home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 34

Подходим к магам. Зирд выпрыгивает из вагона, смотрит на Семёна, в глазах страх и почтение. Мой друг странно и необычно смотрит на этих людей, серебряные глаза излучают доброту, печаль и Силу.

– Твои приказания Жрец Над Всеми Жрецами, – склоняет голову Зирд.

– Здесь будет Город над всеми городами. Все жители нижних пределов Земли обязаны защищать его. В нём запрещены всякие распри и главным достоинством в Городе не цвет кожи, а знания и уважение к себе подобным.

– Так и будет, – Грайя тоже склоняет голову. Семён неожиданно прижимает её к себе: Ты моя женщина, не надо мне кланяться, а ещё, у тебя будет невероятно много забот. Храмы Огня необходимо перенести сюда.

– Я уже поняла.

Стадо коргов волнуется, самцы страшно разевают пасти, жутко блестят саблевидные зубы, грозное рычание холодит кровь. Неожиданно Семён улыбается, идёт к ним. Звери, толкая друг друга, устремляются к нему. Огромные самцы ластятся ему в ноги, самки обиженно попискивают, детёныши пытаются его укусить. Семён смеётся, гладит скользкие тела: Они будут защищать Город со стороны океана. Я потрясён такой переменой в друге, даже не знаю, радоваться или печалится. А я для чего нужен?

Семён смотрит на меня, укоризненно улыбается, он прочитал мои мысли: Ты Воин, Никита. Твоё предназначение защищать нас. Идёт война, по закону военного времени – ты Хан.

Внезапно разгорается на груди медальон, он вновь обретает Силу. Я с наслаждением ощупываю алмазные камушки, радуги вспыхивают над головой. Зирд щёлкает пальцами, зарево из огня полыхает и устойчиво зависает над нами. Счастливая улыбка мелькает на лице, он тоже обретает прежнюю Силу.

Со стороны побережья, где виднеются причудливые скалы, опутанные густой растительностью, срывается искрящееся облачко и вот, над нашими головами вопят и чирикают прелестные создания. Я узнаю в них тех чудесных дракончиков. На плечо садится старый знакомый. Требовательно смотрит в глаза, несильно цапает за нос, обиженно чирикает. Глажу его, он отстраняется, раздражённо шипит, плюётся огнём, обжигает щёку. Не пойму, чем он так рассержен.

– Вкусненького хочет, – улыбается Семён. Я суетливо достаю из сумки кусочек сушеного мяса. Дракончик выхватывает его из рук и взмывает воздух, за ним ринулась вся стая, пытаясь вырвать вкусный кусок из зубов, но он шустрее всех, первым долетел до зарослей и, как его не было.

– Они ещё малыши, вырастут, будут защищать Город с воздуха, – говорит Семён. – Это драконы. Ох, нелегко мне с ними будет, – вздыхает он. – У них ум отличается от нашего разума и магией они владеют необычной, но они наши союзники.

– И большими они становятся? – мне интересно, запахло старыми легендами и сказками.

– Как в легендах и даже вырастают больше, – ловит мою мысль Семён. – А этот, бронзовый, к тебе привязался. Думаю, придётся жизнь связать с ним, он отцом тебя считает. Найдёт тебя везде и даже на поверхности, можешь не сомневаться. Но будь с ним вежлив, они весьма ранимые существа.

Мы покидаем океан Кааз. Некоторое время вагонетка несётся вдоль побережья, я наблюдаю за несущихся по волнам коргов, они провожают нас. Издали их можно принять за дельфинов. Затем вагонетка ныряет в туннель и вновь знакомый перестук колёс, и запах окалины.

Семён, как обычно сидит рядом со мной, топор зажат между ног, он молчит, и я молчу, оба переживаем происшедшие события. Грайя указывает путь, сейчас она хорошо видит маяки, даже я стал их различать.

На этот раз, поездка доставляет полное удовольствие, я уверен, всякие каверзны, остались позади. Расслабился, тяжёлый меч скинул с плеча, с лука снял тетиву, пусть отдохнёт, как и я. Иной раз закрываю глаза, погружаюсь в сон, но в голове сразу возникает призрачное сияние, исходящее от золотых пластин. Человеческому сознанию трудно переварить видения таких огромных сокровищ, причём сокровищ не в золоте, а в том, что на нём.

Завидую и жалею друга, он прикоснётся к таким знаниям, что вообразить невозможно. В то же время, он взвалил на себя небывалый груз, вряд ли он будет себе принадлежать, но ему выпала такая доля.

