home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 9

Я вернулся к эльфам и присел рядом. Некоторое время глаза тупо смотрели в одну точку. Накопленная усталость, наконец, выплеснулась в вялость и апатию. Не знаю, сколько я так просидел, но отвлек меня тихий стон. Я повернулся на звук и вздохнул. Так-с. Ну и что мы можем сделать? Только повязку. Весьма неутешительно.

Вода была во фляге в сумке, которую я чудом не потерял. Аккуратно промыв рану на голове младшего эльфа, я сумел применить заклинание очищения — единственное, что знаю из целительства. Затем перебинтовал рану узкими лентами, предусмотрительно впихнутыми Роксом. Вот уж когда порадовался заботе вампира. Обработав мелкие царапины, я посмотрел на бледное заостренное лицо и вздохнул. Ну, не охота возиться с ними. А что делать? Не так же бросать!

После Таля я приступил к Кирру. Бок был тщательно смазан мазью, заживляющей раны. Хм, а чем кровь остановить? Крепко замотав тело эльфа, я устало откинулся на ствол дерева, что росло за моей спиной. Если в ближайшие два часа остальные не найдут нас, то помощь эльфам уже будет не нужна.

Придвинувшись поближе, я услышал неразборчивый шепот очнувшегося голубоглазого Кирра. Поняв, что от меня требуется, я осторожно приподнял голову светловолосого и дал ему воды. Затем от нечего делать сунулся в свою сумку полный легкого вымученного любопытства. Каждый раз, когда я туда заглядываю, то нахожу нечто, что совершенно не искал. Вот, например, сейчас мне под руку попался тонкий шнурок. Осторожно, чтобы не порвать, я вытянул его на свет. Гм, занятный амулетик… стоп! Это же подарок охотников. Черный волк. Помню, что менял порвавшуюся цепочку после очередного экстремального похода, да и сунул в сумку, лет пятнадцать уже прошло, как я забыл про него. Этим амулетом вызова я так ни разу и не воспользовался с самого детства.

Улыбнувшись, я вспомнил ту ночь, когда бежал из замка. Тогда же я в последний раз видел Крайта. Жаль…

Накинув шнурок на шею, я спрятал подвеску под рубашку. Нечего выставлять на вид. Этот черный волк, с ярко красными глазами, был сделан из неизвестного материала. Я как-то пробовал разбить, сломать, короче хоть что-нибудь сделать с ним, но получил только один результат: сломанный клинок очень хорошего качества. Эзар тогда сильно злился, еще бы его любимый меч разломал, из его драгоценной коллекции,… гонялся он за мной часа два, а потом плюнул, здраво рассудив, что я и сам приду когда-нибудь. Пришел! Слезно просил простить, протягивая один из мечей, найденных мной в долине Парга. Жутковатое местечко. Но меч великолепный. Эзар поворчал для порядка, но подарок (читай: замену) принял.

Да что такое? Даже погрузиться в воспоминания не дадут! Чего тебе опять надо?

Я с раздражением посмотрел на эльфа, но потом встревожился. Так они подохнут рядом со мной. Надо что-то делать! Не зря же я их на своем горбу вытаскивал!

Есть, конечно, один способ… но как не хочется его применять. И так устал, так магического истощения мне только не хватало. Правда, выбора маловато. Ладно. Цените!

Я встал, поправил сумку на плече, отошел подальше от эльфов и тихо затянул одно из самых сложных заклинаний, известных мне. Замедление времени. Я создам кокон вокруг остроухих, где время будет течь разиков так в шестьдесят медленнее. То есть, если для остального мира пройдет час, то для них всего минута. Можно конечно замедлить еще, но силы не бесконечные. Вредная особенность этого заклинания в том, что все время, когда кокон действует, он тянет силы из создателя до тех пор, пока не уничтожишь. И чем сильнее замедление, тем больший поток сил тянется к заклинанию.

Произнеся нужные слова, я тщательно нарисовал в воображении кокон, охватывающий нужный мне участок. Тут же организм пронзила невероятная слабость. Я осел на землю и вдохновлено выругался. Затем оглядел результаты своих трудов. Едва видный серый контур охватывал участок земли. Эльфы теперь действительно выглядели мертвыми. Не видно как вздымается грудь при дыхании. Для них сейчас мои секунды — это ничтожно мало. Даже не ощутимы.

