home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


































































Сцена 5

ФРАНК (без мольбы). Не уходи.

ЙЕННА. Посмотрю, чем там Томас занимается.

ФРАНК (идет за ней). Не уходи!


ЙЕННА уходит.

КАТАРИНА стоит в дверях туалета.


КАТАРИНА. Что случилось?

ФРАНК. Им надо взглянуть на ребенка. На Вольфганга.


КАТАРИНА подходит к столику.


КАТАРИНА. То есть они сбежали. Это ты их пригласил. Они вернутся?


ФРАНК включает магнитофон. Играет итальянская классическая музыка.


ФРАНК. Вот оно что…

КАТАРИНА. Томас оставил свои очки.

ФРАНК. Ты права… Если хочешь куда-нибудь вернуться, то непроизвольно оставляешь там вещи. И возвращаешься за ними.


ФРАНК улыбается. Садится за КАТАРИНОЙ.


КАТАРИНА. Ты пьян?

ФРАНК. Нет, я трезвый. Совершенно трезв. (Медленно.) Я просто улыбнулся.

КАТАРИНА. Чем это от тебя пахнет? (Безразлично.) Чем-то вкусным.

ФРАНК. «Нино Черутти».

КАТАРИНА (без особого интереса). Последнее время все кругом «Мэйд ин Итали». Ботинки от Гуччи. Итальянский «афтер-шейв». Сигареты, кресло…


КАТАРИНА садится. Надевает очки ТОМАСА.


Ты с ней еще встречаешься?

ФРАНК. Нет уж, лучше не иметь и мечтать, чем иметь и не мечтать. «Нино Черутти» на самом деле не из Италии.

КАТАРИНА (как эксперт). Конечно из Италии. Одна из самых известных итальянских марок.

ФРАНК (пожимает плечами). Но из Франции.

КАТАРИНА. Вовсе нет. Ничего не из Франции. Типичные итальянцы. Сходи за флаконом, если ты мне не веришь.

ФРАНК. Сейчас схожу. (Ставит флакон на столик.)

КАТАРИНА. Я первый раз жила в Риме, когда мне было четырнадцать, так что мой итальянский невроз у меня уже давно закончился…

ФРАНК (возвращается. Снимает с КАТАРИНЫ очки ТОМАСА). Вот посмотри: Nino Cerutti — Pour Homme — 85 % vol. 100 ml 3.3 FL.OZ PARIS. Видишь? Париж. Для мужчин. Париж по-прежнему находится во Франции. Ясно? Ясно? Ясно?

КАТАРИНА. Сколько они стоили?

ФРАНК. Это неважно. Так что — из Италии или из Франции?

КАТАРИНА. Сразу ясно, что они ушли. Теперь я узнаю тебя.

ФРАНК. Так что «Нино Черутти» не из Италии. Отлично.

КАТАРИНА. Возможно, нет.

ФРАНК. Да что ты такое говоришь!

КАТАРИНА. Большинство фирм зарегистрированы не в той стране, из которой они на самом деле происходят. Я могу тебе привести десяток примеров.

ФРАНК. Мне плевать. (Впадает в бешенство.) «Нино Черутти» не из Италии! Я точно знаю! Не из Италии!

КАТАРИНА. Остальные все из Италии. «Льена Уммо» итальянская. «Домус» — итальянский журнал. (Сама с собой.) Музыка которую ты слушаешь, итальянская.

ФРАНК. Ну и что?

КАТАРИНА. Просто… удручает. (Пауза. Отчетливо.) На фиг ты это делаешь?

ФРАНК. Ну… Так надо.

КАТАРИНА (специально, чтобы досадить ФРАНКУ). Это уже неважно. Я проходила через это много раз. Много раз. Так что это неважно. У тебя не получится меня обидеть, Франк.


Пауза.

ФРАНК уходит на кухню. Выключает магнитофон. Стоит в дверях кухни с очками ТОМАСА.


Что они там делают? Еще одного ребенка?.. Ты был у них дома?.. Какое жуткое место.

ФРАНК. Мне надо не забыть сказать маме «спокойной ночи» перед сном… Я думаю положить ее там, где ты обычно спишь.

КАТАРИНА. Она всегда там и была. (Улыбается.) Как бы ты и на нее не залез.


ФРАНК стоит в очках. Смотрит на КАТАРИНУ. Снимает их. Стоит и ни о чем не думает о том, что он может сделать что-то, чего он сделать не может. Снова надевает очки. С ярко выраженной нежностью.


