home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



* * *

— Коген, за мной, — коротко велел герцог, заметив застывшего советника.

Тот перевел растерянный взгляд на господин и очнулся.

— Одно мгновение, ваше сиятельство, — склонился он в поклоне. — Только бумаги прихвачу и буду в вашем распоряжении.

— Быстро, — Найяр отвернулся и, чеканя шаг, последовал за арестованным и его конвоем.

Его сиятельство уже не увидел перекосившееся ненавистью лицо тайного советника, как не увидел и его жеста, показанного стаявшей неподалеку страже. Так же не увидел герцог, как стражники понятливо кивнули и покинули свой пост, спеша на черную лестницу, которая вела к подземелью.

Коген подошел к кабинету своего нового секретаря и распахнул дверь.

— Боги с нами, — сказал он, и молодой мужчина вскочил, на мгновение изменившись в лице.

— Еще не все готово, — ответил секретарь.

— Через час все это не будет иметь смысла, — ответил тарг Коген, и секретарь кивнул, срываясь с места.

Тайный советник зашел в свой кабинет, подхватил ножны с мечом и направился к пыточным камерам…

— Ты ведь страдал, Военор, правда? — герцог пристроился за спиной казначея. — Смотрел, как она целует меня, и страдал? Это ведь больно, когда твоя любимая женщина с другим? — голос Найяра был наполнен ядом. — Знать, как она сгорает в объятьях более счастливого соперника, это ведь гадко, не так ли? Ответь мне, мой мальчик, как ты чувствовал себя ночами, пока она стонала подо мной?

— Ты сам можешь ответить на свой вопрос, герцог, — Эбер обернулся и окинул Найяра ироничным взглядом. — Что ты чувствуешь, когда представляешь, как она стонет в объятьях Грэира? Ревность сжигает тебя, Найяр Грэим, когда ты представляешь, что она улыбается ему и говорит, что любит? Это больно, герцог?

— Заткнись, — глухо произнес герцог, сжимая кулаки. — Она не любит его, не может любить!

— Грэир достойный мужчина. Не было ни одного скандала, связанного с его именем. Сколько его не пытались вывести из себя дворцовые дураки, он всегда был хладнокровен. Он не мог не понравиться Сафи. Надеюсь, что они счастливы, пока ты здесь подыхаешь в огне собственного яда, ревности и безумия.

— Тварь! — Найяр ухватил казначея за шиворот и рванул на себя. — Ты не смеешь называть меня безумцем! Ты не смеешь говорить мне все это, ты никто!

Военор поджал губы, сдерживая желание ударить в ответ.

— Ну, давай же, казначей, — герцог оттолкнул от себя мужчину. — Я же вижу, ты хочешь мне врезать, дерзни.

— Меня учили, что бить женщин, детей и безумцев недостойно настоящего мужчины, — ровным тоном ответил Эбер.

— Я не безумен!!! — багровея, заорал Найяр.

Он на мгновение прикрыл глаза, втянул носом воздух и шумно выдохнул.

— Я безумец, а ты шут, который так и не познал той, о ком грезил ни один год, — язвительно произнес герцог. — Безумцу было позволено то, что не позволено шуту.

Издевательский смех был ему ответом. Военор хохотал, утирая слезы, всхлипывал и снова заходился в приступе смеха.

— Не-ет, — герцог мотнул головой, словно отгонял страшное видение. — Нет! Она не могла этого сделать! Ты лжешь, тварь, лжешь!

Он стремительно приблизился к застывшим стражникам, выхватывая меч у одного из них.

— Сдохни, скотина, — прошептал побледневший Дракон. — Сдохни!

Эбер смотрел, как взметнулся меч, как острие нацелилось ему в грудь. Он прикрыл глаза, понимая, что может только бегать по кругу, пока герцог не настигнет его, а подобного унижения он не желал. Звон стали заставил его открыть глаза. Второй стражник, сопровождавший его в пыточную, достал свой меч и отбил удар герцога. Тот в бешенстве посмотрел на мужчину, посмевшего поднять оружие против своего господина.

— Ко мне! — заорал он. — Измена!

Послышался торопливый топот множества ног, и к ним выбежали стражники с обнаженными мечами, следом появились благородные тарги, придворные кавалеры, услышавшие призыв. До подземелья Военора так и не довели. Посланные Когеном на помощь стражники еще бежали к ним.

— Взять, — велел герцог.

