипло пробормотал он, и Давина догадалась, что Роб взволнован ничуть не меньше ее. — Хочу, чтобы ты познакомилась с моими родственниками до того, как они от восхищения перед твоей красотой падут ниц.

Давина молча последовала за ним. Роб подвел ее к столу — его дядя с теткой и остальные, по-прежнему стоя, разглядывали ее.

Ей с первого взгляда понравился Джейми Грант. И дело было даже не в простодушной улыбке, которой он приветствовал ее. И не в тревоге, которая мелькнула в его глазах и которую он отчаянно старался скрыть. Нет, она заметила, какой любовью сияют его глаза, когда он разговаривает с женой.

— Как там Коннор? — спросил он у Роба, пока Мэгги хлопотала возле Давины, наливая ей суп и подкладывая на тарелку горячие ячменные лепешки.

— Отлично, — коротко ответил Роб. Откусив огромный кусок от краюхи хлеба, он поднес к губам кружку с элем и сделал большой глоток. — Но, боюсь, он выказал себя не таким храбрецом, как надеялись вы с Грэмом.

— Вот как? А почему ты так считаешь?

— Из-за Майри, — буркнул Роб, отломив внушительный кусок жареного кролика и вгрызаясь в него зубами. — Он едва не намочил штаны, когда я сказал, что она в Англии.

Сделав вид, что не заметил оскорбленного взгляда Финна, Уилл оглушительно захохотал.

— Страх тут ни при чем, парень, — ничуть не обидевшись, возразил Джейми. — Это просто здравый смысл. Даже мудрость, если хочешь знать.

Роб, подумав немного, кивнул и молча вернулся к еде. Давина из-под ресниц незаметно наблюдала за ним. Если сравнивать с Эдвардом и другими мужчинами, которые окружали ее в аббатстве Святого Христофора, то Роб ел, словно изголодавшийся за долгую зимнюю спячку медведь. Впрочем, ей даже нравилось, с каким удовольствием он наслаждается едой.

— Капитан Эшер, — обратился к Эдварду Джейми, как радушный хозяин дома, который старается поддержать непринужденную беседу за столом. — А вы знаете, что Коннор Грант и юный Финли, с которым вы уже успели познакомиться, — племянники верховного адмирала?

— Нет, я этого не знал, — покачал головой Эдвард, поднося кружку к губам. Сделав глоток, он откинулся на спинку стула. — Ну и крепкое же! — поежившись, хрипло пробормотал он.

Броди, отец Уилла, смерил его презрительным взглядом.

— Англичанин, — вполголоса проворчал он.

— Значит, вы его знаете? — поинтересовался Джейми.

— Кого?

Эдвард, прикрыв рот рукой, слегка откашлялся.

— Коннора Стюарта.

— Видел его как-то раз, недолго. Но я не потерял надежды, что когда-нибудь буду иметь удовольствие познакомиться с ним.

— Ну, насчет удовольствия вы явно поторопились, — потянувшись за хлебом, хмыкнул Уилл. — Держу пари, вам он понравится куда меньше, чем его племянник и тезка. Адмирал Стюарт весьма вспыльчив и к тому же скор на расправу. Он может, не задумываясь, вздернуть человека на основе одних лишь подозрений.

— По-моему, я никогда его не видел, — обращаясь к Эдварду, прошептал Финн.

Остальные мужчины, обменявшись многозначительными взглядами, пришли к единодушному мнению, что Коннор Стюарт — настоящий ублюдок.

Роб, вскинув брови, метнул на Финна удивленный взгляд.

— Роб… — мягко сказала Мэгги, окинув племянника взглядом, в котором читалось такое откровенное обожание, что Давина даже ощутила легкий укол ревности, — кролик достаточно мягкий?

Ложка Роба замерла на полпути ко рту.

— Да, тетушка, — виновато покосившись на Мэгги, пробормотал он.

— Вот и хорошо, дорогой, — медовым голосом продолжала она. — Надеюсь, твое одобрение стало бы большим утешением для матушки этого кролика… если бы она как раз сейчас не жарилась вместе с остальным своим выводком.

Уилл, хрюкнув, уткнулся носом в миску. Броди незаметно ткнул сына локтем под ребра. Роб, с неудовольствием оглядев содержимое ложки, швырнул ее на стол и резко отодвинул тарелку. Мэгги, одарив племянника улыбкой, повернулась к мужу.

— Боюсь, что очень скоро тебе представится случай доказать, что у тебя не меньше здравого смысла, чем у твоего племянника. Точнее, мудрости, — выразительно сдвинув брови, проговорила она.

— Мудрость тут ни при чем, любовь моя, — вздохнул Джейми. — В данном случае речь идет о страхе.

Вскоре разговор перешел в другое, более спокойное русло. Давина с наслаждением купалась в царившей вокруг атмосфере любви. И откровенно любовалась Робом. Он с удовольствием хохотал, слушая рассказ Джейми о том, как подсвинок вырвался из силков и, увлекшись, с такой силой хлопнул Броди по заду, что Давина даже ойкнула — от такого удара любой был бы вынужден спать стоя по меньшей мере две ночи подряд. Тост следовал за тостом. Мужчины, толкая друг друга локтями, пили за гибель ненавистных Фергюссонов и за окончательный разгром Макферсонов. Только когда ужин подошел к концу и часть собравшихся уединилась в дальней комнате, разговор вернулся к королю и его дочери.

