home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 36

– …в Петропавловске-Камчатском – полночь.

Интересно, и почему это в Петропавловске-Камчатском всегда полночь? Могу поспорить, что там бывает и утро, и полдень, и вечер, однако, если судить по радио, то кажется, будто время на полуострове остановилось.

Резкий запах нашатыря заставил меня вздрогнуть и открыть глаза. Я лежала на больничной койке, рядом с ваткой в руках стояла медсестра, за ней маячил Руслан Супроткин. На стене тихо бубнила радиоточка.

– Как ты меня напугала! – напустился Руслан. – Мало мне неприятностей на работе, так еще из-за тебя беспокоиться!

– Если ты беспокоишься, значит, я тебе небезразлична, – сказала я, ничуть не смущаясь присутствием третьего человека.

– Конечно, ты мне не безразлична. Если с тобой что-нибудь случится, мне же выговор объявят! А может, и «майора» придержат.

Так вот, оказывается, что им движет – любовь к звездочкам на погонах. Но я не успела расстроиться, потому что взглянула в глаза Руслану и увидела, что он по-настоящему встревожен. Капитан просто боится признаться, что я ему дорога. Как и все мужчины, не хочет попасть в эмоциональную зависимость.

Я попыталась подняться.

– Не волнуйся, я в порядке. Просто сегодня Толмач уже успела треснуть меня по голове, я даже сознание теряла.

– Значит, это во второй раз? – мигом вскинулась медсестра и обернулась к капитану: – Не исключено сотрясение мозга.

– Лежи, не вставай, – велел капитан, – необходимо, чтобы тебя осмотрел врач.

Поднялась суета, меня, словно тяжелобольную, повезли на каталке в другой конец отделения. Там усатый доктор подключил к моей голове какой-то аппарат и стал изучать картинку на экране. После получасового сосредоточенного молчания он выдал заключение:

– Сотрясения нет, но я бы порекомендовал в течение нескольких дней не волноваться и соблюдать постельный режим.

От отсоединил от моей головы последний датчик и добавил:

– И конечно, ни с кем не драться, особенно со старушками.

Краска стыда залила мои щеки.

– Я с ней не дралась, я только хотела помочь! И персонал больницы тоже хорош – бабка умом тронулась, а вы не можете отобрать у нее этот злосчастный апельсин! Чего она его постоянно роняет?

Врач улыбнулся:

– О, это не просто бабка, это легенда советского спорта! Изольда Тихоновна Водолазова, известная в прошлом гимнастка, может, слышали?

Я отрицательно помотала головой, а вот Руслан кивнул.

– Когда она поступила к нам в отделение, я решил, что все, отсюда ее вынесут вперед ногами. Но в планы Изольды Тихоновны не входило умирать. Она выкарабкалась, а потом, чтобы вновь научиться ходить, разработала собственную систему упражнений и стала фанатично ее выполнять. Между прочим, она просила передать вам благодарность.

Я вытаращила глаза.

– Мне? За что?

– За то, что отняли у нее апельсин. Изольда Тихоновна сказала, что это вселило в нее былой дух соревнования и заставило действовать решительнее. Еще час назад она едва ходила, а теперь нашла в себе силы прыгнуть!

Я вспомнила ее прыжок и поежилась. Интересно, сколько времени держатся на спине следы чужих ногтей? У меня будет возможность это узнать.

– Правда, давление у старушки подскочило, все-таки не девочка уже.

Тут я вспомнила самое главное:

– Ой, а как Вера Субботина? С ней все нормально?

– Сейчас ее положение стабильное, – ответил врач, – но если бы вы пришли на четверть часа позже, боюсь, последствия были бы необратимые. Ведь эта злоумышленница… – как ее зовут?

– Елена, – подсказал Руслан.

– Так вот, Елена заменила лекарство в капельнице Субботиной на другое, которое дает абсолютно противоположный эффект. Вместо того чтобы разжижать кровь, оно его свертывает. Фактически вы спасли Вере жизнь. Это геройский поступок!

Я гордо взглянула на Руслана. Пусть послушает, как люди характеризуют мою сыскную деятельность! Однако Супроткин зарделся, словно маков цвет, и потупил глаза. Ничего себе, капитан воспринял похвалу на свой счет! Скромностью он явно не страдает.

