home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



* * *

— Утро, тарг Рэин, — Найяр открыл глаза и непонимающе посмотрел на вежливого холенного слугу, согнувшегося возле его постели и осторожно тормошившего за плечо. — Утро, тарг Рэин, — повторил мужчина. — Рогерд Тонвел ожидает вас на завтрак.

Таргарский Дракон кивнул и сел на кровати, усердно растирая заспанные глаза. Тарг Рэин… Найяр невесело усмехнулся и встал. Они вчера придумали ему это имя с советником, чтобы скрыть истинное. Так было нужно, пока нужно, но потом он вернет свое, данное правом рождения, имя. Еще немного унижений, и мерзавцам за все воздастся. И его скитания, и унижения, и лишения — все. Не хотелось верить в иной исход. Это было бы слишком невыносимо.

Тонвел упорно избегал делать прогнозы и, подобно змею, плавно огибал эту тему. Найяр не винил. Он и сам не мог четко сказать, чтобы сделал он сам в такой ситуации, слишком много факторов влияло на решение. Пока хотелось верить и надеяться, что посуленные им новые договора и послабления прежних перевесят сомнения рогенского властелина. Впрочем, Найяр никогда не был сторонником гаданий, не собирался этим заниматься и сейчас. Ждать. Иного выхода не оставалось. И он набрался терпения.

Ночь прошла спокойно, призраки вдруг решили его пощадить, даже Тиган не хихикал мерзко в тишине опочивальни. Только перед самым сном явился отец и красочно расписывал, как надо наказать смутьянов. Никаких путных советов он не дал, потому Найяр спокойно уснул под его бормотание. И кошмаров не было, да и снилось ли вообще что-нибудь, мужчина не помнил.

Умывшись и переодевшись в новую чистую одежду, которую ему преподнесли вчера, бывший таргарский властелин отправился в столовую, где его уже дожидался Тонвел.

— Дорого утра, рогерд Тонвел, — поздоровался Найяр.

— Доброго утра, тарг Рэин, — ответил советник, в столовой присутствовали слуги. — Как вы почивали?

— Благодарю, сказочно, — сказал Найяр, приступая к завтраку.

Они разговаривали мало, в основном, о незначительных мелочах. Лишние уши не способствовали откровенности. Таргарский Дракон держался уверенно, ничем не выдавая некоторого смятения, появившегося когда мужчины встали из-за стола и направились на выход из дома.

Внизу их ожидала карета советника. Только в ее сумрачном нутре Тонвел заговорил об их деле.

— Ваше сиятельство, думаю, вы меня поймете, если я проведу вас черным ходом и оставлю в уединенном кабинете. Обнародовать ваше появление в Рогене преждевременно и неразумно. Вы и сами должны это понимать, — Найяр кивнул, соглашаясь с советником, но неприятный осадок после этой фразы остался. — Я сразу же отправлюсь к его величеству и сообщу о вас. Как только он будет готов вас принять, я явлюсь за вами лично.

— Быть по сему, — не стал спорить бывший герцог.

Советник заметно расслабился. Норов и взрывной темперамент Найяра Грэима были известны в Рогене. Впрочем, это было общей, так сказать, фамильной чертой представителей рода Грэим. Злопамятные, мстительные, жестокие, хитрые, коварные, но бесстрашные, не боявшиеся рискнуть всем, способные к принятию неожиданных, даже нестандартных решений. И, как насмешка богов, практически все имели необычайную красоту, как женщины, так и мужчины. Словно специально для того, чтобы внушать одним только видом своим жертвам доверие с первой минуты.

Тонвел прекрасно знал, каким обаятельным и милым может быть свергнутый правитель Таргара, и каким холодом могут обжигать его глаза, внушая трепет тем, кому не посчастливилось впасть в немилость. Сейчас его гость был светел ликом, спокоен и дружелюбен, всем своим видом излучая благодушие. Так и хотелось улыбнуться ему в ответ, потрепать по плечу и сказать, что все будет хорошо. Более того, хотелось даже, чтобы у него все было хорошо. Сочувствие так и просилось в душу. Только опытный придворный и политик все еще помнил, кто перед ним, как помнил все слухи и донесения о царившем в Таргаре последний год кровавом ужасе. Потому этот великолепный мужчина напротив больше пугал самого советника, чем трогал за живое. Но Тонвел ободряюще улыбался время от времени, пряча за внешней любезностью свою настороженность. Непредсказуемость Грэимов так же была хорошо известна. То, что творилось у них в голове, знали только сами Грэимы, больше никто.

