home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement

















8

Итак, кардинал де Ришелье плёл интриги вокруг Анны Австрийской, а Анна Австрийская с её уязвлённой гордостью и неудавшейся любовью терпеть не могла кардинала де Ришелье. С другой стороны, Людовик XIII с каждым днём всё больше и больше привязывался к кардиналу. Тот же Франсуа Блюш называет этот почти сформировавшийся политический тандем "согласием, которое среди бесконечных случайностей способствовало единству суверена и его министра".

Кончилось же всё тем, что многие историки квалифицируют как "двоевластие".

Луи де Рувруа де Сен-Симон, великий поклонник Людовика XIII, сделавшего его отца герцогом, по этому поводу пишет:

"Любое из великих деяний, которые свершались тогда, происходило только после того, как было обсуждено королём с де Ришелье в самой глубокой тайне".

А великий французский философ и писатель Вольтер, отмечая всемогущество кардинала, даже сделал такое заключение:

"Ему не хватало только короны".

Что же касается Анны Австрийской, то, по сути, кардинал просто "стравил" её с Людовиком XIII и очень умело свёл "на нет" всё её влияние.

Конечно, Анна Австрийская жаждала мести и готова была ввязаться в любую интригу, направленную на свержение кардинала. В частности, она имела прямое отношение к заговору герцогини де Шеврёз и маркиза де Шале.


Заговор Анри де Талейран-Перигора (он же граф де Шале) имел место в 1626 году, и это была первая серьёзная попытка устранения кардинала де Ришелье его политическими противниками. Более того, этот заговор стал важнейшей частью ещё более широкого замысла по низложению Людовика XIII и возведению на трон его младшего брата Гастона.

Элегантный и беззаботный Гастон, как мы уже знаем, разительно отличался от своего старшего брата. Он был любимцем Марии Медичи и двора, больше походившего на кипящий котёл, где соперничали брожение умов и распутство. И именно его многие считали самым подходящим кандидатом в преемники Людовика XIII. А раз так, думали эти "многие", то почему было бы не ускорить его восшествие на трон, тем более что существовавший король, как им казалось, мало соответствовал своему высокому предназначению.

Активную роль в заговоре играли герцогиня де Шеврёз и воспитатель Гастона маршал д’Орнано. Они считали необходимым после устранения Людовика XIII устроить брак Гастона и Анны Австрийской. Другие же, в частности принц де Конде, сами вполне могли претендовать на престол.

Кардинал де Ришелье очень скоро заподозрил неладное и через сеть своих тайных агентов выяснил, что на Гастона оказывает дурное влияние его воспитатель. Кардинал приказал немедленно арестовать маршала и начать следствие по его делу. Заговорщики (а в их число входили ещё и сводные братья короля де Вандоммы, его кузены Конде и Суассон, а также Анна Австрийская) всполошились и решили поторопиться с ликвидацией кардинала. Нужен был только исполнитель, и его нашла всё та же герцогиня де Шеврёз в числе своих многочисленных поклонников. Им оказался двадцатисемилетний граф де Шале[15], человек из окружения Гастона.

О том, что граф де Шале был влюблён в герцогиню де Шеврёз, рассказывает нам в своих "Мемуарах" мадам де Мотвилль. По её словам, будучи профессиональной интриганкой, герцогиня могла "лепить" из молодого графа всё, что ей было угодно. К тому же он оказался весьма близким другом Гастона, которому в 1626 году исполнилось восемнадцать лет и его официально объявили дофином[16].

Мадам де Шеврёз пригласила графа к себе и сказала тоном капризной маленькой девочки:

— Вы говорите, что любите меня, но ни разу не подумали доставить мне хоть какое-нибудь удовольствие.

У графа при этом от изумления округлились глаза.

— Мадам, просите у меня что угодно, — лишь сумел пролепетать он.

И тут герцогиня рассказала ему о плане заговорщиков свергнуть вознёсшегося до небес кардинала.

— Если вам это удастся, вознаграждение не заставит себя долго ждать.

Влюблённый граф де Шале тут же согласился убить кардинала. Было решено, что это произойдёт в его летней резиденции Флёри-ан-Бьер, около Фонтенбло, во время визита туда брата короля Гастона.

В конечном итоге всё дело погубил сам "исполнитель", отличавшийся, как и все молодые люди, чрезмерной болтливостью. Он неосмотрительно посвятил в заговор своего крестного, господина де Валансэ, а тот, испугавшись, поспешил сообщить обо всём кардиналу де Ришелье.