ФРАНК. Ты очень постарела, Катарина… Очень постарела. Ты ужасно выглядишь. Посмотри только на эти складки вокруг губ, которые ты уже, видимо, даже не пытаешься скрывать. Ужасное впечатление, конечно.

КАТАРИНА. Во мне есть много чего другого, гораздо более привлекательного и… серьезного. (Словно не желая доводить дело до конфликта.) Зачем ты так говоришь?

ФРАНК. А ты не знаешь?. (Снимает очки, кладет в карман пиджака. Подходит к КАТАРИНЕ.) Ах вот как, ты не знаешь?.. Причина алкоголизма, любого алкоголизма, — женоненавистничество.

КАТАРИНА. Вот как? И какое это имеет к нам отношение? (Смотрит на ФРАНКА, словно на невменяемого.)

ФРАНК. То-то же.

КАТАРИНА. Женского алкоголизма — тоже?

ФРАНК (с натянутой улыбкой). Разумеется. (Улыбается еще шире.) Ты только и делаешь, что воюешь. Тебе нужна лишь победа.

КАТАРИНА. Мне?

ФРАНК. Да.

КАТАРИНА. Какая победа мне нужна? Что я просто хочу, чтобы все было хорошо?

ФРАНК. «С меня достаточно, вот и все» — так ты сказала.

КАТАРИНА. Это правда.

ФРАНК. Чего достаточно? Тебе никогда не будет достаточно.

КАТАРИНА. Тебя.

ФРАНК. Я это понимаю, но зачем рассказывать это нашим соседям?

КАТАРИНА (не вставая). Я больше не могу. Никто бы не вынес… Женщине нужен…

ФРАНК. Как тебе Йенна? Тебе она нравится? Что ты про нее сказала?

КАТАРИНА (не слушая ФРАНКА). Женщине нужен мужчина, который ищет…

ФРАНК. Что?

КАТАРИНА. Женщине нужен мужчина, который ищет…

ФРАНК (зачарованно). У женщин нет вагины.

КАТАРИНА. …утешения в них… который говорит — ты нужна мне… поддержи меня… утешь меня.

ФРАНК (все еще зачарованно). Слышишь? Это женщины, у которых нет вагины. Утешь меня — из-за чего?

КАТАРИНА (очень серьезно). Это то, чего ты никогда не поймешь, а я не смогу тебе этого объяснить.

ФРАНК (идет к столику). Прости… Прости меня.

КАТАРИНА (продолжает монолог). Но ты… ты этого не умеешь… ты не такой… другой… ты всегда возводишь вокруг себя стену и решаешь сам свои проблемы…


ФРАНК кашляет.

КАТАРИНА продолжает монолог.


И не отрицай, что ты в отчаянии, я это очень хорошо вижу.


ФРАНК снова кашляет, пьет из стакана на столе и садится на диван.


Ты не можешь скрыть это от меня, я вижу, как ты держишь голову, как ты кашляешь и так далее, когда ты очень нервничаешь и тебе очень плохо. (С горечью.) Но ты никогда не скажешь: Катарина, поддержи меня, помоги мне, плачу, ты нужна мне… я чувствую себя таким одиноким покинутым, хотя ты и рядом. — Ты ведь ни за что так не скажешь?


Пауза.


Видишь… Ты просто не можешь этого сказать… Даже когда твоя мама умерла, ты не приходишь ко мне… Мне нужен человек, который бы не так сильно себя контролировал. Который мог бы прорвать путы. Мне нужен… обычный человек.

ФРАНК. Сегодня ночью?


В комнате вдруг становится холодно.


КАТАРИНА. Можно.

ФРАНК (ложится на диван). Можно?.. Я хочу кофе.


Пауза.


КАТАРИНА. Я больше не хочу с тобой бороться… Ты победил… Пожалуйста. Ты лучше. Я хуже. Ты гораздо умнее меня. У тебя лучше достаток. Твоя вагина лучше моей. И т. д. и т. д. …Мне плевать на это. Мне на все плевать.

ФРАНК. Хочешь кофе? Эспрессо?

КАТАРИНА. Нет…

ФРАНК (встает с дивана). Я хочу кофе. Приготовлю-ка себе кофе латте. Не хочешь кофе латте с шоколадной стружкой? Как в отпуске. У меня ассоциация с отпуском. Последний день на каком-нибудь побережье, послеобеденный дринк. Ты устал и одинок, и на сердце незажитые раны.


ФРАНК выходит на кухню.


