home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 12

Чем отличается просто друг от настоящего друга? Если вас уволят, просто друг вам посочувствует, а настоящий – устроит к себе на работу. Вот только приготовьтесь к тому, что дружбе на этом настанет конец.

Впрочем, сначала ничто не предвещает беды. Вы благодарны за поддержку в трудную минуту и, пересчитывая первую зарплату, еще помните, кому обязаны таким счастьем. Однако постепенно благодарность сходит на нет. И однажды наступает момент, когда поступок друга кажется само собой разумеющимся. Ну устроил и устроил, вы на его месте поступили бы так же. А сейчас вы пашете как вол в этой вонючей конторе, за весьма скромное, заметьте, вознаграждение, и никому ничего не должны!

Однако друг считает иначе: вы ему по гроб жизни обязаны. И просто свинство с вашей стороны отказаться подменить его в ночную смену или участвовать в заговоре против шефа. Те обстоятельства, что лично вам новый начальник симпатичен, а на ночь запланирована более интересная программа, друга не волнуют. В конце концов, кто кого облагодетельствовал?

Именно поэтому многие соискатели предпочитают не связываться с родственниками и знакомыми, а устраиваются на работу «с улицы». По крайней мере, так тебе гарантирована хоть какая-то свобода. Можно опаздывать на службу, трудиться спустя рукава и уволиться в любой момент, не боясь подвести своего рекомендателя. Конечно, тяжело пробиваться в незнакомом коллективе. Но и быть у кого-то в вечном и неоплатном долгу тоже не сахар.

Я знаю только один случай, когда человеку удалось объединить достоинства этих двух способов трудоустройства и избежать недостатков обоих. Был у меня сосед Валера. Работал он на заводе инженером по холодильному оборудованию, но неожиданно решил сменить профессию. Вероятно, сказывался кризис среднего возраста. Валера с детства увлекался фотографией, вот и замахнулся на должность фотокорреспондента. А поскольку опыта у него было маловато, то сосед попросил меня посодействовать. Я пообещала замолвить за него словечко в какой-нибудь редакции. И когда в газете «Работа» потребовался фотограф на полставки, я предложила кандидатуру Валеры.

Я честно предупредила начальство: человек, которого я рекомендую, не профессиональный фотограф. Зато вроде честный малый и полон трудового энтузиазма. В конце концов, можно заказать ему пару фотографий, что мы теряем?

Однако на собеседование с главным редактором Валера так и не явился. Я сделала вывод, что он решил остаться при своих холодильниках. Что ж, не каждый рискнет в сорок лет начать жизнь с нуля. И я была безмерно удивлена, когда, встретив меня в подъезде, сосед поинтересовался:

– За что тебя с работы-то уволили?

– С чего это ты взял, что меня уволили?

– Да мне так на службе сказали.

– На какой службе?

– Во дает! Да я же по твоей рекомендации в журнал устроился!

– В какой журнал?

– В котором ты работала, – ехидно ответил Валера, – «Отдых» называется.

– Вообще-то я тружусь в газете «Работа».

Мы уставились друг на друга. Тут Валера хлопнул себя по лбу:

– Ну точно! Мне все время не давала покоя мысль: что-то тут не так. А теперь все ясно.

– Да что тебе ясно? Объясни толком! – потребовала я.

И Валера рассказал следующее. Бумажку, на которой я написала прямой телефон главного редактора газеты, он потерял. Не беда, решил сосед, найду по справочнику. Вот только искать он принялся координаты журнала «Отдых». Не знаю почему. Возможно, потому, что воспринимал свое новое занятие не как утомительный труд, а как череду удовольствий и развлечений. Нашел телефон, позвонил, попросил секретаря соединить с начальством.

– По какому вопросу?

– Насчет работы. По рекомендации, – коротко ответил Валера.

Девушка соединила.

– Слушаю, – сказал уверенный мужской голос.

Валера тут же заразился этой уверенностью.

– Здравствуйте, я по поводу вакансии фотокорреспондента.

– Фотокорреспондента?

– Да. Меня рекомендовала Лю…

Тут сосед подумал, что «Люся» звучит как-то несолидно, надо назвать по имени-отчеству. Но отчества моего он не знал, поэтому ляпнул первое, что пришло ему в голову:

– …Людмила Ивановна.

– Людмила Ивановна? – опять переспросил собеседник.

«Черт, не угадал!» – подумал Валера, но отступать было поздно.

– Да, она сказала, что вы расширяете редакцию и вам нужны новые сотрудники.

