home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 4

Ночная темнота не располагала к дальним переходам. Девушка покрутилась из стороны в сторону, пытаясь вспомнить, где можно найти место для ночлега, а уж потом, утром, принимать решение, куда пойти и что делать. Всё равно идти пришлось довольно далеко. На одном из лугов был оборудован навес для сушки сена. Довольно высокое сооружение, напоминающее собой крышу на столбиках, только набитую из жердей, на которые и складывалась скошенная трава.

Ещё раз вытерев текущие от обиды и безысходности слёзы, Лиза заползла внутрь. Внутри было тепло и совсем не душно. Запах срезанной травы постепенно её успокоил, и она забылась тяжёлым сном, настолько тяжёлым, что даже не почувствовала, что рядом с ней опустилось мужское тело.

Как известно, утро добрым не бывает. Девушка открыла глаза от назойливой травинки, щекочущей ей нос. Чихнув и недовольно оттолкнув качающийся перед ней стебелёк полыни, княжна попыталась приподняться. От её резкого движения съехал плащ, в который она оказалась закутана от утренней сырости. Растерянно щупая пальцами тяжёлую ткань, Лиза попыталась спросонок вспомнить, брала ли она с собой ещё что-нибудь из одежды или нет. Получалось, что плащу здесь взяться было неоткуда. Корзинка со снадобьями стояла рядом, а с другой стороны… С другой стороны лежал высокий мужчина, покручивающий в пальцах травяной стебелёк. То есть, предполагалось, что это мужчина, судя по росту и ширине плеч. Лицо, закрытое странной чёрной сетчатой тканью, переходящей в капюшон безрукавки, рассмотреть не удалось.

— Мамочки, — прошептала девушка, пытаясь отползти от незнакомца.

Далеко отодвинуться ей не удалось. Пальцы мужчины надёжно зацепились за подол платья, не давая сдвинуться с места.

— И чччееегггооо ввамм нужно? — простучала зубами княжна, озираясь по сторонам и начиная трястись от страха.

Вместо ответа он сдвинул рукав рубашки. На запястье лунным светом переливался брачный узор. Девушка горестно охнула и проснулась окончательно. Вот так встреча! Точнее говоря, встреча супругов состоялась на сеновале. В общем, в голове у неё пронеслась стая мыслей, цепляющихся одна за другую, и от этого не становящихся понятнее. «Муж» еле слышно хмыкнул, отпуская прижатую ткань.

Княжна охнула снова, только мысленно, и начала обшаривать себя руками в поисках следов изысканного супружеского непотребства. Ничего такого она не обнаружила, ни расстёгнутого ворота платья, ни задранной до пояса юбки. Хмык супруга стал громче и намешливее.

— Успокойся, не трогал я тебя, — с лёгкой досадой в голосе произнёс мужчина.

Звучный низкий голос приятно ласкал слух. Девушка, больше не скрываясь, облегчённо выдохнула.

— Может, ты всё-таки объяснишь мне, зачем тебе понадобилось срочно связывать себя узами брака с первым попавшимся на глаза посетителем храма? К тому же ночью и скрывая собственное лицо? — поинтересовался мужчина.

— Были причины, — Лиза смущённо отвернулась, — вот только я поторопилась с браком.

— Не готова к супружеским отношениям? Или ты считаешь, что я тебе не подхожу? — незнакомец легко повалил её на спину и навис над ней, не снимая сетки, так что выражение его глаз и лица можно было только предполагать. — А может, ты решила подшутить таким образом?

Девушка испуганно затихла. Скорость его перемещения была слишком велика, чтобы она смогла заметить, как свежеиспечённый супруг кинулся к ней. К тому же она очень хорошо знала закон, что мужчина является главным в семье, и жена обязана принадлежать ему и телом, и духом.

Он медленно провёл пальцами по её щеке, обрисовывая овал лица, по подбородку и отпустил, откатываясь в сторону, отпуская.

— Может, познакомимся для начала? — переводя дух, пролепетала Ализанна, прислушиваясь к своим ощущениям. Она никак не могла разобраться с самой собой. С одной стороны страшно, когда над тобой нависает мужчина, а с другой — разочарование, неужели она настолько неинтересна, что ему не захотелось продолжить.