Карета остановилась неожиданно для обоих мужчин, погруженных в свои мысли. Дверца открылась, и внутрь заглянул старший в смене стражи на воротах. Он поклонился советнику и вопросительно взглянул на его спутника.

— Тарг Рэин по срочному делу к его величеству, — пояснил Тонвел. — Это мой гость.

Задержав подозрительный взгляд на неизвестном мужчине, стражник закрыл дверцу и махнул, разрешив открыть ворота. Найяр одобрительно хмыкнул, охрана ему понравилась. Карета проехала до парадной лестницы, но Тонвел велел кучеру ехать дальше, и вышел только у черного хода, которым пользовалась, в основном, прислуга.

— Следуйте за мной, ваше сиятельство, — склонил голову советник, и мужчины вошли на узкую лестницу, пропахшую сыростью.

Найяр, молча, поднимался за советником чужого правителя, раздумывая, а смог бы Тонвел предать так же, как Коген. Мог, решил мужчина. Все они псы, которые готовы вцепиться в кормившую их руку.

"Верность людей достигается не личностью того, кому они служат, а его поступками", — неожиданно произнес Руэри Тиган, объявившийся по правую руку, сейчас он выглядел так же, как и при жизни.

Тебе ли говорить о верности, насмешливо подумал Найяр. Призрак повернул голову в сторону своего палача и усмехнулся.

"Мне, Най, мне", — ответил Тиган и исчез, от чего Дракон облегченно вздохнул.

Советник Тонвел провел бывшего герцога на второй этаж, они некоторое время петляли по лабиринту переходов и галерей, и, наконец, вошли в небольшую комнатку. Кабинет был явно редко посещаем, здесь-то и оставил благородный рогерд своего гостя. Он склонил голову и вышел, пообещав быстрей добиться желанной Найяру встречи.

Герцог согласно кивнул и присел на край стола, как только остался в одиночестве. Задумчивый взгляд устремился в окно, вид из которого открывал панораму на дворцовый парк. Он мало походил на парк в его дворце, и все же это всколыхнуло воспоминания, в которых опять царила его маленькая фея. Найяр поднялся со стола и приблизился к окну.

Его взгляд зацепился за одинокую фигурку молодой женщины, бредущей по цветущим аллеям. Рядом с ней бежала маленькая собачка, забавно подпрыгивала, вставала на задние лапы и крутилась, выпрашивая лакомство. Женщина смеялась и кидала ей кусочки чего-то, что собачонка подхватывала на лету, заливалась радостным лаем и повторяла свои маневры. Мужчина, ставший свидетелем, невольно улыбнулся, пропитываясь этой умиротворяющей атмосферой, веявшей от представшей ему сцены.

А у Сафи не было питомца, она подкармливала дворцовых сторожевых псов, потому не боялась вечером покидать каменные стены дворца и спокойно гуляла по парку. Огромные кобели бежали к ней с радостным повизгиванием, и его сокровище иногда бегала с ними, кидая палки, которые ей охотно возвращали. Но такие поздние прогулки были редки, потому что Найяр редко выпускал ее из своих рук в это время.

