home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 3

Я всегда была убеждена, что многие хронические болезни не связаны с какими-то органическими нарушениями, а являются, по сути, самовнушением.

Взять, к примеру, аллергию на домашних животных. Обычно она возникает в детстве. Ребенок просит подарить ему котенка или щенка. Наконец родители уступают его уговорам и приносят домой маленький комочек.

Мама берет на руки котенка и принимается нежно сюсюкать:

– Ах, какой пушистенький, какой хорошенький! Лапочка!

И у ребенка, особенно если он единственный в семье и избалован без меры, в душе тут же просыпается ревность. Ведь это он всегда был у мамы «лапочкой»! Караул, объявился конкурент!

На глазах выступают слезы, в горле возникает нервный спазм, и дитятко заходится в кашле.

– Что это? – Мамочка оставляет котенка и бросается к отпрыску. – Неужели аллергия на кошек?

В ответ ребенок радостно чихает.

Достаточно одного подобного случая, чтобы закрепилась аллергическая реакция. И человек вырастает с искренней уверенностью: ему и на пушечный выстрел нельзя подходить к кошкам. В результате за всю жизнь он тратит килограммы лекарств на борьбу с болезнью, которой могло бы не быть, если бы родители вовремя поняли что к чему и просто-напросто отшлепали отпрыска, чтобы меньше претворялся.

Я объяснила Диане свою теорию и ясно дала понять: Пайса останется здесь.

– Твоя аллергия на кошек – это субъективизм чистой воды, – сказала я. – Думаю, избавиться от нее будет просто. Главное – изменить свои убеждения. Повторяй про себя: «У меня нет никакой аллергии. Я обожаю кошек, они очаровательные и безопасные существа». Вот увидишь, уже через пару дней такого аутотренинга ты станешь здоровым человеком.

Диана в ужасе уставилась на меня, однако кашлять стала заметно меньше.

Правда, часа через два я заметила, что у нее опухли глаза, а нос раздулся до размеров груши.

– Ты занимаешься аутотренингом? – сурово поинтересовалась я.

– Только что в деталях расписала все достоинства кошек, – прогундосила Диана. – Не помогает.

– Старайся лучше.

К вечеру из груди кузины воздух стал вырываться с таким хрипом, как будто передо мной сидела столетняя старуха, которую заставили пробежать марафонскую дистанцию.

Я поняла, что заблуждения сестрицы слишком сильны и так просто не сдадут свои позиции. Неужели все-таки придется расстаться с кошкой? На время, конечно, но все равно не хотелось бы. Пайсу я подобрала на улице котенком, вырастила и выкормила. И пусть она не принесла баснословного богатства, все же мне как-то удается сводить концы с концами. Кто знает, не обошлось ли тут без магического вмешательства кошки-«богатки»?

Лицо Дианы продолжало отекать. Ничего не поделаешь, животное надо куда-нибудь сплавить. Я вытащила телефонную книжку, пытаясь сообразить, кто бы согласился приютить Пайсу. Так, Ленке Абрикосовой явно не до зверей: в однокомнатной квартире на головах друг у друга обитают трое взрослых и двое детей. Раиса Борисова тоже отпадает: у нее водится американский бульдог, он съест бедную Пайсишность и не подавится. Ксюша Васильчикова трясется над своими рыбками, как будто они золотые, и ни за что не подпустит к аквариуму кошку. Нонна Филипповна Груздь обитает в частном доме в Малаховке, боюсь, пьяный воздух свободы сотворит с животным злую шутку…

Я дошла до последней буквы алфавита и убедилась, что никто, кроме моей коллеги Нины, не подходит. Но тут была одна сложность. Однажды я уже оставляла ей Пайсу, и они не поладили. Пайса – животное любопытное, она любит лазить по открытым полкам, а у Нины на этажерке стоит коллекция маленьких фигурок из цветного стекла. Ну и Пайса своим хвостом смахнула кое-какие из них на пол. За что была немедленно оттаскана за шкирку.

Все владельцы кошек знают, что их питомцы – существа тонкой душевной организации, и к насилию над собой относятся резко отрицательно. Естественно, что Пайса затаила на Нину обиду и при первой же возможности напрудила ей в туфлю. За что была выдрана с еще большей жестокостью.

После этого Пайса посчитала себя свободной от всех моральных и материальных обязательств. Когда я приехала забирать кошку, Нина с негодованием продемонстрировала мне изодранный в клочья берет из норки, а также кашемировый джемпер, безнадежно испорченный кошачьими экскрементами. Компенсация ущерба составила две трети моей зарплаты.

– Сразу видно, что кошка подзаборная, – заявила Нина, убирая купюры в кошелек. – Вот породистая никогда бы не позволила себе ничего подобного. Больше я ее не возьму.