— Рейн, — немного помолчав, сказал незнакомец, — меня зовут Рейн. Что ты собираешься делать дальше, Лиза?

Ага, её имя он знает, значит, знает и кто она такая. Секрет происхождения сохранить не удалось. Память услужливо подсунула момент, когда она летела кубарем по лестнице замка, и её поймали, не давая возможности покалечиться. Потом вспомнилась поломка почтовой кареты и попутчик, прячущий своё лицо под капюшоном плаща.

— Честно, — она повернулась к лежащему на спине супругу, — понятия не имею. Из дома меня выгнали. Из всего имущества есть только то, что на мне надето. Думала, может вернуться в монастырь, но туда почти неделя пути. Да и дорогу туда представляю довольно плохо, а нанять карету попросту нет денег.

— В монастырь тебя не примут, — с непонятным оттенком в голосе, сказал Рейн. — Туда не берут замужних. Только девушек на период обучения, вдов или разведённых.

Лиза оторопела — именно этот момент просто ускользнул от её внимания. Что же теперь делать? Только попробовать развестись. А если новоявленный муж будет против? Она испытующе посмотрела в сторону мужчины, который не сдвинулся с места. Сама она по существующему законодательству могла подать на развод только в том случае, если бы супруг сбежал или исчез и не давал о себе знать больше года. Конечно, деловые поездки могли продолжаться и намного дольше, а уж тем более, если подразумевалось участие в каких-то военных кампаниях. Но тогда существовали свидетели, которые могли подтвердить отсутствие супруга по уважительным причинам.

— Может, разведёмся? — робко предложила она, на всякий случай стараясь отодвинуться на безопасное расстояние.

Повисло молчание. Через какое-то время оно стало неудобным, ведь на её вопрос так и не последовало ответа. Княжна поползла обратно. Новоявленный муж не двигался, даже дыхания не было слышно. Покрутившись около него, она прильнула ухом к его груди, пытаясь послушать сердце. Сердце билось, может чуть медленнее, чем у обычных людей, но он вполне был жив.

— Видишь ли, девочка моя, — Рейн специально сделал ударение на последних двух словах. Ализанна поёжилась. — Всё не так просто, как тебе бы хотелось. Даже, если бы этот брак был заключён на обычных браслетах, понадобилось достаточное количество денег, чтобы дать мзду жрецу за столь скоропалительный развод. Ни у меня, ни у тебя их нет. Дальше… наш союз заключён на магических, а, значит, их сможет снять только тот, кто их зачаровывал.

— А-а-а, — взвыла Лиза, — теперь из-за моей дури, моего отца будут считать лжецом. Он слово дал, договор заключил, а я не знала… не знала…

Слёзы брызнули из девчоночьих глаз. Она закрыла лицо руками и, рыдая, повалилась на траву. Мужчина осторожно пододвинулся к ней, обнимая одной рукой и гладя по растрепавшимся волосам другой. От его тела исходило приятное успокаивающее тепло, и всхлипывания вскоре затихли, не успев перерасти в настоящую истерику.

— Прости, — покаянно зашептала княжна, — я постараюсь держать себя в руках. Обещаю, что такого больше не повторится. Но мне нужна помощь, мне так нужна помощь.

— Эх, не видела ты настоящих женских истерик, Ализанна, — чуть погрустнел Рейн. — К тому же извиняться не за что, твоё поведение вполне понятно. Осталось просто решить, что делать дальше. Вообще-то, я не возражаю против развода.

Лиза подняла голову и с подозрением прищурила покрасневшие глаза.

— Это ещё почему? — голос предательски дрогнул. Ну вот, теперь и ему она не нужна. Конечно, кому нужна толстая девчонка, не похожая на благородную леди, к тому же с состоянием, которое находится неизвестно где.

— Во-первых, ты не толстая, а весьма соблазнительная, — мужчина явно повеселел. — Во-вторых, ходить всё время с закрытым лицом довольно тяжело, а я не хочу тебя пугать, в-третьих, я не человек, а к этому ты тоже вряд ли готова.