Он вспомнил одну из их размолвок. Герцог ушел, громко хлопнув дверью. Но злость не прошла, и он напился. Потом выхватил одну из фрейлин герцогини, выплеснул в нее свое раздражение и вернулся в их с Сафи покои. Открыл дверь, вошел, придерживаясь за стену, а ее не было. Покои оказались пусты. Что он тогда пережил? Одни боги знают. Хмель моментально покинул буйную голову, и Найяр бросился на поиски своего сокровища. Бестолково метался больше часа, ставя на уши прислугу, стражу и попавшихся на пути придворных. А она все это время гуляла по парку, играя со сторожевыми псами, ластившимся к ней, словно неразумные щенки. Кто-то сказал, что видел, как тарганна Тиган вышла в парк, и герцог помчался туда. Он быстро услышал ее заливистый смех и топот огромных лап. Его сокровище вылетела на него, а следом выбежал кобель и чуть не загрыз герцога, который от испытанного волнения слишком громко вскрикнул и бросился к девушке. Угомонили разъяренную махину Сафи и подоспевшие стражники, а потом маленькая фея серьезно отчитывала кобеля за неподобающее поведение, грозила пальцем и называла невоспитанным псом. Самое забавное, что кобель скулил и виновато опускал морду, словно понимал ее.

Найяр отвернулся от окна и прошел к креслу, уселся в него, положил руки на стол и опустил сверху голову. Опять навалилась усталость и желание просто прижаться к теплому плечу своего сокровища и замереть, ни о чем не думая. А лучше всего уехать с ней куда-нибудь подальше и наслаждаться уединенной жизнью и ее нежностью.

"Ты все еще веришь, что можешь получить ее нежность?" — Тиган сидел на краешке стола, там, где недавно сидел сам бывший правитель Таргара.

— Однажды почти получилось, значит, получится снова, — уверенно ответил Найяр.

Призрак не успел ответить, лишь насмешливо взглянул и растаял в воздухе, когда открылась дверь, и в кабинет вошел Тонвел. Найяр поднялся со своего места.

— Идемте, ваше сиятельство, король ожидает вас, — сказал советник, пропуская вперед себя таргарца.

— Как отреагировал его величество на известие о моем появлении? — спросил бывший герцог не из праздного любопытства.

— Был удивлен, — ответил Тонвел. — Но согласился принять сразу же, как только освободился от срочных дел.

Найяр кивнул и больше ни о чем не спрашивал. Он снова не стал гадать, что скрывается за реакцией короля Рогена, положившись на простую удачу. Мужчины вновь попетляли, обходя оживленные коридоры, и вошли в рабочий кабинет короля, тут же поднявшегося навстречу таргарскому союзнику, бывшему союзнику. Его величество, король Теониан, протянул руки, принимая в объятья Найяра, сжал его плечи и отступил.

— Доброго дня, друг мой, — сердечно сказал он и кивнул советнику, чтобы тот оставил их наедине. Как только дверь за Тонвелом закрылась, Теониан указал на удобное кресло, а сам присел на угол стола. — Сочувствую, Най, — сказал его величество, опуская прочие любезности и этикет. — Как же ты не заметил?

— Не сыпь мне соль на рану, — отмахнулся поверженный Дракон. — Я слишком увлекся поисками заговоров и не заметил того, что плелся у меня под носом, — мужчина невесело усмехнулся. — Теперь наказан за свою беспечность.

— Я бы не назвал беспечностью то, что у вас происходило в Таргаре, — король укоризненно покачал головой. — Нельзя так со своим народом, Най. Если слишком долго бить человека по голове, он или сойдет с ума, или даст сдачи. Ты слишком закрутил гайки, оставив людям только кнут, но лишил сладкого.

— Тео, мы можем обойтись без поучений, — скривился Найяр.

— Разумеется, — улыбнулся рогенец. — Я догадываюсь о цели твоего визита. Ты желаешь сразу перейти к делу?

— Это было бы очень мило с твоей стороны, — кивнул бывший герцог, сразу почувствовав неприятный озноб.

Теониан поднялся со стола и прошелся по кабинету, заложив руки за спину. Найяр напряженно наблюдал за ним, готовый задушить, затянувшего паузу монарха. Его величество остановился и посмотрел на бывшего таргарского правителя.

— Я не смогу тебе помочь, Найяр, — наконец, сказал он. — Объяснить, или ты понимаешь, почему я вынужден тебе отказать?

— Объясни, — сухо ответил тот.

Теониан вздохнул, прошел к своему месту и уселся, положив руки на стол и сцепив пальцы в замок.

