home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 29



Боль. Ужас. Отчаяние. Безысходность.

Я сцепил зубы, пытаясь противостоять гипнозу. Надеюсь, у Ирбиса хватит сил справиться... Он должен...

Закружившись на площадке, противники слились в единый расплывчатый клубок, а затем взмыли на крепостную стену, продолжая наносить друг другу молниеносные удары.

Выиграй, старик. Надери ему зад!

- Готовьтесь! - рыкнул Перс. - Еще твари!

Они стекались из леса к крепостным стенам сплошным черным потоком.

- Похоже, он призвал всю общину, - проскрежетал Альт. - Теперь только одно может спасти...

Единственный шанс - победа над высшим, это понимали все. Я поискал глазами Ирбиса. Он бился с Леграном на верхушке башни. Вдруг оступился, пропустил удар в плечо. Дальше все произошло в считанные секунды: упырь сделал резкий выпад, зацепил меч лезвием катара, вырвал его из рук противника. Другой клинок вонзил охотнику в живот. Скинул его с башни. Атаковал нас мощной ментальной волной и запрыгнул к нам на парапет.

Казалось, чужая воля меня сейчас расплющит. Такого ощущать не приходилось, даже тогда, в ночь, когда я впервые с ним встретился. Я упал и с трудом поднял голову. Увидел скорчившегося Перса. Сжав челюсти, он боролся. Полосовал упыря ненавистным взглядом, но ничего не мог сделать... Так же как и все здесь...

Легран остановился рядом с ним, пнул его под челюсть. Лежащий рядом Альт издал низкий рык, неимоверным усилием потянулся к мечу. Рука его дрожала, лицо исказилось жуткой гримасой. Высший подошел к нему, с легкостью схватил за шиворот. Наклонился к шее, вонзил клыки и небрежно вырвал кусок мяса. Прильнул к хлынувшему багровому потоку, втягивая кровь с довольным урчанием.

Нет! Перед глазами все чернело и расплывалось. Ненависть и ярость выворачивали душу наизнанку. Жуткое чмоканье звучало в ушах громче набата. И откуда-то взялись силы - я рванул прямо к нему, к этому чудовищу с одной целью - убить. Все равно как. Размазать. Разодрать. Вырвать то, что у него вместо сердца.

- Сдохни!

Он уклонился. Так быстро, что я и не заметил, как. Только что стоял передо мной, а потом вдруг исчез, и появился снова. Приблизился и схватил за ворот. В его глазах даже белок сделался черным. Бездонный взгляд опутывал, пробивал электрическим током.

"Ты думаешь, я прощу убийство Алены?"

Он вдавил меня в стену башни, сжал запястье. Хрустнули кости, обжигающая боль прострелила руку.

"Охотники не защитят тебя. Уже не защитят".

Оторвал от стены и со всей силы припечатал снова. Перед глазами рассыпался сноп искр. Швырнул на пол, ударил ногой в солнечное сплетение, по коленям.

"Они слишком измотаны битвой. И не могут противостоять моей силе".

Я ничего не мог сделать. Ничего не соображал от боли, которая заполнила целиком. Слышал только голос, который раздавался внутри меня. Который резонировал в каждой клетке измученного тела.

- Стой, - захрипел я, понимая, что иного выхода не осталось. Или сейчас, или никогда. Я поймал его взгляд, вцепился в него, как утопающий за спасательный круг, проник внутрь.

"Я... я вызываю тебя на поединок".

И шагнул в ватную темноту его сознания.

***


Панда, сжав кулаки, смотрел на сцепившихся противников. Легран молотил Маугли, а он ничем не мог помочь другу. Не мог пошевелиться, не мог даже дотянуться до лежащего неподалеку арбалета. Внезапно обоих противников окутал черный, непроницаемый туман, от которого исходила невероятная сила. Древняя, как сама земля. От этой мощи волосы на затылке стали дыбом, а сердце предательски опустилось в пятки.

Поединок, - прошептал Панда. - Удачи, друг...

***

Чернота постепенно рассеивалась. Скручивалась крупными кольцами и таяла, возвращая окружающему миру четкость.

Я моргнул, не веря своим глазам.

Мало того, что Легран теперь выглядел таким же высоким, как и я. Мало того, что поврежденная рука больше не болела, как, впрочем, и тело. Поразило место, где мы оказались.

