home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 2

На следующее утро Лиза сразу же после завтрака решила поближе познакомиться с садом и парком замка. От грядок лекарственных растений, которые заботливо высаживала её мать, совсем ничего не осталось. Теперь на их месте росли многочисленные кусты жасмина и пионов. Буйно растущая трава оказалась аккуратно подстриженной, все цветники обнесены бордюром из камня. Колючие жёлтые акации пересадили и теперь они обрамляли кованый забор, ограждавший сад. Получилась дополнительная живая изгородь. Беседки сохранились и стояли на старых местах, в них только поставили новую плетёную мебель, создавая укромное место для отдыха в тени.

Прогуливаясь по парку, который находился дальше сада, окружавшего замок, девушка обнаружила некоторые интересные новшества. Во-первых, мачеха приказала садовнику устроить новомодный тисовый лабиринт. Стриженый кустарник топорщился маленькими тёмно-зелёными иголками, создавая впечатление сплошной кроны. Ализанна хихикнула, представляя себе многочисленных гостей, заплутавших в извилистых коридорчиках и отчаянно зовущих на помощь.

Вторым новшеством оказалось берсо — длинная аллея, образованная соединёнными между собой каркасами из железа, на которых смыкались кроны серебристых ив. Чтобы немного разнообразить цветовую гамму, к ним подсадили бобовник, ярко-жёлтые цветы которого создавали впечатление золотого дождя. Прогулка здесь во время жарких солнечных дней, наверное, доставляла настоящее удовольствие. Аллея приводила к большому чайному домику, который использовался для приёма малого числа гостей или друзей семьи. Домик в свою очередь выходил окнами на небольшое озерце.

Оглядев всё это великолепие, Лиза серьёзно забеспокоилась — раньше, во время её детства из сада и парка можно было беспрепятственно улизнуть через небольшие лазы, скрытые кустами шиповника. Кусты исправно цвели, разрастаясь и полностью закрывая эти места. Лезть и проверять, что же находится под высокой кирпичной стеной, никто бы не стал. Теперь ей очень хотелось выяснить, какие из этих ходов уцелели.

Позади постоянно слышались какие-то шаги, мальчишка-посыльный то и дело нырял в кусты, делая вид, что именно туда ему сейчас нужнее всего. Девушка приуныла, эта постоянная слежка не давала ей почувствовать, что она находится дома. А ведь в этот момент она проходила мимо места с очередным лазом.

Внезапно раздался дикий крик, и «шпион» помчался к дому, вопя: «Призрак! У нас в саду призрак».

Лиза рассуждать и разыскивать предполагаемое привидение не стала: она просто скользнула в сторону. Довольно низкий бордюр из тиса скрывал нижнюю часть буйно разросшегося белого шиповника. Задрав юбку, чтобы не цепляться ей за колючки, девчонка аккуратно полезла к стене. Где-то, совсем рядом, послышалось довольное мужское хмыканье. Она резко обернулась, но вокруг было пусто. Только вдалеке мелькала соломенная шляпа одного из садовников, усердно занимающегося клумбой.

Лаз чуть зарос травой, но это не мешало, скорее наоборот он был лучше закрыт от любопытных глаз. К тому же его укрепили специальной металлической пластиной, чтобы не осыпался. У княжны вырвался истерический смешок. Конечно, отец и сам им иногда пользовался. Значит, он просто предусмотрел, что дочери может понадобиться выйти из замка незамеченной. За стеной, недалеко, опять же за колючими кустами и деревьями проходила дорога.

Княжна нырнула туда и обратно и тут же отошла от лаза, мало ли, вдруг садовнику понадобится её разыскивать. Сделала она это вовремя, от дома уже бежали слуги во главе с дворецким.

— Миледи, с вами всё в порядке? — запыхавшийся Харел осматривал её чуть полноватую фигурку, застывшую около очередного цветущего шедевра.

— А что со мной может случиться в парке рядом с домом? — как можно небрежней пожала плечами девушка.

— Мальчишка прибежал и сказал, что на вас напал призрак, — мужчина усердно, хоть и несколько неловко, пытался выяснить, зачем падчерица княгини так далеко пошла от дома.