– Хм… – пробормотал мужчина.

Валера понизил голос и интимно зашептал:

– Людмила Ивановна высоко отзывалась о ваших личных достоинствах и профессионализме всего коллектива…

– Очень интересно. Людмила Ивановна, Людмила Ивановна… – задумчиво произнес редактор, вздохнул и добавил: – Ладно, приезжайте, найдем для вас что-нибудь.

Первое задание Валера откровенно запорол. Ему надо было явиться на пресс-конференцию, которую проводила чемпионка мира по художественной гимнастике, и сделать пару снимков. А он перепутал время, приехал в пресс-центр и увидел лишь хвост розового «Мерседеса» гимнастки. Пришлось редакции довольствоваться фотографией из архива.

Второе задание Валера тоже выполнил не блестяще. Он снимал вечеринку в элитном ночном клубе и не учел специфику освещения. Кадры получились несколько смазанными. Сам соискатель объективно оценил свою работу как «халтура». Однако, благодаря знакомству с мифической Людмилой Ивановной, начальник не только его не выгнал, но и, для проформы немного пожурив, принял в штат.

Через неделю, освоившись в коллективе, Валера поймал себя на мысли: что-то не так. Чего-то не хватает. Ну конечно – его соседки нигде не видно! Он поинтересовался у какого-то сотрудника:

– А Люся где? Когда она бывает в редакции?

– Люся?

– Ну, блондинка, полная такая, – Валера очертил в воздухе выразительную фигуру.

– А, эта… – усмехнулся сотрудник. – Она у нас больше не работает, уволили за профнепригодность.

«Надо же, – поразился Валера, – как причудливо складывается судьба! Его, дилетанта и любителя, считают профессионалом, а Люсю, с ее-то опытом, погнали взашей». Может, скоро он сам обрастет такими связями, что пристроит соседку на работу?

Тогда мы с Валерой лишь посмеялись над этой историей. Но позже я задумалась: а ведь это выход! Если у соискателя нет полезных связей, а очень нужно устроиться на работу, то, может, просто придумать себе рекомендателя? Редкий начальник признается: «Не знаю я такого человека!» Это все равно что расписаться в собственном слабоумии. Да и вообще неприлично: тебя помнят, а ты – нет… Кажется, пришло время и мне воспользоваться магической фразой «Я от Иван Иваныча».

Несколько минут, проведенных в Интернете – и я уже знала, что главного редактора журнала «Собачья радость» зовут Кирилл Эммануилович Воблый. Я решительно сняла трубку телефона и набрала номер редакции.

– Соедините с Кириллом Эммануиловичем! – потребовала я. – Я из «Гринписа».

Секретарша безропотно подчинилась.

Как свидетельствует статистика, самые распространенные мужские имена среди 40-летних россиян – это Сергей и Александр. У каждого человека найдется знакомый с таким именем-отчеством. И у господина Воблого обязательно должен быть. Поэтому, когда редактор ответил, я понизила голос и интимно зашептала:

– Я от Сергея Александровича.

– Вы же сказали секретарю, что из «Гринписа», – бесстрастно заметил собеседник.

Вот зануда!

– В данный момент я действительно сотрудничаю с «Гринписом», но хотела бы работать у вас. Сергей Александрович…

– Как его фамилия? – перебил меня Воблый.

– Иванов, – сориентировалась я. Тоже, между прочим, самая распространенная русская фамилия.

– Не знаю такого, – отрезал Воблый.

Ну что за упертый тип! В конце концов, это уже хамство: не помнить такого замечательного человека, как Сережка Иванов!

– Вы пересекались с ним на выставке собак, – сказала я.

– Это исключено, – последовал ответ, – у меня отличная память на фамилии.

Да на собачьих выставках всегда куча народа, всех не упомнишь!

Кирилл Эммануилович между тем продолжил:

– Должно быть, вы ошиблись. Извините, у меня много работы, – и он повесил трубку.

Я растерялась. Вот это да… Такой роскошный способ трудоустройства дал сбой. Что же мне теперь делать? Попробую по старинке.

Я подождала минут десять и опять набрала номер редакции. Теперь уже я говорила с секретарем робко и просительно.

– Я журналист, хочу предложить статью для вашего журнала… Да, я согласна на внештатное сотрудничество… Да, могу подъехать прямо сейчас… Записываю адрес… Большое спасибо, до свидания.

Ну вот, иногда лучше не пытаться влезть в окно, а идти прямо в дверь. Особенно если она открыта нараспашку.


Глава 11 | Доживем до зарплаты | Глава 13