В небе насыщенной синевы светило ярко-желтое солнце, а вокруг нас простиралась пустыня. Над бесконечными дюнами кружились песчинки. Они стелились по земле и обвивались вокруг ног тонкими змейками. Раскаленный воздух мигом окутал тело, так что стало трудно дышать. Но как такое возможно? Мир кажется таким реальным!

- Признаюсь, удивлен, что ты смог сюда проникнуть, - произнес высший.

- Это гипноз?

- И да, и нет. Сила сознания, способная не только создать новую реальность, но еще и управлять ей.

Он посмотрел на небо, и в нем тут же появились белые облака. Ветер утих, а воздух вдруг насытился прохладой.

- Твою ж... - выдохнул я.

- Физическая сила здесь ничего не решает. Дуэлянты сражаются за счет ментальных резервов. И понять технику боя способен только высший вампир. Тебе, щенку, это недоступно.

- Это мы еще посмотрим, - я сконцентрировался, пытаясь разобраться в системе необычного гипноза.

- Умрешь здесь - уже никогда не воскресишь сознание там. И никто тебе больше не поможет. Выжечь мозг - одно, а вот умереть самому - совершенно другое.

Между пальцами Леграна проскочила молния и вытянулась в блестящий катар.

В моей руке кольнуло, как от электричества, и в ней оказался меч.

- Держи, чтоб мне было не так скучно.

Что ж... Хоть время потяну. Пока он тут, со мной, может, удастся его убить его там, в реальности?

- Зря надеешься, - усмехнулся вампир.

Вот засранец! Мысли прочел!

- Мое тело надежно охраняется моими же слугами. Да и время течет здесь иначе... Охотники и вздохнуть не успеют, как все закончится.

Он рванул в атаку, орудуя клинком так быстро, что я едва успевал отбиваться. Глаза еле улавливали четкие и быстрые, как у змеи, движения, а рука автоматически блокировала удары.

Мы кружились, поднимая столбы пыли. Песок засыпал глаза, скрипел на зубах, забивался в ноздри, отвлекал от схватки. Вот катар просвистел в миллиметре от моей груди, в ту же секунду чуть не задел щеку. Я пихнул было противника ногой, но тот просто исчез, оказавшись за моей спиной. Я подпрыгнул и, кувыркнувшись в воздухе, оказался позади него. Но он мгновенно развернулся и легко отвел мой меч.

Зрение истинного не работало. "Здесь все по-другому" - мелькнула запоздалая мысль. В тот же момент я угодил в рытвину и, не удержавшись, упал на спину. Тут же откатился, пропуская лезвие рядом с ухом, одним прыжком вновь оказался на ногах.

- Неплохо для разминки, - довольно оскалился Легран.

- Побереги силы, - я в свою очередь выдвинул клыки.

Сражение растянулось в длинную очередь ударов и контратак. Я не подпускал вампира к себе, он без труда отражал самые верткие выпады. Дыхание сбивалось, пот заливал глаза, а Легран выглядел все так же невозмутимо, как и в начале схватки. Но должен же упырь дать слабину? Ошибиться? На долю секунды его нога увязла в песке. Целясь в грудь, я провел обманный маневр, намереваясь всадить меч ему в бок. Кукри растворился в воздухе, в миллиметре от его тела ... Что за хрень?

Земля ушла из-под ног, и я увяз в ней почти по пояс. Дернулся, но провалился еще больше. По грудь.

- Теперь ничего не стоит снести тебе башку, - Легран присел на корточки, смотря на меня как на насекомое, тонувшее в банке с вареньем. - Но гораздо интереснее наблюдать, как ты сдохнешь сам.

Тело увязало все больше. Нет... Должен быть выход... Я выпростал руку, хватаясь за зыбучую почву, пытаясь выкарабкаться. Но не нашел никакой опоры. Жуткой силе, тянущей в бездну, сопротивляться невозможно. Пески сдавили горло, осталось сделать глубокий вздох, перед тем, как погрузиться с головой.

Я провалился дыру. Ударился об землю, тут же перекатился на бок и поднялся, восстанавливая дыхание. Уж что-то, а прыгать с высоты мне не впервой.

- Неплохо, - материализовался чуть поодаль Легран. - Совсем неплохо для такого сопляка, как ты. Ты почти меня достал, да?