Не то её мысли отпечатались на лице, не то он умел их читать. А вот отгадать, о чём он думает или чувствует, девушка не могла, не видя глаз это было сделать очень сложно. Да по правде целителей этому и не обучали, просто рассказывали, что такая возможность.

— Вообще-то я целительница, — осторожно начала княжна, — в монастыре пришлось повидать очень многое.

Рейн резко поднялся на ноги и отошёл от неё.

— Давай оставим этот разговор. Хочешь развестись — разведёмся, только эти браслеты я уже просканировал, их зачаровывали в Шангаре, империи Долины теней, а это очень далеко. Готова ли ты проделать такой путь?

Лиза неловко покачнулась, поднимаясь вслед за ним. Если так, если он готов помочь, то можно попытаться одновременно убить двух зайцев — и развод оформить, и до наследства добраться. О предложении повелителя Шангара думать не хотелось — вряд ли его сын возьмёт за себя разведёнку, к тому же собирающуюся путешествовать вместе с мужчиной. Несмотря на то, что повелитель Долины теней и предложил наследнице князя Раствецкого приехать в его замок, надеяться на его дальнейшую снисходительность к её судьбе не стоило.

— Если ты согласишься пойти туда вместе со мной, — она робко тронула его за руку, — то…в общем, я постараюсь не стать для тебя обузой во время пути.

Рейн молча наклонился, выбираясь из-под навеса. Девушка подхватила свою корзинку и последовала на выход. Здесь на солнце, он выглядел ещё более впечатляюще. Высокий, Лиза едва ли доставала ему до подбородка, широкоплечий. Оглядевшись вокруг, он потянулся, накинул на плечо ремень походной сумки, подцепил плащ и двинулся вперёд, к лесу.

Княжна перехватила свою ношу поудобнее и пошла за ним. Есть проводник, это хорошо. Впечатление он производил вполне приличное, вроде бы не разбойник. По мягкой стелющейся походке можно было бы предположить, что её супруг или охотник, или… наёмный убийца. Икнув от волнения, девушка постаралась отогнать от себя эту ужасную мысль и послушно пристроилась за идущим мужчиной. Шагал он не особенно быстро, выбирая дорогу, сил ещё было много — только началось утро. И Лиза надеялась, что она сможет не отставать от своего проводника.

В голове неторопливо текли самые разные мысли. Перебирая ногами, девушка вспоминала своё детство, мать, как правило, одетую в самую обычную одежду. Она носила шелка и атлас, но только на светских приёмах, а так предпочитала что-нибудь более простое. Дел в поместье всегда было много. Приходилось проверять работу слуг, кладовые, выезжать на поля и луга. Селяне неизменно встречали её с улыбкой и поклонами. Женщина не чуралась простого люда, помогая им лечить детей, разбирать деревенские скандалы и семейные склоки. Вот только умерла она как-то странно, после одного из балов. Лизе тогда было всего девять лет. Она навсегда запомнила, как отец поседел за одну ночь. А потом прошёл год траура, и он снова женился. Теперь девушка хорошо понимала его мотивы, он надеялся, что новая супруга, к тому же с дочерью-ровесницей сможет одарить её лаской и вниманием, которого так не хватало девчонке.

Вышло всё совершенно по-другому. Ещё через год, мачеха отправила её в школу при монастыре. Объяснила она это очень просто — чтобы девушка могла получить те знания, которые не передала ей мать. Последнее время девушку обучали целительству и травничеству, заодно помогая овладевать навыками, которые ей могли бы пригодиться при собственном управлении поместьем. Отец тоже умер неожиданно, сгорев от быстротечной лихорадки всего за пару дней. Лиза не была на его похоронах, ей позволили вернуться из монастыря только через несколько дней после них. Позволили вернуться только из-за завещания, которое Магический Департамент никогда бы не разрешил вскрыть без её присутствия. Добраться до богатств, находящихся в сокровищнице — это было единственной причиной её возвращения.

 

Подлесок сменился густым лесом. Как мужчина выбирал дорогу, княжна могла лишь догадываться. Солнце поднялось к полудню, даже под тенью густой листвы стало жарко. Ветки деревьев отбрасывали узорчатую тень на траву. Девушка молчала, хотя в голове роилось множество вопросов. И первый из них — как он нашёл её на лугу?