А теперь на поиски остальных. Эх, было бы еще сил побольше…

Пока Гварт перекусывал, уничтожая наши продовольственные запасы, я напряженно размышлял, где нам искать остальных. Выходило только одно — Риан сам нас найдет. Если мы сдвинемся с места, то можем начать блуждать по кругу, постоянно упуская друг друга.

Услышав довольный хруст, я изумленно наблюдал, как вяленое мясо исчезает в пасти (как еще назовешь ЭТО?) гнома.

— Куда в тебя лезет? — не утерпела Тара. Она подошла поближе и умудрилась выхватить из-под носа Гварта кусок получше. Гном ответил протестующим мычанием, но девушка уже успела отскочить. — Давай раскладывай на всех.

— Подожди, — остановил я. — Надо сперва найти место, где будем ждать остальных.

— Тут неподалеку есть небольшая пещерка, не связанная с магией. Это природное образование, — сообщил Солен, выныривая из-за кустов.

— Тогда веди.

Мы отобрали у Гварта все мешки с провизией, схватили найденных коней под уздцы. Только Айс — конь темного не давался ни в какую.

— Ну и крелл с тобой, — плюнул я, следуя за человеком. — Сам потом придешь. Или ищи хозяина…

Белый конь фыркнул и остался на месте.

— Оставь его, — посоветовал друид. — Такие животные полностью преданы одному хозяину. Риан тогда сказал ждать до рассвета его появления — конь выполнит приказ.

— А нарушить может? — заинтересовалась Тара, отпихивая Гварта от мешков. — Да прекрати ты. Еще не наелся?

— Знаешь, сколько сил тратится на понимание камня и направления в пещерах, — обиженно сказал гном, потом вынул из кармана штанов припасенный сухарь и принялся грызть. — А лучший способ восстановить их — это еда.

— Нарушить приказ эти кони могут, — продолжал тем временем Ясень. Он шел достаточно тяжело, опираясь на свой посох всем телом. Несмотря на нестарческую крепость, друид все же устал. Впрочем, как и все мы. — Только если решат, что их хозяину грозит смертельная опасность и нарушение поможет избавить темного от нее. Вообще настоящее название этих существ — хьярды. Для удобства владельцев они создавались всеядными, этим можно объяснить наличие клыков…

— Стоп! Что значит, создавались? — насторожилась Тара.

— То и значит, — улыбнулся друид. — Так сказано в книгах. Правда создателей так и не выяснили.

— Одно радует, — усмехнулся я. — Если конь здесь, значит Риан не при смерти. Где твоя пещера?

— Здесь — проворчал Солен, проходя между высоких кустов, росших вплотную к камню. — Заходите. — Он отогнул ветки, позволяя нам разглядеть просторный лаз, куда могли пройти и кони. По очереди мы завели своих животных и накормили их. — Я за хворостом.

Человек ушел. Тара увязалась за ним, блестя любопытными глазами. Видать станет выспрашивать про Риана, не иначе.

— Дети, — в который раз усмехнулся друид.

— Слышь, старик — буркнул гном, расстилая на камне чистую ткань. Затем он выложил на нее продукты. — Ты конечно мудрый и многоопытный, но не советую говорить это при них. Не посмотрят на почтенный возраст, влепят за милую душу…

Ясень тяжело вздохнул, но признал правоту Гварта. Я молча слушал их тихий разговор и смеялся про себя. Только тревога за троих спутников, так и не проходила.

Темнота пещеры рассеивалась мягким светом, который испускал посох друида. Внезапно послышался шум. Натыкаясь на стены, в пещеру вошли люди.

— Что случилось? — лениво поинтересовался я, забирая у них сухие ветки.

— Что, что — передразнил раздраженный Солен. — Ночное зрение пропало.

Я весело хмыкнул, представив себе, как эти двое в темноте пытались найти дорогу обратно. Гварт пробормотал что-то крайне нелестное в их адрес, и занялся костром. Под его умелыми руками стены пещеры вскоре осветили живые языки пламени. Все подсели к огню, протягивая руки. Хоть и не холодно, но появилась странная потребность ощутить тепло.