Несколько стражников отделились, спеша выполнить приказание господина, остальные остались на месте. Придворные переминались с ноги на ногу, не зная, что делать, их помощь была не нужна. Тарг Военор устало потер лицо, обвел взглядом собравшихся воинов и коротко произнес:

— Взять. — Тут же зазвенела, вытаскиваемая из ножен сталь. Те несколько стражников, что направились к арестованному и защитившему его воину, остановились недоуменно взглянув на своих собратьев. — Найяр Грэим, ты низложен, — сказал Эбер и повторил. — Взять, тарга Грэима.

— Что? — Найяр недоверчиво усмехнулся. Мотнул головой, рассмеялся и попятился. — Если здесь еще остались верные сыны Таргара, к бою!

Придворные кавалеры пришли в движение, стражники, опустившие было оружие тоже. Со стороны подземелья вырвались несколько воинов, они огляделись и спешно закрыли собой Военора. Тот мотнул головой и забрал меч.

— Благородный тарг, — начал один из подоспевших.

— Нет, — отчеканил Эбер и вышел вперед.

Найяр усмехнулся и повторил:

— К бою!

Клинки скрестились, завязалась драка. Эбер метнулся к низложенному герцогу, но тот увернулся, уходя за гущу сражающихся. Найяр не собирался ввязываться в драку, не сейчас и не здесь. Коген, прибежавший только сейчас, выхватил меч, пытаясь преградить путь герцогу.

— И ты, змей, — прошипел Найяр.

Он нанес короткий удар, откинул советника и помчался вверх по лестнице. Эбер, вырвавшийся из мешанины тел, бросил короткий взгляд на Когена, и тот махнул рукой:

— Ему нельзя дать уйти. Эбер, только смерть.

Бывший казначей кивнул и помчался следом.

— За ним! — выкрикнул тайный советник, поднялся и поспешил следом.

Часть верных заговорщикам стражников отделилась от своих собратьев и побежали наверх. Остальные разоружили придворных, много времени на это не ушло. Кто-то из кавалеров сдался сам, понимая, что царствованию рода Грэим пришел конец.

— Задержать! — закричал Эбер, когда герцог метнулся за угол.

— Что происходит? — из жилых покоев выглянул тар Лаггер.

Ему никто не ответил, лекарь обернулся назад, глядя на кого-то невидимого, и пожал плечами.

— Най! — женский вскрик настиг погоню, но никто не обернулся, они гнали зверя.

Герцог мчался к известной лишь ему одному цели. Мозг, затуманенный все это время, осознавал то, что упускал столько времени. За несколько месяцев во дворце сменились почти все прежние стражники, сменился опять начальник стражи. Появилось много новых лиц, слишком много. Коген говорил, что он укрепляет дворец, он стягивал свои силы! Проклятье! Найяр столько боролся с заговорами, а не заметил тот, что зрел под носом.

— К бесам! — выкрикнул он и резко остановился, потому что навстречу ему выбежала стража.

Герцог поднял меч и оскалился, оглядываясь. К нему приближались с двух сторон, а до цели оставался еще целый коридор. Он бежал в свои покои, потому что там… Его атаковали сразу двое. Найяр отбился, в схватках с наемниками он привык и большему числу нападающих. Он был мастер, он был воин до корней волос. Воин, который не боялся убивать, и не боялся умереть сам. Это было его преимущество, всегда было преимуществом, потому что герцог легко рисковал там, где другие были осторожны. Рисковал и выигрывал.

Вот и сейчас он рискнул. Найяр бросился на острия мечей, нанес удар, выбил меч у одного из противников, и теперь наступал сам. Ему нужно было пробиться вперед, нужно было снова бежать, потому что впереди был шанс, там было спасение. Он не боялся смерти, но умирать не спешил.

Эбер бросился к нему, но воины не подпустили, оттеснили и напали сами. Из этой свары невозможно было вырваться. Невозможно… но Найяр смог. Он убил двоих, ранил еще одного, растолкал оторопевших стражников и бросился вперед, не оглядываясь назад, не прислушиваясь к звуку погони.

— Не упустить! — закричал за спиной Эбер Военор.

Герцога догоняли. Он увернулся, отбился и снова побежал. На ходу нанес дубящий удар незадачливому воину, выбежавшему из ближайшего коридора, перепрыгнул через упавшее тело и помчался дальше. Погоня не отставала. Они не сдавались. Герцог понимал, что ему уготовили смерть, понимал, что оставлять его в живых не рискнут, потому продолжал рваться к своим покоям.

— Стоять! — выдохнул ему в спину некогда тихий казначей.