Наконец, Рейн остановился, и Лиза облегчённо перевела дух.

— Как ты? — в его голосе слышалось внимание с приличной долей участия.

— Непривычно, — честно ответила княжна, — так долго ходить мне пока не приходилось. В детстве не в счёт, побегали — отдохнули.

— Хорошо, тогда собери хворост, — дождавшись утвердительного кивка, он шагнул куда-то за кусты, где слышался плеск воды.

Девушка с облегчением вздохнула, поставила свою корзинку и полезла собирать сухие ветки. Не то он остановился так специально, не то просто источник воды соседствовал с приличным буреломом, но собрать топливо для костра ей удалось довольно быстро. Пока она тащила охапку веток, мужчина разделся, оставшись в облегающих штанах. Капюшон с сеткой, по-прежнему, болтался на голове и закрывал лицо. Только чуть развевались от ветра шнурки, которыми он привязывался к безрукавному жилету.

Лиза, увидев безупречную фигуру тренированного воина, чуть не уронила хворост. Там, действительно, было на что посмотреть, а загорелая кожа только подчёркивала рельефность мускулатуры. Из-под ткани головного покрывала свешивались две толстые чёрные косы, доходящие почти до пояса.

Поломав ветки и сложив из них подобие шалашика, княжна повернулась к супругу, кремня у неё с собой не было. Тот усмехнулся и метнул в дрова искру огня. Костерок весело запылал.

От неожиданности девушка покачнулась и плюхнулась на траву. Маг! Огненный маг! Слышать о таком, она, конечно же, слышала, а вот увидеть собственными глазами пришлось в первый раз.

Усмешку мужчины увидеть не довелось, но зато, она её почувствовала по чуть повеселевшей интонации речи.

— Искупаться хочешь? — он повернул к ней закрытое лицо. — Ты, наверное, перегрелась на солнце.

— А можно? — Ализанна смущённо порозовела, представив себе, как он её раздевает и запихивает в воду.

— Можно. Там, — он мотнул головой в сторону, — небольшое озеро. Дно песчаное, достаточно ровное. Пока я буду заниматься с рыбой, ты вполне успеешь освежиться.

Сбросив туфли, девчонка метнулась за кусты. Озеро сверкало солнечными бликами на поверхности прозрачной воды. Настолько прозрачной, что можно было разглядеть небольшие коряги и камешки на дне. В зарослях густого ивняка царила тень.

Быстро сняв одежду, Лиза воровато оглянулась и шагнула в воду. Плавать она умела ещё с детства, когда вместе с деревенскими мальчишками и девчонками она убегала на речку, протекавшую недалеко от родительского замка.

Рейн, разделывая здоровенную рыбину, прислушивался к плеску и счастливому повизгиванию, доносящемуся из-за кустов. Лицевое покрывало он поднимать не стал, тонкий тренированный слух позволял определять, на каком расстоянии находится его жена. Не стоило пугать своей внешностью девочку, ей и так пришлось довольно много пережить. Хотя всё равно рано или поздно момент, когда ему придётся его снять, наступит и мужчина, как мог, оттягивал его наступление.

Княжна с удовольствием плескалась в тёплой, как парное молоко, воде. Волосы намокли, облепив её спину длинными прядями. Заплыв почти на середину озера, ей захотелось нырнуть и посмотреть, что здесь есть из съедобных водорослей. Внизу было сумеречно, вода казалась чуть зеленоватой. В разные стороны брызнули серебристые капельки мелких рыбёшек. На дне, под корягой что-то блеснуло. Лиза опустилась ещё глубже, пытаясь выковырять находку из ила. Воздух в лёгких заканчивался, но девчонка упорно царапала пальцами, надеясь вытащить интересную вещичку. В глазах резко потемнело, и она с ужасом поняла, что всплыть сил может и не хватить. Крепкая рука обвила её за талию, увлекая в сторону. Мгновение, и Рейн рванулся вверх, поднимаясь в воздух над водой.

Потом уже, сидя около костра, закутанная в его рубашку, княжна мучительно краснела. В озере она купалась раздетой, а тут на тебе… руки мужа. Да и разглядел он её, наверное, тоже всю.