Теперь мы очутились в лесу. Обычном. Зеленом. Русском таком лесу с высоченными березами и липами, пышным орешником и тонкими осинами. Осинами?

Упырь стоял в нескольких шагах, не скрывая тонкой улыбки. Катар в руке смотрелся как коготь диковинного существа. Могущественного. Смертельно опасного. Теперь он не торопился вступать в бой, с интересом наблюдая за моими действиями. А мне нужно оружие. И даже если осина здесь на него не подействует, получу хоть дубинку, которой можно отражать удары.

Я бросился к ближайшему дереву в надежде сломать приличную ветку... Но рука схватила пустоту и прошла сквозь ствол.

- Здесь - мой мир. И мои правила. - Легран вдруг исчез и появился рядом с призрачным деревом. Рубанул по нему катаром. Срезанные сучья упали к его ногам. - Ты никогда отсюда не выберешься. Ты в моей власти.

- Черта с два.

- Упрямый, да?

Легран снова пропал и проявился в шаге от меня. Я только и успел отпрянуть, кувыркнуться на безопасное расстояние. Но земля снова содрогнулась. Деревья исчезли, вместо травы под ноги лег скалистый берег. Рев морского прибоя оглушил, обрушился влажной пеленой.

- Видишь? Я могу изменять мой мир так, как захочу. И тебе не спрятаться. Не выжить.

Его мир... Его правила... Я в чужом сознании... В запертой клетке со зверем.

Нужно что-то придумать. Но что?!

Мокрые камни скользили под ногами. Острые скалы нависли с одной стороны, свинцовое море бушевало с другой. А Легран снова напал. Закружился вокруг вихрем, а мне только и оставалось, сцепив зубы, выгибаться, кувыркаться и прыгать. Пропускать лезвие то над головой, то по бокам, то под ногами. И ждать удобного случая, чтобы пробить защиту. Голыми руками.

Постепенно мы переместились к обрыву - туда, где заканчивался берег, и начиналось бурлящее море. Ты еще пожалеешь, что перенес нас сюда...

Я пропустил катар рядом с ребрами, перехватил его руку и пнул Леграна ботинком в грудь. На скользком берегу устоять невозможно - упырь потерял равновесие и рухнул в пенистую воду. Я - на камни. Страшная усталость обрушилась мгновенно. Бой с Леграном вытянул все силы - пришлось выложиться на полную... Тяжело дыша, вытер рукавом лоб. Неизвестно сколько времени понадобится упырю, чтобы выбраться из моря... Так что рассиживаться некогда. Надо понять, каким образом Легран управляет этим миром. И достать себе оружие.

За спиной раздался тихий смешок. Я моментально вскочил, развернулся. Он стоял на камнях. Шагах в пяти от меня. Но я уже понял, что расстояние не играет здесь никакой роли.

- Надоело мне с тобой возиться.

Я ожидал, что упырь снова исчезнет. Но он всего лишь вытянул руку с катаром вперед. В следующую секунду сверкающая молния вонзилась мне в грудь. Пробила насквозь. Пламенная боль взорвалась в теле.

Какого... Лезвие удлинилось... Оно не может удлинятся... Но вот же...

Ноги подкосились, в горле булькнуло, спазм сдавил горло.

- Удивительно, да? - Легран не шевелился, любуясь мной издалека. Держа на металлическом крючке. - Сознание - вещь нематериальная. А вот боль самая настоящая, не правда ли?

Он дернул катар вниз, и я, издав нечто похожее на крик, грохнулся на колени.

Легран приблизился, и с каждым его шагом лезвие укорачивалось.

- Твой вызов был заранее обречен на провал. Но так даже лучше. Ты не увидишь руин Обители. Могил друзей. Тебе будет все равно.

Катар внутри меня исчез. Из раны горячим потоком хлынула кровь, и я повалился навзнич. Легран поставил сверху ногу, надавил, наслаждаясь хрипом.

Нет... это невозможно. В призрачном мире... реальная боль...

Сознание меркло, а в голове билась последняя мысль: нельзя... нельзя проиграть ТАК. Мир его... или... мой? Наши души соединились. Сплелись в единое целое...

