home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



МИМОХОДОМ

(один плюс один акт в преддверии драмы) [*]

(Перевод В. Кислова) 

Действующие лица

ИРЕНА

ЖОАШЕН

ПРОХОЖИЙ

НИЩАЯ

САБИНА

ЭТЬЕН

НИЩИЙ

ПРОХОЖАЯ


Переход в метро. На заднем плане у стены стоит нищая с протянутой рукой. Прохожий дает ей монету в двадцать сантимов.


НИЩАЯ (раздраженно). Молодец! Поделился объедками от щедрот своих.

ПРОХОЖИЙ. Извините! Я не хотел вас обидеть.

НИЩАЯ. Ничего страшного.

ПРОХОЖИЙ. Что ж вы хотите?! Я просто проходил мимо.


Он выходит, но вернется снова. Это будет все тот же прохожий — он просто сменит головной убор. В этот раз на нем была, допустим, фетровая шляпа.

Пауза.

Появляются женщина и мужчина с большим чемоданом.


ИРЕНА (останавливается в изнеможении). Как мне все это надоело!

ЖОАШЕН (ставит чемодан). Как меня все это достало!

ИРЕНА (презрительно). Что именно?

ЖОАШЕН. Я же тебе сказал: хватит с меня этого. Твой чемоданчик-пушинка весит двадцать кило, не меньше. Чем ты его набила?

ИРЕНА. Как будто все дело в этом!

ЖОАШЕН. А в чем тогда?

ИРЕНА. Это ты у меня спрашиваешь?

ЖОАШЕН. А у кого же еще?

ИРЕНА. Как я устала.

ЖОАШЕН. А я?


Появляется Прохожий. На нем треуголка служащего Банка Франции. Пройдя три четверти сцены, он останавливается.


ПРОХОЖИЙ (любезно). Ну и выпал же мне сегодня денек... но я просто проходил мимо.


Выходит.


ИРЕНА (Жоашену). Ты меня любишь?

ЖОАШЕН. Нашла место для подобных вопросов. Мне кажется, здесь сквозняк.

ИРЕНА (очень серьезно). Ты меня любишь?

ЖОАШЕН. Все-таки интересно, что ты туда напихала? (Приподнимает чемодан.) Я больше не могу. (Ставит чемодан.)

ИРЕНА (еще серьезнее). Ты меня любишь?

ЖОАШЕН. Да, конечно. Еще хорошо, что прочный, иначе все вывалилось бы наружу.

ИРЕНА. Я не уверена, что ты меня любишь.

ЖОАШЕН. Я даже рад, что ты потеряла тот, другой, ну, помнишь, саквояж из свиной кожи; тот я не смог бы даже тащить по земле.

ИРЕНА. Иногда я смотрю на тебя, и мне кажется, что я вижу сквозь тебя, как если бы тебя вообще больше не было.

ЖОАШЕН. Неудивительно. Например, в эту минуту у меня такое чувство, будто я совершенно прозрачный. Усталость меня опустошила.

ИРЕНА. Ты меня не любишь.

ЖОАШЕН. Да люблю же, люблю. Только дай немного передохнуть, а то сил никаких нет.


Появляется Прохожий в цилиндре. Он торопится.


ПРОХОЖИЙ (на ходу, Нищей). На ходу даже в карман жилетки не попасть. В другой раз.

НИЩАЯ. Вы очень добры, мой господин.

ПРОХОЖИЙ. Понимаете, я просто проходил мимо.


Выходит.

Ирена тяжело вздыхает.


ЖОАШЕН. Ну? Тебе нехорошо? А мне каково? Придется поднапрячься, чтобы дотащить твой сундук.

ИРЕНА. Я хочу, чтобы ты меня выслушал. Я должна сказать тебе что-то очень важное.

ЖОАШЕН. Здесь?

ИРЕНА. Здесь.

ЖОАШЕН. Здесь? На сквозняке, между чемоданом и побирушкой?

ИРЕНА. Да.

ЖОАШЕН (садится на чемодан). Я тебя слушаю.

ИРЕНА. Ты меня не любишь.

ЖОАШЕН. Это утверждение, вопрос или отрицание?

ИРЕНА. Ты меня не любишь. Это видно.

ЖОАШЕН (вскакивает). О, Господи! Это видно? И как же это видно?

ИРЕНА. Ты меня не любишь! Ты меня не любишь! Ты меня не любишь! (Нервничает и вот-вот расплачется.) Ты каменная глыба, истукан, пустозвон, ненужная кочерга, разбитая мостовая, исчерканная страница учебника по арифметике, все, что угодно, но только не влюбленный.


Появляется Прохожий в фуражке. Руки в карманах. Насвистывает модную песенку. Проходит мимо. Уходит.


ИРЕНА. Жизнь с тобой скучна до невозможности. Ты давишь на меня своей серостью, вокруг тебя все коченеет. (Жоашен поднимает чемодан и с трудом подносит его к Нищей. Садится на него и внимательно слушает.) Я умираю от холода! Я умираю от скуки! О! Любой другой мужчина сердечнее тебя! Отвечай же.

ЖОАШЕН. Что ты хочешь от меня услышать?