На большом плоском камне дожаривалась рыба, источая умопомрачительный аромат.

— Хватит стесняться, — заметил супруг, — не забывай, что мы всё-таки в браке, и я тебе не посторонний. Мне только непонятно — ты с горя утопиться собиралась или просто так на дно нырнула, и силы не рассчитала?

— Там… вот, — девушка протянула ему старый гребень, который так и остался у неё в руках. — Он под корягой сверкнул, а мне интересно стало. Ну, я и застряла, не сообразила, что воздуха не хватит, — она виновато опустила глаза.

Мужчина аккуратно взял в руки немного потемневшую от воды серебряную вещичку и провел над ней раскрытой ладонью, считывая информацию. Гребень с готовностью отозвался, начав сиять. Камень, украшавший его, заискрил ярко-зелёным светом.

Лиза с готовностью подобрала отвисшую челюсть. Определённо, в её глупейшей задумке с заключением фиктивного брака, были и некоторые очень интересные моменты. Например, то, что её собственный супруг оказался очень сильным и интересным магом с самыми разнообразными способностями.

— Держи, — Рейн протянул ей гребешок, — занятная вещица, правда, заряда осталось мало. Пока вполне сгодится на то, чтобы распутывать твои кудри.

Девушка с готовностью его схватила, намереваясь именно этим и заняться, но мужчина покачал головой.

— Давай-ка, сначала поедим, а потом расчешешься. Не стоит волосами трясти на еду.

Рыба таяла во рту или это так показалось проголодавшейся княжне. Мужчина ел аккуратно, пряча еду под лицевое покрывало, которое он чуть распустил. Как он выглядит на самом деле, Лизе пока выяснить не удавалось. Может, стоит попросить его снять, пока он не задохнулся? В конце концов, она не кисейная барышня, чтобы падать в обморок от некоторых несовершенств.

Демон, вполне отчётливо читая её мысли, тоже озадачился. Снять душащее его покрывало, пусть даже с сеткой, очень хотелось. Но как только он представлял себе выражение её лица, когда она увидит его внешность, то руки просто опускались. Не стоило пугать девочку заранее, определённо не стоило.

Поев и запив вкуснющую еду водой из фляги Рейна, они стали собираться идти дальше. Подхватив свою одёжку, княжна убежала за кусты, переодеваться. Вытряхнула из туфель, попавшие туда камешки, подхватила свою корзину и теперь стояла полностью готовая к путешествию.

Мужчина одобрительно на неё глянул, но ничего не сказал, опять занимая место впереди. Обходить озеро пришлось довольно долго, не настолько уж оно оказалось маленькое. Бурелом и кочки тоже не способствовали быстрому пути. Углубившись снова в лес, Рейн двинулся по одной, известной только ему, дороге.

 

Солнце потихоньку клонилось к закату. Лиза плелась уже еле-еле, таща корзинку, становившуюся просто неподъёмной. Вдобавок ко всему, мучительно разболелась голова и начало неприятно саднить горло. Уже стемнело, когда они дошли до небольшой охотничьей землянки, покрытой поросшей травой крышей. Повесив плащ и сумку на вбитые крючки, мужчина прикрыл дверь и начал шарить по полкам и небольшому очагу.

Девушка прислонилась спиной к стене и сползла по ней, садясь прямо на пол. Рейн резко повернулся, очевидно, услышав этот шорох, и бросился к ней. Отпустив корзинку, Ализанна не протестовала, когда он бережно поднял её на руки и, сделав пару шагов, опустил её на широкую лежанку, застеленную старым тюфяком и звериной шкурой. Глаза закрывались сами собой. Перенапряжение последнего дня вместе с утоплением в озере сделали своё дело — она заболела.

На лоб легла прохладная ладонь, потом послышалась невнятная ругань. Её повернули на бок, быстренько освобождая от платья. Лиза попыталась открыть глаза, но вокруг всё плавало в сером тумане. Можно было разглядеть только отблеск огня, затеплившегося в очаге и расплывающуюся фигуру мужчины.