— Харел, — рассмеялась Ализанна, — ну какие могут быть днём призраки? Да ещё в саду. Если бы их увидели где-то в подземельях, это одно, но разгуливающих при ярком солнечном свете не бывает. Вам это может подтвердить любой маг. Или вы лжёте и просто пытаетесь найти повод следить за мной, как за преступницей.

Мужчина опешил, благородная княжна оказалась вовсе не такой простушкой.

— Да бросьте, я же предполагаю, по чьему приказу вы это делаете, — девушка попыталась исправиться, не стоило восстанавливать слуг против себя. — Только не совсем понимаю, зачем организована эта слежка. Я же никуда не денусь из поместья, денег у меня нет, знакомые уже все позабыли, как я выгляжу.

— Княгиня опасается, что с вами что-то может произойти, — медленно произнёс Харел. — У неё есть планы насчёт вашего будущего, и леди очень не хотела бы, чтобы они нарушились.

— О, я понимаю, — с ноткой извинения в голосе проговорила Лиза, — мне не хотелось доставлять неприятности высокочтимой княгине. Я постараюсь не отходить далеко от дома, но надеюсь, что в парке мне всё же разрешат гулять. Здесь стало ещё красивей, чем прежде. Лабиринт и берсо просто восхитительны, наверное, удалось нанять исключительно талантливого садовника.

Дворецкий развёл руками: сажать её под замок распоряжения не было, а самовольно запирать старшую княжну он не смел. Пусть она и выглядела как простолюдинка, но дворянского происхождения никто не отменял, как и того, что она могла оказаться единственной наследницей, указанной в завещании покойного князя Раствецкого.

 

— Так, где она была? — полюбопытствовала Игрейна, едва Харел появился на пороге.

— Обследовала парк. За время её отсутствия многое изменилось, и она пошла прогуляться и ознакомиться с новым расположением посадок. Кстати, она в восторге от вашей задумки с лабиринтом из тиса, — дворецкий решил быть более аккуратным в высказываниях.

Княгиня задумчиво крутила в руках веер, вряд ли в парке что-нибудь спрятано: зданий, которые не перестраивались, там просто не осталось. Беседки не в счёт, в дощатых узорчатых стенках ничего не скроешь. Значит, остаётся только сам замок. За десять лет, которые она здесь жила, не удалось найти ни подземных ходов, ни потайных комнат. Тайной оставалась только сокровищница, закрытая на магический замок. Даже приглашённый маг-артефактник не смог с ним справиться и открыть тяжёлую дверь.

— Хорошо, тогда в парке и в саду можешь за ней не следить. Предупреди на воротах, чтобы её выпускали в лес и на луга, может она просто хочет вспомнить детство. Но в доме, чтобы за ней следовали след в след. Вполне может оказаться, что девчонка знает намного больше, ведь князь очень любил её и мог рассказать что-то очень интересное об этих стенах.

Дворецкий ушёл, а Игрейна осталась в одиночестве. Не стоило заранее пугать падчерицу неминуемым замужеством. Об этом нужно будет поставить в известность за день перед балом, не раньше. Отказаться девушка не в состоянии — после смерти князя леди Раствецкая являлась официальным опекуном и вполне могла сама решать её судьбу, не интересуясь особенно её мнением, а уж тем более согласием. Закон есть закон, и княжна будет обязана подчиниться.

— Ваша светлость, — в дверь робко вошла одна из новых служанок, — прибыли швеи. Где их разместить?

Княгиня живо подняла голову — новые наряды сейчас были очень необходимы. Впереди очень важный светский вечер и нужно выглядеть на нём просто безупречно.

— Отведи их в гостевую комнату, там, рядом, есть вполне приличный зал, в котором они могут разместить всё необходимое для шитья. И пусть принесут мне образцы тканей, я подумаю над платьями.

Почти сразу же за ушедшей прислугой дверь снова отворилась. Лилиана, услышав, что привезли новые ткани, тут же решила навестить мать.

 

Ализанна с чувством глубокого удовлетворения выслушала разрешение гулять, где ей вздумается. С тех пор, как отец женился второй раз, она старалась не попадаться мачехе лишний раз на глаза. Правда, она и раньше убегала за ворота, где её ждали деревенские детишки. Чумазая, в старой рубашке и штанах, босая, они почти ничем не отличалась от них. Выдавала только речь, слишком правильная для простолюдинки. Отец смотрел на её побеги сквозь пальцы, плавать он её научил достаточно рано, опасных хищников здесь не водилось, а оленей ребячья ватага вполне могла напугать и сама. Девчонка росла свободной и счастливой.