Рассевшись в удобные кресла у камина, в котором весело потрескивали поленья, и попивая подогретое вино, они засыпали Давину вопросами. Почему ее прятали в монастыре с самого рождения? Кому за пределами аббатства было известно о ее рождении? Вела ли она переписку с королем? Известно ли ей, какие планы были у отца на ее счет? Каждый такой вопрос, казалось, взрывал еще одну линию укреплений, которую за эти годы возвела вокруг себя Давина. И, откровенно отвечая на них один за другим, она начала понемногу понимать, что испытывает воин, когда после кровавой битвы снимает с себя тяжелые доспехи.

Когда вопросы закончились, Роб, не сводя с Давины глаз, поднял свой бокал жестом, который был понятен без слов. Отныне и навсегда, прочла она в его глазах, он заявлял о своих правах на нее. Теперь она принадлежит только ему — и горе тому, кто попробует ее отнять.

— Итак, все решено, — пробормотала Мэгги, сидевшая возле Давины. Это было сказано так тихо, что никто из мужчин не мог ее услышать. — Значит, ты жила как в тюрьме, а потом тебе помогли вырваться на свободу. Ну что ж, теперь я, кажется, понимаю, какие чувства ты питаешь к моему племяннику.

Давина, оглянувшись на нее, подумала, что в жизни своей не видела такой красивой женщины, как Мэгги Макгрегор… и такой печальной.

— Роб…

Воцарившуюся в комнате тишину прервал голос Джейми. И Давина, уже собиравшаяся было спросить Мэгги, отчего она расстроилась, поспешно захлопнула рот.

— Излишне говорить, как меня беспокоит вся эта история. Ладно, обсудим это потом, с глазу на глаз. — Не дожидаясь, что скажет Роб, Джейми повернулся к Эдварду: — Расскажите мне все, что вам известно об адмирале Джиллсе. Сколько людей в его распоряжении?

Эдвард покачал головой.

— Мне известно очень немногое. Только то, что он всегда поддерживал принца Оранского. Насколько я знаю, он командует целой флотилией, а значит, под началом у него не менее тысячи человек.

— Не значит ли это, что он является одновременно и союзником герцога Монмута?

Роб отставил кружку в сторону. Глаза его угрожающе сузились и стали похожи на осколки льда.

— Что? — Эдвард, судя по всему, был потрясен не меньше, чем в тот день, когда люди Монмута захватили аббатство. — Ну да, я ведь так и сказал!

— Эдвард, дорогой, ты сказал «принца Оранского», — поправила Давина, послав Эшеру улыбку.

Она до сих пор удивлялась тому, как эти люди, ненавидевшие англичан больше чумы, сейчас беседуют с Эдвардом, словно он один из них.

— Неужели? — Эдвард сконфуженно кашлянул. — Вероятно, ваше виски слегка затуманило мне мозги.

— Это Ангус гонит виски, так что все претензии к нему, — подал голос молчавший до этого Броди. — Если он узнает, что я дал англичанину отведать его драгоценного виски, он мне башку снесет. Так что не проговоритесь.

Джейми принялся снова расспрашивать Эдварда, к нему присоединился Броди… только Роб хранил угрюмое молчание, и это смахивало на затишье перед бурей. Давина покосилась на Эдварда, и ей на мгновение стало страшно. Похоже, тучи сгущались над его головой.

К тому времени, как вино было выпито и огонь в камине погас, Давина была в панике. Господи, что такого мог сказать Эдвард, чтобы вызвать гнев Роба? Когда она робко попыталась узнать об этом у него самого, Роб, мягко отодвинув ее в сторону, вышел из комнаты вслед за Эдвардом.

— Что-то его тревожит. — Проследив за ее взглядом, пробормотал появившийся непонятно откуда Финн. — Да и меня тоже, если честно.

— Что ты имеешь в виду?

Давина впилась в него взглядом. Может, хотя бы он сможет пролить свет на странную перемену в настроении Роба?

— Ну, понимаешь, капитан Эшер сегодня обмолвился, что он однажды встречался с моим дядюшкой. А в тот вечер, когда мы уехали из Эршира, он сам сказал мне, что четыре года безвылазно прожил в аббатстве Святого Христофора.

— Так оно и есть. Он никогда не покидал стен аббатства, — подтвердила растерянная Давина.

— Тогда как он мог встретиться с моим дядей?

Зеленые глаза Финна удивленно расширились. Он разглядывал ее с таким видом, будто она могла знать ответ. Естественно, она его не знала. Глядя на Финна, Давина только молча хлопала глазами.

— Адмирал Стюарт последние четыре года провел во Франции. А до этого долго жил в Голландии.

.— В Голландии? — чуть слышно повторила Давина, не веря собственным ушам.

Ее взгляд устремился к двери, за которой скрылся Эдвард. Может, капитан тоже ездил в Голландию — до того, как его послали охранять ее? Это могло бы объяснить, откуда ему известно, что отправленный в изгнание герцог и опальный граф сговорились убить ее. Но почему он никогда и словом не обмолвился ей, что их пути некогда пересекались? Почему никогда не говорил, что знаком с Коннором Стюартом? Он ведь знал, не мог не знать, что верховный адмирал — ее кузен! Выходит, он многое скрывал от нее… но зачем? Давина вдруг почувствовала, как кровь разом отхлынула от ее лица. Она похолодела от ужаса. Только сейчас она со всей отчетливостью поняла, почему Роб последовал за ним. Нет! Этому наверняка есть объяснение… почему Робу повсюду чудится предательство? Эдвард скорее бы умер, чем согласился предать ее. Он не мог. Только не Эдвард! Нет!


Глава 21 | Очарованная горцем | Глава 23