home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 46

Этот день решит всё. Мой народ готов к бою. Призывно трубят степные мамонты, нагруженные под завязку мешками с огневой смесью и зелёным порошком, преобразователем аммиачной атмосферы в безвредные нерастворимые соли, это величайший успех наших химиков.

На мне маска – фильтр, подарок той, из далёкого сна, женщины жившей миллионы лет назад. Тело закрывает одежда из паутины, по свойствам прочнее легированной стали в десятки раз. В руках мощный блочный лук, князь Аскольд делал его несколько лет, за поясом – меч, в остреё которого впрессован алмазный порошок. За пазухой – загадочный кувшин, отданный мне жрицей Грайей. Внутренность, расписанного цветами кувшина, заполнена пористым камнем. Мы не смогли определить состав субстанции. Иной раз в бессилии скреплю зубами в великой досаде, но что поделаешь, жизнь диктует свои законы. Отлично понимаю, это оружие против пришельцев, но абсолютно не догадываюсь, как им воспользоваться. Может, в критическую минуту сработает подсознание, как было не раз, и пойму назначение.

Сижу на жеребце по кличке Шпора – настоящий дикий зверь. По правую руку неподражаемый князь Аскольд и предводитель лучников полковник Исай. В первых шеренгах, в числе лучших стрелков, моя гордость – сын Ярослав. Он заметно возмужал, хоть тонок в кости, очень выносливый, ловкий, умный, рассудительный.

А вот подтягиваются войска лесных людей. В числе первых, в сопровождении матёрых волков, шагает Великий князь Семён. Тело как у медведя, мышцы – тугие рессоры, в руках держит огромный топор, остриё сверкаёт изумрудным огнём, подарок лесных людей. Рядом, его приёмный сын Игорь, его лицо в боевой окраске, на обнаженной спине змеятся тигриные полосы, клыки выкрасил в красный цвет.

А вот подходят войска Вилена Ждановича. Он не князь, назвал себя императором, да бог с ним, главное, чтоб помог в битве. Мы заключили перемирие, что произойдёт после сражения, не хочу думать. Его войска дисциплинированные, прошедшие жёсткий отбор, на вооружении катапульты с нашими термитными бомбами. Люди в броне, но это их упущение, наше снаряжение из нитей паутины намного прочнее и удобнее.

Росомаха улыбаясь, гарцует на чёрном жеребце, за плечами арбалет, на правом боку колчан с металлическими стрелами, на поясе грозная сабля. Он поприветствовал меня, как обычно, серьёзно и уважительно. Приблизился к князю Аскольду, отсалютовал без рукопожатия. Затем подскакал к Великому князю Семёну, чуть поклонился, бесцеремонно взъерошил волосы Игорю, к величайшему неудовольствию мальчика. Внимательным глазом оглядывает мои войска и не спеша удалился. Молодец, использует перемирие для своей пользы. Хотя, уверен, его шпионы и так хорошо докладывают о нас, соответственно и мои. Мы не в долгу и не в обиде друг на друга.

Император Вилен Жданович, степенно прибывает на степном мамонте, они и без того огромны, но этот – гигант среди гигантов. На спине сооружён целый дворец, с охраной, говорят, там даже ванная есть, любит Вилен дешёвые трюки.

Мы недалеко от Разлома. Вокруг выжжен лес, земля смердит от разлагающихся трупов, клубы ядовитой атмосферы продвинулись далеко от трещины и клокочут в низинах, между корней поваленных деревьев. Стервятники не тревожат мёртвых, покрытых аммиачной плесенью. Жутко, но мы привыкли к этим картинам, а наши души жаждут мести, тотального уничтожения врага.

Существа из чужого мира, быстро продвигаются в развитии. Их мутанты приспособлены к нашему воздуху, расползлись на сотни километров от Разлома. Радует то что, не смотря на все старания, пришельцы не могут вывести существ, похожих на человека. В основном получаются нечто похожее на троллей, гоблинов и прочих страшилок. Поэтому выявлять эту нечисть легко. Но есть шедевры их злого гения, ведьмы с живым глазом, встреча с ними едва не стоила нам жизни.