ИРЕНА. Чурбан. (Пауза.) Любой мужчина был бы таким нежным, таким страстным...

ЖОАШЕН. Фантазии!

НИЩАЯ. Этого нам, женщинам, не занимать.

ЖОАШЕН. А вас не спрашивают.

ИРЕНА. Любой другой мужчина...

ЖОАШЕН (хватается руками за голову). С тобой, пожалуй, еще тяжелее, чем с чемоданом.

ИРЕНА. Любой другой мужчина...


Появляется Прохожий с непокрытой головой.


ИРЕНА. Эй!


Прохожий останавливается.


ИРЕНА. Прохожий!


Прохожий вопросительно показывает на себя пальцем. Ирена утвердительно кивает. Прохожий подходит.


ИРЕНА. Э-э... не подскажете, который час?

ПРОХОЖИЙ (смотрит на наручные часы). Четыре часа тридцать пять минут.

ЖОАШЕН (сидя на чемодане). Вы уверены?

ПРОХОЖИЙ (к Ирене). Ну да, самому не верится. (Внимательно смотрит на часы.) Но все же это так.


Ирена смотрит на часы.


ПРОХОЖИЙ. Да. Четыре часа тридцать пять минут.

ЖОАШЕН (сидя на чемодане). Это невозможно.

ПРОХОЖИЙ (Ирене). Вы так думаете?

ИРЕНА. Ваши часы, наверное, остановились.


Прохожий подносит часы к уху. Внимательно слушает.


НИЩАЯ. Тик-так, тик-так, тик-так.

ПРОХОЖИЙ. Кажется, идут.

ИРЕНА. Нет, это эхо.

ПРОХОЖИЙ. Вы так думаете? (Вслушивается.)

НИЩАЯ. Тик-так, тик-так, тик-так.

ИРЕНА. Вы же знаете... Точно так же, как мы видим свет звезд, погасших миллионы лет назад...


Прохожий вновь слушает свои часы.

Нищая замолкает.


ПРОХОЖИЙ. И правда. Они остановились.

ИРЕНА. Ну и ладно.

ПРОХОЖИЙ. Я могу спросить, который час, у этого господина.

ИРЕНА. Не надо. Это мой муж.

ПРОХОЖИЙ. И у него нет часов?

ИРЕНА. Есть.

ПРОХОЖИЙ. И они тоже не идут?

ИРЕНА. И знать не хочу.

ПРОХОЖИЙ. Вы не хотите, чтобы я у него спросил?

ИРЕНА. Прошу вас... не надо.

ПРОХОЖИЙ. Разрешите откланяться... Почел бы за счастье иметь возможность исполнить любое из ваших желаний и, бесконечно сожалея о невозможности предоставить запрошенные вами сведения, я прошу вас, Мадам, принять заверения в моем совершеннейшем почтении. (Кланяется.)


Ирена кланяется в ответ.

Прохожий делает вид, что собирается уходить.


ИРЕНА (удерживает его). Сударь!

ПРОХОЖИЙ (тотчас возвращается). Сударыня?

ИРЕНА. Эти часы...

ПРОХОЖИЙ. Да?..

ИРЕНА. Они такие красивые.

ПРОХОЖИЙ. Вы находите?

ИРЕНА. Даже элегантные.

ПРОХОЖИЙ. Они квадратные.

ИРЕНА. Шикарное не значит обязательно круглое.

ПРОХОЖИЙ. Я всегда думал что-то подобное.

ИРЕНА. Они у вас давно?

ПРОХОЖИЙ. Сейчас припомню... (Припоминает.) Уже порядочно... (Припоминает.) Так сразу и не сказать... Ну откуда мне знать?

ИРЕНА. Это подарок?

ПРОХОЖИЙ. Да.

ИРЕНА. Вашей жены?

ПРОХОЖИЙ. Нет.

ИРЕНА. Вы женаты?

ПРОХОЖИЙ (Отступает на два шага, чтобы рассмотреть Ирену — особенно ноги. Ирена должна быть одета в очень короткую юбку. Оценил). Нет.


Он подходит ближе. Пауза.


ИРЕНА. Подарок вашей подруги?

ПРОХОЖИЙ. Нет.

ИРЕНА (с воодушевлением). Семейная реликвия?

ПРОХОЖИЙ (решительно). Нет. Подарок моего массажиста.

ИРЕНА. Интересно, что за марка.

ПРОХОЖИЙ (рассматривает часы). Здесь написано: «Электра». Наверное, так и есть.

ИРЕНА. Швейцарские?

ПРОХОЖИЙ. Флажка не вижу.

ИРЕНА. Ну и ладно.

ПРОХОЖИЙ. А вам хочется, чтобы они были швейцарские?

ИРЕНА. Нет, вовсе нет.

ПРОХОЖИЙ. Они все равно не идут.

ИРЕНА. Может быть, вы забыли их завести?


Прохожий самозабвенно вращает головку часов.


НИЩАЯ. Есть люди, которые не любят, когда часы не идут.

ЖОАШЕН. Есть и такие, которые выходят из себя. Они доходят до того, что начинают от злости скрипеть зубами, и из-за этого сильно опаздывают.