Через пару часов, когда все насытились и устроились немного поспать, тишину пещеры, помимо треска сучьев в костре, разорвал усталый голос.

— Хорошо тут у вас.

Я мгновенно подскочил с одеяла и радостно воскликнул:

— Наконец-то. Куда ты умудрился попасть?

— Сейчас не время, — измученный темный опустился рядом со мной, разглядывая проснувшихся спутников. Я с изумлением отметил перевязанную руку, множество порезов и испачканную кровью одежду. Конечно, мы все выглядели не лучше, но так непривычно видеть темного в таком состоянии.

— Как ты? — с участием спросила Тара.

— Плохо, — лаконично ответил темный. — Но не так, как ваши эльфы.

— Что с ними? — воскликнули Солен и Ясень. Хозяйственный Гварт в это время тщательно упаковывал всю оставшуюся еду и складывал вещи.

— Нужна твоя помощь, — и Риан обратил свои фиалковые глаза на друида. — Я долго не продержусь… Надо поторопиться.

— Что ты имеешь в виду? — встревожился я, выходя из пещеры. Солен выводил коней. Небо уже посветлело, позволяя людям хорошо ориентироваться в пространстве.

— Увидишь, — только и послышалось в ответ. Риан свистнул. Белоснежный конь тут же выскочил из-за деревьев и остановился рядом с хозяином, преданно глядя в глаза. — Умница мой, — он погладил морду хьярда и вскочил в седло, которое так и не снимал. — Все готовы?

— Все, — прокряхтел гном, взгромождаясь на свое животное. Черный конь покорно терпел, но его глаза выражали только обреченность. — Поехали.

Риан кивнул и поехал вдоль горы.

Я уверено вел спутников по проложенному пути. Найти их не составляло труда (по крайней мере, в магическом плане). Зеркала сделали свое дело. И вот теперь я с трудом удерживал себя в седле. Друид предлагал помощь, но я отказался, мотивируя это тем, что его целительские силы понадобятся уже скоро. И не в малых количествах. Тем более что страдал я не от мелких ран (правда ушибленная спина и нога, после удара о каменную стену, болели нещадно), а от сильного перерасхода силы. Этот временной кокон тянул все оставшиеся крохи, поэтому я торопил Айса из-за всех сил.

Вышли мы с эльфами вовсе не с другой стороны гор, как предполагали в начале. Просто очень хорошо отодвинулись на север. Так что с лошадьми проблем не возникло. А то воображение сперва рисовало ужасающую картину: втаскивание бедных животных на гору. И это при такой-то усталости. Аж жуть берет. Я никогда не верил в богов, хоть и знал, что они существуют. Поклонение кому-либо — это не мой стиль. Но сейчас я искренне поблагодарил высшие силы за пускай маленький, но все же приятный момент. Скакать на коне по неровной земле то еще удовольствие, но проделать весь путь обратно на своих двоих я бы точно не смог.

Я постоянно ловил на себе сочувственные взгляды брата. Похоже, он чувствовал мое состояние. Впрочем, так было всегда. Он в детстве постоянно и безошибочно понимал, когда мне было плохо, и оказывался рядом в нужный момент. Это его черта, его особенность. Он все время, когда мы были вместе, заботился обо мне, принимая обязанности старшего. Я не был против.

Иногда в его топазовых глазах промелькивало узнавание, и я в который раз сдерживал себя, чтобы не рассказать все. Может, время и пришло, но страх заставлял меня держать язык за зубами. В последнее время мы сблизились, но не настолько, чтобы с уверенностью утверждать, как он отреагирует. Единственная моя надежда на то, что родственные чувства все же смогут прорваться, и тогда Алину будет проще принять правду, зная, что доказательства уже есть. А так мне нечем подтвердить свои слова.

Давай Айс. Давай родной. Для эльфов прошло всего несколько минут, но если я не удержу нить, связывающую меня с коконом, то он распадется. Все было бы ничего, но после падения заклинания, время в выделенном месте резко ускорится. Ненадолго, но этого хватит, чтобы все мои усилия стали напрасными. Побочный эффект этого заклинания был всем известен, поэтому все маги старались сами прерывать связь, аккуратно прекращая поток силы. Трата была больше, но неприятных последствий удавалось избежать, нежели резко разорвать связь.