Чтото царапнуло моё сознание. Открываю глаза, оглядываюсь. Навстречу несутся стены тоннеля, сзади взгляд тонет в темноте. Показалось. Я уверен, в настоящий момент Другие не посмеют напасть, но всё равно, меня нечто гнетёт. Стараясь, чтоб никто не заметил, вновь одеваю, петлю на лук. Семён мигом встрепенулся, в руках тут же появляется топор: Ты, чтото чувствуешь?

– Не знаю. Наверное, необоснованные страхи.

– Да нет, – Зирд поспешно подходит к нам. – Очевидно за нами погоня, – он подзывает магов. Они сгрудились в конце вагона.

– Непонятно, вроде за нами ктото бежит, но угрозы не чувствуем. В любом случае, огненную завесу, сделать стоит.

Маги зашевелились, внезапно срывается огненная дуга и перекрывает туннель сзади нас.

– Вот и всё, час через её никто не перейдёт, – он удовлетворённо потирает ладони.

Удовлетворённо киваю, с восхищением смотрю на бурю огня, бушующую позади. Какой силой обладают эти люди, трудно представить, все возможности человека. И почему я так не умею?

Давно осталось позади гудящее пламя, а сознание вновь, чтото царапнуло. Меня это серьёзно беспокоит, оборачиваюсь к Семёну, он обдаёт меня серебряным светом глаз: За нами действительно ктото бежит. Может ему, чтото надо от нас? Я тоже не чувствую угрозы. Давай остановимся? Всё равно он очень скоро нас догонит.

Соглашаюсь и довожу своё решение до Зирда. Маг мрачнеет и предлагает поставить ещё одну завесу из огня, но двигаться вперёд. Грайя так же не хочет останавливаться, наш путь подходит к концу, может, успеем выбраться из туннелей до встречи с незнакомцем, но я понимаю, встреча неизбежна именно здесь. В любом случае, правильнее встретить неизвестность лицом, нежели спиной. Я приказываю остановить вагон. Скрежещут колёса, искры, как бенгальские огни, разлетаются прочь, останавливаемся. Рёв от торможения исчезает в глубине туннеля, накатывается оглушающая тишина.

Выпрыгиваем на шпалы, Семён с топором наизготовку, вкладываю стрелудротик на тетиву лука, маги готовы дать отпор огнём. Ждём. Незнакомец не заставляет себя долго ждать. Слышится скрежет лап о камни, пахнуло серой. Я понял кто это, наш старый знакомый. Я вспомнил, рассыпь изумрудных глаз на морде тираннозавра и членистые лапы, страшно стало.

А вот и он. Существо бежит по своду как муха по стеклу, без всяких усилий. В метрах тридцати от нас, прыгает на пол, медленно идёт. Я жду, с содроганием смотрю в светящиеся зелёные глаза. Странно, но угрозы не чувствую, а оторопь берёт. Существо настолько чуждо для нашего мира, что разум не может его воспринять.

В десяти метрах от нас, заскакивает на стену, поворачивает голову. Из пасти течёт жгучая слюна, дымится камень. Я думаю, это невероятно существо даже не поняло, что завеса из огня была поставлена, что бы его остановить.

На ватных ногах делаю шаг в сторону страшного существа. Понимаю, если он хотел напасть, давно бы сделал, ему, чтото надо от нас. Иду вперёд, Семён собирается задержать меня, но я отвожу его руку. Существо вновь поворачивает голову, кажется, с интересом наблюдает за мной. Прохожу пару метров, дальше идти не могу, останавливаюсь: Что тебе нужно? – посылаю мысль в россыпь изумрудных глаз.

Существо спрыгивает на рельсы, приподнимается на лапах, с омерзением вижу забитое до отказа брюхо, по крайней мере, оно в данный момент не голодное, это несколько успокаивает.

– А если б я был девочкой, чтоб сделал? – его мысли, как рассыпавшейся горох прокатываются в голове, мне даже становится больно.

У меня круги пошли перед глазами от такого, гм, неординарного вопроса. Это ж надо было гнаться за нами по рельсам, чтоб выдать на гора такой идиотизм! Нервно смеюсь: Убил бы.

– Почему?

– Вас бы много стало, не ужились бы, – откровенно говорю я.

– Интересная мысль. Об этом я не думал. Спасибо за идею. Встретимся, – существо теряет к нам интерес, неторопливо семенит назад и растворяется в темноте.

– Мне кажется я, чтото не то сказал, – расстроено говорю другу.