— На стороне Таргара Владыка. Он официально принял произошедшие перемены. Династия Грэим признана низложенной, лишена герцогского титула и отстранена от трона на вечные времена. — Король подвинул Найяру свиток. — Прочти. — Бывший герцог взял свиток и быстро пробежал его глазами, затем поджал губы и откинул обратно на стол. — Стало быть, пытаясь помочь тебе, я иду против церкви. Как только Роген вторгнется в Таргар, нам ответят не только таргарцы, но и их ближайшие соседи. И даже, если мы успеем вернуть тебя во дворец, в Таргар вторгнутся войска из Адоха и союзники Владыки, то есть все остальные. Ты пойми, мой Роген слишком мал, чтобы противостоять всему свету. Сколько ты знаешь своих сторонников, тех, кто будет готов выслать тебе и Рогену помощь? Я могу насчитать единицы. А ты готов после платить по счетам? А их предъявят, ты это сам знаешь. Что будешь делать после, избавляться от прежних союзников и наживать новых врагов? Твое возвращение на трон будет называться узурпированием. Ты и твои потомки, как и другие представители династии Грэим, отныне не имеете никаких прав на Таргарский престол. Тебе не может быть неизвестно, что означает подобное решение Владыки — все, кто угодно, только не Грэим. Грэим на престоле — заведомо преступники. Любое поползновение вашего рода будет караться, а узурпатор будет казнен без права на защиту и помилование. Время династии Грэим окончено, теперь наступает время династии Военор. Не знаю, что ждет союз Рогена и Таргара, но, на данный момент, все прежние договоренности остались в силе. — Теониан ненадолго замолчал, пристально глядя на Найяра. — Друг мой, ты понимаешь, что это значит?

Дракон заметно вздрогнул. Когда-то Роген и Таргар обязались выдавать преступников, скрывающихся на их землях. Это был удар, это был настолько ощутимый удар, что Найяр рванул на груди камзол. Теониан с сочувствием смотрел на него.

— Я даже укрыть тебя не могу у себя. Я обязан выдать тебя, потому что тебя официально объявили преступником. Най, ты везде под угрозой. Твое спасение лишь в том, чтобы оказаться, как можно дальше от Таргара и государств, где тебя хорошо знают. И я ничего не могу сделать. Если я пойду против соглашения, в Роген вторгнуться войска Владыки, с ними придет Бриатарк, Аквинтин и прочие. Роген не выстоит, а это не та цена, что я готов заплатить за твою свободу.

Теониан поднялся с места, подошел к Найяру, нервно теребившему порванный воротник, и положил ему руку на плечо.

— Беги, друг мой, это единственное, что тебе остается. Я помогу тебе. Ты получишь деньги, коня, слуг, оружие. Но это все. Больше я ничего не могу для тебя сделать. И уходить тебе нужно быстро, потому что скоро здесь будут таргарцы, мне сообщили об их приближении. Если они зададут вопрос о тебе, я отвечу, потому что не имею права промолчать.

Найяр откинул руку рогенского монарха и поднялся на ноги. Он слепо посмотрел перед собой, но затем тряхнул головой и перевел взгляд на короля.

— Благодарю, ваше величество. От денег не откажусь, остального не надо, — глухо произнес мужчина.

— Ты волен злиться, Най, — понимающе ответил Теониан. Он вытащил из стола два увесистых кошеля и положил на стол. — Здесь достаточно, чтобы убраться подальше отсюда и не нуждаться ни в чем необходимом. Думаю, такой далеко не глупый человек, как ты, сможет разобраться со своим будущим.

Найяр взял оба кошеля, кивнул и, молча, направился к дверям. Но, уже взявшись за ручку двери, он обернулся и горько усмехнулся:

— Бойся проклятий мертвецов, Тео, они сбываются. — И хохотнул. — Не прошло и года, как я потерял все. Все. Ничего не осталось.

После этого развернулся и покинул королевский кабинет, за дверями которого его ждал советник Тонвел.


* * * | Искупление. Часть вторая | Глава 12