В руке пробежала искорка тепла, и материализовался меч. Я тут же полоснул им по икре Леграна. Тот вскрикнул, отскочил. И меня тут же укрыла набежавшая волна. Утянула за собой. Каменный берег исчез, погрузив мое тело в морскую пучину.

Двигаться я не мог - сил не осталось совсем. Да и куда плыть? Кругом вода... Не вынырнуть. Не успеть. Я тонул, оставляя за собой мутную алую дорожку.

Все-таки проиграл... Жаль


***

- Не проиграл.

- Я знал, что ты все-таки русалка.

Дарья смотрела очень сурово. Сдвинув соболиные брови. Сжав губы. А ведь она очень красивая...

- Борись. Ты же понял. Это и твой мир тоже.

От нехватки кислорода в глазах почернело. Ее слова с трудом пробивались в сознание.

- Слушай меня! Дыши!

Я и не мог больше сдерживаться. Хватанул воду ртом, ожидая, что она сейчас ливанет в рот, заполнит легкие... Но вместо этого почувствовал, как внутрь хлынул воздух.

- Сделай его мир - своим.

Даша прислонила ладонь к груди - рану охватил жуткий огонь. А потом боль ушла.

- Сделай свой мир - его кошмаром.

Кошмаром? Какой у вампира может быть кошмар? Смерть? Так солнца он уже не боится. И креста тоже.

- Ты знаешь.

Образ Дарьи сделался прозрачным, растворился...

Я сделал гребок вверх. За ним еще один. И еще. Если и есть способ... то только один.

***

Когда я вынырнул на поверхность, в небе сгущались тучи. Темнели, сурово нависнув над неподвижным морем, скованным льдами.

Я уцепился за снежную корку, подтянулся, вылез на поверхность. Поднялся и медленно зашагал к Леграну, стоявшему на берегу.

Мой мир.

Из туч повалил снег. Крупный. Пушистый.

Его кошмар.

Все вокруг стало белым. Белые холмы снега, вместо любимой им зелени. Белые березы, вместо любимого им моря. Холодный ад русской зимы, вместо французского лета. Лед и голод. Отчаяние и смерть. Теперь я знал, чего больше всего боялся Легран. Этот страх жил в нем всегда, даже когда тело его умерло.

Мое тело окутала шинель. В руках появился штык. Глянув под ноги, в ледяное отражение, я усмехнулся. На меня смотрел рыжеволосый человек, с задорным, жизнерадостным лицом.

Легран обернулся, увидел меня и побледнел. Глаза расширились. Севшим голосом он прохрипел:

- Жан?

- Давно не виделись. Дружище.

- Но... как?

Я приблизился и, не раздумывая, вогнал штык ему в грудь. Легран упал на колени, и я выдернул ружье. Вампир завалился на спину, не сводя с меня недоуменного взгляда. Потом подставил лицо небу, слегка улыбнулся, приоткрыл рот, ловя падающие снежинки.

- В конце концов справедливо. Пасть от руки того, о смерти которого жалеешь все свое существование.

- Ты проиграл, - я нацелил острие ему в глотку.

Морок рассеялся. Теперь перед ним стоял я. Настоящий.

- О... - каркнул он. - Все-таки тебе удалось...

А потом засмеялся, хрипя и булькая.

- Ну давай, прикончи меня. Из тебя получится отличный глава вампирской общины.

- Что? - выдохнул я.

- Возьми главный приз, - веселился упырь. - Ради этого и созданы поединки.

- Но...

- Выхода нет. Слышишь? Чувствуешь?

Легкие касания. Холодные. Скользкие.

Страшная жажда. Крови. Смерти.

- Убей меня, и стань таким же!

Легран хохотал в голос. Не обращая внимания на идущую ртом кровь. На жуткую рану, с развороченными краями.

- Отсюда только один обратный билет!

В конце концов, выхода у меня не было с самого начала... Я всадил штык ему в горло. Превратил ружье в меч и отсек ему голову.

Мир потемнел, свернулся в одну точку, и я вынырнул из не-реальности.


***

Снова вспыхнула боль в теле - отозвались ушибы и переломы... Я, шатаясь, поднялся на ноги, окинул взглядом лежащего рядом Леграна. Точнее, его пустую оболочку. Куклу, которая еще минуту назад могла уничтожить Обитель.

Черт...

Охотники еще в опасности.

Потому что я стану таким же.

