home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 13

В то время когда Белорыбов, пользуясь отсутствием Максима, начал собирать компромат, Стас Гусаров проводил своё расследование. Только цель у него была немного другая — найти стукачей из числа своих, и начать он решил с Вадима. Будь Максим на месте, возможно, он удержал бы обоих Шерлок Холмсов от такого рвения и нашел средство разрулить ситуацию, но Максим был в Заволжске.

Подъехав к автосалону на Крылатском, Стас первым делом отыскал Вадима, ходившего с деловым видом по шоу-руму. Молодой директор был в бежевом летнем костюме, из нагрудного кармана выглядывал кончик фиолетового носового платка. Выглядел он импозантно.

— Пойдем-ка, мил человек, — голосом, не предвещавшим ничего хорошего, приказал Гусаров и пошел в офис директора.

В кабинете он уселся на директорское место, и, недовольно насупив рыжие брови, взглянул на вошедшего следом Вадима.

— Что за траблы с моим бизнесом? Откуда Макс всё узнал? Ты ступил или кто-то из твоих нас спалил? — Стас задавал вопросы залпом, без пауз, не давая Вадиму ответить.

Тот покрылся глянцевой испариной, неловко вынул платок из нагрудного кармана пиджака и протер лоб.

— Стас, не знаю, кто это. Я никому не говорил!

— Кто-то из твоих менагеров стуканул, кто же еще? Слишком хитрый и наглый, сечёшь?

— Я думаю, что это Лерка, — сказал Вадим, — когда Максим к нам приезжал, она с ним встречалась.

— Лерка? С Максом? Но они разбежались!

— Как говориться, расстались друзьями. Он даже подарил ей золотую цепочку, Лера мне сама говорила.

— Цепочку? Лучше б ей голову оторвать, если это она! — Гусаров зло выругался. — Позови её!

Вадим подошел к телефону и набрал внутренний номер. Через несколько минут в офис зашла Лера. Она была в короткой джинсовой юбке, легкая майка плотно обтягивала её худое длинное тело. Томным жестом Ира поправила волосы и, как показалось Стасу, с насмешкой, немного вызывающе, посмотрела на него.

— Вадим, сходи вниз, глянь, как работают с клиентами! — указал Стас, отправив директора салона, чтобы тот не мешал — во время беседы могли вскрыться интересные подробности, о которых тому знать не следовало.

Не дожидаясь ухода Вадима, Лера вольготно села в кресло возле небольшого столика, закинула ногу на ногу, показывая, что они у неё красивой формы. Когда-то давно, еще до Максима, у них были отношения, и Лера, скорее по привычке, чем по необходимости, попыталась произвести впечатление на молодого человека.

— Можешь не размахивать передо мной своими палками, — грубовато заметил Стас, — проехали! Ты зачем слила инфу Максу, что у меня здесь бизнес?

— Я? — Валерия даже не попыталась изобразить удивление, — а что за тайна? Мне никто не говорил.

— Ты что, дура? — Стас вскочил и забегал по кабинету, — тогда лечиться надо! Не могла у меня спросить или у Вадима?

— Да ладно, Стасик, мне с твоего бизнеса бабок не перепадало, не забывай! Какой интерес держать рот на замке? К тому же, Макс твой друг, я думала, он знает обо всем.

— Да ни хрена он не знал! — Гусаров еще раз, не стесняясь Леры, выругался матом.

Он вновь сел в кресло за стол директора, постепенно остывая. Что сделано, то сделано, назад не воротишь! Дать бы этой модели коленом под зад, чтобы вылетела с треском. Но сейчас уже поздно, Макс может узнать и подумать, что он, Стас, мстит мелочно и жалко, мстит от бессилия.

Потом мысли его приняли другой поворот. Он подумал, что эта дурочка могла еще кому-нибудь слить инфу о подпольном бизнесе — с неё станется. Вон она, сидит перед ним, болтает ногами и всё ей нипочем. Смутное, нехорошее подозрение шевельнулось в его душе.

— Ты кому-то еще рассказывала? — спросил он, настороженно глядя на неё сузившимися глазами.

Девушка лукаво посмотрела в его сторону, продолжая беспечно болтать ногой. Она не отвечала.

— Так ты кому-нибудь говорила? — голос Стаса предательски дрогнул, он напряженно сморгнул.

Валерия насмешливо подумала, что Стас придает деньгам слишком большое значение. Как люди, далекие от управления собственным бизнесом и никогда не видавшие больших сумм, девушка считала, что деньги можно достать легко — было бы желание. Возможности тут не главное, возможностей при нынешней жизни в Москве вполне хватает. По крайней мере, она всегда пользовалась богатыми подарками поклонников, а при случае их капиталом. Но она не была акулой гламура, высасывающей из успешных бизнесчелов живительные соки, пускающей их бизнес по ветру. Она была не слишком умной, но покладистой. Поэтому её и ценили бывшие бойфренды.