– В любом случае, он не найдёт здесь для себя пару, – успокаивает Семён.

– А может он попробует, сделает самку? – делает предположение Грайя и нас словно кипятком обваривает. А вдруг действительно найдёт соответствующий материал для воспроизводства? Ну и натворил я дел!

Зирд мрачнее тучи, но не капает на мозги, хотя вижу, хочет обо мне высказать не очень лицеприятное суждение. А, наплевать! Найдём его, и если не сможем уничтожить, отправим обратно, в Пекельный мир, главное остались в живых.

Теперь мы едем, зная, что нас никто не преследует, но расслабиться уже не могу. Эта скотина испортила всю поездку.

Миновали пару массивных дверей и выехали из зоны служебных туннелей. Часто встречаются разъезды, маяков уже нет, но Грайе они не нужны, эти места ей и так знакомы. Она не напряжена как раньше, даже улыбается, я догадываюсь, она давно не была дома, а сейчас предвкушает свою встречу с родным городом.

Наконец выезжаем на чистенькую станцию. Обращаю внимание, на ней толпа людей, они знают о нас. Грайя какимто образом передала сведения. Люди празднично одеты, в руках связки разноцветных лент и гудят как потревоженный улей. Среди них выделяется группа высоких людей, их одежда пылает огнём, но вреда им не приносит. Я догадываюсь, пламя бутафорное, но впечатляет.

Грайя смеётся, прыгает в руки пылающим людям, они обнимают её, расспрашивают, дружелюбно косятся на нас, Зирда и магов приветствуют сдержано. Грайю облачают в красную накидку и та, вспыхивает слепящим огнём, Семён едва не кинулся тушить. Затем водрузили на голову небольшую корону и от неё пошли радужные лучи. Я любуюсь, настоящая Верховная жрица Огня. Семён вообще не может в себя прийти от восхищения. Грайя довольна произведённым эффектом, лукаво посматривает на Семёна. Но вот, она насладилась всеобщим вниманием, берёт под руку Семёна, подводит к группе Огненных жрецов: Как Верховная жрица Огня представляю вам Жреца Над Всеми Жрецами, – гул удивления прокатывается в толпе, но Огненные жрецы вероятно уже знают о прибытии столь высокого гостя, как один склоняют головы, показывая этим, что не оспаривают власть. Семён не смущён таким вниманием, он знает кто он и зачем здесь. Понимает, ему незачем, чегото доказывать, всё предрешено давно, и никто не сможет повлиять на очевидный факт – он Властитель этого народа.

Раскрываются массивные ворота, призывно звучат трубы, грохочут барабаны. Торжественная встреча переносится в город жрецов Огня.

В окружении свиты, выходим на широкую площадь, сложенную из толстенных гранитных плит. Вот здесь – настоящее море людей, ими заполнено всё! Только сейчас я начинаю соображать сколь сильное влияние нашей хрупкой спутницы над людскими массами. Её обожают и любят, кричат, бросают в воздух разноцветные ленты, местные маги запускают фейерверки, в гуще толпы покачиваются животные гиганты, из их глоток вырывается оглушительный рёв. Всё смешивается в общей праздничной какофонии, а за ликующей толпой, просматриваются великолепные здания, в воздухе парят летательные аппараты, на подступах к площади стоят многочисленные автомобили разных форм и размеров, здесь уровень цивилизации на лицо.

Но стоило Грайе поднять руки и волнение в толпе быстро затихает. Она поворачивается к Семёну, лицо полное тревоги, даже страха: Давно предсказано в древних легендах, что придёт необычный человек, с серебряными глазами и белой кожей. Он станет Жрецом Над Всеми Жрецами. С его правлением произойдёт объединение всех народов, а распри и междоусобицы покинут нас. Произойдёт стремительный взлёт духовности, а знания станут безграничны. Но, – она растерянно замолкает, затем неуверенно лепечет, – подтвердить его приход должен серебряный цветок. Он должен вырасти прямо здесь, но… он не растёт, – глаза наполняются слезами. Затем она продолжает, – всех самозванцев необходимо казнить. Но, ведь ты истинный Жрец Над Всеми Жрецами, это так очевидно, – она всхлипывает. – Почему он не растёт!

– Все знают, что он должен прийти? – не на шутку тревожусь я.

– У нас важные известия распространяются мгновенно. Весь народ знает и ждёт. Он очень долго ждал.

– Ну, если долго ждал, пусть подождёт немного ещё, – я глазами ищу пути отступления, но сзади стоят вооружённые автоматами молчаливые, крепкие мужчины. Не прорвёмся. Но Семён спокоен, улыбается. Не пойму, почему он не беспокоится, смотрит кудато вниз. Слежу за его взглядом.