ПРОХОЖИЙ (устав крутить головку часов). Кажется, механизм сломался. Впрочем, не помню, чтобы они когда-нибудь шли. Я на них никогда не смотрел. Если бы вы не обратили мое внимание...

ИРЕНА (словно для поддержания светской беседы). Все же от часов большая польза.

ПРОХОЖИЙ. Да. Они служат для измерения времени.

ИРЕНА. И это только все осложняет.

ПРОХОЖИЙ (также светским тоном). Говорят, есть такие часы, которые указывают дни, месяцы и даже годы.

НИЩАЯ (Жоашену). Я такие видела на барахолке.

ЖОАШЕН. В следующий раз возьмете меня с собой?

ИРЕНА (Прохожему). Если хотите, пойдем вместе. Там можно найти симпатичные вещички.

ПРОХОЖИЙ. И такие причудливые. Однажды я нашел там клочок бумаги. Да. Просто маленький клочок бумаги. И больше ничего. (Задумчиво.) Странно, не правда ли? (Внезапно.) Но... вы сказали «пойдем вместе»?

ИРЕНА. Да, я действительно сказала «пойдем вместе».

НИЩАЯ. Сегодня уже поздно.

ЖОАШЕН. Конечно.

ПРОХОЖИЙ. В таком случае нам нужно договориться о встрече?

ИРЕНА. Ну да.

ПРОХОЖИЙ (кланяется). Я был бы очень рад.

ИРЕНА. Обычно туда ходят в воскресенье.

ПРОХОЖИЙ. А сегодня какой день?

ИРЕНА. Четверг.

НИЩАЯ. Пятница.

ЖОАШЕН. Суббота.

ПРОХОЖИЙ (глядя вверх). Я недостаточно подкован по части астрономии... (Оживляется.) Вы любите смотреть на звезды?

ИРЕНА (смущенно). Да-а.

ПРОХОЖИЙ. Нам будет так хорошо вдвоем!

ИРЕНА. Иногда я смотрю на них так пристально, что у меня начинает кружиться голова, и тогда мне кажется, что я упаду в небо.

ПРОХОЖИЙ. А ведь оно — не что иное, как большая яма, овраг, пропасть, которых пруд пруди.

ИРЕНА. Но... вы сказали: «Нам будет так хорошо вдвоем»?

ПРОХОЖИЙ. Да, я действительно сказал: «Нам будет так хорошо вдвоем».

ИРЕНА (мечтательно). Нам...

ПРОХОЖИЙ. Да, нам.

ИРЕНА. Нам и звездам.

ПРОХОЖИЙ. Это уже слишком. Их очень много.

ИРЕНА. Сотни.

ПРОХОЖИЙ. Тысячи.

ЖОАШЕН. Миллионы.

НИЩАЯ. Миллиарды.

ИРЕНА. Вы так думаете?

ПРОХОЖИЙ. Так говорят специалисты. Но меня больше интересует беспорядок их расположения.

ИРЕНА. Они разбросаны в пространстве, как игральные кости на зеленом сукне.

ПРОХОЖИЙ. И никто никогда не выигрывал.

НИЩАЯ. Так у них ничего не получится.


Пауза. Нищая толкает заснувшего Жоашена.


ЖОАШЕН. Ну, как они там?

НИЩАЯ. Немного запутались.

ЖОАШЕН. Уже?

ИРЕНА (для поддержания беседы, которая вновь становится очень светской). Сударь, вы играете в карты?

ПРОХОЖИЙ. Так себе! Иногда с удовольствием перекинусь в белот.

ИРЕНА. Я обожаю покер.

ПРОХОЖИЙ (бессовестно привирает). Я тоже.

ИРЕНА. Правда?

ПРОХОЖИЙ. Да. Готов поспорить, что вы любите жульничать.

ИРЕНА. Да.

ПРОХОЖИЙ. Нам будет очень хорошо вдвоем; я тоже люблю.

ЖОАШЕН. Подведем итоги: посещение барахолки утром, партейка в покер вечером, созерцание звездного неба ночью, вот уже довольно плотное расписание. Но они еще не знают, что делать днем.

НИЩАЯ. Они могли бы прогуляться.

ИРЕНА. Если ему захочется.

ЖОАШЕН. Они могли бы сходить в кино.

ПРОХОЖИЙ. Если ей захочется.

ЖОАШЕН и НИЩАЯ (вместе). Так чего же им захочется?

ИРЕНА и ПРОХОЖИЙ (вместе). Прогуляться.

ИРЕНА. Да, да.

ПРОХОЖИЙ. Мы поедем в метро.

ИРЕНА. Воскресный день. Мы встретимся с родителями, которые едут показывать бабушек взгрустнувшим внукам.

ПРОХОЖИЙ. Мы поедем в первом классе. Плачу я.

ИРЕНА. Мы проедем все остановки. И выйдем на конечной.

ПРОХОЖИЙ. Там нам придется вернуться на землю. Мы выберемся на поверхность и оглядимся.

ИРЕНА. Что мы увидим? Пригородные бульвары... крепости...

ПРОХОЖИЙ. Трава растет на склоне... Граждане отдыхают... Расстегнув жилеты, они подставляют солнцу животы.

