home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 8

Первый лорд вышел из невидимости. От него шла физически ощутимая волна холода.

— Ты считал с неё информацию и осмелился к ней прикоснуться!

— А ты перенёс её сам, не дав мне задействовать оставшиеся крохи моей магии. Или этот факт не считается вмешательством в события? — оборотень прошёл мимо Великого мага и расположился с удобством на мягком ковре ложа.

— Ты осмеливаешься настолько нагло вести себя в моём присутствии, — ледяной лорд сузил глаза.

— Да не поэтому ты злишься, а из-за того поцелуя, что она мне подарила, причём по собственной воле. Неужели ледяное сердце дало трещинки, и в них начала просачиваться ревность? Тебе дали такой шанс, такую девушку с открытым сердцем, а ты… — Мирхан обречённо махнул рукой.

— Не боишься? — в голосе Мерсера прорезались угрожающе ледяные нотки, — Уничтожу, распылю…

Он метнулся к ложу, на котором вольготно разлёгся старый змей. Тот даже не шелохнулся и Первый лорд замер, чуть наклонившись.

— Если бы хотел распылить, то мог бы не двигаться с места. Одного твоего движения достаточно, чтобы отправить меня в небытие. Ты знаешь, а я счастлив. После стольких тысячелетий бесцельного существования снова почувствовать горячее девичье тело, нежный поцелуй на губах, увидеть танец, который исполнили только для меня. Ты знаешь, что такое счастье? Откуда! Ты замер в своём ледяном бесстрастии, как статуя. Вот только в отличие от тебя, я постарался ей помочь, чтобы девочка не страдала, кусая себе в кровь губы. Интересно, а что бы ты стал делать, если бы её всё-таки уложили в постель? Или тоже помнил бы о законе невмешательства? — голос оборотня сочился неприкрытым ядом и презрением, — Ей дают всякую гадость, склоняя к тому, чего на самом деле она не хочет. А ты знаешь, что все эти средства обладают приличным наркотическим эффектом? И она просто не сможет обходиться без него в один прекрасный момент. Когда она не выдержит и сорвётся, ты будешь любоваться на то, как она выводит змеиных детёнышей…

— Уничтожу, — голос Великого мага начал хрипнуть от бешенства, однако с места он так и не двинулся.

— Сделай одолжение, прекрати мои мучения. Я так устал от этого безжизненного существования. Вот только ты стоишь и ничего не делаешь. Чего-то ждёшь или всё-таки слушаешь? Конечно, кто скажет тебе правду в лицо? Твои тени боятся, ты же Повелитель, а мне уже нечего терять, — Мирхан поднял голову, с вызовом вглядываясь в ледяные глаза, — Она живая, понимаешь, живая. Ей нужно тепло и понимание. Вот только ты на это не способен.

— Она нужна только для того…

— Да знаю я, — невежливо отмахнулся от Мерсера старый оборотень, — Сейчас ты скажешь, что она нужна для дела. Никак не поймёшь, что для творчества нужно живое горячее сердце и чувства, волнующие кровь. Что ты можешь ей дать, ледяное чудовище? Ты даже не знаешь, что такое любовь.

Не выдержав, Великий маг схватил за грудки старейшего змея, вытаскивая его с тёплого места. Тот не остался в долгу, поставив подножку, и одновременно заехав кулаком в лицо. Противники не удержались на ногах и, сцепившись, покатились по полу. Силы были неравные, и почти сразу ледяной лорд подмял под себя Мирхана. Одной рукой он упёрся в пол, а второй стиснул его горло. У поверженного вырвался хриплый сдавленный смешок:

— Повелитель, а у тебя всё в порядке с головой? Ты пытаешься задушить призрака.

Мерсер зарычал и, вскочив на ноги, отшвырнул змея в угол пещеры прямо на груду костей. Тот перекатился, заученным движением поднимаясь на ноги. Смерти он не боялся, надеялся на неё как на благо, на милость, долгожданное освобождение от мучений. Великий маг выпрямился, небрежно отряхивая запылившийся камзол. Его лицо начало каменеть, превращаясь в бесстрастную ледяную маску. По стенам подземного зала побежали кубики голубого инея. Оборотень криво усмехнулся, в янтарных глазах заплескалась жалость.