Рейн, подхватив корзинку княжны, сосредоточенно пересматривал зелья, которые там хранились. Откупорив парочку пузырьков и понюхав, он удовлетворённо хмыкнул, оставляя их на столе, а всё остальное перекладывая в свою сумку. В очаге закипела вода в большом горшке. Зачерпнув оттуда воды в большую кружку, он отмерил по несколько капель каждого из найденных зелий и зашептал старое заклинание поддержки резервных сил организма. Магией исцелений он владел не очень хорошо, но в травах, минералах и ядах разбирался вполне сносно.

Девушка не сопротивлялась, когда он попытался напоить её лекарством. Просто выпила то, что ей предложили, и провалилась в горячечную глубину. Мужчина ещё раз чертыхнулся сквозь зубы и содрал своё покрывало, закрывавшее лицо. Сейчас оно только мешало. Отодвинув княжну к стенке, он лёг рядом, согревая её своим теплом.

Лиза очнулась глубокой ночью, почувствовав себя значительно лучше. Горло саднить перестало, да и от головной боли остались лишь воспоминания. В оконце светила яркая луна, её лучи падали прямо на лицо лежащего рядом мужчины. Выпутавшись из плаща, девушка приподнялась на локте, чтобы взглянуть на него.

Не сдержав возгласа ужаса, Ализанна отпрянула и ударилась затылком о бревенчатую стену землянки. Левой половины лица у её мужа не было, То, есть она, конечно, была, но, начинаясь чуть выше брови и заканчиваясь под подбородком, там темнело множество чёрных вздутых шрамов от ожога. Пустая глазница и рубцы, избороздившие щёку, опущенный уголок рта придавали образу вид ночного кошмара.

Рейн открыл глаза, в глубине правого зрачка разгорался багровый огонёк.

— Вот зачем ты это сделала? — с тихим отчаянием в голосе спросил он, садясь и поворачиваясь к ней спиной. — Я же сказал, что не хочу тебя пугать. Теперь из-за своего любопытства ты всё усложнила.

Мужчина поднялся с лежанки, намереваясь уйти. Лиза схватила его за руку и быстро зашептала, путаясь в словах:

— Прости меня, не уходи, пожалуйста. Я виновата, я знаю. Пожалуйста, я привыкну, честное слово я привыкну.

Не сдержавшись, она зарыдала, отпуская его и закрывая лицо руками. Рейн тяжело вздохнул и снова лёг рядом, привлекая её к себе.

— Тише, девочка, тише, мы поговорим об этом завтра. Давай, успокаивайся и спи.

 

Утром Лиза зашарила около себя рукой, не размыкая ресниц. Рядом было пусто, даже подушка успела остыть. Возмущённо распахнув глаза, она подскочила на импровизированной постели и закрутила головой. Рейна нигде не было видно. Замотавшись в плащ, босиком, девушка подошла к приоткрытой двери и осторожно выглянула из неё. Мужчина, полностью одетый, сидел на земле, прислонившись спиной к стене их ночного убежища.

— Не подкрадывайся, я слышал, что ты встала, — он повернулся к ней изуродованной стороной.

Лиза вздрогнула, но, превозмогая страх и отвращение, всё же подошла. Даже при солнечном свете его лицо всё равно выглядело ужасающе. Опустившись рядом с ним на колени, она, боясь причинить боль, провела тонкими пальцами по ожогу. Мужчина молчал, закрыв единственный глаз.

— Рейн, прости меня, — княжна покаянно обняла его руками за шею, приникая лицом к повреждённой стороне.

Рейн вздрогнул. Так хотелось обнять её в ответ, прижать к себе. Нельзя, нужно всего лишь довести девушку до Шангара. А потом, там, уже будет всё решаться…

— Ты болеешь, — с трудом вытолкнул он из себя, — вернись в постель. Ещё хотя бы день тебе нужно отлежаться.

Лиза отчаянно замотала головой. Тогда он просто подхватил её на руки и внёс обратно в замшелый домик.

— Лежать, — рявкнул мужчина, увидев, что она приподнимается с лежанки, и начал готовить ей лекарство.

Княжна плюхнулась обратно. Конечно, очень приятно, когда за тобой так ухаживают. Но ведь могут что-то и спросить за это… Вздохнув, она не дала фантазии разыграться в полную силу, ограничившись представлением жаркого поцелуя.