ИРЕНА. Девушки носят огромные шиньоны и маленькие красные передники.

ПРОХОЖИЙ. От заставы отправляются дилижансы, запряженные горячими жеребцами.

ИРЕНА. А рядом — конвой из вооруженных всадников. Дороги небезопасны.

ПРОХОЖИЙ. Мы не сразу выберем дилижанс, раздумывая, садиться ли в голубой до Орлеана или в зеленый до Океана.

ИРЕНА. Мы поедем в зеленом. Радуясь отправлению, всадники гарцуют и стреляют из пистолетов в воздух.

ПРОХОЖИЙ. Справа и слева проносятся поля и деревни. Вскоре на дороге, что расстилается перед нами, не останется никого, кроме нас. Нас одних.

ИРЕНА. Доехав до песчаного берега, мы искупаем лошадей в морской воде.

ПРОХОЖИЙ. В лучах заката.

ИРЕНА. Если к берегу приблизится лодка, мы доплывем до нее безупречным кролем, и моряки подберут нас.

ПРОХОЖИЙ. Это будет большой трехмачтовый парусник, идущий к Антильским островам, с джаз-оркестром и изрядным количеством виски на борту.

ИРЕНА. Целыми днями мы будем лежать на корме между канатами, и когда летучие рыбы начнут падать на палубу, капитан, сидящий за маленьким столиком напротив нас, будет играть одну за другой бесконечные партии в лексикон, обильно приправляя ругательствами каждый проигрыш.

ПРОХОЖИЙ. С наступлением ночи чернокожие музыканты забарабанят по своим высушенным тыквам и задуют в свои медные трубы, и это будет продолжаться до тех пор, пока на горизонте не забрезжит рассвет, вытягивая из сумерек докрасна раскаленный шар.

ИРЕНА. Мы будем заплывать в страны, о которых раньше могли только мечтать, осматривать города необъятнее Парижа, проспекты, расцветающие пальмами пышнее крестного хода в Вербное Воскресенье, такси из серебра и метро из чистого золота.

ПРОХОЖИЙ. На улицах львицы будут пить из кропильниц, наполненных молоком[*], а на праздничных площадях змеи будут увиваться вокруг зеркальных колонн.

ИРЕНА. Мы будем одни среди веселой пестрой толпы, оглашающей воздух громкими криками и звуками губных гармоник.

ПРОХОЖИЙ. С утра наши тела погрузятся в озеро счастья и к опускающемуся вечеру законсервируются, нетленно.

ИРЕНА. Мы будем рассказывать друг другу о детстве, из которого неминуемо всплывут далекие сны и грезы.

ПРОХОЖИЙ. Любой предмет будет незаметно казаться нам уже знакомым, любой жест — промахом, любое слово — оговоркой.

ИРЕНА. Наше будущее раскрошится у нас в руках, и мы останемся неизмеримо молодыми... молодыми... молодыми.

ПРОХОЖИЙ. Больше не будет ни летних вечеров, ни зимних утр, и наши заходы солнца будут неправдоподобно наступать в полдень.

ИРЕНА. Мы сохраним счастливые обрывки нашего прошлого и вновь будем переживать их: настойчиво, нескончаемо, навечно.

ПРОХОЖИЙ. Ты будешь моей крылатой сандалией, моим ковром-самолетом, моим волшебным словом.

ИРЕНА. Ты будешь моей высокой стеной без афиш, моей набережной туманов[*], моим путешествием без возврата...

ПРОХОЖИЙ. Мы будем существовать вместе.

ИРЕНА. Мы существуем вместе.

ПРОХОЖИЙ (заключает ее в объятия). Я люблю тебя.

ИРЕНА. Я люблю тебя.


Раздается пронзительный вой сирены.


НИЩАЯ. Ага, лавочка закрывается.

ЖОАШЕН (просыпается). Что такое?

НИЩАЯ. Выметаемся.

ЖОАШЕН. Выметаемся?

НИЩАЯ. Последний поезд, бестолочь.


Она уходит. Снова вой сирены. Ирена и Прохожий смотрят друг другу в глаза. Они не двигаются. Жоашен встает, берет чемодан и отходит вправо. Зовет.


ЖОАШЕН. Ирена!


Тон очень естественный, ровный, без повелительных интонаций, как будто говорится что-то само собой разумеющееся.

Ирена не двигается с места.


ЖОАШЕН. Ирена!


Ирена не двигается. Вой сирены.


ЖОАШЕН. Ирена! Ты слышишь? Последний поезд.


Она вздрагивает.


ИРЕНА. Что?

ЖОАШЕН. Говорю тебе, это последний поезд.

ИРЕНА. Ах! (Прохожему.) Сударь... (Отстраняется.) Сударь... Извините меня... но вы понимаете... (Отдаляется от него.) ...последний поезд.


Подходит к Жоашену. Они уходят вместе. Прохожий отходит в сторону.


ИРЕНА (оборачивается и виновато разводит руками). ...последний поезд...

ПРОХОЖИЙ (с не меньшим сожалением тоже разводит руками). ...Что я могу поделать? ...Я просто проходил мимо.


Они выходят со сцены в разные стороны.