— А я-то уж надеялся, что ты наконец-то стал живым.

Мерсер поднял руку и нарисовал пальцами причудливую фигуру в воздухе.

— Ты даже не представляешь, насколько изощрённым может быть моё наказание за наглость.

Серебристое облако рванулось к материальному призраку, окутывая его плотным слоем. Кости, на которых он стоял, рассыпались пылью, исчезая в сверкающей дымке. Старого змея начало ломать. Даже обычным зрением можно было увидеть, как по его телу бегут мучительные судороги, корёжа безупречную фигуру. Из горла мужчины вырвался хрип. Не выдержав напряжения и боли, Мирхан упал на колени и упёрся руками в пол. Изо рта побежала тонкая струйка крови. Серебристая дымка рассеялась, разлетаясь гаснущими искорками.

— Ты больше не останешься в этом мире. Я отправляю тебя в Школу невест лэры Клариссы, и ты станешь там обычным учителем танцев. Будешь учить девочек красиво двигаться. И не смей оспаривать очередное моё решение, не забывай своё место. Надеюсь, что ты ещё помнишь правила упаковки вещей. А, чтобы ты не потерял слишком много времени, — это тебе свёрнутый портал на маяк школы.

Мерсер швырнул к ногам оборотня небольшой камень и растаял в серебре перехода. Мирхан, не веря ушам и своим ощущениям, провёл по телу ладонями, потом вытер капающую кровь с губы. Кровь?! Его затрясло. Он с трудом сел и зарыдал в голос, кривя губы и закрывая лицо руками. Жизнь! Он снова живой! Такого подарка от повелителя льдов Имира змей не ожидал. Вернулась даже магия, вся, когда-то заключённая в его теле.

 

«Да вернёшься ты в тело своё, обретая с возвратом плоть. И станет жизнь твоя вечностью, а магия помощью».

 

* * *

 

Гримьер не верил собственным глазам. Наблюдая за дракой в подземелье гарема через сферу, он не мог понять, что сподвигло повелителя на такое поведение. Мало того, что он позволил старому оборотню неприкрыто себя оскорблять, так ещё и сцепился с ним, как простой смертный. Хотя, Мирхан прав, и может быть его отповедь поможет Мерсеру стать хоть чуточку ближе к Избраннице.

За спиной раздалось басовитое мявканье. Теневой лорд медленно повернулся к лабораторному столу, на котором нахально разлеглась кошка. Причём развалилась чисто по-человечески, полулёжа на боку и подперев изящную мордашку передней лапой. Белоснежная шерсть с серебристо-серыми пятнами покрывала спину и бока. На голове и лапах кокетливые серебристые полоски. Довольно крупная, длинноногая с вытянутым туловищем, на ушах небольшие кисточки. Такая же серая кисточка на кончике хвоста, а вот сам хвост и небольшой треугольник на груди покрыт мелкой переливающейся змеиной чешуёй. Какое-то время они смотрели друг на друга, потом кошарина хлестанула хвостом и игриво подмигнула Гримьеру изумрудно-зелёным глазом.

— Речь потерял или как? — у животного, если можно так было назвать это существо, оказался довольно сварливый голосок.

— Это что за создание? — в зал лаборатории вошёл лорд Мерсер, — И что оно здесь делает?

Животинка мягко спрыгнула со стола и, высоко поднимая передние лапы, потопала по направлению к Великому Магу. Обошла его, чуть выгибая спину и обтираясь о сапоги.

— Убери это отсюда, — повелитель ткнул пальцем в кошку.

— Хам! Даже не поздоровался с дамой! — печально констатировала киса, и торопливо направилась обратно к столу.

— Это Анатолия, Хранительница информации, — Гримьер поднялся с кресла, закрывая существо собой.

— Ты собрался выводить новую популяцию оригинальных кошачьих, — после драки в подземелье Мерсер был настроен довольно благодушно. Очевидно, что плодотворное и близкое общение с собственным созданием пошло ему на пользу. Он чуть прищурился, разглядывая генетические линии, — Только, почему она отчасти совмещена с духом знаний?

— Я создал её для Лены, — извиняющимся тоном пробормотал младший лорд, — Ей же нужно будет с кем-то разговаривать, общаться, выяснять какие-то вопросы. Да и на связи это существо сможет быть практически круглосуточно.

