home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6

В отделе у них забрали личные вещи и хмурый неразговорчивый капитан, видимо, дежурный, записал их объяснения. Рядом, другой полицейский, сидевший спиной к приятелям, оформлял показания горячих молодых людей с юга.

Потом Макс и Стаса отвели в камеру и посадили отдельно от кавказцев. Там они покемарили до утра и заодно протрезвели, а утром выяснилось, что пока они спали за кавказской молодежью — это оказались дагестанцы, приехали представители их диаспоры и всех отпустили. Отпустили всех, за исключением Максима и Стаса, за которыми члены их диаспоры не приехали. Более того, поскольку дагестанцев отпустили, обоих приятелей решили сделать виновными в завязавшейся драке, будто это они спровоцировали молодых джигитов.

Посматривая на грязную, разорванную, но еще не потерявшую вид одежду молодых людей, сидящих перед ним, скучающий дознаватель — белобрысый короткостриженный парень с погонами лейтенанта, открыл паспорта задержанных. Разложив их рядом на столе, он уставился на фотографии Стаса и Максима, словно пытаясь удостовериться, что перед ним, действительно, сидят настоящие владельцы этих документов. В таких костюмах и с такими лицами к ним не часто попадали. Как посчитал лейтенант, это могли быть только мальчики-мажоры из богатых семей, гуляющие на родительские деньги.

— Станислав Гусаров и Максим Завьялов, — прочитал он вслух, как бы констатируя факт их присутствия, а потом с ехидцей спросил: — Что вы там устроили? Настоящее мочилово.

— Мочилово-лечилово! — придурашливо засмеялся Стас.

А Максим спросил:

— Мы устроили? Я думал, что даги.

— Нет, нет, вы! — торопливо произнес лейтенант, чтобы отпали последние сомнения, — позвонить есть кому?

— Родственникам? — не понял Стас.

— Ага! — словно удивляясь его тупости, с ноткой издевки в голосе ответил дознаватель, — у нас что здесь, полиция Лос-Анджелеса? Я говорю, позвонить есть кому, кто может вас вытащить отсюда? Я про крышу, говорю, — уточнил он.

Стас и Максим задумались. Среди правоохранителей у них было много знакомых, но кто будет за них впрягаться? Кому это нужно в наше время? За так только птички чирикают! Они переглянулись. В глазах Стаса мелькнуло удивление — он никогда не задумывался о «крыше» для себя лично. Порешать вопрос для фирмы — это он делал, а для себя? Стас перебрал в голове всех своих знакомых, но никого из тех, кого можно было бы попросить об услуге, не вспомнил.

Сидящий рядом Максим тоже думал о «крыше». Еще недавно, до своего увольнения, он помогал Белорыбову когда у того украли в метро портмоне. Максим связывался с ментами, просил их помочь. Может, сейчас позвонить им?

— ГУВД подойдет? — спросил он лейтенанта.

— ГУВД? — в голосе полицейского прозвучало уважение, — на, звони! — он пододвинул городской телефон, стоящий на столе, к Максиму.

— Дайте мне мой сотовый, там у меня номер, — попросил тот, — а то на память не помню.

Порывшись в своем столе, следователь достал сенсорный телефон HTC с большим экраном.

— Твой? — спросил он.

— Этот.

Максим быстро нашел нужный номер и набрал его на мобильнике, не воспользовавшись предложением дознавателя звонить со стационарного телефона. Для того чтобы все слышали разговор, он включил громкую связь.

Стас и лейтенант, сидевший напротив за столом, смотрели на него с любопытством. После нескольких длинных гудков на другом конце провода сняли трубку.

— Да? — густо сказал голос.

— Мельникова можете позвать? — спросил Максим.

— Нет, не могу! — ответил голос.

— А когда он будет?

— А никогда! Уволился Мельников, по сокращению.

— Да вы что? А Кравченко?

— Тоже.

— И Саша Круглов? — с невольным испугом за полицию, потерявшую столько людей, спросил Макс.

— Нет, но он на выезде, будет вечером.

Услышав последние слова, Максим поблагодарил невидимого собеседника и, выключив телефон, застыл в задумчивости. Надо было еще кому-нибудь позвонить — не сидеть же здесь весь день! Но подходящей фигуры, достаточно авторитетной для лейтенанта, вспомнить с ходу не мог.

— Что, больше никого? — спросил весело дознаватель, — итак? Будем дело оформлять по хулиганке или как?