Определённо, в мир они выпустили немало подобных существ. В будущем ждут нас схватки с их чадами.

В тёмных подземельях они прячут организм производящий газовую среду, но я очень скоро спущусь в жуткие лабиринты и уничтожу гада. Думать об этом не хочется. Вилен Жданович, туда не полезет, подождёт, когда грязная работа будет сделана, а затем ударит по нам ослабленным. По крайней мере, он, наверное, так представляет развитие сюжета. Не доходит до его ума, шансы победить нас – призрачны.

Время для нападения выбрали утро, не любят его монстры, слепит тварей солнечный свет. Первыми задействуем катапульты императора Вилен Ждановича, огневая смесь должна на некоторое время деморализовать противника. Это время используем для подхода на мамонтах к Разлому и распылим порошоккатализатор. Затем пойдут войска, пока твари не опомнились, как можно больше их уничтожим. Далее спецоперация по зачистки. А потом, жуть подкатывает к сердцу, мне придётся идти в лабиринт одному. Маска – противогаз, в единственном экземпляре, люди в ядовитой атмосфере не выживут.

Оглядываю войска, все в сборе. Катапульты распределены по всей длине Разлома и уже оттянуты, бомбы с огневой смесью вложены в люльки. Пора! Делаю отмашку мечом. Вилен Жданович ухмыляется, выхватывает у знаменосца флаг и резко направляет в сторону врага.

Катапульты сработали слаженно, как на параде. Бомбы взвиваются в воздух и сыплются в чёрный провал. Ядовитый кокон поглощает их, мы замираем в ожидании. Одна, две, три… двадцать секунд, бомбы долетают до дна и начинают взрываться. Хлопки едва слышимые, но газ над разломом буреет, появляются светлые пятна, плёнка во многих местах лопается, ядовитый аммиак со свистом улетучиваться и растворяться в воздухе.

За это время катапульты вновь зарядили и я со злорадством наблюдаю, как в провал летят новые огненные бомбы. Так продолжается более часа. На дне разлома бушует ад. Хочется надеяться, что всё живое сгинуло, но я знаю, это не так, твари забились во все щели и ждут передышки, но я её им не дам.

Как только последние бомбы достигли дна, степные мамонты, нехотя подходят к краю и, с помощью мехов, воины распыляют порошок. Результат превзошёл все ожидания. Реакция происходит мгновенно, лавинообразно. Ядовитый туман съёживается, его заполняет воздух, который, в свою очередь принимает участие в растворении чуждой атмосферы. Полным ходом происходит цепная реакция.

Почувствовав неладное, пришельцы бросают в бой созданных для жизни в нашем воздухе, монстров. Заскрежетал камень, орда карабкается по склонам со скоростью рысаков в поле.

Как только показываются первые оскаленные морды, полковник Исай даёт команду лучникам. Тысячи стрел взвиваются в воздух, с чмоканьем вонзаются в студенистые тела визжащих чудовищ. Воздух наполняется рёвом и ещё большим смрадом. Многие твари срываются вниз, но их невероятно много, большая часть всё же выбирается на поверхность и устремляется на нас.

Как медведь взревел Великий князь Семён, взмахивает топором. Яростный рык прокатывается над полем сражения, колыхнулось войско лесных людей и ринулось в атаку. Две лавины сшиблись между собой. Великий князь Семён, в сопровождении злобных волков, в числе первых достигает врага и бешено выписывает круги чудовищным топором. Монстры отлетают кто с раскроенным черепом, кто перерубленный пополам, ядовитая кровь брызгает в стороны, оставляя ожоги на теле, но в пылу боя он на это не обращает внимания. Мышцы бугрятся на теле, кажется, этот человек не ведает усталости и страха, а его воины, вооружённые топорами, как свирепые ягуары бросаются на пришельцев, внося заметный урон в их стане.