Вампиры будут меня слушаться.

Будут подчиняться.

Жажда крови, холодная ярость росли. Затапливали сердце и душу. Невидимыми нитями прирастали к новым слугам...

- Маугли...

Я увидел Панду. С окровавленным лицом, с арбалетом в руках.

С великим трудом улыбнулся уголком губ. Он тоже чувствовал. Видел, что со мной происходит.

- Ты его победил, да? - тихо произнес он, глянув на меня с такой тоской, от которой сжалась оставшаяся, живая, часть сердца.

- Сделай это.

Он поднял оружие. Его глаза наполнились слезами.

- Не могу.

- Можешь.

Тьма заполняла. Захлестывала. Вот значит, каково быть главой общины. Чувствовать в себе каждого. Управлять и властвовать.

- Давай же!

Это кричал не я. Или я?

В голове роились сотни, тысячи мыслей. Оглушали. Сводили с ума. Рвали на части. Я тонул в этом ледяном потоке ненависти... пока пущенная в грудь стрела не оборвала его.

Упал на колени, чувствуя, как остатки тепла выливаются из раны. Так и должно быть. Правильно. Меня еще можно убить. Пока я еще человек.

Боль в груди - это ничего. Это лучше, чем то, что пережил только что.

Боль в груди - это избавление.

Перед глазами вдруг оказалось небо. Утреннее. С погасшими звездами, и желтой, полупрозрачной луной. Цвет у нее странный. Медовый, раскаленный. Он растекается по жилам... согревает. Уносит куда-то далеко... Где хорошо.

И спокойно.


***

Лесное озеро еле слышно шелестело волнами. Его вода, серебристая и теплая, приятно ласкала кожу.

Мы сидели на камне, опустив босые ноги в озеро, и молчали. Не хотелось нарушать этого покоя, не хотелось задавать вопросы и будить дремлющую боль. Даша теперь не казалась надменной лесной королевой. Теперь я видел ее настоящую: обычную девчонку, не успевшую познать настоящей жизни. Умершею слишком рано, но сделавшую так много для всех нас...

- Почему ты мне помогала?

Она перестала болтать ногами, посмотрела на меня и улыбнулась.

- Я помогаю всем. Охотники - мои дети. Разве можно заботиться об одних, а других бросить на произвол судьбы?

- Но... - я озадаченно почесал затылок. - Вижу тебя только я, разве нет?

Дарья расстроено вздохнула, поникла головой. Потом встрепенулась, указала на озерную гладь.

- Смотри.

Поверхность воды разгладилась, сквозь нее стали проступать знакомые очертания. Догоравшие руины общежития, острова черной земли среди грязного, снега. Лужи крови. Убитые. Раненые. И выжившие.

Я увидел себя, лежащего на спине, с болтом, застрявшим в сердце. Увидел, склоненного надо мной Панду. Одной рукой он утирал слезы, другую держал над моим лицом, собираясь закрыть веки. Но не решаясь дотронуться. Чуть поодаль стояли Перс, Вальтер... Они выжили. Хорошо.

- Все-таки мы победили.

- Это лишь самое начало войны.

- Но остальные битвы мне не предназначены.

Даша дотронулась до моей щеки, мягко провела по плечу.

- Разве тебе судить о своем предназначении? Сегодня ты исполнил его самую малую часть...

Сильный толчок в спину, и я хлопнулся в озеро. Подо мной закрутилась воронка, увлекая на самое дно...

"Иди, - звучал в голове голос Праматери. - Живи. И верь в свои силы".

Жесткий, морозный воздух проник в легкие. Первый вздох вспыхнул в груди дикой болью. Прокатился по всему телу. Чего я еще хотел...

Мутный образ постепенно обретал четкость. Знакомое лицо: круглые щеки, сосульки черных волос на лбу, очки с треснутыми стеклами, вытаращенные в ужасе глаза. Да. А я ожидал увидеть прекрасную деву, рыдающая над телом убитого воина?

- Пан...да... - это все, на что меня хватило, прежде чем чернота вновь не увлекла за собой.


***

Дни в больнице тянулись нескончаемой, однообразной чередой. Процедуры, капельницы, уколы, перевязки - все это я проходил в полном одиночестве. Вдалеке от Обители, друзей. И от Селены.