Теперь можно было вздохнуть чуть спокойней и подумать о собственном будущем, а оно представлялось весьма туманным. Долгой передышки ей не дадут, значит нужно быть готовой ко всяческим неожиданностям, но сейчас этот маленький глоток свободы был так нужен. Хоть по парку за ней не будут красться, ныряя в сторону при каждом повороте головы.

— Миледи, вам необходимо срочно прийти в голубую гостиную, там вашу светлость ожидают швеи, — молодая служанка запыхалась, наверное, всю дорогу бежала, чтобы побыстрее найти княжну.

Вот оно как! С чего это мачеха решила обновить её гардероб? Или всё-таки мечтает сплавить её с глаз долой? Вот только кто из нынешних благородных мужчин на неё позарится, ведь на леди она совершенно не похожа. Или отец ей оставил значительную сумму в приданое, которая поможет соискателю не обращать внимания на внешность?

 

Швея растерянно вертела в руках мерную ленту. Конечно, модное платье можно было сшить для княжны достаточно быстро, но она совершенно не ожидала, что девушка окажется полноватой и простоватой на внешность. Лиза смущённо затопталась, теребя в руках пояс платья. Донельзя довольная младшая сестра перебирала образцы тканей и кружев, прикидывая в уме, как бы ей хотелось выглядеть на балу. Игрейна нетерпеливо постукивала носком туфельки, косясь на падчерицу. Наконец она не выдержала:

— Ты слишком толстая. Нужно меньше есть и лучше следить за осанкой. И вообще — что мне с тобой делать? На такую фигуру ни один порядочный мужчина не польстится. Совершенно не похожа на леди.

Княгиня Раствецкая недовольно нахмурилась, но тут же вспомнила, что от этого могут появиться морщинки и взяла себя в руки. Выдать замуж старшую княжну представлялось делом непростым, но это нужно сделать обязательно, иначе даже и не стоит пытаться приглашать чиновников из магического департамента. Во время последнего разговора ей ясно дали понять, что разговор о вскрытии завещания пойдёт только тогда, когда на руке падчерицы окажется брачный браслет. Но в таком виде, в котором она предстала перед озадаченными портнихами, это было сделать непросто.

Лилиана тихонько хихикнула с дивана, наблюдая за тем, как приглашённые мастерицы вертят её сестрицу в разные стороны и прикладывают к ней куски тканей, пытаясь определить, какой цвет подойдёт лучше. Наконец старшую наследницу обмерили и отпустили.

Ализанна вернулась в свою комнату. Разговор о празднике она тоже слышала, просто не предполагала, что и ей придётся на нём присутствовать. Теперь очень хотелось просто прогуляться по лесу, в котором так любил охотиться отец, и заодно посмотреть там лечебные травы — бросать свою целительскую практику она не собиралась.

Княжна сменила домашнее платье на то, в котором она занималась садовой работой в обители, надела сапожки и подхватила старую детскую корзинку, с которой бегала за ягодами. Может быть, стража всё-таки позволит ей выйти из замка, да и до леса оставалось не так далеко? В другую сторону простирались луга и поля.

Лиза осмотрела комнату, вроде бы ничего не забыла, и побежала к выходу. Стражники на воротах выпустили её сразу, только поинтересоваиась, куда направилась сиятельная княжна, и всё. Облегчённо вздохнув, девушка направилась по давно знакомой дороге. Висевшая на локте небольшая корзина не мешала, напротив напоминала ей о тех счастливых днях, когда она бегала за ягодами.

 

Широкие кроны деревьев создавали густую тень, в которую княжна нырнула с облегчением. Старая тропинка почти полностью заросла, да и всё вокруг казалось незнакомым. Неудивительно ведь она не появлялась здесь с того момента, как по просьбе мачехи отец отправил её в обитель. Однако ноги ступали уверенно, впереди, в прогале между ветками кустов показался небольшой луг.

Лиза оглянулась — никто за ней не следовал. Скорее всего, пока решили оставить в покое. Впереди из густой травы выглядывали бледно-голубые цветки вероники, качались крупные метёлки лабазника. Под ногами хрустнула сухая ветка. Сняв туфли, девушка присела, с восторгом оглаживая ладонью луговое великолепие. Увлёкшись растениями, она даже не заметила, что около деревьев в густой тени неподвижно замер высокий мужчина с чёрными как смоль волосами.