Поэтому я терпел, перебарывая здоровые инстинкты организма, которые старались все прекратить. Мне стоило огромного труда запрограммировать поток так, чтобы он не прерывался, даже если я буду не в состоянии за ним следить. Однако вовремя я это сделал! В глазах потемнело, и я повис на шее своего коня.

Глядя на Риана, я не мог не беспокоиться. Его лицо побелело настолько, что впору принимать за вампира. Прикушенная губа доказывала, что маг сейчас очень сосредоточен, поэтому, когда Тара хотела обратиться к нему с каким-то вопросом, я жестом остановил девушку.

— Не сейчас, — тихо сказал я. Тара хотела, было возмутиться, но прикусила язык, едва взглянула на темного.

Я с легким интересом наблюдал за своими спутниками. Друид ехал с закрытыми глазами. Его конь идеально слушался седока, поэтому Ясень мог позволить себе вздремнуть. Гном же жевал что-то, правда, старательно скрывая это от девушки. Тара была ответственная за продовольственные припасы в нашей команде, поэтому Гварт редко когда мог что-то стащить из-под носа у бдительной девушки. Но за этот вечер все так устали, что у человечки даже не было сил ругаться, с кем бы то ни было. Солен был более крепкий в этом отношении, но и его слегка качало в седле. Сам я чувствовал себя не лучше. Организму срочно требовался отдых, но позволить его мы себе не могли.

Мое притупленное внимание отвлекло ржание Айса. Я резко развернулся в седле и увидел, что Риан начал соскальзывать с хьярда. Ехавший рядом с ним Солен, успел подхватить легкое тело и втащить к себе. Ясень и я тут же оказались рядом.

— Что случилось? — спросила Тара. Я не ответил, наблюдая за действиями нашего целителя. Тот склонился к лицу темного, из носа которого тоненькой струйкой стекала кровь, и вынес вердикт:

— Сильное магическое истощение. И силы продолжают куда-то утекать. Вот только куда — я понять не могу.

— Нам следует поторопиться, — заметил гном. — Если темный стремился быстрее попасть к эльфам, значит, у него была на то веская причина. Не думаю, что он воспылал внезапной любовью к нашим остроухим.

Я был вынужден согласиться.

— У меня остался один маленький вопрос, — ехидно начала Тара. — А куда ехать?

Все задумались. Наконец я принял решение.

— Поедем дальше вдоль гор. Они вышли через другой выход. Я не думаю, что он сильно далеко отсюда.

Коней пустили настолько быстро, насколько могли в данной ситуации и местности. Солен продолжал удерживать темного мага и его черный конь похоже совсем не чувствовал малого веса Риана. Все же на хороших лошадок расщедрились наши отправители.

— Впереди что-то есть, — сообщил мне друид. — Единственное что я могу сказать — это темная магия.

— Я думал ты не можешь ее учуять, — изумился я. Ясень мрачно кивнул.

— Не могу. Но эта магия тянется к Риану. А он сейчас ее в состоянии скрывать свои действия.

— Это точно, — вздохнул я, и покосился на неподвижное тело темного. Однако по мере приближения к месту назначения, сознание постепенно возвращалось к нашему темному спутнику. Наконец он выпрямился, сидя впереди Солена и скептически посмотрел на человека. Тот тут же убрал руки.

— Туда, — указал Риан. Спешившись, мы протопали в указанном направлении и оказались в небольшом, прикрытом со всех сторон кустами, закутке. На одеялах лежали эльфы, и их вид заставил всех тихо вскрикнуть. Казалось, что они мертвы.

— Это из-за заклинания, — устало пояснил темный. — Видите свечение? — все кивнули, замечая тонкий контур. — Это временной кокон.

— Ты смог его создать?! — не веря, воскликнул друид. Остальные же в непонимании уставились на этих двоих. — Но как ты…

— Все вопросы потом, — отрезал Риан, причем таким тоном, что желание выяснять что-то еще пропало начисто. — Я сейчас сниму плетение. Твоя задача помочь этим… — все же темный сдержался, не переходя на ругань, хотя было видно, насколько сильно ему хочется влепить эльфам. Скажу по-честному, меня это желание тоже посещало. Про Гварта и говорить нечего. Останавливало только то, что остроухие и так при смерти.