В первый раз, когда ко мне вернулось сознание, я обнаружил себя в реанимационной палате, прикованным к кровати. Вокруг суетились врачи, тыкали в меня какими-то присосками, кололи шприцами. Среди мельтешащих лиц я узнал лишь одного - того самого Айболита, поставившего меня на ноги в бюро ящеров. Увидев, что я пришел в себя, он тут же дал знак, и мне ввели что-то, от чего я снова отключился.

Какое-то время спустя с меня сняли наручники, признав, видимо, что я не опасен. И ничего вампирского во мне не осталось. Но приближаться, заводить разговор все равно опасались. Или же соблюдали гребаную чешуйчатую инструкцию. В том, что здесь замешаны ящеры, сомневаться не приходилось. Однажды меня посетил своим присутствием сам Тайпан. Я притворился спящим.

Неведение и "подвешенное" состояние выводили из себя, хотелось сбежать отсюда куда подальше. Но вот... здоровье, мягко говоря, не позволяло. Регенерация шла медленно, но оно и понятно: не каждый день возвращаешься с того света...

Дни тянулись, а когда злость достигла точки кипения, двери палаты отворились, и в них зашла Агата вместе с... Ирбисом. Я дернулся навстречу, но врач мягко остановила меня:

- Все хорошо. С твоими напарниками все хорошо. Они рвались сюда, но... ты же сам понимаешь, объект режимный. Мы и сами с трудом сюда попали. Я - как врач. Ирбис - как твой начальник.

- Да уж, - кашлянул тот. - Как ни крути, а ты все еще приписан к нашей Обители. Вы даже не представляете, как я рад вас видеть. Что происходит? Почему меня здесь держат?

- А ты разве сам не понимаешь? - Только сейчас я заметил, что Ирбис опирается на палочку. Не оправился еще после ранения, полученного в битве с Леграном... но как же радостно видеть старика живым...

- Необычный состав твоей крови, изобретение вакцины, нападение на Обитель, твой поединок с высшим... Вопросов слишком много, чтобы разобраться в один день.

- Вы тут пока поговорите, - заметила Агата, - а я пойду посмотрю его историю болезни.

Она сжала мне руку и вышла из палаты. Ирбис придвинул себе стул и сел рядом с кроватью.

- Они боялись, что я стал новым главой общины, да?

- Не исключали такую возможность. Но все возможные проверки показали, что ты чист... Собственно, именно поэтому нас и пустили.

- Значит, я могу вернуться в Обитель?

- Конечно. Как только поправишься.

- И... - я нахмурился, вспоминая историю с крысой. - Историю с Искателем тоже разрулили?

- Да... Охотники совершили рейд на особняк Леграна, подняли все исследования и документы... Провели расследование и нашли доказательства того, что Искатель работал на них. Поверить не могу... Столько лет... - он тяжело вздохнул и продолжил. - Как ты и сказал, они обратили его умирающего сына, завербовав таким образом ценного информатора. Твое появление в Обители заинтересовало Леграна, и он поручил взять тебя в разработку. А когда выяснилось, что из твоей крови возможно сделать "солнечную" вакцину, вампиры решили получить тебя живым любой ценой.

Док брал у тебя кровь, отправлял на исследование Йену. Тот случай с отравлением Панды тоже был подстроен. Пирожок предназначался тебе. Он содержал небольшую дозу дельфиниума - не смертельную, но достаточную, чтобы Агата заволновалась и отправила тебя в городскую клинику. Скорую намеревались перехватить по дороге.

- И тогда, в лесу... Они тоже все подготовили?

- Да. Док подговорил Самурая вколоть тебе снотворное. Ты не думай, Самурай, парень неплохой. Амбициозный просто. Но так же, как и все мы, люто ненавидящий вампиров. Он с радостью ухватился за предложение Дока, не подозревая, что таким образом тебя подставляет. Однако его ненависть сыграла нам на руку - он замаскировал тебя на дне оврага, так что подготовленная упырями группа лже-пейнтболистов не смогла тебя найти.

- А цели на выпускном экзамене?

- Подтасованы самим Искателем. Он же сообщил Бандерасу коды от ворот в ночь нападения на Обитель. До сих пор не могу понять, как я не понял, что Бандерас обращен, когда увидел его в бюро. Что-то мне подсказывало, что-то не так.