Я надеялась, что за давностью лет инцидент уже забыт, и набрала номер коллеги. Но память у Нины оказалась хорошей. Услышав про Пайсу, она отреагировала бурно:

– Ни за какие коврижки, и не проси! Это не кошка, а настоящее чудовище!

Я упала духом.

– А ты не знаешь кого-нибудь, кто согласился бы? Может быть, какая-нибудь старушка-кошатница? У тебя на примете есть такие знакомые?

– Никто этого монстра бесплатно держать не будет, – отрезала Нина. – Только за деньги.

– А сколько? Я готова заплатить.

– Ну, не знаю, сколько сейчас берут за передержку…

Точно! Передержка! И как я сразу не подумала? Специальные фирмы занимаются этим профессионально, их сотрудники умеют обращаться с животными, даже самыми проблемными. И не надо никого униженно просить. И никто не обзовет мою кошку «подзаборным монстром». Обычные рыночные отношения: платишь деньги, а через месяц забираешь своего питомца, веселого и здорового.

Я кинулась обзванивать кошачьи приюты.

В первом со мной разговаривали таким тоном, как будто это был приют не для животных, а как минимум для особ королевских кровей, временно отлученных от трона.

– Какая у вас порода?

– Кошка самая обычная, трехцветная.

– Значит, беспородная?

– Получается, что так.

– Наша фирма дорожит своей репутацией и берет только породистых животных, – ответили мне и бросили трубку.

Во втором приюте женский голос с пристрастием поинтересовался:

– В какой клинике наблюдается ваша кошка? Как фамилия ветеринара?

– Ну вообще-то у нее нет постоянного ветеринара… – В моем голосе непроизвольно возникли извиняющиеся нотки. – Так уж получилось…

– У нее сделаны все прививки? Когда в последний раз прививали животное?

– Я не очень хорошо помню… Вроде бы пять лет назад была прививка от бешенства. Или от чего-то другого…

– А ветеринарный паспорт у кошки есть?

Я была вынуждена признаться, что нет.

– Животных без паспорта не берем, – сурово ответствовал голос.

В третьем приюте брали и беспородных кошек, и без прививок, но заломили цену: 100 долларов в день.

– За что?! – поразилась я.

– За сервис. У нас роскошные условия, уровень пятизвездочного отеля. Каждой кошке предоставляется отдельный бокс, кровать с ортопедическим матрацем, подушки с наполнителем из гагачьего пуха, трехразовое питание. Опытные сотрудники раз в день расчесывают шерстку специальной щеточкой из ценных пород дерева.

Мне стало смешно.

– А на завтрак подают живых мышей?

– За отдельную плату мы можем организовать и это, – на голубом глазу ответили мне.

Я заявила с притворным сожалением в голосе:

– Боюсь, моей кошке ваш приют не подходит. У нее аллергия на гагачий пух. А также на ценные породы дерева.

Да, приюты меня разочаровали. Но оставался частный сектор. Вот где мне помогут! Есть люди, которые подрабатывают тем, что присматривают за чужими животными. И цены на их услуги не должны зашкаливать до небес.

В газете бесплатных объявлений я выбрала одно – некой Веры, которая жила на моей «ветке» метро.

– Сколько стоит отдать кошку на передержку?

– Сто тридцать рублей в день, – ответил приятный женский голос. – Это если с вашим питанием. Если корм будет мой, тогда сто пятьдесят. Надолго вы хотите оставить животное?

– На месяц, может, больше. Пока не могу точно сказать.

Я почувствовала, как напряглась собеседница, и принялась объяснять:

– Понимаете, у меня поселилась родственница, а у нее аллергия на кошек. Так что пока она не найдет работу и не снимет другое жилье…

– Понятно. Предупреждаю, что я беру предоплату – половину суммы. Своеобразная гарантия, что хозяин вернется за своим питомцем. Вас это устраивает? Тогда записывайте адрес: Ленинградский проспект…

Я старательно записала номер дома и квартиры, а потом решилась признаться:

– У кошки нет ветеринарного паспорта.

– Животное домашнее, на улицу не выходит?

– Сидит в квартире, – подтвердила я.

– Тогда ничего страшного, привозите.

– И еще один нюанс… Кошка беспородная.

Вера рассмеялась:

– Это даже лучше. Значит, не избалована, без капризов, не то что иные представители элитных пород.

– Да-да, абсолютно неприхотливое животное! – радостно подтвердила я. – Уже еду!

Я не стала сообщать раньше времени, что больше всего на свете Пайса любит есть консервированный зеленый горошек и сладкую кукурузу. Ведь это же не капризы, а небольшие странности, верно?

Человек, имеющий странности, вовсе не странен, – подозрителен тот, у кого они начисто отсутствуют. И к кошкам это тоже относится.


* * * | Доживем до зарплаты | Глава 4