Сейчас, она усиленно размышляла сказать ему о Белорыбове или нет. Ей нравилось его напрягать и бесить, разыгрывать из себя интриганку. Пока Гусаров беспокойно бегал по кабинету, в её голове созрела мысль, что Максим тоже, как и она, мог поделиться этим секретом с Белорыбовым, а значит, есть на кого перевести стрелки.

— Ну, Стасик, ну ты вааще! — сказала она, кокетливо вытягивая нижнюю губу и хлопая длинными приклеенными ресницами, — я никому не говорила кроме Макса. Если только он не сказал кому-то еще. Может, Сашке Белорыбову?

— А зачем Максу, он и так получил свой кусок пирога!

— Да, ладно! А мне может что-то перепасть?

Гусарова подмывало сказать, что он дал Максиму большие деньги, но осторожность взяла своё. Он промолчал. В это время зазвонил сотовый телефон — это оказался отпускник Максим.

Гусаров сделал движение рукой, показывая Лере, что та свободна.

— Макс, привет! — сказал он, едва за Валерией закрылась дверь, — у нас пока всё окей — продажи идут и бабки текут. А ты там, где зависаешь? Тёлки хоть есть или так себе, одна муть?

Максим рассказал, что долетел нормально, но в Заволжске скучно — хотелось назад в белокаменную. Девушек мало, знакомых — никого, впрочем, он на тусовки в ночные клубы не ходил.

— Случай, Макс, ты никому не рассказывал о моем бизнесе? — спросил его Стас.

— Нет, — издалека ответил Макс, его голос шуршал в трубке, как бумага, — зачем мне? Я не убиваю курицу несущую золотые яйца. А что, еще кто-то в теме?

— Да так, проверял просто, — пробормотал Гусаров, не желая акцентировать разговор на этом. — Давай, оттягивайся! А нам тут работать надо.

Стас так и не узнал, владеет ли его тайной еще кто-то посторонний, кроме Макса и Лерки. Впрочем, ждать придется недолго, если всё раскроется, то очень скоро.

Дверь открылась, в кабинет вернулся Вадим.

— Кофе не хочешь? — спросил он.

— Нет.

Пить Стасу сейчас не хотелось, если и захочется, то виски или водки ближе к вечеру. Внезапно у него появилось желание рассказать о танцах, на которые он ходил.

Гусаров, как любой человек, имеющий хобби, хотел поделиться с кем-нибудь о своём увлечение, показать, что умеет, похвастаться даже перед посторонними людьми. Так иногда повар просит отведать блюдо, приготовленное им, чтобы гости разделили с мастером удовольствие от пищи — готовить только для себя скучно, потому, что тогда из искусства, готовка становиться обыденным делом, физиологическим действием для утоления голода. Танцы тоже могут превратиться из искусства в упорядоченные движения руками и ногами, совершаемые под музыку. Но то, чем занимался Стас, было искусством, по крайней мере, в его понимании. Он мог бы рассказать об этом Максиму и Белорыбову, но боялся, что они будут смеяться над ним, их едкий стёб ему был не нужен.

— Ты никогда не занимался танцами? — спросил он Вадима, быстро помаргивая рыжими глазами.

— Ходил в детском садике хороводом.

— Я не о том, бальными танцами не занимался?

— Нет, — Вадим удивленно посмотрел на Гусарова. — А что? Хочешь научиться?

— Я и так хожу в студию, — немного смущенно сообщил Стас, — начал недавно, но эта хрень, оказывается, заводит. Прикинь, столько энергетики, драйва, как будто на горных лыжах отжигаешь, аж башку сносит.

— Это как Ричард Гир в фильме «Давайте потанцуем?»

— Типа того.

— Какие танцы знаешь? — поинтересовался Вадим, влажно блестя глазами, — я просто так спрашиваю, не думай чего.

— Я и не думаю. Сейчас румбу разучиваем. Погоди!

Гусаров вскочил из-за стола, приблизился к Вадиму и занял закрытую позицию. Они были одинакового роста, что было удобно, поэтому Стас, взяв его руки, легко пристроил их на своих плечах и уставился прямо в глаза молодому коллеге. Влад ласково моргнул влажными голубыми глазами, в которых затаилось ожидание — их разговор принял неожиданный поворот, и у молодого директора появилась надежда найти себе пару.

Но Гусаров не обратил внимания на флюиды, исходившие от новоявленного танцевального партнера, он, словно вспомнив о чем-то спросил:

— У тебя музыка есть?

— Сейчас сделаю! — с готовностью откликнулся Вадим.

Быстро подойдя к столу, он включил стоявший на шкафу CD-проигрыватель «Samsung», с торчавшей из него сбоку флешкой. В комнате зазвучала песня «Отшумели летние дожди», которую пел с придыханием беззубый певец Шура:

Скажи мне «Да», «Да» — мой ответ,

Скажи мне «Да», не говори «Нет!»


Услышав песню, Гусаров усмехнулся.

— Нет, не пойдет, — сказал он и выразительно посмотрел на Вадима, — выключай, будем без музыки. Иди сюда!