Маг подошел поближе и протянул руки вперед. Его ладони засветились зеленоватым светом, едва видным при свете восходящего солнца. Риан тихо напевал тягучие слова, и его голос достигал, казалось всех уголков моей сущности, пробирая до самых костей своей мелодичностью и каким-то оттенком. Судя по поежившимся спутникам, они чувствовали то же самое. М-да. Довольно неприятно.

Риан начал легко взмахивать руками, и его пальцы порхали в воздухе, создавая причудливую невидимую вязь. Нет, я ошибся. Это больше походило на распутывание узлов.

— Что он делает? — практически одними губами спросила Тара у друида. Гном так же заинтересованно придвинулся поближе.

— Кажется, он старается, не повреждая нить магии, распутать вязь заклинания.

— А что будет, если он повредит эту самую нить? — Солен облизнул пересохшие губы.

— Плохо будет, — проворчал Ясень. — И ему и эльфам. Последним в особенности…

Гном только хмыкнул:

— Может тогда его сбить? И идти себе дальше спокойно?

— А ну, цыц! — шикнула на него рассердившаяся девушка.

— Я же пошутил, — буркнул гном. А я только задумался. В каждой шутке есть доля шутки, а остальное, как известно, правда. Ну, холодная война между эльфами и гномами давно уже вошла в притчу, так что я не стал особенно волноваться. Гварт все равно не станет вредить этим белобрысым. Что ни говори, совместное путешествие, полное опасностей, объединяет даже самых несовместимых существ. Чего только стоит присутствие темного. Правда, с ним до объединения еще далеко…

С легким хлопком свечение погасло. Риан чуть отступил в сторону, пропуская всех остальных к эльфам. Ясень уже взялся за работу, перенаправляя силу посохом.

Темный только что-то буркнул и повалился, где стоял. Я едва успел подхватить его. Оказалось, что он заснул. Тихонько улыбнувшись, я устроил его на мягкой траве и оставил в покое. Сон — это лучшее лекарство.

Подойдя к остальным, я наблюдал за тем, как Ясень, тихо напевая под нос, вливал какую-то темно-синюю бурду в горло старшего эльфа. Тот закашлялся и открыл глаза.

— Что это? — поморщилась Тара.

— Он восстанавливает силы и дает организму возможность справляться с ранами, — пояснил друид. Затем строго обратился к Кирру — Лежи и не смей вставать.

Я бы послушался. Когда у Ясеня такой голос — лучше не спорить. Киррантэль это тоже понял, раз прекратил попытки приподняться.

— Вот так-то, — довольно пробормотал старик и повернулся к Талю. — Гм. Принесите мне вторую сумку.

Солен быстро подал требуемое. Друид покопался в своих вещах и извлек какой-то скрюченный корешок. Положив его на грудь эльфа, он довольно улыбнулся и кивнул своим мыслям.

— Это из его леса. Любая частичка родных мест эльфов помогает вылечить любые раны, если конечно это эльф. К сожалению это последний корешок.

Я вздохнул, надеясь, что больше этих корешков и не понадобится. Хотя с такой командой нельзя быть уверенным.

— Все в порядке, — сообщил друид через некоторое время. — Жить будут и даже скоро поправятся.

— Тогда привал, — выдохнул я. Вся команда с радостными возгласами устроилась на одеялах и провалилась в глубокий сон.

Я открыл глаза и с удивлением отметил, что уже поздний вечер. Ну, я и спать! Хотя силы существенно пополнились. Конечно, пару дней резерв еще будет восстанавливаться, но это уже мелочи.

Приподнявшись, я отметил, что светлые так же недавно проснулись. О чем очень хорошо поведали их заспанные лица. Тара сейчас занималась своим внешним видом, тщательно счищая засохшую кровь с сапог. Одежду же она уже успела поменять. Остальные только поморщились. Двигаться было лень.

Я с тоской оглядел свою рубашку и вздохнул. Плащ также можно выкинуть, но поскольку другого нет, придется восстанавливать магией. А я это крайне не люблю. Эзар приучил меня не тратить силы на мелочи. Но сейчас это необходимо.

