home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Стрижка

Стивен одет как парикмахер, а значит в смысле сценическом таковым и является. В парикмахерскую входит Хью.

Стивен. С добрым утром, сэр.

Хью. С добрым.

Стивен. Что же, сэр, надеюсь, мы собрались здесь не для того, чтобы, как выражаются конферансье, спрятаться от погоды. Погода ныне не так чтобы слишком жаркая, но и не чрезмерно умеренная…

Хью. Ага.

Стивен. Если вспомнить только-только миновавший уик-энд, могу ли я осведомиться, получил ли сэр в ходе оного всецелое удовлетворение или же события приняли оборот прямо противоположный?

Хью. Все было очень мило, спасибо.

Стивен. Благодарю вас, сэр. Очень мило. Хорошо. В таком случае, ответ сэра позволяет мне презумпцировать, что в этот период сэр пребывал вне пределов Линкольншира, где, сколько я знаю, дождь хлестал как последний сукин сын.

Хью. Нет, к Линкольнширу я и близко не подъезжал.

Стивен. Прекрасная новость, сэр, она согревает мне душу.

Хью. Мы с женой провели уик-энд в Гулле.

Стивен. Сэр женат?

Хью. Да.

Стивен. У меня этого буквальнейшим образом и в мыслях не было.

Хью. Ну, не важно…

Стивен. Сможет ли сэр в некотором не уточняемом в настоящий момент будущем простить меня за то, что я не поздравил его и без всякой промедлительности со всеми выпавшими на его долю восторгами?

Хью. Разумеется. Я вовсе не ждал, что вы…

Стивен. Не сочтет ли сэр чрезмерной вольностью с моей стороны, если я, выступая от лица всего нашего персонала, пошлю миссис Сэр букет цветовидных объектов?

Хью. Ну, это уж ни к чему…

Стивен. Сэр, с тех пор, как я начал работать парикмахером, а это случилось не более тридцати девяти лет назад, слова «это уж ни к чему» ни больше, ни меньше как подстрекали меня к тому, чтобы действовать с еще пущей стремительностью.

Хью. Что же, спасибо, вы чрезвычайно добры…

Стивен. Ну хорошо, сэр. К делу. Будучи одним из проницательнейших сэров, с какими мне выпала честь свести знакомство, вы несомненно жаждете всемерно использовать социальные и финансовые выгоды, кои сулят джентльмену красивая прическа и стрижка.

Хью. Да, вот именно, стрижка волос.

Стивен. Разумеется. Подстриженный волос есть волос добавленной стоимости, если сэр не сочтет необходимым перерезать мне горло за столь старомодное замечание. Итак, волос, о котором у нас идет речь, это…?

Хью. Что?

Стивен. Волос, составляющий ныне предмет нашего рассмотрения, принадлежит…?

Хью. О чем это вы?

Стивен. О чем это я?

Хью. Да, о чем?

Стивен. Ха-ха. Я начинаю волей-неволей клониться к подозрению, что сэр отводит мне роль мышки в пользующейся вечной популярностью истории про кошку.

Хью. Нет, о чем вы толкуете-то? Речь идет всего-навсего о моих волосах. Я хочу, чтобы вы постригли мои волосы.

Стивен. А. То есть всей нашей транзакции должно основываться на собственных волосах сэра?

Хью. Ну, разумеется. Не для того же я к вам пришел, чтобы подстричь кого-то еще?

Стивен. Сэр. Хоть жгите мне пятки огнем, я вовсе не пытаюсь сообщить стрижке обличие более пленительное, нежели то, каким она уже обладает. Однако, я должен сказать вам следующее: в моем положении никакая осторожность излишней не бывает.

Хью. Вот как?

Стивен. Именно так, сэр. Один и только один раз я остриг волосы джентльмена против его воли. Поверьте, это было и трудно, и невозможно сразу.

Хью. Ну хорошо, слушайте: я хочу, чтобы вы произвели стрижку моих волос.

Стивен. Ваших волос.

Хью. Да.

Стивен. Волос сэра.

Хью. Да.

Стивен. Великолепно. Перейдем теперь к следующему и наиболее важному этапу. Какой именно?

Хью. Что значит «какой именно»?

Стивен. Какой именно из многочисленных волос сэра желал бы он вверить моим профессиональным заботам на предмет подстрижения оного?