По другой версии, донос кардиналу написал один из друзей графа де Шале — Роже де Граммон, граф де Луви-ньи. По словам современников тех событий, они были "как братья", но потом между ними произошла серьёзная ссора. В результате граф де Лувиньи направил кардиналу письменный донос, в котором не только сообщил о переписке де Шале с другими заговорщиками, но и утверждал, что де Шале обязался убить короля, а брат короля со своими сообщниками взялся при этом стоять у дверей спальни в качестве прикрытия.

Акция была назначена на 11 мая 1626 года. Накануне граф де Шале в сопровождении группы единомышленников прибыл во Флёри-ан-Бьер, чтобы уведомить кардинала о скором приезде Гастона. Заодно он должен был изучить обстановку, в которой ему предстояло действовать. Прибывшие были явно озадачены, когда кардинал де Ришелье принял их в окружении усиленной охраны. Обескураженный граф и его люди покинули Флёри-ан-Бьер.

Не медля ни минуты, кардинал де Ришелье в сопровождении вооружённого отряда отправился в Фонтенбло с визитом к Гастону, который в то время ещё находился в постели. Кардинал сразу же дал ему понять, что заговор раскрыт. Затем он стал говорить о необходимости укрепления единства в королевском доме и об опасностях, которые подстерегают государство в случае распрей среди членов королевской семьи. Он призывал Гастона образумиться и немедленно выдать имена заговорщиков. Перепуганный насмерть Гастон так и сделал, безропотно подписав все бумаги, предложенные ему кардиналом де Ришелье.

Получив подробные сведения о заговорщиках, кардинал сообщил обо всём Людовику XIII. Одновременно с этим он подал королю прошение об отставке, сославшись на ухудшившееся состояние здоровья. Хитрый кардинал сознательно пошёл на такое обострение ситуации, понимая, что в столь критический момент Людовик XIII, как никогда, будет нуждаться в нём. Нашему же герою был нужен новый мандат с ещё более широкими полномочиями. И он конечно же получил его.

9 июня 1626 года королевский курьер вручил кардиналу письмо, в котором среди прочего говорилось:

"Я знаю все причины, по которым вы хотите уйти на покой. Я желаю вам быть здоровым даже больше, чем вы сами этого хотите… Благодаря Господу всё идёт хорошо с тех пор, как вы здесь. Я питаю к вам полное доверие, и у меня никогда не было никого, кто служил бы мне на благо так, как это делаете вы. Это побуждает меня просить вас не уходить в отставку, ибо в этом случае дела мои пошли бы плохо… Не обращайте никакого внимания на то, что о вас говорят. Я разоблачу любую клевету на вас и заставлю любого <…> считаться с вами. Будьте уверены, я не изменю своего мнения. Кто бы ни выступил против вас, вы можете рассчитывать на меня".

Следует отметить, что Людовик XIII написал это письмо собственноручно, что свидетельствовало о его искреннем и полном доверии к кардиналу. Это особенно важно подчеркнуть в связи с тем, что в исторической литературе бытует мнение, будто кардинал постоянно тиранил слабовольного короля, а тот в глубине души ненавидел своего притеснителя.

Узнав о заговоре, король хотел немедленно расправиться с графом де Шале, а также отдать под суд королеву и своего младшего брата. Однако расчётливый кардинал позволил себе поиграть с заговорщиками в кошки-мышки, установив за каждым тайное наблюдение. Скорее всего, он хотел выявить ещё каких-то новых участников заговора. И лишь убедившись, что таковых нет, он приказал арестовать графа де Шале.

В тот день, 8 июля 1626 года, наивный граф, далёкий от мысли, что опутан сетью агентов кардинала, имел свидания с Анной Австрийской и Гастоном, а также довольно долго оставался у мадам де Шеврёз.

Узнав об аресте графа, все придворные страшно испугались, ибо тут же началось следствие по этому делу, а далеко не у всех совесть была чиста. Королева, например, совсем сникла. Только мадам де Шеврёз сохранила присутствие духа и деятельно искала союзников в борьбе за освобождение заключённого. Впрочем, в сложившихся обстоятельствах союзников ей найти не удалось… Тогда она вызвала на помощь мать графа де Шале.

Следствие тем временем не спеша катилось к неизбежному финалу. Граф де Шале признавал всё, пункт за пунктом, кроме запланированных убийства короля и женитьбы Гастона на Анне Австрийской, которая была на восемь лет старше.