С видимым сожалением Вадим выключил проигрыватель и подошел. Они вновь заняли закрытую позицию, встав лицом друг к другу. Гусаров принялся напевать мелодию румбы и выходило это у него неплохо — голос у Стаса оказался приятным, близким к баритону. Он прерывался только для того, чтобы подать команду.

— Сейчас поворот, — Стас оттолкнул рукой Вадима, показывая, куда тот должен встать, — сейчас шаг назад, но руки не отпускай. Это открытая позиция, теперь возвращайся назад!

Они вернулись в закрытую позицию.

— Еще движение бедрами, — продолжил экспресс-показ Стас, — вращай вправо и влево, медленно приседай.

Вадим делал все, как говорил Гусаров. Потом они пошли вместе, покачивая бедрами в одну сторону, в другую. Гусаров почувствовал, как во время некоторых движений директор салона невзначай касался его бедер своими. Он остановился, грозно глянул на Вадима — Стас не любил когда его отвлекали от занятий делом, особенно, если это дело ему нравилось. Вадим же принял невинный вид, показывая, что все происходящее чистая случайность.

Они продолжили двигаться.

В директорском офисе оказалось тесно, поскольку он никак не был приспособлен для латиноамериканского танца. Стас вел партнера, пытаясь лавировать между столом и креслами, стоявшими довольно кучно, но пару раз он чуть не опрокинул столик с электрическим чайником, а один раз едва не уткнулся в стенку, когда производил закручивание Вадима. Тот с видимым удовольствием подчинялся властным движениям руки своего начальника. Стас опять почувствовал осторожное касание бедра молодого человека к своему бедру.

— Ты чего? — он опять остановился и перевел дыхание, — я что, голубой?

— Стас, я этого не говорил, — Вадим осторожно отодвинулся назад, боясь бурной реакции Гусарова.

— Чего тогда трешься?

— Чисто случайно получилось. А вообще… — Вадим замялся, — ты не пробовал по-другому, нетрадиционно?

— С геями что ли? Нет, мне это не нужно.

— Зря, зря. Знаешь, новые ощущения обостряют чувства. Тебе может понравиться!

— Нет, не заманишь! Блин, ты чего забил копытом, из-за танца? Так и знал, что надо было с Леркой попробовать.

— Зря, зря, — разочарованно повторил Вадим, — вообще гей-культура известна давно, с древних времен. Да и писатели её не чурались.

— Это кто ж? — с усмешкой спросил Стас. Они разошлись в стороны, Стас снова уселся на директорское место.

— Например, Шекспир. Помнишь Гамлета?

— В смысле «быть или не быть»? Где ж там геи? У Гамлета была невеста Офелия. «Офелия, о, нимфа!» — я так иногда девчонкам говорю, когда хочу постебаться.

— Офелия это ошибка. Девушка ошиблась с выбором, не знала, что у Гамлета был Горацио, а когда узнала — сошла с ума. Или хотя бы два офицера Розенкранц и Гильдестерн? Они тоже были вместе.

Стас с удивлением спросил:

— Что за лабуду ты несешь?

— А что? Сам почитай!

Однако перечитывать Шекспира Стас не стал. Он решил не продолжать этот пустой, со всех точек зрения, разговор, посмотрел на часы и понял, что пора возвращаться в головной офис.

Кое-что он узнал здесь, в автосалоне в Крылатском, но эти новые знания ему не нравились. Он и до этого знал, что Лера была строптивой девушкой, взбрыкивала, где ни попадя, и Стаса это не устраивало. Наверное, поэтому они и расстались в своё время.

Разговаривая с ней сегодня, он почувствовал, что она что-то недоговаривает, виляет. Эти её лукавые взгляды, насмешливый тон. Не зря говорят, что для девушки лучшая защита — нападение. Не скрывалась ли за её смешливостью вина?

Теперь он с уверенностью думал, что, скорее всего, Валерия сдала его Максиму, а не Белорыбов. В таких делах он редко ошибался. Но Максим это пройденный этап, с ним уже все решено, всё разрулено. А вот Белорыбов? Знает ли он? Если ему не говорил Макс, то, наверняка, болтнула Лерка.

Как шахматный гроссмейстер Стас пытался просчитать ситуацию наперед, предугадать стратегию противника, его возможные ходы. «Придется допустить, — думал он озабоченно, — что Лерка растрепала обо всем Белорыбову. Но платить этому лоху, как и Максу, я не буду. Слишком накладно и лишает весь бизнес доходности».

Он окинул взглядом Вадима, разгоряченного румбой, снявшего бежевый пиджак и оставшегося в голубой рубашке, на которой под мышками и на спине проявились темные пятна пота. Вадим казался взволнованным после танца с мужчиной.

Гусаров иронически хмыкнул:

— Пока, лузер!

— Почему лузер? — удивился Вадим.

— Меня-то ты не снял!


Глава 12 | Дети Метро | Глава 14