— А почему она так себя ведёт? — повелитель начал слегка заводиться, — Хамит, наглеет, не проявляет должного почтения. Может день сегодня такой, что у всех с правилами проблемы?

Кошка выглянула из-за плеча Гримьера и демонстративно зевнула, показав розовую пасть и белоснежные клыки.

— Я, кстати, себя нормально веду. А вот вы, мой лорд, забываете про элементарный этикет при встрече с дамой, — киса не удержалась от ядовитого замечания и опять спряталась за широкую спину Тени.

— Просто я её наделил некоторыми человеческими чертами, для упрощения общения, — младший лорд чувствовал себя не особенно уютно под тяжёлым взглядом Великого Мага, — Ну и, наверное, несколько переборщил с поведенческими штампами, внедряя их в структуру Хранительницы.

— Ах, да делайте, что хотите, — с досадой махнул рукой Мерсер, отворачиваясь, — Вообще уже всё из-под контроля выходит…

Серебристые искорки быстро погасли, указывая на то, что Повелитель Имира закончил перемещение в свои покои.

— Защитничек, ты мой, — подозрительно ласково протянула Анатолия, вольготно растягиваясь по поверхности стола, — Давай-ка, голубчик, быстренько вводи меня в курс дела.

 

На обед Лена, конечно, опоздала. Он закончился за пару часов до её возвращения в свою комнату. Змей оказался прав, в связи с суматохой, поднятой во дворце, никто не озаботился её исчезновением. Только девушка растянулась на своей постели , старательно приминая многочисленные подушки, чтобы создать вид, будто она никуда и не уходила, как в дверь аккуратно постучали, а потом в неё вплыла Хииса с охапкой одежды.

— Ты чего весь день валяешься, — лукаво спросила она у Верли, — Даже на обед не приходила.

— Прогулялась по саду, да и задремала после прогулки. А потом уж поздно было кушать идти, — девушка нарочито широко зевнула, — А что ты принесла?

Сначала Лена решила взять на вооружение поведение глупой девочки, искренне озабоченной нарядами и сладостями, а не мужчинами. Уж лучше набрать несколько лишних килограмм веса. Потом, честно призналась самой себе, что к красивым тканям она неравнодушна на самом деле, а, значит, существует опасность привыкнуть к роскоши. А дальше и до постели от тоски может оказаться недалеко.

Хииса разложила на ковре, который закрывал пол, шёлковые рубашки и покрывала.

— Вот, выбирай, что тебе подойдёт. Может, что-то понравится, и тогда ты сможешь это надеть на праздник, ведь тебе, наверное, тоже хочется выглядеть нарядной.

Танцовщица критически оглядела одежду. Она вовсе не гадючкина, а совершенно новая и сшита на неё, на Лену. Тут ей в голову пришла хорошая мысль. Среди всей этой кучи затесался на самом деле симпатичный наряд. Чёрный непрозрачный комплект, состоящий из рубашки с серебристым узором по подолу, довольно плотных шароварчиков и шали, обшитой по краю мелкими монетками. Ночью в таком виде её мало бы кто заметил.

— Вот этот — такая прелесть! С удовольствием бы надела сегодня на праздник. Я не участвую в смотре гарема, но так хочется посмотреть со стороны за всей этой красотой.

Хииса недовольно поджала губы. Ей дали конкретное указание нарядить девушку как можно ярче, чтобы она привлекла к себе внимание шаха.

— Нет, этот я тебе не отдам, вот ярко-алый тебе больше подойдёт.

Тот костюм, о котором она завела речь, был сшит из абсолютно прозрачной ткани, через которую можно было разглядеть даже неровности кожи. Лена в душе скривилась. Одно дело танцевать в подобном наряде перед прародителем змеиной династии, который к ней поползновений никаких не имел, И совсем другое целенаправленно себя демонстрировать перед мужской частью шахской семьи. Хотя, в шествии наложниц и фавориток она не участвует, но вдруг кто-нибудь надумает присматривать за ней лично.

