home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Загадочный текст

Олег Светлояров сидел в приёмной декана филологического факультета и ждал аудиенции. Он возлагал большие надежды на встречу с профессором Суворовым, так как профессор слыл знатоком языков.

Сам Олег не был знаком с профессором, потому что учился на другом факультете — историческом.

Прошло семь лет с тех пор, как Олег Светлояров закончил с отличием исторический факультет университета. С тех пор он не был ни разу в «родных пенатах». Даже в родном городе он появлялся крайне редко — один-два раза в год. Сразу после окончания университета его пригласили в научно-исследовательскую экспедицию на Енисей. Через полгода он уже работал в составе археологической группы в Омске. Потом были раскопки в Аркаиме, Крыму, на Кавказе. И вот неделю назад Олег вернулся из Греции. Почти два года он пробыл на одном из островов Эллады, где велись раскопки древнего поселения. То, что там обнаружили, поразило воображение не только Олега, но и самих греков.

А дело было так. Один из греческих миллионеров приобрёл себе на острове большой участок земли и решил построить виллу. Но когда строители начали рыть котлован под фундамент, то обнаружили в ковше экскаватора обломок древней колонны. Все работы сразу были прекращены. Из Афин были вызваны ведущие археологи. И уже через месяц на острове начались грандиозные раскопки. Съехались археологи со всего мира, и Олег Светлояров попал в их число.

Сначала все греческие газеты и каналы телевидения раздували шумиху вокруг этих раскопок. Высказывались смелые предположения, что это один из дворцов легендарного греческого царя Миноса или Радаманфа. Готовилась мировая сенсация. Сами греки возлагали большие надежды на результаты исследований. И дворец действительно был найден. И не только дворец, но и целое древнее поселение, которое занимало почти весь остров. Но по мере того, как раскопки подходили к концу, пыл у средств массовой информации ослабевал, а уже через год после начала раскопок о них уже нельзя было встретить ни одной статьи. И не потому что не о чем было писать или говорить. Скорее наоборот. То, что скрывалось под землёй и было найдено спустя несколько тысяч лет могло стать точкой отсчёта в истории не только самой Греции, но и всей Европы. А сам остров мог стать известным на весь мир музеем под открытым небом и принести в казну государства немалый доход от туризма. Но почему-то страсти по поводу исторической находки странным образом так же быстро улеглись, как и разгорелись. И немногие догадывались об истинной причине происходящего. Но Олег знал эти причины.

Уже с началом раскопок главного дворцового комплекса стали заметны изменения в настроении не только греческих археологов, но и специалистов из других стран. И только российская группа работала с прежним и даже большим энтузиазмом. И было это обусловлено тем, что на греческом острове была найдена протославянская цивилизация, от которой пошла вся культура Древней Греции, Рима и Европы. И никто из учёных не смог бы опровергнуть это, так как тысячи предметов, найденных и бережно очищенных от многовековой пыли буквально были пропитаны русским духом. Олег мог часами любоваться фигурками коров и бычков, украшенных свастиками-солнцеворотами, восьмиконечными крестами. Ковши в форме утиц и братины, казалось, были перенесены сюда из Оружейной палаты. И практически на каждом изделии был запечатлён магический русский символ плодородия: ромб с внутренним перекрестием и четырьмя точками в нём — засеянное поле.

Многие археологи шутили, что, мол, теперь музеям Греции можно смело присвоить название «Русский этнографический музей».

Но, пожалуй, самым интересным и загадочным из всего найденного были глиняные таблички с необычными письменами, идентичными надписям на знаменитом Фестском диске, которые пытались безуспешно расшифровать учёные на протяжении 90 лет.

И вот тогда у Олега впервые возникла крамольная мысль:

— А что если эти письмена были сделаны на глине на протославянском языке?! Почему сотни учёных не смогли разгадать Фестский диск? Да потому, что они опираются на романские и германские языки, которых в третьем тысячелетии до н. э. не существовало и в помине, так как не было ещё ни германцев, ни романцев, ни даже «древних греков». Ведь если культура на греческом острове явно русская, значит и язык, на котором сделаны записи, также является языком наших предков.

— Если я смогу доказать это, — продолжал рассуждать Олег, — и расшифровать надписи на табличках и Фестском диске, то мир ждёт сенсация, а меня — нобелевская премия.