ЗАНАВЕС


Тот же переход в метро.

На заднем плане у стены стоит нищий с протянутой рукой. Прохожая дает ему монету в один франк.


НИЩИЙ (раздраженно). Одна монета! И что, по-вашему, мне с ней делать? (Возмущенно.) Нет, ну скажите на милость, что мне делать с одной монетой!

ПРОХОЖАЯ (робко). Экономить.

НИЩИЙ. Хоть плачь от подобных софизмов!

ПРОХОЖАЯ. Извините меня, я просто проходила мимо.


Она выходит, но вернется снова. Это все та же прохожая — она просто сменила наряд. В этот раз на ней будет, допустим, какая-нибудь шляпка.

Появляются мужчина и женщина. Мужчина несет большой чемодан.


САБИНА. Ты не можешь идти чуть быстрее?

ЭТЬЕН (ставит чемодан). Что ты хочешь, чертовски тяжелый чемодан.

САБИНА (презрительно). Тяжелый? Легче пуха!

ЭТЬЕН. Хотел бы я на тебя посмотреть.

САБИНА. Как это, на меня посмотреть? Нести бремя — это ваша, мужская, обязанность.

ЭТЬЕН. Готов ее тебе уступить.

САБИНА (иронично). А тебя никто и не спрашивает. Ничего не поделаешь.

ЭТЬЕН (задумчиво). Да... Да... (Беспристрастно.) И все равно он тяжелый.

САБИНА. Дохлятина!


Появляется Прохожая. У нее на голове косынка очень яркой расцветки, красно-желтая. Пройдя три четверти сцены, она останавливается.


ПРОХОЖАЯ. Приключения отложим на завтра. Впрочем, я просто проходила мимо.


Выходит.


ЭТЬЕН (Сабине). Ты меня любишь?

САБИНА. Нашел место для подобных вопросов! Прямо на сквозняке!

ЭТЬЕН (очень спокойно). Ответить-то ты можешь. Ты меня любишь?

САБИНА. Ну? Несешь или нет? Ты что, еще не отдохнул?

ЭТЬЕН (еще спокойнее). Ты меня любишь?

САБИНА. Надо было взять второй чемодан.

ЭТЬЕН. Я не уверен, что ты меня любишь.

САБИНА. Какая я дура, что тебя послушалась. Надо было взять еще тот маленький, ну знаешь, саквояж из свиной кожи. В этот не все вещи поместились, и мне будет их так не хватать.

ЭТЬЕН. Иногда мне кажется, что я для тебя всего лишь тень, призрак.

САБИНА (смеется). Это точно! Мускулов не бывает только у призраков!

ЭТЬЕН. Ты меня не любишь.

САБИНА. Да люблю же, люблю. Ну сколько можно? Ладно, бери чемодан и вперед.

ЭТЬЕН (поднимает чемодан и тут же роняет его). Ну и тяжесть!

САБИНА (поднимает руки к небу и топает ногой). Ой, мама, мама! И сосватала же ты мне муженька!


Входит Прохожая. Одета великолепно, в меховой шубе. Торопится.


ПРОХОЖАЯ (на ходу, Нищему). На ходу даже не открыть сумочку. В следующий раз.

НИЩИЙ (подобострастно). Ну разумеется, Ваша Светлость, разумеется!

ПРОХОЖАЯ. Что я могу поделать? Я просто проходила мимо.


Выходит.

Этьен тяжело вздыхает.


САБИНА. Ну что еще? Тебе плохо? Только этого не хватало для того, чтобы я выглядела полной дурой.

ЭТЬЕН. Я хочу, чтобы ты меня выслушала. Я должен сказать тебе что-то очень важное.

САБИНА. Здесь?

ЭТЬЕН. Здесь.

САБИНА. Прямо здесь? На сквозняке между чемоданом и попрошайкой?

ЭТЬЕН. Да.

САБИНА (садится на чемодан). Я тебя слушаю.

ЭТЬЕН. Ты меня не любишь.

САБИНА. Ты это говоришь, чтобы я рассмеялась или заплакала?

ЭТЬЕН. Я же вижу, что ты меня не любишь.

САБИНА. Вот простофиля! Как будто ты можешь видеть что-то еще, кроме того, что я тебе показываю!

ЭТЬЕН. Может быть. Я же вижу, что для тебя я значу еще меньше, чем маникюрные ножницы, спущенная петля на чулке, каблук туфли, адрес портного, неработающий лифт...


Напевая, сцену пересекает Прохожая. На этот раз она выглядит как бродяга.


ЭТЬЕН (с отсутствующим видом). В твоем присутствии я чувствую, как постепенно превращаюсь в подобие тумана, что-то вроде серой дымки, которая едва держится в воздухе и развеивается порывом ветра, в эдакое ничто.

САБИНА. Ты начинаешь действовать мне на нервы. Если ты не хочешь нести чемодан, давай понесу я. (С трудом поднимает чемодан, делает несколько шагов.) Я сама понесу.


Она вынуждена поставить чемодан на землю, возле Нищего.

Затем садится на него.