Игорь орудует сразу двумя небольшими топориками и весьма искусно. Убить ими не может, но сбивает врагов с ног и их догрызают страшные волки. Какой вой поднимается над полем сражения. Монстры дрогнули, попятятся, но им в поддержку из Разлома вползают огромные чудовища четырёх, шести метровые, в неимоверно раздутых мышцах. Они поднимаются над землёй, лениво смахивают с себя, не причиняющие им вреда стрелы и медленно идут на людей. Гул стоит от тяжёлой поступи гигантов. Я благоразумно отзываю лесных людей и выдвигаю в бой тысячу воинов с тяжёлыми копьями.

Великаны не имеют достаточно ума и сообразительности, но обладают невероятной живучестью. Будучи нанизанные на копья, они продолжают молотить кулаками, раскраивая черепа моим воинам. На беду, я не знаю, где у них находятся жизненно важные органы, вроде сердца. Но может, этого у них нет? С содроганием смотрю, как они крошат в щепу моих людей. Ещё ни один из великанов не упал на землю и остальная свора активизировалась. В отчаянии оглядываюсь на войско императора. Они посчитали, что своё дело сделали и отошли на достаточно большое расстояние. На огромном степном мамонте, в кресле восседает Вилен Жданович и безучастно наблюдал за бойней. Нет, они не отступятся от сражения, но подождут, когда большая часть моего войско будет истреблена, а затем выдвинутся и возьмут себе лавры победителя. Я хорошо понимаю своего союзника поневоле, моего врага в действительности. Но есть у меня оружие против монстров. Прежде не испытывал его, не хотел его открывать врагу преждевременно, те могли изготовить противоядие. Мои учёные заверили – это настоящее орудие возмездия. Они подсчитали, что интенсивный поток световой энергии вызовет необратимые реакции в телах пришельцев. Конечно, лазерное оружие нам не по зубам, но зеркала для фокусировки солнечного света изготовить смогли. Их установили на спинах степных мамонтов, и я жду, когда Солнце достаточно наберёт свою силу. Как назло тучки всё ещё вертятся на небе, сводя на нет нашу задачу.

Монстры, теснят моё войско, но одного гиганта удалось завалить, но это – капля в море. Приходится послать в бой лесных людей, но эффекта это не принесло. Великаны просто топчут их. Я страшно переживаю за Семёна и Игоря, а они, влезли в самую гущу титанов. Семён, обладая невероятной ловкостью и силой, сумел своим чудовищным топором перерубить ноги трём монстрам, но те, ползая на брюхе, достают людей и разрывают их на части. Лучники продолжают осыпать врага стрелами – результат нулевой. Если так будет продолжаться, то ещё немного и от моего войска останется лишь воспоминание. Ах, ты Вилен Жданович, сволочь этакая!

А ещё, в небе появляются крылатые, смердящие на всю округу, монстры. Вирг и Гзела сошлись в схватке. Громогласный рёв и яростное хлопанье кожистых крыльев бьёт по перепонкам. Драконы извергают из глоток огонь, падают дымящиеся трупы крылатых мутантов, но им на смену взлетают всё новые. На стороне пришельцев явный перевес. Неужели сейчас они сомнут, истерзают прекрасные тела драконов и безнаказанно ринутся на нас?

Но поднимается ветер и разметал тучи, Солнце осветилось. Монстры взвыли от притока яркого света, пар идёт от их тел, но мутанты становятся ещё агрессивнее и буквально вгрызаются в людей. Думаю, из Разлома вылезли все чудовища не нашего мира. Но зеркала уже настраиваем. Последнее приготовление, лучи сфокусировали и, по моей команде, направляем на воинов мрака. Крик боли и ужаса всколыхнул пространство. Монстры вспыхивают как сухие ели, теряют ориентацию, набрасываются на своих же соплеменников и в страшных мучениях сгорают, оставляя один пепел. Полыхает пространство, с небес падают дымящиеся крылатые твари, у Разлома жутко воняет аммиаком и серой. Трупы врагов, в конвульсиях, валятся на дымящуюся землю, зловоние повисает над полем брани.