 

Прошла неделя.

 

— А я говорю, ты выйдешь замуж, причём завтра же! — высокая женщина притопнула ногой. На красивом породистом лице истинной аристократки читалось крайнее раздражение. Как же так, она всё продумала и подготовила, а падчерица совершенно не желает радоваться и благодарить за оказанное благодеяние.

Лиза стояла перед ней, неловко переминаясь с ноги на ногу, и упрямо смотря в пол. Все эти разговоры о немедленном замужестве, преследующие её с момента возвращения из обители, уже порядком надоели. Выйти замуж? За кого? В замок не приезжали мужчины, желающие с ней познакомиться и хотя бы поговорить.

Княгиня снова, уже в который раз оглядела дочь покойного супруга. Невысокая, загорелая, чересчур фигуристая для благородной леди, там больше приветствовалась худосочность и бледность. С длинными каштановыми волосами, заплетёнными в обычную косу.

— Ты даже одета неподобающим образом, — леди картинно всплеснула руками. — Ничего, до прибытия женихов, есть ещё сутки. Надеюсь, что портнихи окажутся достаточно умелыми, чтобы закончить шитьё твоего наряда для представления гостям. Ализанна, почему ты мне не отвечаешь, что это за манеры?

Девушка подняла голову. В её глазах читалось раздражение не меньше, чем у мачехи.

— Да, потому что я не собираюсь замуж, вообще не собираюсь, — выпалила она. — Вполне понимаю ваше беспокойство, леди Игрейна, но я не для того потратила четыре года на обучение целительству и травничеству, чтобы срочно обретать супружеский статус. Да и перспектива ублажать незнакомого мне мужчину, рожать от него детей, следить за хозяйством совсем не прельщает. Лучше я обратно в монастырь вернусь.

— Да как ты смеешь разговаривать со мной в подобном тоне! Никаких монастырей. Завтра же ты выйдешь замуж. Из-за того, что ты всего на неделю старше своей сестры, я вынуждена отказывать её женихам, уважаемым и знатным мужчинам, — леди Игрейна нервно забегала по комнате. — Да и завещание я вскрыть не могу. Твой покойный отец в присутствии кучи свидетелей сказал, что я могу посмотреть, что он нам оставил, — дама остановилась и заученно всхлипнула, поднося к глазам кружевной платочек, — только тогда, когда на твоей руке окажется вязь брачного браслета.

Лиза присела на краешек дивана, выжидающе наблюдая за театральными метаниями мачехи. В принципе, леди Игрейна вовсе не была злобной мегерой, она просто отправила девчонку в школу при монастыре, потом не дала ей попрощаться с умирающим отцом, а теперь очень живо пыталась принять участие в немедленном решении её судьбы. Всего одна фраза о завещании и стало ясно, к чему такая спешка.

Наконец та остановилась, очевидно, поняв, что публика несколько не соответствует её действиям. Как ей мешала эта малолетняя княжна! Мешала всему. Девчонка старшая, а значит, собственную дочку придётся выдавать замуж только тогда, когда удастся выпихнуть падчерицу. Да и завещание покойного князя она могла прочитать при том же условии. Вот только как её пристроить, да ещё понадёжнее и желательно подальше. Чтобы сбагрить не только с рук, но и с глаз... Хотя брачного браслета вполне достаточно, чтобы реализовать свои мечты и далеко идущие планы. Ох, да кто же её возьмёт, она больше похожа на прачку, чем на благородную леди, а на приданое тратиться совсем не хочется.

Девушка терпеливо ждала, когда же сиятельная княгиня соизволит озвучить свои мысли дальше. Её позвали, лишь только она переступила порог замка, очередной раз возвращаясь из леса с охапкой трав. Старенькое платье, растоптанные, но очень удобные сапожки и исцарапанные о колючий кустарник руки, в таком виде никто не признал бы в ней благородную леди.

— Так я не совсем поняла, леди Игрейна, — Лиза решила продолжить начатый разговор сама. Чем быстрее она разберётся во всей этой странной ситуации, тем скорее сможет заняться целебными настоями и отварами. — Вам нужно совсем от меня избавиться или брачной вязи на запястье будет достаточно?