Хью. Все.

Стивен. Все волосы сэра?

Хью. Да.

Стивен. Сэр совершенно в этом уверен?

Хью. Конечно, уверен. Что, собственно, вас смущает?

Стивен. Я отнюдь не подвергаю сомнению радикальность принятого сэром решения, но стремлюсь лишь выразить всю глубину моей уничиженности перед лицом задачи столь величественной.

Хью. Ну так вот — все.

Стивен. Все. Решено.

Хью. Это что, очень сложно?

Стивен. Ничуть. Я лишь надеюсь, что сэр сумеет сыскать в его во всех иных отношениях лихорадочном распорядке дня малый промежуток времени, который позволит ему проникнуться мыслью о том, что для меня задача пострижения всех волос сэра есть покрытая вечными льдами вершина парикмахерской карьеры.

Хью. Ну, раньше-то вы такое уже проделывали, верно?

Стивен. Что верно, то верно, сэр. Однажды я остриг все волосы, какие имелись на голове джентльмена — дело было в Каире, сразу после войны, когда мир пребывал в смятении, а молодому человеку все на свете казалось возможным.

Хью. Однажды?

Стивен. Нет никакого смысла отрицать, что я был тогда и крепче, и краше, но давайте надеяться, для блага сэра, что магическое мастерство мое не полностью истаяло во мраке. Впрочем, посмотрим, посмотрим.

Хью. Подождите. Одну ни на что больше не годную минуту.

Стивен. Сэр?

Хью. Вы что же, со времен войны никого больше не стригли?

Стивен. Сэр предпочел бы, чтобы я предстал перед ним — в том, что касается полного обрезания волос — совершенным девственником?

Хью. Прошу прощения?

Стивен. Эту просьбу я в состоянии уважить.

Хью. Какую?

Стивен. Просьбу сэра о том, чтобы мы с ним выступили в этот путь невинными странниками, чьи широко распахнутые глаза озирают неведомые им земли, выступили, не ведающими о цели нашего странствия, безразличными к нашей судьбе, — чтобы в один прекрасный день выйти куда-то, ободранными, ослабевшими, но целиком и радостно живыми.

Хью. Всего хорошего.

Стивен. Сэр уходит?

Хью. Угу.

Стивен. А не соблаговолит ли он объяснить мне — почему?

Хью. Потому что я не верю, что у тебя имеется хотя бы малейшее представление о том, как закончить эту сценку, и просто-напросто не желаю находиться рядом с тобой, когда ты попытаешься это проделать. Такая попытка наверняка приведет к последствиям, болезненным и неприятным для нас обоих, а я, если честно, предпочел бы, чтобы с ними столкнулся только ты.

Стивен. Но сэр!

Хью. Что?

Стивен. Сэр не мог бы ошибиться сильнее, даже если попробовал бы. Я совершенно точно знаю, чем закончится эта сценка.

Хью. Правда?

Стивен. Правда.

Хью. Тогда валяй, заканчивай.

Стивен. Это потребует времени.

Хью. Разумеется — времени, плюс чрезвычайно неприятных и болезненных ощущений. Всего хорошего.

Стивен. Сволочь ты, все-таки.

Хью. Ну вот, пошло-поехало.

Стивен. Сколько раз я торчал рядом с тобой, ожидая, когда ты кое-как домямлишься до какого-нибудь жалкого финала.

Хью. Вот и я о том же. Завяз ты, и по самые уши.

Стивен. Ничего я не завяз.

Хью. Ха!

Стивен. Сорок пять секунд. Дай мне сорок пять секунд и я эту сценку закончу.

Хью. Да?

Стивен. Да.

Хью. Идет. Сорок пять секунд.

Стивен. При условии, что сэр снова примет сидячую позу.

Хью. Ладно.

Стивен. Могу ли я питать предположительную уверенность в том, что сэр испытывает максимальный комфорт?

Хью. Сорок секунд.

Стивен. Я только схожу за потребными инструментами.

Стивен выходит.

Хью. Ха. Сейчас приволочет цепную пилу или еще какую-нибудь дурь… тьфу!

Хью посматривает на часы. Стивен не возвращается.

Долгая пауза. Наконец, до Хью доходит, что расхлебывать кашу придется ему одному.

Сука!


Запрещено цензурой | Шоу Фрая и Лори | Гнем ложки с мистером Ню