Что это? В граните возникает сеть мелких трещин. В абсолютной тишине возникает звук, словно рвущихся струн гитары, скрежет, гранит лопается и всплывает светлое серебряное сияние, заполоняет окружающее пространство.

– Видите!!! – взвизгивает Грайя, – он растёт!!

Толпа охает как один человек. У всех на глазах, из земли, проклёвывается серебряный бутон огромного цветка. Он раскрывает лепестки и, начинает вздыматься вверх. Толстый стебель почти прозрачный, словно хрустальный. Цветок напоминает роскошную серебряную розу, но он – живой. Он благоухает неземным запахом, внося в сердца умиротворение и радость. Семён бережно трогает стебель и словно сотни серебряных колокольчиков с благодарностью откликаются на ласку. Взрыв ликования вспыхивает в толпе и распространяется как лесной пожар. Народ принял Жреца Над Всеми Жрецами.

– Надеюсь, ты не сразу останешься здесь, вершить историю, – шучу я. Мне так не хочется расставаться с другом.

– Пока идёт война с Другими, я буду с тобой. Здесь и без меня начнутся достаточные изменения. Главная наша миссия – артефакты. Надеюсь, у нас не будет проблем их взять? – оборачивается он к Грайе.

Женщина насмешливо фыркает: Это тебе решать, кому их передать. Раз появился ты, совет из жрецов Огня не нужен. Такие вопросы можешь решать единолично.

– Тогда идём за ними.

– Подчиняемся, – скромно опускает глаза Верховная жрица Огня и счастливо улыбается.

Поездка в главную резиденцию храмовых комплексов Огня занимает много времени. Огромная толпа мешает нашему кортежу из пятнадцати машин в продвижении. Под конец у Грайе терпение лопается, и она приказывает стрелять в воздух. Ликующая толпа отступает, но и после этого продвигаться сложно. Улицы переполнены транспортом, на тротуарах беснуются, прорвавшиеся сквозь оцепление. С окон бросают разноцветные ленты. Над городом кружатся воздушные шары, изредка хулиганят набольшие самолётики, которые проносятся в пяти метрах от нас, чтобы засвидетельствовать почтение.

– Полный бардак, – хмурится Семён, хотя вижу, ему приятно.

– У нас всегда так, люди искорени в своих чувствах, – Грайя поправляет корону, машет рукой из окна автомобиля.

Наконец вырываемся из города, набираем скорость. С любопытством смотрю по сторонам, всё утопает в зелени, именно в зелени. Роскошные деревья в густой, зелёной листве. Как необычны эти краски глубоко под землёй. Но, конечно, и много растений в привычной для этого мира расцветке: сиреневые, жёлтые, красные, голубые и белые. Красота необычайная. А среди всего этого великолепия, в единстве с природой, уютно притаились многочисленные домики. По просёлочным дорогам гуляют толстые, ленивые рептилии. В просветах деревьев мелькают многочисленные водоёмы, на них покачиваются лодки.

Народ занят повседневными делами, в отличие от городских жителей, не срываются в восторженном экстазе, чтоб нас поприветствовать. Если кто находится у обочины, помашет ручкой и назад, к своему хозяйству.

– Суровые у вас крестьяне, – замечаю я.

– Нет, это не крестьяне. Здесь живут люди, наделённые огромной магической Силой, они охраняют храмовые комплексы Огня. Ещё ни разу враг не прорывался к главному святилищу Огня, где находятся артефакты.

– На вид безобидные, оружия ни какого.

– Им оно не нужно.

Храмовый комплекс выплывает из серебристых облаков, нависает над дорогой. Кажется, белоснежные башни и башенки, окружённые огненным ореолом, сорвутся вниз и раздавят своей мощью, мчащиеся автомобили. Многочисленные окна светятся жёлтым огнём. Хочется броситься с огнетушителем и тушить, тушить буйство огня, но понятно, этот огонь, вреда, ни кому не приносит. А как впечатляет!

Дорога упирается в суровую, неприступную стену. Даже намёка на ворота нет, сплошной монолит, но машины наоборот, увеличивают скорость. Жмурюсь, краем глаза замечаю, и Семён так же сжимается, сейчас произойдёт удар, но в самый последний момент, часть стены исчезает, и машины влетают внутрь. Грайя хохочет, знает, что мы перетрусили. Вот, негодная, не стала нас предупреждать!