- Может, Йен придумал очередное зелье, - пожал плечами я.

- Может...

- Как Обитель? - задал я мучавший меня вопрос.

- Восстанавливаем потихоньку. Общежитие почти отстроили. Правда... Многих там будет не хватать.

- Альт...

- Он теперь со своей семьей, - печально произнес Ирбис. - Они погибли в ту ночь, когда на общежитие напал Анубис.

- Маугли! - в палату зашла Агата, взволнованно потрясая бумажкой с отпечатанными на компьютере данными. - Как же так? Вот, значит, в чем дело? Твои анализы крови!

Я не смог сдержаться и злорадно хмыкнул.

- Да знаю я. Самые обычные. Точнее, ничем не отличающиеся от нормального истинного. Уникальный состав моей крови умер вместе со мной. И не воскрес. Вампирские гены оказались не слишком живучими.

- Но... - растеряно прошептала Агата. - Получается, вы потеряли свою силу!

- И да, и нет, - возразил я, вспоминая последний разговор с Дарьей. - Дело не в составе нашей крови. И не в том, что она сейчас ослабела и размешалась. Охотника охотником делает вера. Именно она дает нам силу. И именно ее почти утратили.

- Вот оно как... - задумчиво потер бороду Ирбис. - Откуда...

- Мне сказала Даша. В нашем последнем разговоре. И она хотела, чтобы я передал это вам.

- Поразительно... - Агата с Ирбисом переглянулись. - Так просто и сложно одновременно...


Эпилог


Весеннее солнце припекало по-настоящему жарко. Снег уже почти стаял, и на островках земли цвели первоцветы. Жизнь пробуждалась после долгой зимней спячки. Жизнь пробуждалась в Обители.

Меня высадили у главных ворот. Но не потому, что хотели устроить очередную проверку. Просто подъезд к задним воротам развезло так, что там мог увязнуть даже джип. Прихрамывая, я прошел на территорию. Внешне почти ничего не изменилось. В дань прошлому общежитие выстроили по такому же проекту. Вместо сгоревших деревьев посадили новые. И... да. В центре стоял памятник - простая стелла, с начертанными именами погибших. Я подошел к нему, склонил голову, невольно вспоминая ночь кровавой луны. Именно так окрестили охотники битву в Обители.

- Маугли!

На душе вмиг потеплело, словно туда заглянул луч солнца.

- Сел!

Я подхватил ее, обнял. Хотя с рукой, лежащей на перевязи, это было не слишком удобно.

- Больше никогда... Никогда...

Она всхлипнула и уткнулась мне в плечо. И так здорово было чувствовать ее рядом с собой, вдыхать тонкий аромат ее волос, кожи...

- Ты смотри-ка, кто к нам пожаловал!

- Дик! Панда!

Так хорошо было их видеть! Живыми и здоровыми. Панду, неуклюже переминающегося с ноги на ногу. Дика в своей неизменной шляпе канареечного цвета. Некоторые вещи не меняются. И это здорово.

- Слушай, - хлопнул он себя по лбу, словно вспомнив, - тебя Ирбис просил зайти. Что-то сказать хотел.

- Ладно. Подождете?

- А куда ж мы денемся? Пойдем, покажем тебе новые старые покои. Отпразднуем твое возвращение.

- Только за счет Панды, - отшутился я. - Он мне должен, за то, что пристрелил меня.

***


В кабинете Ирбиса все так же царил полумрак. Сам глава сидел за столом, напротив него - Перс. Его тоже было отрадно видеть. Мы приветственно пожали друг другу руки, он указал на пустующий стул.

- Мы решили, что ты должен быть в курсе, - начал глава Обители. - В ту ночь, когда на Обитель напали, мы отсутствовали по весьма важной причине.

- Мы напали на след Анубиса. - Конкретизировал Перс.

- Анубиса? - эйфория от возвращения домой уступила место охотничьему интересу. - Вы же говорили, он неуловим.

- Да... Мы его снова упустили... Но...

- Его след снова всплыл. На этот раз в Марокко. Понимаю, что сейчас не слишком подходящее время, но любое промедление...

- Когда вылетаем? - схватился я.

Что там сказала Дарья? Я исполнил лишь маленькую часть своего предназначения? А ведь Праматерь права. Все еще только начинается.















Глава 28 | Раскаленная луна |