НИЩИЙ. Сударыня, если вы надеетесь, что я предложу вам свои услуги и потащу этот тяжелоемкий багаж, вы глубоко заблуждаетесь. Даже за значительное вознаграждение! (С гордостью.) Я, сударыня, нищий и работать не собираюсь!

САБИНА. С вами не разговаривают.

ЭТЬЕН (вдаль). Рядом с ней я умираю от холода, любовь, которую я недополучаю... Наша совместная жизнь... разве это любовь?

САБИНА (Нищему). Нет, вы только послушайте!

НИЩИЙ. Может быть, ему нездоровится?

ЭТЬЕН. ...любовь... любовь...

САБИНА. Когда на него находит, он становится таким болваном.

НИЩИЙ. А часто находит?

ЭТЬЕН. Любая другая женщина...

САБИНА. Хотела бы я на это посмотреть.

НИЩИЙ. Ревнуете?

ЭТЬЕН. Любая другая женщина.

САБИНА. Просто смешно.


Появляется Прохожая, с непокрытой головой, с развевающимися на ветру волосами.


ЭТЬЕН. Сударыня!


Она проходит, не останавливаясь.


ЭТЬЕН. Сударыня...


Она останавливается и оборачивается.


ЭТЬЕН. Сударыня...

ПРОХОЖАЯ. Сударь?

ЭТЬЕН. Сударыня... э-э... вы не скажите... какая сейчас погода?

ПРОХОЖАЯ. Первый раз в жизни ко мне вот так пристают.

ЭТЬЕН. Сударыня, умоляю вас, не судите обо мне превратно. Я действительно хотел узнать, какая сейчас погода.

ПРОХОЖАЯ. Ответить на ваш вопрос проще простого. (Она открывает сумочку и достает плоский круглый предмет, чуть больше наручных часов. Смотрит.) 776 миллиметров ртутного столба. Ясно.

НИЩИЙ (имитируя вой ветра). Ууууууууууууу... ууууууууу...

ЭТЬЕН. Слышите?

ПРОХОЖАЯ. Однако стрелка стоит на отметке «Ясно».

НИЩИЙ. Ууууууууууу... уууууууууууу...

ЭТЬЕН. Ветер переходит в бурю.

ПРОХОЖАЯ. Может быть, испортился механизм?

НИЩИЙ. Ууууууууууу... УУУУУУУУУУУУ".

ЭТЬЕН (поднимая голову). Облака несутся по небосклону, как сломяголовые борзые.

НИЩИЙ. Ууууууууууу...

ПРОХОЖАЯ. Прошу прощения. Он сломан.

ЭТЬЕН. Ну и ладно.

ПРОХОЖАЯ. Вы могли бы спросить у этих людей.

ЭТЬЕН. У этого попрошайки?

НИЩИЙ. Попрошу без грубостей.

ПРОХОЖАЯ. А у этой дамы?

ЭТЬЕН. Бесполезно.

ПРОХОЖАЯ. Она не знает?

САБИНА. Нет.

ПРОХОЖАЯ. Тысяча извинений... Сударь, поскольку я не в состоянии дать удовлетворительный ответ на вопрос, который вы изволили мне задать, я умоляю вас любезно разрешить мне удалиться. (Делает реверанс.)

ЭТЬЕН (кланяется). Сударыня...


Прохожая делает вид, что собирается уходить.


ЭТЬЕН (окликает ее). Сударыня...

ПРОХОЖАЯ (тотчас возвращается). Сударь?

ЭТЬЕН. Этот прибор...

ПРОХОЖАЯ. Да?

ЭТЬЕН. Это ведь барометр?

ПРОХОЖАЯ. Так точно.

ЭТЬЕН. Тогда... он показывает ту погоду, которая будет, а не ту, которая есть.

ПРОХОЖАЯ. Вы уверены?

ЭТЬЕН. Меня этому учили в школе.

ПРОХОЖАЯ. Но ведь вам наверняка объясняли, что узнать будущее невозможно...

ЭТЬЕН. Да. Во что же тогда верить?

ПРОХОЖАЯ (безнадежно). Даже не знаю.

ЭТЬЕН (с настойчивостью). Если ваш барометр показывает хорошую погоду в будущем, возможно, он не сломан?

ПРОХОЖАЯ (вынимает из сумочки прибор). 748 миллиметров. Дождь.

ЭТЬЕН (торжествующе). Видите?! А ведь никакого дождя нет! Значит, в эту минуту погода хорошая!

ПРОХОЖАЯ. Да, но... скоро пойдет дождь.

ЭТЬЕН. Не будем об этом думать.

САБИНА. Старая песня.

ЭТЬЕН (оживляется). Очень изящный предмет.

ПРОХОЖАЯ. Вы находите?

ЭТЬЕН. Да. Такой плоский. Интересно, как он работает?

ПРОХОЖАЯ. О! Очень простой и совершенный механизм.

ЭТЬЕН. Подарок?

ПРОХОЖАЯ. Да.

ЭТЬЕН. Э-э... от мужчины?

ПРОХОЖАЯ. Да.

ЭТЬЕН. Он... выше меня?

ПРОХОЖАЯ. Н-да.

ЭТЬЕН. ...Изящнее?

ПРОХОЖАЯ. Нн-да.