Лейтенант улыбался, его глаза пытливо и нагло ощупывали их, и Максим физически, почти кожей, ощутил этот липкий взгляд. Таким взглядом, наверное, смотрит волк на добычу, примериваясь как бы оторвать кусок пожирнее.

«Только начал служить, а уже работает на карман! — с удивлением подумал Максим, — как они преображаются, только возникает тема бабок. Становятся такими бодрыми, энергичными. Если бы так бандосов петрушили! Или он делится с начальством?»

Но тут рядом зашевелился Стас, для которого переговоры были родной стихий. Он широко, дружелюбно улыбнулся.

— Какова цена вопроса?

Лейтенант вновь окинул взглядом их одежду, задержался на дорогих часах на руке Максима и хотел, было, назвать цену, но Завьялов его перебил и сказал с невозмутимым лицом:

— Погодите, лейтенант, еще звонок!

Страж порядка замялся, ему никак не хотелось, чтобы задержанные куда-то звонили, но здесь была Москва, и приходилось перестраховываться — вдруг у этих мажоров еще кто-то есть.

— Давай, звони! — нехотя разрешил он.

Завьялов вновь взял свой сотовый телефон и набрал номер. Он, как и в первом случае включил громкую связь, чтобы Стас с лейтенантом его слышали. После двух непродолжительных гудков в трубке щелкнуло, и ровный, спокойный голос ответил:

— Дежурный по Управлению слушает.

— Это Управление ФСБ? — скорее для лейтенанта, чем для себя уточнил Максим и заметил, как у дознавателя вытянулось лицо.

— Да, по Москве и Московской области. Что вы хотели?

— Подскажите, как мне связаться с майором Тарасовым?

— А он не давал вам свой номер? — подозрительно спросил дежурный.

— Давал, но у меня сотовый украли, а там были все номера, — смело соврал Завьялов, почувствовавший колебание дежурного.

Видимо, в ФСБ не привыкли давать номера сотрудников посторонним, даже рабочие контакты, но что-то в голосе Максима убедило дежурного и он, после некоторого молчания, назвал телефон майора Тарасова.

Завьялов вспомнил о Тарасове в самую последнюю минуту, потому что содействием майора он никогда не пользовался — всегда хватало помощи ребят из ГУВД. Поначалу он помог Тарасову с выбором машины, а потом у них просто возникли дружеские, ни к чему не обязывающие отношения. Тарасов несколько раз просил помочь с подбором машин для его знакомых, таких же, как и он, сотрудников ФСБ. Максим давал им полную консультацию по моделям, помогал с выбором и, в результате, все оставались довольны.

Набирая номер майора, Максим очень хотел, чтобы тот был на месте и никуда не ушел, и ему повезло — Тарасов оказался у себя. Едва майор поднял трубку, Максим в общих чертах обрисовал ситуацию. Тарасов говорил сиплым простуженным голосом.

— Кто там дознаватель? — спросил он, покашливая, — дай ему трубку!

Максим передал телефон лейтенанту и тот поспешил отключить громкую связь.

С каждой минутой, пока этот молодой парень слушал речь майора, лицо у него становилось всё почтительнее, вина всё явственнее проступала на нем. Закончив разговаривать, он, не глядя на приятелей, произнес с раздражением:

— Что же вы не сказали, что у вас эфэсбэшная «крыша»? Сейчас оформлю, чтобы вас отпустили.


Вскоре, Стас и Максим стояли у входа в ОВД, вдыхая прохладный утренний воздух. Максим плотнее запахнул свое пальто, ему показалось, что он замерз.

— В горле пересохло. Продолжим? — спросил Стас, предлагая снова пойти в бар.

— Нет, я пропускаю, — ответил Максим, — надо Катю увидеть.

— Не становись подкаблучником! — с разочарованием в голосе предупредил Гусаров.

Они пошли к метро и там, поскольку им надо было ехать в разные стороны города, попрощались, договорились созвониться в ближайшее время. Впрочем, Максим не особо рассчитывал, что они встретятся до Нового года — жизненный горизонт был закрыт плотной пеленой тумана, будущее не сулило мало-мальски стоящих перспектив.

Но он ошибался.

Это произошло на следующий день, когда они с Катей гуляли по Тверской. Наконец начал падать легкий снежок и сделалось сразу тепло. Катя была в розово-синей вязаной шапочке, в куртке на синтепоне, а он накинул утепленный плащ. Дениса они оставили с бабушкой, Ниной Георгиевной.

