home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 3

 

А дальше началась бродячая жизнь, сплошные переходы и переезды. В фургоне ехали только старшие — Стар, бывший канатоходец, и Алгар, фокусник и музыкант, вся молодёжь шла пешком. На привалах готовили на костре нехитрую еду, а спали прямо на земле, расстилая специальные шкуры. Лена быстро привыкла к жёсткой постели, и безвкусной еде, но незаметно подкрались проблемы с обувью. Её туфли развалились уже на втором переходе, а идти по каменистой почве босиком было невозможно. Проснувшись утром, она обнаружила около себя пару сапог, скроенных точно по её ноге. Артисты развели руками, никто из них не делал ей такой подарок, да и от города они находились довольно далеко.

Сначала девушка не поверила, но на многие мили вокруг них людей не было. Тут она вспомнила об охотнике и засомневалась — а, может, это его подарок на прощание? Может, он ходит так бесшумно, что никто и не заметил, хотя и не удивительно, за время перехода все настолько выматывались, что едва добирались до постели.

Степная зона постепенно заканчивалась, всё больше становилось зелени, путь стал пролегать через леса. Приближались большие города и долгие выступления. Хотя, что таить, даже в маленьких поселениях её танцы имели большой успех. За неимением денег селяне расплачивались продуктами. Лена уговорила одного из жонглёров научить её местной грамоте, и теперь по вечерам она царапала пером по бумаге, пытаясь выводить буквы и слова. Пара книг, которая валялась в одном из сундуков, стала хорошим подспорьем в обучении чтению. Жизнь в совершенно другом мире оказалась вполне сносной. Единственно, с чем она не могла пока смириться и к чему привыкнуть, так это к магии. Как выяснилось, магией здесь владели многие, и это не считалось чем-то необычным, скорее просто некоторой способностью или даром.

Поздно вечером они подошли к одному из городов. Ворота в крепостной стене уже были заперты, стража не впускала ночью никого, наблюдая за лагерем торговцев и путников с башни. Разведя огонь и разложив постели, бродячая труппа готовилась к отдыху. Стар о чём-то разговаривал с главой торгового каравана, рядом с которым они устроили ночлег.

Недалеко журчал ручей, больше похожий на неглубокую речку, с песчаными берегами и низкими кустарниками. Собрав после ужина грязные миски и бросив в одну из них горсть золы вместо мыла, девушка потопала к воде, чтобы ополоснуть их. Две луны — золотистая и голубая, ярко освещали тропинку. Комаров здесь не водилось, а мелкая мошка не раздражала. Песчаный берег оказался пологим, вода приятно тёплой, и Лена оглянулась, так хотелось искупаться, сбросить с себя пропылённую одежду. В поселениях их в дома не пускали, ночевать приходилось прямо на улице, под повозкой, да и баню для уставших артистов никто не предлагал.

Рядом она никого не увидела и начала спешно раздеваться, благо одежды на ней было немного. Дорожная пыль размазалась и покрыла кожу грязными разводами. Танцовщица брезгливо передёрнула плечами и зашла в воду по грудь, прихватив с собой небольшой комок глины найденной на берегу. Захватить с собой мыло она не догадалась, да и вряд ли Стар был доволен, если она вздумала расходовать на себя и без того малый запас. Ночную тишину нарушал лишь стрекот незнакомых насекомых, редкие крики птиц и журчанье воды. Рядом точно никого не было, но всё время, пока девушка купалась, ей казалось, что за ней кто-то следит. Покрутившись из стороны в сторону и так никого и не заметив, Лена торопливо домылась и натянула рубашку и штаны прямо на мокрое тело. Ощущение тяжёлого взгляда не исчезало, давя холодом.

Собрав чистую посуду, она ещё раз оглянулась, просто так, на всякий случай, и пошла обратно к фургону. Около большого общего костра сидели и артисты и торговцы, вместе большой компанией было ночевать намного безопаснее и веселее. Стар задумчиво наигрывал что-то на гитаре, не обращая внимания на окружающих.

Сгрузив стопку посуды на землю, Верли заползла под фургон и начала укладываться спать. Сон нахлынул сразу, неожиданно затянув в свои глубины. Самой сказочной фигурой в нём оказался красивый мужчина с длинными тёмными волосами и необычными яркими глазами, похожими на голубые звёзды, который что-то ей рассказывал, а потом улёгся рядом. Чувствуя на своём плече его руку, девушка умудрилась удивиться прямо сквозь сон. Как же так, она ведь спит, а ощущения такие настоящие, присущие больше яви.

Конечно, утром рядом никого не оказалось, и холстина, на которой она спала, была холодной, не согретой теплом другого тела. Испытав небольшое разочарование, девчонка поднялась и стала отряхивать, сворачивая валиком, свою импровизированную постель.

Торговцы и актёры собирались, ведь совсем скоро должны открыться ворота, и они смогут войти в город.

Городская стена оказалась весьма приличной толщины. Лена, открыв рот, смотрела на ровную кирпичную кладку и башни, стоявшие по обе стороны от ворот. Стражники пересчитали их, заглянули в фургон, немножко пошвырялись в вещах и пропустили. Никаких товаров, а уж тем более контрабанды они не обнаружили. Это слегка испортило настроение четырём здоровенным мужикам, которые надеялись стрясти въездную пошлину и с артистов. Позади нетерпеливо переминались с ноги на ногу торговцы с полным обозом, и стражи тут же забыв о бродячей труппе поспешили к ним.

— Самрита, — Верли дёрнула за руку гимнастку, — А вы здесь уже были?