ЭТЬЕН. Красивее? Моложе? Богаче?

ПРОХОЖАЯ. Мнн-на.

ЭТЬЕН. Ах!

НИЩИЙ. На его месте я все же не терял бы надежды.

САБИНА. Еще не хватало, чтобы вы давали ему советы.

ПРОХОЖАЯ. Этот мужчина... видите ли, я его не видела уже два года и пять месяцев.

ЭТЬЕН. Вы по-прежнему его любите?

ПРОХОЖАЯ (словно для поддержания светской беседы). Цифры очень красивые, не правда ли?

ЭТЬЕН. Да, и буквы тоже.

ПРОХОЖАЯ. «Буря»... «Переменно»... «Ясно»... Если бы стрелка была закреплена, она бы никогда не перемещалась, но она все время крутится... в любое время... и в любую погоду.

ЭТЬЕН. Это вас огорчает?

ПРОХОЖАЯ. Немного.

ЭТЬЕН. Меня тоже.

САБИНА. А меня нет.

НИЩИЙ. А меня вся ваша пороша вообще не колышет.

ПРОХОЖАЯ (очень по-светски). Барометр, знаете ли, очень полезная вещь.

ЭТЬЕН. Да. (Как ученик, отвечающий урок.) Как мы только что отметили, он предсказывает погоду.

ПРОХОЖАЯ. И это все осложняет.

ЭТЬЕН. Вся эта мешанина кучевых облаков, антициклонов, изобар, куча мала! Попробуй разберись во всем этом!

ПРОХОЖАЯ. Снег, солнечные лучи, радуга, туманы — какое разнообразие!

ЭТЬЕН. Мы еще не учитываем термометрический аспект вопроса.

ПРОХОЖАЯ. Сударь, вы интересуетесь метеорологией?

ЭТЬЕН. Немного. У меня имеется зонт.

ПРОХОЖАЯ. Говорят, есть барометры в виде домика, из которого выходит человечек с зонтиком, если будет дождь, и человечек в купальных трусиках, если будет солнечно.

НИЩИЙ. Я такие видел на барахолке.

САБИНА. В следующий раз возьмете меня с собой?

ЭТЬЕН (Прохожей). Если хотите, пойдем вместе. Там можно найти очаровательные вещицы.

ПРОХОЖАЯ. И такие забавные. Однажды я нашла там маленький кусочек какого-то предмета. И больше ничего. (Задумчиво.) Чудно, не правда ли? (Внезапно.) Но... Вы сказали «пойдем вместе»?

ЭТЬЕН. Да, я действительно сказал «пойдем вместе».

НИЩИЙ. Сегодня уже поздно.

САБИНА. И очень хорошо.

ПРОХОЖАЯ. В таком случае нам нужно договориться о встрече?

ЭТЬЕН. Я не осмеливаюсь...

ПРОХОЖАЯ. Ну отчего же...

ЭТЬЕН. Обычно туда ходят в воскресенье.

ПРОХОЖАЯ. И в хорошую погоду.

ЭТЬЕН. А какая погода нас ожидает?

НИЩИЙ. Отвратительная!

САБИНА. Мерзкая!

ПРОХОЖАЯ. Чудесная!

ЭТЬЕН. Великолепная!

НИЩИЙ. Если мне не верят, пусть посмотрят на свой барометр.

САБИНА. Совсем голову потеряли.

ЭТЬЕН (глядя вдаль). На горизонте — ни облачка. Значит, будем надеяться.

ПРОХОЖАЯ. Я верю.

ЭТЬЕН. Жаль, что я не страдаю ревматизмом, а то мог бы предсказать погоду.

ПРОХОЖАЯ. Это могут делать и лягушки.

ЭТЬЕН. Курицы в пыли.

ПРОХОЖАЯ. Ласточки в полете.

ЭТЬЕН. Перевернутые листья боярышника.

ПРОХОЖАЯ. Опущенные язычки на воротничке гриба-дождевика.

ЭТЬЕН. Закрывшиеся лепестки вьюнка.

ПРОХОЖАЯ. Сударь, вы любите ездить за город? Цветы, животные, природа?

ЭТЬЕН (пылко). Да.

САБИНА. Нагло врет.

ПРОХОЖАЯ. Нам будет так хорошо вдвоем.

ЭТЬЕН. Да... я люблю живность... большую и малую... деревья... вековые и карликовые... камни... скалы и булыжники...

ПРОХОЖАЯ. Я люблю сильные грозы на морском берегу... яркое солнечное сияние на горных вершинах...

ЭТЬЕН (прерывая ее). Но вы сказали: «Нам будет так хорошо вдвоем»?

ПРОХОЖАЯ. Да. Я действительно сказала: «Нам будет так хорошо вдвоем».

ЭТЬЕН (мечтательно). Нам...

ПРОХОЖАЯ. Да. Нам...

САБИНА (пожимает плечами). Им!

ЭТЬЕН. Да. Нам.

ПРОХОЖАЯ. Уедем.

ЭТЬЕН. Уедем вместе.

НИЩИЙ. Как-то они уж очень решительно.

САБИНА. Хотела бы я на это посмотреть.