В ухе неприятно щёлкнуло, и в голову ворвался бодрый голосок, от которого девушка непроизвольно поморщилась:

— У тебя с головой точно не всё в порядке. Познакомимся позже, а сейчас внимательно слушай и запоминай. Если они так хотят, чтобы ты стала яркой, не отказывайся. В данный момент, тебе это только на руку. Чтобы спрятать твои глаза и волосы, нужно подобрать сочетание самых жутких цветов, которые заведомо тебе не пойдут. Бери ярко-малиновую тунику, расшитую красными и оранжевыми цветами, оранжевые штанишки и покрывало цвета незрелых оливок, зато с кучей золота. Лицо вообще от этой какофонии будет невозможно разглядеть. Да и цвет волос безнадёжно потеряется. Что встала истуканом, хватай, что я тебе сказала!

— Ой, а я нашла себе одеяние поярче! Вот это! — Лена сноровисто метнулась к куче рубашек, по локоть закапываясь в яркие тряпки и изображая на лице восхищение, перемешанное с жадностью.

Хииса довольно улыбнулась. Наконец, эта бесцветная девчонка позавидовала на сочные цвета и дорогие ткани. Теперь всё будет в порядке! Приказ выполнен, можно получать заслуженное вознаграждение, а потом с гордостью его продемонстрировать, как будто полученный за ночь любви с повелителем Турана.

В дверь комнаты аккуратно просочился один из младших зиранов с увесистым ларцом в руках. Поставив его на небольшой столик, он откинул крышку. В глазах Верли зарябило от бесчисленного множества камней и золота. Украшения лежали грудой, сверкая разноцветными огоньками. Девушка откровенно растерялась.

— М-да, с отсутствием вкуса у тебя полный бардак, — голосок продолжал назойливо зудеть, — Бери самое большое ожерелье, да потяжелее, чтобы оно остаток твоей груди совсем приплюснуло, Потом, обязательно, обруч на голову. Да не этот, бестолковая! Тот, что с бахромой по лбу и височными подвесками. Тогда можно отговориться, почему серьги не взяла. Браслеты покрупнее, и чтобы камни тоже не мелкие сверкали.

— Я же всё это просто на себе не подниму, и буду ходить еле-еле, — попыталась мысленно возразить Лена своей непрошенной костюмерше, прочно засевшей в голове.

— Грация неповоротливой коровы тоже придётся кстати, — мгновенно парировала её возражения Хранительница информации.

Зиран и Хииса торжествующе переглянулись. Всё! Девочка готова! Вон, как копается в ларце, не оттащишь. И выбирает дорогие крупные украшения, с множеством камней. О том, чтобы навесить на неё ещё и другие сережки, они даже не подумали. Не стоит отдавать все подарки разом, а то ещё вдруг начнёт что-нибудь подозревать. Собрав остальные вещи, которые не удостоились выбора, они вышли в галерею.

Лена приуныла, разглядывая всё-то, что ей порекомендовало странное создание, влезшее в голову через серьги связи. Гости ушли, оставив её с грудой ярких безвкусных тряпок и громоздких драгоценностей.

— Чего стоим, чего не радуемся новым приобретениям? — нахальная говорливая посетительница её мозгов снова оказалась на месте, — Быстренько изобрази радость от того, что тебе такое счастье привалило.

Девушка попыталась оскалиться в восхищённой улыбке. Получалось плохо, челюсти просто сводило от отвращения.

— Да ладно, не старайся! В общем, так. Я — Анатолия, хранительница информации и знаний! Буду сидеть у тебя в голове, в основном, по вызову, но иногда и без, когда твоя соображалка напрочь думать отказывается.

— А откуда ты у меня в серьгах-то взялась? — Верли потёрла лоб, и устало плюхнулась на свою постель.

— Так меня теневой лорд к ним для постоянной связи подсоединил, пока ты, от невозможности поговорить с кем-нибудь, просто не загнулась, — голосок излучал неприкрытый сарказм, сдобренный долей ехидного превосходства.

— Прости, кто?