Следует понимать, что если бы дело было только в графе, то предъявленных доказательств вполне хватило бы для его казни, но тут были замешаны королева и младший брат короля. И как бы ни был доверчив король, какие бы чувства он ни испытывал к своей жене и брату, но даже ему требовались более веские доказательства.

Все эти события очень беспокоили Людовика XIII и пагубно сказывались на его здоровье. Видя это, кардинал до Ришелье решил действовать более жёстко. Однажды вечером он лично вошёл в камеру к графу де Шале и в течение получаса оставался там наедине с ним. Выйдя из тюрьмы, он направился прямо к королю и, несмотря на поздний час, добился, чтобы король его принял. Войдя к королю, он протянул ему лист бумаги с полными и подробными признаниями графа.

На этот раз де Шале признался не только в том, что он в действительности готовился совершить, но он также обвинял королеву и Гастона. После прочтения такого ужасного по своему содержанию документа король назвал кардинала своим лучшим и единственным другом.

Утром следующего дня весь двор уже знал об убийственных признаниях арестованного графа. Гастон явился к королю и попросил у него позволения отправиться в дальнее морское путешествие. Король принял его вполне любезно, однако сказал, что не видит никаких препятствий к такому путешествию, но окончательно этот вопрос надо будет согласовать с кардиналом. Однако у кардинала беседа о морском путешествии быстро сошла на нет, практически и не начавшись, ибо тот показал Гастону письмо с полным признанием графа де Шале. Брат короля прочитал письмо, побледнел, как полотно, и безоговорочно капитулировал. При этом он попытался заикнуться о помиловании графа де Шале, но кардинал решительно заявил, что тот будет осуждён. Однако он намекнул, что король может его помиловать. Как бы то ни было, позднее Гастон, умевший при любых обстоятельствах выходить сухим из воды, утверждал, что кардинал определённо обещал ему, что сохранит жизнь графу, а кардинал категорически это отрицал.

Маршал д’Орнано был арестован и препровождён в тюрьму Венсеннского замка. Братья де Вандоммы (сводные братья короля) были арестованы и посажены в замок Амбуаз, использовавшийся в качестве тюрьмы для важных политических фигур. Что касается герцогини де Шеврёз, то ей было предписано отправиться в ссылку в провинцию Пуату, неблагоприятный климат которой хорошо был известен кардиналу по личным ощущениям.

После этого, как уже говорилось, Гастона вопреки его желанию обвенчали с герцогиней де Монпансье. Церковную службу в кафедральном соборе Нанта вёл сам кардинал де Ришелье. Этим нежеланным браком он, согласовав всё с королём, надеялся умерить претензии Гастона. С другой стороны, герцогиня была сказочно богата, да ещё в ознаменование этого события король объявил о передаче Гастону герцогства Орлеанского. Отныне этот никчёмный мальчишка стал ещё и герцогом Орлеанским.

А потом королевский суд продолжил свои приостановленные на время свадьбы заседания. Тщетно мать графа де Шале добивалась аудиенции у короля. Людовик XIII только пообещал ей, что смягчит казнь осуждённого. Тогда бедная женщина попыталась подкупить палачей, но у неё ничего не вышло.

Бедняга де Шале тем временем отказался от всех своих показаний, утверждая, что он сделал их кардиналу при условии дарования ему жизни. Потом он потребовал очной ставки с графом де Лувиньи, во время которой последний отказался от большей части своих свидетельств, но всё было бесполезно, так как решение о казни графа уже было принято на самом высоком уровне.


Ришелье. Спаситель Франции или коварный интриган?

Граф де Шале по дороге на казнь. Художник М. Лелуар


В конечном итоге граф де Шале был обезглавлен. Произошло это 19 августа 1626 года. Узнав о казни, Гастон, игравший в тот момент в карты, невозмутимо продолжил своё занятие — как будто всё это не имело к нему ни малейшего отношения.

Таким образом, вполне заурядный молодой граф оказался практически единственным, кто жестоко поплатился за участие в заговоре, представлявшем собой попытку придворной знати, окончательно оттеснённой кардиналом от участия в государственных делах, расправиться с виновником своего "бесправного положения", а заодно и с Людовиком XIII путём замены его на безвольного и легкомысленного Гастона.


предыдущая глава | Ришелье. Спаситель Франции или коварный интриган? | cледующая глава