– Люсь, твоя сумка вконец испорчена, – сказал Супроткин, протягивая мне изрезанную холщевку.

– Ерунда, куплю новую, – беспечно отозвалась я. – Вот получу зарплату и пойду по магазинам. Доктор, ведь я доживу до зарплаты?

– Это смотря какая у вас зарплата, – усмехнулся эскулап. – На ставку врача, например, до следующей получки можно и не дотянуть.

Я обратила внимание, что на его запястье поблескивают дорогие часы, и поняла, что врач нашел способ справиться с безденежьем.

На улице Руслан заявил, что ему необходимо ехать в управление, чтобы участвовать в допросе Елены Толмач.

– Встретимся на днях и обсудим произошедшее, хорошо? – предложил он.

Я кивнула.

– А чтобы тебе не толкаться в общественном транспорте, я попросил своего коллегу Дениса отвезти тебя домой. Ведь врач прописал тебе покой.

Как мило, что Руслан подумал об этом. Все-таки сердце меня не подводит, капитан явно ко мне не равнодушен.

Автомобиль у Дениса оказался еще хуже, чем у Супроткина – «Запорожец» веселенького канареечного цвета. Но ехала машинка на удивление быстро, ловко лавируя в потоке иномарок.

Я решила завязать с водителем беседу.

– Наверное, Руслан рассказывал вам обо мне?

Денис улыбнулся:

– А вы кто, Марина?

Я опешила:

– Вообще-то я Люся.

– Тогда не рассказывал, – последовал мгновенный ответ.

Я почувствовала, как сердце забилось с удвоенной силой. Нет, это ужас какой-то! Только что я была уверена, что являюсь для Руслана самой дорогой девушкой на земле, а теперь оказывается, что в его жизни существует некая Марина, о которой он даже рассказывает своим друзьям!

– А кто такая Марина? – Я постаралась, чтобы голос звучал непринужденно.

Денис бросил на меня внимательный взгляд и изрек:

– Сян-цзы сказал: если ты задаешь вопрос, значит, уже знаешь половину ответа.

Кто такой Сян-цзы? И кто такая эта Марина?!!

Остаток дороги мы проехали в молчании. На меня навалилась жуткая усталость. И даже радость от того, что наконец-то поймана преступница, померкла в моей душе.

В жизни всегда так: кажется, что ты видишь свет в конце тоннеля, но это оказываются фары встречного автомобиля.

Дом, милый дом! Квартира встретила меня тишиной. Кузина сидела в кресле и листала глянцевый журнал.

– Привет! Что нового? Как продвигаются поиски работы? – поинтересовалась я.

Дианка хмуро на меня взглянула и ответила:

– Никак.

Она опять принялась нервно перелистывать страницы.

– Ты чего такая грустная?

– Нет в жизни счастья, – философски заметила кузина.

– А что случилось?

– Наверное, наступила черная полоса, – пожала она плечами. – Я чуть было не получила кучу денег, но в последний момент все сорвалось.

– Да ты что! Кучу денег? Может, еще не все потеряно? Ты собеседование провалила, что ли?

– Нет, – отмахнулась Диана, – некогда мне ерундой заниматься, по собеседованиям ходить. Понимаешь, самое обидное, что я в точности соблюдала технологию! И кипятила, и остужала, и аспирин добавляла. Ну, правда, марганцовки бухнула не 25 граммов, а 26! Но ведь это мелочь!

– О чем ты?

Кузина неожиданно завела притворно ласковым голоском:

– Ой, не бери в голову! Это мои проблемы, я сама их решу.

Но я догадалась:

– А-а, это тот самый сюрприз, который ты готовила! Мерзкая жидкость в кастрюле!

Диана неохотно кивнула, всем своим видом давая понять, что она не намерена продолжать тему.

– А что это вообще было? – не отставала я.

Кузина помолчала, а потом произнесла:

– Французская парфюмерия.

– Что?!

– Ну, не совсем парфюмерия, а ее компонент. Основа для духов и туалетной воды.

– Такая вонючая? Ты ничего не путаешь?

– Ничего я не путаю! – обозлилась сестрица. – Я же не просто так наобум смешиваю всякую дрянь, мне на фирме дали заказ.

– На какой фирме?

Диана поняла, что я от нее не отстану, и принялась рассказывать.


Глава 35 | Доживем до зарплаты | Глава 37