Найяр обернулся, на его лице появилась кривая усмешка, и он еще прибавил в скорости. Дверь покоев была распахнута. Герцог ворвался туда, но понял, что дальше пройти не сможет. Вбежавшие следом за ним воины, окружали, щетинились мечами. Их лица не обещали пощады.

— Найяр Грэим, сложите оружие, — произнес Эбер, выходя вперед. — Выхода нет.

Герцог прищурился, глядя на него.

— Кого вы собираетесь возводить на трон? — насмешливо спросил он. — Моего дурака дядюшку? Кого? У трона Таргара нет наследни… — Найяр оборвал сам себя, недоверчиво посмотрел на Военора и расхохотался. Смех вышел язвительным. — Я идиот, проклятье! Я слепой идиот! Ты! — его палец уперся в Военора. — Ты женился на Шарли! Конечно, зачем вам старый дурак, Шарли — вот ключ к трону Таргара! Регент? Военор? Ты будешь регентом? — смех оборвался. Герцог нахмурился, осознавая полную картину заговора. И ведь все было у него под носом, прямо под носом, а он ничего не видел! — Армия?

— Наша, — ответил будущий герцог Таргарский.

— Флот? Флот не мог предать меня, — Найяр спрашивал, не утверждал.

— Ты сам предал флот, когда забрал в застенки их любимого командующего армадой, — сказал Эбер. — Владыка тоже с нами. Ты один, Грэим. Сдавайся.

Выхода не было. Герцог затравленно огляделся и снова поднял оружие, готовый дорого продать свою жизнь. И в первую очередь прихватить предателя, который столько лет прикидывался тихой овцой, этого ублюдка Военора.

— Сафи была с тобой? — спросил Найяр.

— Это имеет значение? — Военор изумленно поднял бровь. — Ответа ты не услышишь. Сложи оружие.

Атака Дракона была стремительной, но безрезультатной.

— Все назад, — велел Эбер, парируя удар. — Тебя ждет сюрприз, тарг Грэим, — усмехнулся он и сделал выпад.

— Буду рад убить тебя, казначей, — усмехнулся бывший правитель Таргара, и схватка закипела.

Сквозь толпу пробилась Лирена. Она замерла, в ужасе глядя, как Военор теснит Найяра.

— Не надо! — вскрикнула она. — Пожалуйста, не надо!

— Уведите ее, — велел Эбер, смахивая с лица прядь волос, упавшую на глаза.

Девушку попробовали увести, но она вырвалась и бросилась к сражающимся. Прижалась к Найяру и, захлебываясь слезами, воскликнула:

— Как вам нестыдно, это же ваш господин, вы присягали ему на верность! — обернулась к любовнику и заглянула ему в глаза. — Най, они ведь одумаются? С тобой ведь ничего не случится?

— Ну, что ты, маленькая, конечно, со мной все будет хорошо, — он осторожно стер ее слезы, приобнял и сдвинулся чуть в сторону.

Военор закрывал Найяру то, к чему он стремился, за спиной предателя была цель, и герцог собирался ее достигнуть. Он сделал еще один шаг.

— Ты ведь поможешь мне, Лирена? — спросил Найяр.

— Я умереть ради тебя готова, — ответила она, выворачивая голову и доверчивая глядя на любовника.

На губах герцога появилась жесткая усмешка.

— Это очень кстати, девочка, — сказал он и оттолкнул ее.

Эбер, не ожидавший этого, не успел убрать меч, и Лирена налетела на острие.

— Проклятье! — воскликнул будущий герцог, подхватывая девушку.

Герцог оттолкнул его, метнулся к нише, в которой стояла статуя обнаженной женщины. Никто не успел среагировать, никто не успел понять, что происходит, когда раздался скрип потайного механизма, и за бывшим правителем Таргара закрылась провернувшаяся плита. Заговорщики так и стояли, тяжело дыша и глядя на то место, где исчез Таргарский Дракон.

— Он хороший, — прошептала Лирена. — Просто он очень несчастный.

Глаза ее закрылись, и девушка затихла. Эбер медленно поднялся на ноги, посмотрел на труп у своих ног.

— Бесы уже наступают тебе на пятки, Найяр. Будет ты проклят, кровожадная тварь! — тихо произнес он и в бешенстве швырнул меч, который извлек из тела бывшей фаворитки.

Тарг Коген пробился к Военору. Посмотрел на тело девушки, обвел взглядом собравшихся и зычно провозгласил:

— Да здравствует Эбер Военор, герцог Таргарский!

— Слава герцогу! — грянули воины.

Эбер медленно осмотрел своих сторонников и устало усмехнулся.

— Слава мне.


* * * | Искупление. Часть вторая | Глава 11