Поднявшись на ноги, я радостно отметил, что стою ровно и даже не шатаюсь. Сон дал организму необходимый отдых. Раны на руках практически зажили. Оставив только багровые шрамы, которые вскорости полностью исчезнут

— Ну, как самочувствие? — лениво поинтересовался Алин, жуя лесное яблоко. Немного подумав, он кинул мне одно. Поймав, я впился в мякоть и чуть поморщился. Не люблю кислое. Ясень разделял мое мнение, поскольку не притрагивался к фруктам, которые были рассыпаны на одеяле Тары.

— Нормальное, — ответил я. — Как остроухие?

— Живы, — усмехнулся брат. Я даже слегка огорчился. — Будешь еще?

— Нет уж, — открестился я.

— Ну, вот, — пробурчала Тара. — Стараешься для них стараешься, и никто не ценит.

— Значит, плохо стараешься, — глубокомысленно заметил гном, и увернулся от яблока. Потом подобрал его, тщательно протер и отправил в рот.

— До завтра посидим здесь, — говорил в это время Алин, перебирая пальцами свои волосы. — А утром двинемся дальше.

— Угу — согласились все и растянулись на своих местах. Перед дорогой всегда лучше хорошо выспаться. Только сперва я все же переоделся, остатками воды смывая с себя грязь, и восстановил плащ. Потом бухнулся обратно на одеяло.

— Мы близко к землям графа, — сказал я. — А у него военное положение. Так что готовьтесь к неприятностям.

— Как всегда! — взвыл гном. — Мы когда-нибудь сможем пройти хоть пару дней без приключений?

Видать высшие силы услышали крик души гнома, раз, несмотря на пессимистические заявления Риана, мы добрались до замка Форандо, ни с кем не столкнувшись. Все эти три дня, пока мы добирались до северной границы земель графа, где и был расположен его замок, отношения в команде продолжали восстанавливаться до своего прежнего состояния.

Риан же решил отыграться за тот день на полную катушку, подкалывая всех спутников и доводя их до белого каления. Я только посмеивался, наблюдая, как Тара в очередной раз промахнулась по ловкому темному. Он только что посмел усомниться в благородном происхождении девушки, мотивируя это тем, что все светские дамы не позволяют себе так заигрывать с гномами. В ответ человечка и гном постарались придушить нахала. Только Солен, прежде стремившийся защищать честь сестры, перестал так серьезно реагировать и усмехался. Ясень же делал ставки с Талем: поймают эти двое мага или нет.

Эльфы на удивление быстро поправились. И теперь спокойно ехали на конях, не сбавляя темпа. Продвижение замедлялось только очередными выходками Риана и их последствиями. Чаще всего целью для черного юмора нашего спутника становились девушка и гном, но иногда переключался на эльфов. Вот уж когда он отводил душу. Я только удивлялся про себя неистощимой фантазии мага на гадости. Кирр и Таль старались по мере сил отвечать тем же. Поэтому по утрам довольно часто можно было заметить этих двоих, старающихся либо подбросить темному змею в сумку, либо подложить колючек под одеяло перед сном, но неизменно все их дела проваливались.

Ясень всегда укоризненно качал головой, когда все ловушки эльфов переносились на них же самих, и приговаривал:

— Ну и с кем вы соревнуетесь? С темным! А они мастера гадостей, уж поверьте.

— Верим, — поморщился Кирр, стараясь распутать свои волосы, превратившиеся в сплошной колтун в тот момент, когда он только провел по ним своим любимым гребнем. Как Риан умудрился, под носом эльфа заколдовать сей предмет, для меня осталось загадкой, а пока я вовсю хохотал, наблюдая за попытками Тары помочь белобрысому. Темный же философски рассматривал небо, насвистывая фривольный мотивчик.

К концу третьего дня, эльфы не выдержали и запросили мира. Я только удивился их терпению. Ясень предполагал, что они сломаются уже на первый день, а они продержались намного дольше. Уважаю.

Остановился бы Риан на этом или нет, я не узнал. Поскольку впереди показалась наша временная цель — стены укрепления графа.


Глава 8 | Темный дар (Братья) | Глава 10