— Ах да, ты же вообще ни о чём понятия не имеешь. Вот удружили мне с подопечной. Ну ладно, неважно. Пойдёшь на праздник обязательно. Напялишь всё это тряпьё. Браслеты на руки-ноги не забудь. Будут шаху представлять, падаешь на колени и лбом в пол с подобострастием. Повелитель, хоть и кобр, но вполне нормальный мужик, и такое убожество к себе в постель не потребует, это совершенно точно. Значит, остаются только зираны и прочие ползучие гады. Но им, чтобы затащить тебя и склонить ко всяческому использованию, обязательно нужно, чтобы ты сгорала от страсти. Мирхан сделал тебе неоценимый подарок, и теперь ни одно зелье, да и яды, не подействуют. Ну, а дальше будем думать по мере возникновения проблем…

Голосок исчез, оставив после себя лёгкую головную боль и полный разброд в мыслях. Значит, тот, кто дал ей серебряные серёжки, это некий теневой лорд. Наверное, тоже к ней неровно дышит, если проявляет о ней такое беспокойство. Вот только в чём заключается его интерес к обычной землянке? Красавицей Лена никогда не была и прекрасно об этом знала. Родителей состоятельных тоже в наличии не имелось. Любила танцы, так вряд ли это играет какую-то ключевую роль.

В галерее мелодично прозвучал серебристый колокольчик, зовущий невольниц на вечерний чай. Девушка устало поднялась. За последние часы произошло слишком много разных событий, но хорошее впечатление оставило только одно. Это встреча с прародителем змей-оборотней. Даже первоначальный ужас от блуждания по тёмным лабиринтам и внезапной встречи с гигантским пресмыкающимся отошли на второй план, начав потихоньку забываться. А сейчас, опять гарем, со своими правилами и распорядком. Тоска!

Выйдя в большой зал, Верли с удивлением обнаружила, что девушек пришло не так уж и много. Остальные с упоением готовились к празднику, надеясь произвести впечатление на шаха и получить приглашение провести с ним ночь, а то и не одну. Около их столика никого не было, и девушка накинулась на плюшки и сладости. Вместо чая ей опять принесли фруктовую воду. Причём, Кисс сделал это лично, ставя ненавистный кувшин на скатерть и многообещающе улыбаясь. Он даже не соизволил отойти, а стоял и наблюдал, как Лена, внутренне содрогаясь, наливает себе это пойло в кубок, а потом долго и аккуратно цедит.

Мирхан был прав. Она почувствовала, как зелье растворяется в крови, чуть ударяя в голову, и тут же исчезает, оставляя лишь лёгкое мятное послевкусие во рту. Хвала старому змею! Его яд на самом деле оказался уникальным. Зиран с недоумением следил за реакцией девушки. На его взгляд, она уже должна была чуть порозоветь и задышать чаще. Однако танцовщица уминала сладости, запивая «компотиком», и никак не реагировала на смесь сильнейших афродизиаков. Оставалось только одно средство, оцарапать её специальной булавкой с ядом зинны. Хотя, в прошлый раз, она начала чувствовать влечение именно во время танца, а значит, сегодня на празднике есть смысл вытащить её потанцевать в паре.

 

Праздник должен был начаться как раз во время ужина. Сначала всех невольниц вместе с опытными служанками-массажистками отправили в баню, потом к парикмахерам. Лена с удовольствием наблюдала, как мастерица по причёскам пытается совладать с её довольно короткими по здешним меркам волосами. Укладка никак не хотела держаться, а длины, чтобы заплести сложные косы, не хватало. Потом все девушки бегом побежали одеваться. Парадный смотр гарема устраивался один раз в три месяца, и был замечательным поводом напомнить о своём существовании шаху или кому-то из его приближённых.

— Помочь? — проворковал Кисс, всем телом прижимаясь к спине девушки.

— Обойдусь, — огрызнулась Верли, решительно отстраняя прилипчивого зирана.

Байлин наблюдал за этой парочкой через глазок тайного хода, и любвеобильный аспид уже начал ему надоедать своими приставаниями к той, от которой ещё не отказались. А отдавать новенькую просто для размножения, принц считал нецелесообразным. Нужно отправить в свой дворец за певицей Осанной. Она и красива, и поёт превосходно. Возможно, удастся обменять девушек прямо во время праздника.

Лена, не подозревая о шальных мыслях первого престолонаследника, уныло разглядывала свой праздничный наряд. Вечер приближался всё быстрее и неотвратимее. Солнце, чуть задержавшись на закате, рухнуло в объятия темноты.

 


Глава 7 | Браслет силы | Глава 9