Он попробовал поделиться этой идеей с одним из коллег, но встретил явное непонимание. И вот тогда возникло желание вернуться домой, на Родину. И окунуться с головой в исследование русского языка. Но не того языка, на котором мы говорим сейчас, а живого, на котором говорили наши предки. Олег чувствовал в глубине души, что именно Слово является безпристрастным Свидетелем и Хранителем времени. Именно через Слово он сможет прикоснуться к тайнам, закрытым от глаз людских под тяжестью грунта.


Как только Олег Светлояров переступил порог родного университета, на него нахлынула волна светлых чувств и воспоминаний. Он буквально снова окунулся в ту студенческую среду, в которой провёл пять, наверное, самых счастливых лет своей жизни.

— Да, — подумал Олег, глядя в окно, — университет здорово изменился. Вон парк обнесли кирпичным забором, евроремонт сделали. А ведь это немалых денег стоит. Разбогатели. Конечно, ведь обучение теперь платное.

— А вообще мне и моему поколению повезло, — продолжал размышлять Олег. — Учился при советской власти, безплатно, а работаю при рыночных отношениях. Эх! Золотое было время!

— Молодой человек! — прервала его воспоминания секретарь. — Можете пройти. Александр Васильевич освободился и ждёт вас.

Профессор филологии Суворов Александр Васильевич ничего общего с великим русским полководцем не имел, кроме фамилии, имени и отчества. Он был высок ростом, физически хорошо сложен. Симпатичен. Молод, несмотря на высокие научные звания. У него была огромная любовь к русскому языку и высокая трудоспособность. Он никогда не позволял себе повысить на студента голос, так как твёрдо был убеждён в том, что кричат только люди слабые.

В университете кафедра языков располагалась в самом дальнем углу парка, в старинном ветхом здании. До того, как деканом филологического факультета стал профессор Суворов, руководство университета всегда считало языки второстепенным предметом. Любая информация, деньги и сплетни доходили до кафедры в последнюю очередь. Но с «приходом к власти» Суворова ситуация резко переменилась. Профессор смог убедить ректора в том, что именно язык является основой не только всех наук, но и жизни в целом. И надо отметить, что он обладал даром убеждения, так как уже через неделю приступили к ремонту здания, а через месяц начали восстанавливать старый парк.

— Посмотрите на меня, — любил говаривать своим студентам Суворов. — Как вы думаете, почему я так хорошо выгляжу? Да потому что трепетно отношусь к словам и внимательно слежу за тем, что я говорю и как. Необходимо очень строго следить за своими мыслями и речами. И ни в коем случае не допускать безответственных и аморальных слов. Тем более это касается русского языка.

— Запомните, — продолжал он, — язык — основа жизни. Если вы полюбите язык, то жизнь ваша будет прекрасна.

И студенты верили ему. На его лекциях всегда было полно народу. Приходили даже студенты с других факультетов.


— Здравствуйте, Александр Васильевич! — поздоровался Светлояров, когда зашёл в кабинет профессора.

— Здравствуйте! — Суворов встал со стула и протянул ему руку для рукопожатия. — Прошу, присаживайтесь, вот стул.

Олег поблагодарил профессора и сел на стул.

— Кто вы и что вас привело ко мне? — спросил Суворов.

— Меня зовут Олег Светлояров. Семь лет назад я закончил исторический факультет нашего университета. Всё это время работал археологом в разных местах. Объездил практически весь бывший союз. Неделю назад вернулся из Греции с раскопок. А к вам мне посоветовал обратиться ваш бывший сокурсник Коржаков Виктор Ильич. Кстати, вам огромный привет от него.

— Спасибо! — профессор явно был рад этой весточке. — Пятнадцать лет не виделись. Как он там поживает?

— Хорошо поживает, — ответил Олег. — Виктор Ильич руководит нашей группой археологов. Он остался в Греции, а я вот вернулся домой.

— Можно я сразу перейду к делу? — спросил Олег, доставая из сумки свёрток.

— Конечно! — ответил профессор. — Показывайте, что там у вас.

Олег осторожно развернул тряпочку и бережно положил перед Суворовым глиняную табличку со странными письменами, похожими на руны.

— Вот экземпляр, — начал Олег свой рассказ, — который я обнаружил при раскопках в Греции на одном из островов. Там были сотни других табличек и тысячи предметов со славянской символикой. Но мне удалось вывезти только одну.

— А вот копия знаменитого Фестского диска, — с этими словами Олег вытащил из папки листок с двусторонним изображением диска и положил на стол.

Далее Олег Светлояров изложил профессору свою идею, согласно которой и надпись на диске, и надпись на табличке сделаны на протославянском языке.