Супруг, усмехнувшись в очередной раз, отчего его лицо жутко перекосилось, принёс девушке кружку.

— А откуда ты знаешь, какие настойки нужно было добавлять? — спросила Лиза. Профессиональный интерес целителя брал верх, да и по запаху она смогла определить, чем поил её супруг.

— Неплохо разбираюсь в травах, вот и всё, — пожал плечами Рейн. — Но лечить не умею, — поспешно добавил он, заметив на лице жены искреннее любопытство.

— Ложись, — она похлопала по тюфяку рядом с собой.

— Зачем? — мужчина опасливо отодвинулся.

— Мне интересно, откуда у тебя такой ожог. Несчастный случай? Магическая атака? — глаза девчонки загорелись, кажется, появилась возможность исследовать интересного пациента.

Рейн с показным тяжёлым вздохом растянулся на лежанке. Пусть уж лучше исследует как целительница, привыкнет быстрее. Лиза свалилась на него сверху, прямо на широченную грудь. Чуть ли не касаясь носом его лица, она шарила проворными пальчиками по шрамам, временами что-то шепча себе под нос. Увлёкшись своими изысканиями, девчонка даже не заметила, как он тихонько попытался её обнять. Чуть переместившись на другую сторону, молодая супруга попыталась сравнить обе половины лица. Мужчина наблюдал за её метаниями с возрастающим интересом. Кто бы мог подумать, что часть, принадлежавшая миру мёртвых, станет объектом исследовательского любопытства?

Наконец, она отстранилась и села, тяжело вздыхая и запуская пальцы себе в шевелюру.

— Что-то не так? — осторожно поинтересовался Рейн. Руки ему пришлось убрать.

— Наверное, я совсем ничего не соображаю из-за болезни, — сокрушённо пробормотала Ализанна. — Это не ожог, это врождённое. Прости, у меня была идея тебя вылечить. Точнее, я так хотела тебе помочь…

— Это не лечится, Лиза, — мужчина попробовал подняться, но она опять попыталась его уложить. Рейн сопротивляться не стал, аккуратно растягиваясь рядом, чтобы её не задеть. — Это часть меня, моя суть. К тому же я говорил, что человеком не являюсь, да и вообще сомневаюсь, что ты встречала что-то подобное.

— Расскажи, — девушка опёрлась о его грудь, положив подбородок на руки. В глазах опять загорелся суетливый любопытный огонёк.

— Я не человек, а демон теней, к тому же часть меня связана с царством мёртвых. Поэтому половина лица и выглядит так ужасающе.

— Стоп, — завозилась княжна, устраиваясь поудобнее, — я слышала о возможных изменениях внешнего облика при трансформациях. Ну-у-у, у вампиров, демонов, при частичной у оборотней. Мы же это в школе при монастыре учили, нужно определять степень изменения, чтобы знать, кого лечить, человека или волка, например.

— Отчасти, похоже, — замялся супруг, — но, ты уверена, что хочешь узнать больше? Может не стоит, правда может оказаться очень нелицеприятной.

— А она всегда нелицеприятная, — философски заметила Ализанна, стараясь как можно незаметнее наползти на него ещё больше.

Рейн тяжело вздохнул, потом ещё раз, пытаясь успокоиться. Её совершенно невинные движения вызывали в нём несвоевременную бурю чувств и ощущений.

— Потом, — резко сказал он, не выдержав, и поднялся с лежанки. — Сейчас нужно еду приготовить. Будь любезна, не вставать до моего возвращения.

Он выскочил из землянки и отчаянно затряс головой. Нужно что-то делать, и так в полуоблике, а она умудряется пробиваться через мёртвую броню.

Лиза задумчиво осталась сидеть на постели. Неужели она так его придавила своим весом, что мужчина предпочёл исчезнуть, вместо того, чтобы просто её отодвинуть? Хотя есть, конечно, хотелось, да ещё как. А ещё хотелось встать и чем-то заняться, она не привыкла, что за ней ухаживают и заботятся. Да и нечаянный супруг, вопреки страшилкам, которые им доводилось слышать в монастыре, вовсе не торопился требовать с неё выполнения некоторых обязательств.


Глава 3 | Сердце Шангара | Глава 5