ПРОХОЖАЯ. Мы выйдем на улицу и обретем друг друга ночью.

ЭТЬЕН. Будет луна, звезды... звезды крупнее, чем обычно... ярче, чем обычно...

ПРОХОЖАЯ. Мы пойдем прямо.

ЭТЬЕН. Мы пересечем тихие предместья, отягченные нелегкими трудами, и на заре дойдем до опушки огромного леса.

ПРОХОЖАЯ. В кронах его гигантских черных деревьев вьют гнезда невиданные птицы.

ЭТЬЕН. Мы проникнем в глубь этого леса. Время от времени мы будем встречать там полчища кабанов, их преследуют исчезающие за стройными соснами охотники, которых мы не увидим больше никогда... мы встретим работающих дровосеков, которые годами не читали газет...

ПРОХОЖАЯ. ...или пастуха, который на большой поляне присматривает за своим стадом. Он-то уж знает, какая будет погода! А еще он знает, как заговаривать раны...

ЭТЬЕН. ...или доброжелательных и пугливых краснолицых карликов, которые разбегутся при нашем приближении.

ПРОХОЖАЯ. Мы будем держаться перелесков, где спят валуны и под сводами листьев дремлют тропинки.

ЭТЬЕН. Чтобы переходить бурные потоки, нам придется идти по мокрым булыжникам.

ПРОХОЖАЯ. Мы поднимемся по другому склону долины, продираясь через кустарник и поросль.

ЭТЬЕН. Мы будем идти, не считая дней, иногда распевая...

ПРОХОЖАЯ. Но чаще — молча.

ЭТЬЕН. Однажды, на закате, мы ступим на посыпанную мелким песком тропу, по которой до нас еще никто не проходил.

ПРОХОЖАЯ. И вот пред нами появится...

ЭТЬЕН. Замок.

ПРОХОЖАЯ. Белый и зубчатый.

ЭТЬЕН. Подъемный мост опустится сам собой.

ПРОХОЖАЯ. Мы войдем внутрь.

ЭТЬЕН. Весь мир будет заключен в его бесчисленных залах, и там начнет протекать существование каждого из нас.

ПРОХОЖАЯ. Этот коридор — путь Солнца, по которому карабкается сороконожка его лучей, сливающиеся дороги наших жизней.

ЭТЬЕН. Эта прихожая — ледяной лемех мира, равнина и пустыня, связующая колыбель наших желаний.

ПРОХОЖАЯ. Эта гостиная — отдых людей, спокойствие предметов, ночь пространств, мир наших отношений.

ЭТЬЕН. Эта кухня — беспрестанное бурление океанов, поглощение планет, впитывание туманностей, красная лава наших страстей.

ПРОХОЖАЯ. Это окно выходит на скопление кристаллов, а то — на превратности наших судеб.

ЭТЬЕН. Эта дверь — утренняя заря, та — корона.

ПРОХОЖАЯ. Мы станем хозяевами, одни посреди сумятицы атомов, и нас никогда не разлучат изощренные изгибы лабиринта.

ЭТЬЕН. Покоренный нами мир не сможет восстать против великолепия наших уз.

ПРОХОЖАЯ. Мы бережно пронесем наше двойное бытие через любое перевоплощение, любое становление.

ЭТЬЕН. Ты будешь моим неугасимым светочем, моей прекрасной тревогой, моим заколдованным дворцом.

ПРОХОЖАЯ. Ты будешь моей тысяча и второй ночью, моим зарождающимся днем, моим вечерним гостем.

ЭТЬЕН. Мы будем существовать вместе.

ПРОХОЖАЯ. Мы существуем вместе.

ЭТЬЕН (заключая ее в объятия). Я люблю тебя.

ПРОХОЖАЯ. Я люблю тебя.


Раздается пронзительная сирена.


НИЩИЙ. Ага! Лавочка закрывается.

САБИНА (просыпается). Кажется, я заснула.

НИЩИЙ. Выметаемся.

САБИНА. Выметаемся?

НИЩИЙ. Последний поезд, дуреха.


Он уходит. Снова сирена. Этьен и Прохожая смотрят друг другу в глаза. Они не двигаются.

Сабина встает.


САБИНА (сухо). Этьен!


Этьен не двигается.


САБИНА. Этьен!


Этьен не двигается. Снова сирена.


САБИНА. Этьен, ты слышишь? Последний поезд!


Он вздрагивает.


ЭТЬЕН. Что?

САБИНА. Я тебе говорю, это последний поезд.

ЭТЬЕН. Ах! (Прохожей.) Сударыня... Сударыня... извините меня... но вы понимаете... (Делает несколько шагов назад.) ...последний поезд... (Поднимает чемодан и уходит с Сабиной. Оборачивается и виновато разводит руками.) ...последний поезд.

ПРОХОЖАЯ (с не меньшим сожалением тоже разводит руками). Что я могу поделать? Я просто проходила мимо.


Расходятся.


ЗАНАВЕС


СКАЗКА НА ВАШ ВКУС [*] ( Перевод А. Миролюбовой)   | Упражнения в стиле (перевод Захаревич Анастасия) | Р. Кено. ПОТЕНЦИАЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА [*]