Суворов ещё некоторое время молча смотрел на листок бумаги, потом подержал в руках глиняную табличку, потёр её пальцем, как будто проверяя подлинность и, наконец, сказал:

— Вы знаете, Олег, должен к стыду своему признать, что подобной письменности я не встречал. Вы говорите, что над расшифровкой Фестского диска учёные бьются уже много лет, но это как-то прошло мимо меня. Наверное, потому что я филолог, а не археолог, и занимался другой гранью языка. Но у меня есть все основания согласиться с вашими выводами. Ведь ещё в XIX веке польский учёный Фаддей Воланский впервые высказал мысль о том, что так называемые этрусские тексты, считавшиеся до недавнего времени одними из самых древних, читаются по-славянски, за что был приговорён к сожжению на костре. Почитайте обязательно его труды. Кстати, это он обнаружил недалеко от Рима могилу легендарного троянского царя Энея, который после падения Трои с остатками своего войска обосновался в Италии. Воланский расшифровал надпись, которая была на надгробном памятнике. Я не помню весь текст, но последние слова запомнил: «… Не забывайте летописей своих, ибо тогда кончается хороший путь».

— Но тогда практически вся история славян и теория происхождения русского языка разлетается в пух и прах.

— А знаем ли мы свою историю? — как будто спросил самого себя Суворов. — Я имею ввиду подлинную историю, а не придуманную тремя немцами во времена Петра I и которую до сих пор изучают в школах и университетах.

— О какой истории вы говорите? — спросил Олег.

— А разве вы не знаете? В XVIII в. три немецких академика Миллер, Шлёцер и Байер придумали русскую историю. Интересно отметить, что Шлёцер и Байер вообще не знали русского языка. На заседании Российской Академии наук Миллер зачитал свой вариант русской истории. Михайло Васильевич Ломоносов не выдержал и избил Миллера прямо в зале заседаний, за что был приговорён к смертной казни через повешение, но отсидел один год в Петропавловской крепости.

— Интересно! — удивился Олег. — Нам об этом случае на факультете не рассказывали.

— Вот я и говорю, — продолжал размышлять вслух профессор, — какую историю мы изучаем. Сколько раз её переписывали в угоду правящему режиму. Вся древняя история придумана в средние века. Это факт. Начиная от крещения Руси князем Владимиром уничтожались живые свидетели и материальные носители исторической памяти: сжигались живьём все непокорные люди, древние рукописи, харатьи и целые библиотеки. И это на Святой Руси повторялось не раз. Взять хотя бы пропажу безценной библиотеки Ивана Грозного. А в каком положении сейчас другие библиотеки и музеи?! Вот так нас постепенно превращали в Иванов-безродных и Демьянов-непомнящих.

— Вы подумайте, Олег, — профессор встал с кресла и подошёл к окну, — ведь это же смешно! Наши предки бегали в шкурах по лесу за мамонтами.

— Но ведь именно эта картинка есть в учебниках истории.

— Включите свою логику и разум… Эта так называемая официальная научная теория не выдерживает никакой критики. И вообще, кто сказал, что историю нужно изучать по датам! Ведь смысл истории — это не сам факт, а связь причин и следствий. И были ли наши предки такими дикими, как это описывает история. Да, они были первобытными! Но первобытный — не значит примитивный.

— Теперь я понимаю, — сказал Олег, — почему не сходятся некоторые исторические факты. Дело в том, что при раскопках в Сибири наша группа обнаружила предметы, во многом сходные с теми, которые я раскопал в Греции. И если возраст греческих находок три тысячи лет, то сибирские раз в десять старше. По этим данным можно очень точно проследить путь наших предков.

— Да, — сказал профессор протяжно, глядя в окно, — за десятки тысяч лет наши предки немало побродили по свету. Вы думаете, откуда пошла присказка: «В тридевятом царстве, в тридесятом государстве…» Сколько же было царств у предков наших — сейчас не скажет никто. По мнению многих учёных славяне были прародителями народов Европы и частично Азии. А в Индии до сих пор сохранилась ведическая культура. Именно русская мифология стала основой для мифологии всех народов, вышедших из русского этнодерева.

— Но меня особенно интересует история языка, — прервал размышления профессора Олег. — Мне кажется, что именно через язык можно глубоко погрузиться в историю.