Ещё долго направляем лучи, но уже ничего не вспыхивает, наша победа очевидна. Ядовитый туман исчезает и возникает нереальная тишина. Войско стоит в молчании, люди не могут поверить в столь неожиданный финал.

Со стороны врага, некому шуметь. Их трупы во множестве дымятся на изгаженной ими земле. Ничего, дожди смоют всю скверну, вырастит новый лес, запоют птицы, расплодится зверьё, а Разлом заполнится водой, заплещется в нём рыба, нарастёт камыш.

Внезапно в войске императора Вилена Ждановича, загудели трубы, грохнули барабаны. Его мамонт великан разворачивается и важно бредёт к нам. Вслед скачет группа конников, держа в руках развивающиеся флаги.

Я поднимаю руку, ко мне подходит окровавленный Семён, в небрежно перекинутой через плечо шкуре арктодуса, рядом – приёмный сын Игорь, так же весь в крови, но счастливый и важный. Преданные волки окружают полукругом. Аскольд и Исай становятся сзади меня, телохранители с копьями и луками – по бокам.

Император подъезжает совсем близко. Исполинская туша мамонта заслоняет солнце. Маленькие злые глаза гиганта в упор буравят меня, хобот нагло шныряет около лица, но мой конь Шпора и глазом не ведёт, мне кажется, ещё чуть – чуть и с пренебрежением сплюнет в сторону.

Жеребец просто уникален. Както раз, напал на него зверь похожий на рысь, так Шпора не стал лягаться, а вцепился зубами в шею зверя и задушил. С тех пор, повязываю своему коню поясок из шкуры незадачливого хищника.

Я понимаю, Вилен Жданович пытается подмять меня своей мощью, заставить невольно бояться, но мне до его потуг… Выждав паузу, с дворца на мамонте скидывают лестницу и словно материализовался Рассомаха с телохранителями.

Император, в сверкающих доспехах, довольно живо для своего тяжеловатого тела, спускается вниз. Лицо излучает такую радость, ещё немного и я брошусь в его объятья.

– Никита Васильевич, я восхищён! Какая красивая партия! Только собрался ввести в бой элитные соединения, поддержать твоих храбрецов и такой финал. Не ожидал, не ожидал. Очень рад, что недоразумения ушли в прошлое и мы стали друзьями, союзниками проверенные в смертельной битве. Конечно, без наших катапульт, исход сражения мог бы быть иным, но… какой финал! Могу только аплодировать. Я хочу закрепить нашу дружбу и преподнести воистину царский подарок, доспехи из настоящей стали, почти как мои. Негоже Великому князю, кутаться в какие то обвязки.

Я невольно ухмыльнулся, он знает, мои "обвязки" на порядок прочнее его доспехов. Только мой меч, с впрессованными алмазами в лезвие, может их разрубить.

Догадываюсь, император тешит себя надеждой, ответным подарком будет как раз – меч. Конечно, я выражаю бурный восторг, тянусь к своему мечу, глаза императора алчно блеснули, отодвигаю в сторону, достаю из нательной сумки алмаз, величиной с голубиное яйцо.

– Вилен Жданович, чего греха таить, ваша помощь была весьма полезна. Сутки, а то и больше потеряли бы времени. Но благодаря нашим союзническим обязательствам, выполненных почти в полной мере, мы победили. Часть победы, конечно по праву, принадлежит и тебе, доблестный император. Поэтому прими ответный подарок, алмаз изумительной чистоты. Знаю, ты собираешь дорогие безделушки, уверен, он займет достойное место в твоей коллекции.

Вилен Жданович с кислой миной принимает алмаз, небрежно суёт в карман, сухо благодарит, он разочарован.

– Спасибо, князь, хороший камешек, – поджимает он губы.