Снег падал с неба мелкими крошками, стелясь белым ковром под ногами, плотно лепился к теплым стеклам, точно Снежная королева замерзла на своем Северном полюсе и хотела отогреть руки.

Внезапно у Завьялова зазвонил сотовый телефон, он услышал голос Леры. От кого-кого, а от неё он никак не ожидал звонка. Плотно занятый в последние дни поиском работы, Максим совсем забыл о её существовании. Она осталась тем далеким воспоминанием, которые иногда возвращаются, чтобы прошлое можно было сравнить с настоящим. Лера запомнилась ему, как коллега, с которой у него были хорошие, даже близкие отношения, но сама работа, салон «Автолюкс», его сотрудники, Камо, Белорыбов, теперь уже казались в невозвратном прошлом. Словно не прошло всего полтора месяца с момента его увольнения, а пролетело лет десять.

И вдруг этот звонок.

Он покосился на Катю и ответил, стараясь не обращаться по имени — кто знает, что нужно его бывшей девушке? Вдруг хочет пригласить на свидание? Или еще что-то подобное? В присутствии Кати ему не хотелось вести фривольные разговоры, которые могли натолкнуть на мысль, что он поддерживает тесные отношения со своими предыдущими пассиями.

Но Лера звонила по другому поводу. Как оказалось, после неожиданного увольнения из компании по инициативе Белорыбова, она принялась искать работу, так же как Стас и Максим. Однако в отличие от них с большим успехом. В одной из сетей автосалонов — официалов, у неё остались парни — хорошие знакомые на топовых местах. Они-то и предложили ей должность коммерческого директора, и, поэтому, неожиданно для себя, Валерия даже получила повышение после увольнения. Так оказалось, что она ничего не проиграла, а только выиграла.

Лера звонила Максиму, чтобы предложить место. Как выяснил Максим в ходе разговора, она уже пристроила Стаса директором в один из их автосалонов неподалеку от того места, где тот жил в Бибирево.

— Вот скотина, — посетовал Завьялов, — и ничего не сказал!

— Не парься! Я ему только сейчас предложила это место. Прямо перед тобой звонила, так что он тебе еще не успел отзвониться. Макс, ты не обижайся, что предлагаю должность заместителя директора салона, — в её голосе прозвучали виноватые нотки, — как только будет возможность, я тебя сразу продвину. А я тут смотрю, наш салон как раз возле тебя, ты же где-то на Речном?

— Да, Лера! — свободно ответил он, уже не боясь вызвать ревность со стороны Кати.

— Мега супер! Так как, надумал?

— Конечно, о чем говорить? С меня должок.

— Рассчитаешься как-нибудь ужином! — засмеялась в трубку Лера и, будто почувствовав, что Максим не один, продолжила, — только не переживай особо, приставать не буду. У меня здесь молодой человек образовался, так что я занята.

— На тебя запал кто-то из менагеров, топающих ножкой? — в шутку спросил Максим, подразумевая руководителей высокого уровня.

Лера засмеялась:

— А как иначе, Максик, я на меньшее не согласна! Мне нужны только реальные парни.

— Рад за тебя! Окей, еще раз спасибо! Пока!

— До связи!

С теплым чувством попрощавшись с бывшей подругой, Максим передал Кате содержание разговора. Та обрадовалась.

— Это же здорово! — воскликнула она, — хороший подарок перед Новым годом. А кто эта Лера?

— Одна девушка, с которой я работал. Нас вместе уволили из компании, её и еще одного нашего приятеля Стаса Гусарова. Я тебе как-то о нем говорил.

— О нем говорил, — Катя шутливо нахмурилась, — а о ней нет. У вас что-то было?

— У нас? Ничего! — сам не зная зачем, сочинил Максим.

Отношения с Валерией у него были до Кати, и сейчас ничто не мешало сказать ему правду, она бы поняла, должна была понять. У них обоих до этого была своя жизнь, были близкие отношения с другими — свои бойфренды и герлфренды. Катю он тоже видел как-то в ресторане «Кобзарь», с молодым человеком, но не спрашивал, кто он и что их связывало. Сейчас он промолчал.

Словно почувствовав, что он не хочет говорить об этом, Катя не стала продолжать расспросы. Они пошли дальше, среди людей, неторопливо прогуливающихся по заснеженной Тверской. Посмотрели ёлку на Красной площади, с интересом разглядывали красочные предновогодние витрины, и Катя взяла его под руку, будто боялась потерять.


Глава 5 | Дети Метро | Глава 7