— Конечно, лучше совсем, — женщина осеклась, сообразив, что она только что высказала вслух, но тут же взяла себя в руки и твёрдо закончила. — Но, на крайний случай, сгодится и узор. А дальше будет видно.

Девушка поднялась с дивана. Теперь уже она бегала по комнате, а мачеха с интересом за ней наблюдала.

— В общем так: если я до завтрашнего полудня не предоставлю вам свидетельство своего замужества, то делайте как вам угодно, — Лиза обречённо махнула рукой и убежала из гостиной. Травы нужно было срочно разобрать, а то, когда они завянут, толку от них окажется мало.

Княгиня облегчённо выдохнула. Она отдавала должное сообразительности и выдержке падчерицы, так выгодно отличавшей её от собственной дочери, но и позволить себе пожалеть осиротевшую девчонку не могла, слишком много было поставлено на карту. Старшая наследница покойного князя отличалась на редкость спокойным характером. То, что она позволила себе сегодня вспылить, так это редчайшее исключение. Даже отзывы из монастыря говорили только о трудолюбии и послушании. Не будь поставлено на карту наследство, ради которого она старалась столько лет, можно было и дальше терпеть её присутствие. Тем более, что она не мешала, стараясь не показываться на глаза лишний раз.

 

Трав оказалось много, разбирая и подготавливая их для переработки, Лиза заняла весь остаток дня. А поздним вечером она собиралась прогуляться в один из храмов, который находился не так далеко от поместья. Храм, в котором как раз и заключались браки. Вообще-то по закону их страны супружеский союз можно было скрепить двумя путями — ритуалом в доме в присутствии кучи свидетелей и простым обещанием, но данным в храме перед изваянием богини. Жрец требовался в обоих случаях, чтобы произнести соответствующую фразу и собственной силой освятить брачующихся. Чаще всего браки заключались на браслетах — медных, серебряных или золотых, в зависимости от состояния будущих супругов или их родителей. Этот старый обычай исполняли везде — и в бедных домах, и в знатных семьях. Такой брак признавался законным во всех странах и империях мира.

Девушка хотела поговорить со жрецом о том, можно ли избежать вообще замужества. И есть ли обходной путь? Хотя, если ей по дороге попадётся какой-нибудь умирающий старик или просто путник, то лучшего супруга и придумать нельзя. Втихую дать обет и сбежать, тем более, что вот в таком простонародном виде никто не признает в ней высокородную княжну. Да и вообще никто не признает, ведь можно натянуть капюшон плаща поглубже, ведь она так долго здесь не появлялась, уехав в монастырь совсем ещё девчонкой. Нечестно? Да. Лиза отдавала себе отчёт в том, что придётся пойти на обман, но другого выхода не видела. Если мачеха решила, что ей нужно быстро найти пару, то отказаться она не сможет. По закону леди Игрейна являлась её опекуном, как последняя супруга князя. А дальше… а дальше, будет видно, через год можно опять появиться в храм, сообщить, что муж её бросил и расторгнуть этот договор. Решив, что если такая возможность ей представится, то она ей воспользуется, целительница принялась за приготовление нужных отваров и настоек.

 

Суетились слуги, затаскивая на кухню всё новые и новые продукты. Плетёные корзины с окороками, колбасами. Короба со свежим хлебом из пекарни замка. В отдельные, грубо сколоченные ящики складывали дичь, привезённую охотниками. Лизу постепенно оттесняли всё дальше и дальше в угол, занимая всё свободное пространство.

Девушка посмотрела на то, сколько принесли продуктов, и поморщилась: леди Игрейна планировала устроить грандиозный приём. Ещё бы, если её план с фиктивным браком не удастся, то сразу устроят и обручение, и свадьбу. Мачеха дальше не намерена ждать, ей нужен доступ к сокровищнице. Представив себе, как её спихнут на руки какому-нибудь старику, который не позарится на приданое, а будет заинтересован только в том, как попользовать молодое тело, целительница непроизвольно передёрнула плечами.

В монастырь попадали вдовы и разведённые, и девчонкам иногда удавалось подслушивать страшные истории о том, какими бывают мужья.

— Княжна Ализанна, вы бы пошли в другое место, — главный повар смотрел умоляюще, — нам сегодня надо ещё столько успеть.