Вскользь глянул на Росомаху. Лицо серьёзно, но глаза смеются, он оценил мой ответный жест, и я понял – вновь не разочаровался в его глазах.

– И ещё, – делаю глубокомысленную паузу, – за неоценимый вклад в наше общее дело, отныне и навеки, ты будешь являться почётным гражданином государства Растиславль.

– О… – только и смог выдавить Вилен Жданович. Эта формальность чуть не вывела его из себя, он понял глубоко замаскированное издевательство.

– Ты тоже… заходи, – цедит он. – Мы так же придумаем для тебя нечто почётное, – попытался язвить он. Наверное, предложит Полосу препятствия пройти, ехидно думаю я.

После этих слов он попрощается, проворно карабкается по лестнице, в раздражении скрывается во дворце. Пронзительно заголосили трубы, забили барабаны, мамонт тяжело разворачивается и союзники убираются прочь.

Князь Аскольд беззвучно смеётся, бородка озорно топорщится: Хорошо ты его зацепил, не скоро успокоится, наверное, всю воду из бассейна выплеснул.

– Наверное, – деревянным голосом произношу я. Мне предстоит спуск, в преисподнюю. Идти не хочется, но… больше некому.

Семён, за последние годы, стал настоящим терминатором, никто не сможет сравняться с ним в силе, а бесстрашие – выплёскивается через край. Помню, каким был в начале пути, не слишком сильным, не слишком храбрым, но всегда справедливым и готовым на самопожертвование ради друзей и нуждающихся в его защите. Его принял лесной народ, нрава свирепого, но простодушного в честности своей, оценивший его главные качества.

Мать Игоря, прекрасная Эранда, очень долго ненавидела Семёна, но пришло время и ненависть неожиданно переросла в любовь возвышенную и прекрасную. Вскоре родился сын. Маленький крепыш, с крохотными клыками и серыми как свинец глазами. Семён на седьмом небе от счастья. Я очень рад, что всё наладилось. Хотя знаю, иногда он исчезает в лабиринтах чёрных пещер, в странном мире у него есть ещё одна женщина, и растёт у него дочь с глазами как свинец и огненными зрачками. Бой закончится, и Семён исчезнет в чёрных лабиринтах подземной цивилизации, его миссия ещё не выполнена.

Аскольд – человек загадка, я не знаю, чтобы не мог сделать этот необыкновенный человек. Благодаря его стараниям сформировалось могучее государство. Не очень доброжелательные соседи, пускают слюни на растущий город, на строящиеся корабли… но могут пускать лишь слюни. Я всегда ощущаю его поддержку, с ним мне спокойно, но мне придётся спускаться в подземелья без друзей и от этого в груди разливается пустота. Князь Аскольд прекрасно ощущает моё состояние, понимает насколько всё опасно, но не отговаривает, знает, без уничтожения сердца пришельцев, сегодняшняя победа будет фикцией. Наступит день, пришельцы скорректируют свои действия и победить их станет невозможно. У нас есть лишь один шанс – сегодня или никогда.

Великий князь Семён, снимает медвежью накидку, накидывает мне на плечи.

– Холодно там, как бы ни простудился, – свинец в глазах посветлел и превратился в серебряное сияние и вроде, блеснула слеза.

Ярик вцепился в мой пояс, как когда то в детстве, я обнимаю сына.

– Папа, там очень опасно? – он побледнел, капельки пота покрывают ещё юношеский лоб.

– Конечно, – соглашаюсь я, – но прощаться не буду, скажу до свидания. Убью всех тварей, что подвернутся на пути. А как же иначе, сын?

– Дядя Никита великий охотник, он всех загрызёт, – щёлкнул клыками Игорь.

Воины скидывают верёвочную лестницу, пустота в душе отступает, возникает азарт и нечто похожее на радость: Сегодня или никогда, – шепчу я, натягиваю маску и ступаю на лестницу.


Глава 45 | Восьмая горизонталь | Глава 47