— Вы совершенно правы, — профессор стал расхаживать по кабинету. Говорил он спокойно, но Олег чувствовал каждое его слово. — Язык — это сокровищница мудрости, средство хранения и передачи жизненного опыта наших предков на протяжении тысяч лет. Русская буква несёт в себе очень большую историческую информацию. Это первоэлемент, носитель древних, очень древних ведических знаний. Это необычные символы, через которые материализуется божественный свет. Русский язык, его фонетика и образность, имеет глубоко духовную основу. Основные же европейские языки, произошедшие от этрусского языка, который в свою очередь был одной из ветвей протославянского языка, утеряли образность, огрубели фонетически и стали более материальны.

Есть такое понятие, как русское пространство, русский космос. И это не просто земля, на которой проживает русский народ. Это и небо, и звёзды, которые светят над этой землёй. Это и невидимые простым глазом тонкие миры наших пращуров богов, с которыми не теряется связь, даже если мы отворачиваемся от них и начинаем поклоняться чужим богам. Сейчас каждый должен осознать свою ответственность за сохранение, восстановление и укрепление славянского мироздания, космоса. Евроремонт здесь не поможет. И начинать нужно с языка. Ведь суммарный словарный запас русского языка — около 5 000 000 слов. Это самый богатый и самый древний язык на Земле. И он имеет сакральный смысл. А с потерей слов мы теряем образы и память, а значит и свой род.

— Александр Васильевич, получается, что до Кирилла и Мефодия на Руси была своя письменность!

— Это неоспоримый факт, — согласился Суворов. — В своё время Екатерина II говорила: «Славяне задолго до Рождества Христова письмо имели».

— Но тогда какова роль этих двух монахов в истории нашего языка?

— Будучи в Корсуни (Херсоне) Константин-Философ (он же Кирилл) изучал русский язык и сравнивал его с другими языками, в частности греческим. Для чего он это делал? Да для того, чтобы написать христианские книги на русском языке для активного распространения христианства по всей территории Руси. Дело в том, что в те времена эти книги могли быть написаны только на так называемых священных языках: арабском, греческом, еврейском и латинском. После того, как Константин-философ изменил русскую азбуку, выбросив из неё 5 букв и ещё 4 заменив греческими, стало возможным использовать русский язык для перевода «Евангелия» и «Псалтыря». Получается, что они изменили то, что существовало много тысяч лет до них. Мало того, на Руси было несколько видов письменности. А что дошло до сегодняшнего дня?

— И вообще, — продолжал профессор Суворов, — Нам, славянам, давно нужно отказаться от старых надуманных мифов, восстановить наследие предков. Необходимо стать хозяевами своей судьбы, сплотив свои ряды. Вновь построить национальное Русское государство, возродить забытую культуру. И возможно именно вы, Олег, положите недостающие кирпичики в наше славянское мироздание.

— Ну а сейчас нам пора прощаться, — сказал профессор, подходя к Олегу. — Через десять минут у меня начинается лекция.

— Спасибо, Александр Васильевич, — поблагодарил Олег профессора, крепко пожимая его руку. — Вы прояснили для меня многие моменты в истории, хотя я сам историк.

— А я благодарен вам, — сказал Суворов с улыбкой. — Вы, историк, открыли для меня, филолога, ещё одну грань русского языка.

Они оба рассмеялись.

— Обязательно расскажу об этом моим студентам. Мне было очень приятно общаться с вами. Жду вас к себе снова уже с разгадкой текста.

— Конечно, профессор. Я думаю, что вы будете одним из первых, кто узнает об этом.

Олег направился к выходу.

— Да, вот ещё что, — остановил его Суворов уже возле самой двери. — У меня есть одна давняя знакомая. Мы с ней дружим со школьной скамьи. Тоже очень увлечённый человек. Кстати, она ваша коллега. Руководила раскопками Трипольской Культуры на территории Украины. А сейчас разъезжает с выставками по всему миру. И меня приглашала, но не было времени. Я думаю, что вам будет интересно с ней пообщаться.

— А где она живёт? — спросил Олег, явно заинтересованный этой информацией.

— Она живёт в Киеве. Сейчас перепишу вам её телефон.

Профессор Суворов вернулся к столу, открыл записную книжку и переписал на листок фамилию, имя и телефон своей знакомой.

— Вот, возьмите, — протянул он Олегу бумажку. — Зовут её Людмила Смолякова. Она очень хороший человек. Скульптор. Мастер по керамике. У неё прекрасные работы из глины.

— Александр Васильевич! Огромное спасибо за всё, и до скорой встречи.

— Всего доброго, Олег! — сказал профессор на прощание.

Суворов и Светлояров ещё раз пожали друг другу руки.


Свет и Тень | Таинственная сила слова. Формула любви. Как слова влияют на нашу жизнь | В начале было Слово