Лиза со вздохом встала, собрала свои травки и пошла к себе. Пусть её комната не в главных покоях, а в боковом крыле, но зато там есть небольшой балкончик, на котором можно развесить растения для просушки.

«Замуж. Да кому я нужна? Был бы жив отец, тогда бы он сам позаботился о том, чтобы познакомить меня с кем-то из своих многочисленных друзей, и их сыновьями. А выходить за любого… Нет уж, увольте, лучше фиктивный брак, а потом статус разведённой дамы. Конечно, это тоже плохо, пятно на имени, но можно отговориться пропажей супруга и всё», — мысли текли грустным неторопливым потоком, в то время как руки привычно навязывали пучки трав на тонкую верёвку. Нестерпимо хотелось заплакать от чувства безысходности.

— Почему всё так? — не удержавшись, с отчаянием воскликнула княжна. — Я же тоже человек, мне хочется и любви, и заботы.

По комнате пролетел холодок и лёгкий шум, будто кто-то вздохнул рядом с ней. Девчонка повернулась, но никого не увидела. Потерев лоб, испачканными в зелёной массе, пальцами, она снова принялась за работу.

 

Солнце скатывалось за горизонт, оставляя господство сумеркам перед приближающейся ночью. Прислушавшись к суматохе, не стихавшей в замке, Лиза накинула плащ и потихоньку выскользнула через заднюю калитку. До той лазейки, которую она проверяла несколько дней назад, идти было далеко, да и мало ли кто вздумает следить за ней, повинуясь приказу княгини. Здесь же рядом с хозяйственными постройками, служившими садовнику для хранения всяческих граблей и лопат, ещё оставались старые заросли шиповника, спрятанные за не менее старыми деревьями жёлтой акации. Ещё один ход, частично заваленный листьями и сухой травой. Пришлось ползти, но это было ей только на руку, в замарашке тем более никто не узнает старшую наследницу, только что вернувшуюся из монастырской школы.

Все тропки и дорожки остались в памяти ещё с детства, когда девчонка убегала со своими друзьями купаться на речку или лазила в храмовый сад за яблоками. Хворостиной по босым ногам, правда, тоже получала, зато никто так и не узнал, кто она на самом деле. В то время мачехе вообще не было дела до того, чем занимается падчерица. Всё свое свободное время она посвящала собственной дочери Лилиане, воспитывая её в духе настоящей леди. Сводная сестра училась музыке и пению, танцам и искусству поддерживать разговор. Ну и этикет, конечно, его она знала в совершенстве.

Даже в наступившей темноте, Лиза безошибочно шла по старой дороге, обозначенной цветущими кустами белого жасмина. Около храма никого не было видно, только чуть мерцали фонари у входа. Широкая, окованная железом, дверь оказалась открытой. Стараясь ступать как можно тише, девушка прокралась внутрь и чуть не упала, споткнувшись обо что-то, валяющееся на полу. И всё-таки не удержалась на ногах и полетела на пол, приложившись коленом о камни. Девушка сквозь зубы выругалась, совершенно не заботясь о том, что истинным леди не пристало подобное поведение. Предмет, через который она так неудачно упала, глухо заворчал, натягивая капюшон. Рука попала в полосу света. «О, мужчина, — возрадовалась княжна. — Спящий. Значит можно привести свой план в исполнение. Вряд ли наутро он сможет понять, что произошло. Просто сочтёт за сон, и всё».

Около алтаря замаячила фигура жреца. Подобрав платье и, кое-как, поднявшись на ноги, Лиза поковыляла к нему.

— Почтеннейший, — зашептала она, старательно понижая голос, — ваша помощь требуется. Помогите, — на её ладони возникла небольшая горстка мелких монет, — моему жениху совсем плохо. Боюсь, болезный до утра не доживёт, и останусь я вековухой, незамужней, никому не нужной. Совершите таинство брака, умоляю, именем богини. Будьте милосердны, спасите доброе имя.

Жрец негромко фыркнул. Не в первый раз парочки прибегали к подобному обману, когда не могли договориться с родителями. По одёжке девчонка была совсем бедной, да и мужчина дышал с трудом, или сдерживал дыхание, прислушиваясь к происходящему.

Пересыпав монетки в необъятный карман, служитель богини поинтересовался:

— По доброй воле ли ты идёшь за него, девица, не обещана ли кому другому? Браслеты ваши, где?