КАТАРИНА (в бешенстве от того, что ФРАНК вырвался из ее хватки, бежит за ним, дает ему пинка под зад). Ты псих! Ты настоящий садист!

ФРАНК (спокойно). Что ты делаешь?

КАТАРИНА. Даю тебе пинка.

ФРАНК (закрывает дверь кухни. Смотрят друг на друга через окно в двери). Да, это я почувствовал. Забудем это.

КАТАРИНА. Франк, ты не заметил, что ты болен… Франк, пожалуйста, Франк… Открой! Ты тяжело болен. Ты только смеешься! Что мне делать!


ФРАНК отпускает дверную ручку.

КАТАРИНА входит в кухню. Закрывает за собой дверь.

ФРАНК берет хрустальную вазу с водой, выливает КАТАРИНЕ на голову.

КАТАРИНА молча стоит, не протестуя.


ФРАНК. Пожалуйста, сегодня без сцен… Ты знаешь, о чем я. Без спектаклей. Без твоих эротических спектаклей. Сегодня вечером не надо играть в собачку, потерявшую хозяина.


КАТАРИНА срывает с себя одежду, разрывает юбку, опускается на пол и сидит на полу с мокрыми волосами.


Ты слышала, что я сказал?

КАТАРИНА. Спасибо.

ФРАНК (неуверенно). Ты слышала, что я сказал?

КАТАРИНА (совершенно спокойно). Франк, спасибо тебе большое!

ФРАНК. Теперь ты вроде успокоилась.

КАТАРИНА. Вот хорошо.

ФРАНК. Прекрасно.

КАТАРИНА. Верь мне.


Долгая пауза. КАТАРИНА встает, падает через дверь кухни. Повсюду разбитое стекло. Во время диалога повсюду струится кровь, но никто не обращает на это внимания. — Словно время утекает от них.


ФРАНК (по-прежнему держит в руках хрустальную вазу). Что это?.. Ты сошла с ума?

КАТАРИНА (сидит на коленях на полу в коридоре). Да катился бы ты вообще… Я вообще плевать на тебя хотела… Ты вообще не человек… Ты болен на всю жопу…

ФРАНК. Ладно, ладно, иди переоденься.

КАТАРИНА (не боясь удара). Я только очень благодарна судьбе, что я встретила тебя, так что я по крайней мере иногда могла думать о ком-то другом за первые пять после моего расставания с Давидом — моей самой большой любовью, которую я никогда не забуду. Я хочу, чтобы ты знал это, что ты мне очень сильно помог, много раз помог, можно сказать, развлек меня… без тебя я бы никогда не справилась, я бы сошла с ума от горя. Я была почти не в себе, когда мы встретились, но потом я подумала, что могла бы обрести хоть немного покоя с тобой. Так я надеялась.

ФРАНК (прерывает ее). Ладно. Ладно. Говори что хочешь. Можешь уйти сегодня или завтра утром. Но вот этого не надо.

КАТАРИНА (спокойно берет разорванное платье.) Оно стоило тысячу четыреста крон — верни мне их, пожалуйста.

ФРАНК. Да-да, все верну, только делай, как я говорю.

КАТАРИНА (встает. С отвращением.) А вот расскажи каково это… быть как ты… голова между ног. (Без агрессии.) Я тебя доведу сегодня.

ФРАНК. Иди переоденься сперва.

КАТАРИНА. Я тебя доведу все же.

ФРАНК. Доведешь?

КАТАРИНА. Точно. Я привыкла добиваться того, чего хочу.

ФРАНК. Знаешь, я вот наконец заметил, что трахаться можно от любви и без любви — и я хочу сказать… что трахаться с тобой без любви, чем я занимался последние недели (жестко, чтобы договорить колкость), — это потрясающее ощущение — это словно в сумерках прийти на покинутое поле боя и пересчитывать тела, словно лежать рядом с телом.

КАТАРИНА (подходит к столику). Ты этим и занимался.

ФРАНК. В одном могу поклясться: если бы ты существовала, я бы тебя убил.

КАТАРИНА. Тело. Но теперь я собираюсь начать жить. Теперь я собираюсь жить, когда я люблю. Я пожалуй, не буду переодеваться. (Садится на диван.) Я буду сидеть на диване в таком виде, чтобы все увидели, как ты со мной обращаешься.

ФРАНК. Давай… (Угрожающе. Подходит к ней. Ставит хрустальную вазу на стол.) Только не начинай. Не сегодня.

ТОМАС (в дверях). Я не забыл у вас свои очки?


Сцена 4 | Пьесы | Сцена 6







Loading...