За стеной, совсем другая картина. Культурно и чисто. Ухоженные клумбы, уютные дорожки, посыпанные мелкой галькой, фонтаны и, обязательный атрибут этого мира – каменные шары разных размеров. Они везде: на стриженых лужайках, в искусственных водоёмах, их гладкие поверхности виднеются из окультуренных зарослей.

Жрецы и их ученики, занимаются на открытом воздуху кто чем. Одна группа уткнулась в белые листы, быстро строчат под диктовку, другие занимаются гимнастикой, третьи горланят песни и т. п.

Останавливаемся у центрального храма Огня. На парадной лестнице выстроен почётный караул. Все в красных накидках, расшитые золотом камзолы, блестят многочисленные награды, у каждого начищенная до зеркального блеска сабля. Как только нам открыли дверь автомобиля, из их глоток вырывается звериный лай. Я спешу спрятать улыбку, но Семён, словно матёрый ротвейлер, отвечает им в ответ. Вижу, лица у почётного караула посветлели. Грайя счастлива, стоит рядом. Из соседних автомобилей выбираются жрецы Огня. Зирд, со своими магами занимает место согласно рангу.

Входим в храм – удивительное зрелище, словно попадаем в пустое пространство, ни пола, ни стен, ни сводов. Висим словно в воздухе, даже дух захватывает. Я не могу разобраться, иллюзия это или нет. В центре, гудит сгусток ослепительно жёлтого огня, вот он настоящий. Жаром опаляет лица, слезятся глаза. Как же его выдерживают жрецы?

– Здесь хранятся артефакты, – шепчет Верховная жрица Огня. – Ты должен их взять, голыми руками, – говорит она мне. – Если они не примут тебя, ты мгновенно сгоришь.

– Перспектива, – неприятно удивляюсь я. – Зачем такие сложности?

– Всякое бывало.

– А там точно есть артефакты?

– Вроде да. Испокон веков мы охраняем этот Огонь.

– Так вы их ни разу не видели?

– Их не обязательно видеть. Мы о них знаем.

– Дела, – качаю головой.

– Там, они, безусловно, есть. Если ты Избранный, ничего не случится.

– В смысле, не сгорю?

– Именно! Да не бойся, это конечно ты!

– За Семёна больше переживала, – с укоризной говорю я.

– Такто Семён, – поспешно соглашается она.

– Никита, если, что, я рядом, – одаривает мягким серебряным светом друг.

Смотрю ему в глаза, вижу понимание, участие и уверенность. В любом случае, другого пути нет. Отдаю оружие, вещи. Решаюсь. Делаю шаг, но словно срываюсь в полёт. Лечу, растопырив руки, по спирали, вокруг гудящего Огня. Жутко стало, процесс пошёл, остановиться не могу. Вращаюсь всё быстрее и быстрее, жар опаляет, кажется всю душу. Дымится одежда, вспыхнули волосы, обгорают ресницы, огонь почти рядом. С ужасом смотрю внутрь, в центре раскрывается зрачок, внимательно наблюдает за мной, изучает долго, за это время одежда воспламеняется, голая кожа пузырится, мясо сходит с костей, дикая боль, не могу сдержать криков, из глаз брызжут слёзы и моментально испаряются в огне.

Всё заканчивается мгновенно. Боль уходит, возникает облегчение, лёгкость – я воспаряю прямо в гудящую топку. Неужели я умер? Закрываю глаза, но всё вижу. Точно умер. Но мне не страшно. Огонь ласково щекочет тело, всё пылает. Я лечу сквозь пространство всё очищающего Огня. Но, вот оказываюсь в центре некого, словно хрустального, пространства. Становлюсь на, искрящуюся алмазными бликами, прозрачную плиту. С удивлением оглядываю себя. Ни единого волдыря, кожа чистая, белая как у ребёнка, исчезли все шрамы, даже корона на плече, а на голове появилась густая шевелюра, а шелковистая борода ниспадает на грудь. Никогда не носил её, но как приятно её ощущать, словно сквозь бороду получаю дополнительную энергию.

Из ничего возникает сверкающий шар, он истончается, я протягиваю руки, и оказывается, уже держу тяжёлую, в выпуклых необычных цветах, вазу и странную маску. С хрустальным звуком рушится пространство, искрящиеся осколки уносятся прочь, я вновь в храме Огня, но больше ничего не пылает, всё залито молочным сиянием, я в центре, абсолютно голый, держу артефакты.


Глава 33 | Восьмая горизонталь | Глава 35