— По доброй, ещё как по доброй, — пробурчала Лиза, лихорадочно обшаривая «жениха» и его сумку, — никому больше не обещана, кому такая страхолюдина как я нужна. Господин жрец, а нет ли у вас запасных браслетиков, а то мы настолько бедны, что и купить-то их не успели. А я вам в уплату свои серёжки отдам.

В руку служителя перекочевали серебряные серьги, самые обычные. Покрутив их в руках, он вздохнул:

— Есть у меня браслеты, из чернённого серебра. Завалялись совершенно случайно. Вполне подойдут. Коли ты, девица, согласна, то я на них и обряд проведу, — пожевал губами жрец.

— Конечно, подойдут, — обрадовалась Ализанна, воровато оглянувшись на спящего мужчину. — Пожалуйста, только побыстрее.

Покопавшись всё в тех же необъятных карманах, служитель достал два браслета, сплошь покрытые узором из непонятной вязи. Они тускло блеснули в свете пламени, зажжённом перед изваянием.

— Давайте руки, — торжественно провозгласил он, — протягивая браслеты девчонке. — Давай, надевай своему болезному, а то сам-то, наверное, не сможет. Вот только на мой вопрос он лично ответить должен, а не ты за него, чтобы богиня не сомневалась в ваших намерениях.

Девушка спешно натянула маленькое украшение на свою руку, а вот кисть мужчины оказалась довольно крупной, и она замучилась пропихивать её во второй обруч. Наконец знаки брачного союза оказались на запястьях, и служитель опустился на колени, чтобы удобнее было держать руки брачующихся.

— Берёшь ли ты дева, этого мужчину себе в мужья, — зычно провозгласил священник, хитро поблёскивая глазами.

— Беру, беру, — заторопилась девушка и, наклонившись к мужчине, зашептала ему прямо в ухо. — Хочешь я тебя поцелую?

— Берёшь ли ты эту деву себе в жёны, — жрец прекрасно слышал, что спросила девушка, но это было не его дело, к тому же ему уплатили.

— Да, да, хочу, — завозился спящий, не снимая капюшона. Голос звучал глухо, но вполне различимо.

Лиза выжидающе взглянула на того, кто должен был сейчас произнести заключительную фразу. Сейчас, ещё немного и всё будет в порядке.

— Перед лицом богини, в её храме я объявляю вас мужем и женой, будьте счастливы, дети мои, — служитель тихонько захихикал, поднимаясь с пола.

Серебряные браслеты вспыхнули одновременно, сжимая запястья брачующихся, разрисовывая их особым узором. Таинство брака свершилось. Девушка облегчённо вздохнула, собираясь убраться из храма, тем более, что священник быстренько удалился в дверь, скрывающуюся за алтарём. Лежащий мужчина перехватил её за руку, притягивая к себе, и ища спросонок её поцелуя.

— Ну, ты же обещала, — тихо забубнил он. — Поцеловать обещала.

Княжна вздохнула, целоваться в её планы вовсе не входило, но отпускать её свежеиспечённый супруг не собирался, пришлось наклониться. Мягкие губы девушки чуть коснувшиеся его рта, тут же оказались смяты властным и требовательным поцелуем. Лиза забилась в объятьях незнакомца, упираясь ладонями ему в грудь и неуверенно пытаясь отстраниться. Её сразу же отпустили, правда, очень неохотно. Потом мужчина перевернулся на другой бок и довольно засопел, очевидно, продолжая спать дальше.

Отползя в сторону, Лиза поднялась на ноги и опрометью выскочила из храма. Как только её шаги стихли, новоявленный муж поднялся и расхохотался, откидывая капюшон. Из-за алтаря выскользнул жрец.

— Вы довольны случившимся? — подобострастно кланяясь, спросил он.

— Вполне, — усмехнулся мужчина и вручил служителю увесистый мешочек, — только серёжки её отдай. Тебе эта мелочь ни к чему, и так более, чем достаточно получил.

Жрец замялся, но серьёзное лицо посетителя храма к шуткам не располагало, и он, с сожалением поковырявшись в кармане, вытащил маленькие серебряные серьги. Их тут же забрали, и помещение опустело, только донёсся лёгкий шелест плаща незнакомца, столь щедро расплатившегося за совершённый обряд.


Глава 1 | Сердце Шангара | Глава 3