— Конечно, — белозубо улыбнулась та, — Мы всегда идём одним и тем же маршрутом, заезжая в города, лежащие по пути. Правда бывает, что отклоняемся от него, но недалеко и ненадолго, только чтобы дать представление в каком-нибудь замке или крепости. Чуть больше года уходит на то, чтобы всё обойти.

— Почему так? — не поняла Лена, — Разве вы не сами выбираете свою дорогу?

— Так есть же договор с Гильдией актёров, — наклонился к девушке жонглёр Фис, который шёл рядом с ними, — Согласно договору у нас определённый маршрут. Отклонение от него допускаются, бывает. Только последнее время, что-то не очень приглашают в богатые дома — не то тратиться не хотят, не то другие развлечения находятся. Раз в год наш путь проходит через город, где и находится Гильдия. Заезжаем, отдыхаем с недельку, заодно платим за продление договора.

— А сейчас прямо на площадь? — девушка завертела головой, разглядывая узкие кривые улочки.

— Нет, сейчас на постоялый двор на окраине, — ответил Лене Стар, тот самый старик, который взял её в труппу, — Выступать будем ночью на главной городской площади. Сегодня там устраивается большой праздник, так что зрителей окажется предостаточно.

Девушка смущённо замолчала. Чего она на самом деле вопросы начала задавать? Какая разница куда идут и почему?

Постоялый двор оказался неожиданно огромным. Одно большое двухэтажное здание из бурого камня стояло в форме буквы «Г». Потом ещё одно, протянувшееся вдоль заднего забора. Несколько конюшен, сеновалов, амбаров, просто площадок с ограждением и крышей на столбиках. К одному такому ограждению и направился фургон. Лошадей распрягли и поставили в ближайшую конюшню. Самым дешёвым местом для отдыха оказался двор, и за такой ночлег спрашивали небольшую плату, но и желающих всегда хватало, а особенно перед праздниками.

Пока Стар ушёл договариваться с хозяином, актёры разгружали вещи, занося их на крытую площадку. Внутри оказалось очень уютно устроенное место. Ограждение снизу целое, а в верхней части, состоящее из деревянной решётки, было оплетено симпатичным вьющимся растением с сердцевидными листьями и жёлтенькими цветами, похожими на граммофончики. Вместо двери висела плотная штора из мешковины. А внутри стояло несколько низких помостов, крытых сбитыми досками, для постелей. Широкий стол, вкопанный в землю, мог вместить куда больше народу, чем было в труппе. Его окружали такие же широкие лавки, которые могли служить спальными местами, если не хватало помостов.

— А как же зимой? — спросила девушка, — Зимой-то здесь, наверное, холодно?

— Что ты, — заливисто рассмеялась гимнастка, раскладывая вещи, — Мы путешествуем по тёплым краям, а зима бывает только на севере. Туда мы не ходим с представлениями, поэтому никогда не покупаем тёплую одежду. Это хороший город, здесь на рынке есть шатры предсказателей, и за небольшую монетку они расскажут, что тебя ожидает в будущем. У торговцев можно купить хорошую одежду. Сюда возят товары с множества прилегающих областей, даже из империи туранов. Да и сами туранцы сюда тоже появляются.

— Туранцы, это кто? — с географией мира у Лены было совсем плохо, и она старалась собрать хоть какие-то сведения.

— Это огромная империя к востоку отсюда. У них правит шах, живущий в самом большом дворце. А ещё они очень любят женщин, особенно не похожих на других, — Самрита посмотрела на Верли со скрытой жалостью. Рассказывать новенькой, что, скорее всего, её путь здесь и закончится, не имело смысла. В Гильдии было запрещено набирать в труппу новых актёров, иначе за них нужно было вносить приличную мзду. К тому же гимнастка не была уверена, что Стар оставит Лену в труппе, несмотря на то, что её танцы пользовались успехом и приносили неплохие деньги.

Старик уже договорился с хозяином постоялого двора и, теперь слегка прихрамывая, шёл к своим. В молодости он был хорошим канатоходцем, но потом неудачно упал, раздробив себе бедро. Целители собрали его ногу, но вот полностью восстановить не смогли, и путь на канат оказался заказан. Подозвав молодёжь, он вручил каждому по несколько монет.

— Ура! Мы идём на рынок, — запрыгала довольная Самрита, — Сладостей накуплю, платок хочу шёлковый и ожерелье.

— А разве здесь на всё это хватит? — с подозрением переспросила Лена, перебирая медную мелочёвку на ладони.

— Нет, но на сладости точно хватит, а об остальном можно просто помечтать или прицениться.

 

В далёкой империи туранов сухонький седой маг тщательно рассматривал в зеленоватой сфере приграничный город. Ему уже сообщили, что охотник Сархат привёз партию новых девушек из другого мира. Ни одна из привезённых шаху не понравилась. Но была пленница, которую охотник почему-то отпустил, пристроив её в труппу бродячих артистов. Необычные волосы пепельного цвета заинтересовали мага. Девчонка не была фигуристой и яркой, но чем-то цепляла, притягивая к себе внимание. Как раз сегодня их труппа достигла города, который располагался ближе всего к их империи, почти на самой границе. Теперь забрать оттуда добычу не составляло труда. Пусть пока выступает, собирает деньги для хозяина театра. А потом он получит ещё, за то, что не заметит, как исчезнет его танцовщица. Маг задумался, рассеяно почёсывая седую бороду. Может, стоит сообщить об интересной находке шаху Джахрияру? Тогда это уже не сюрприз получится, а простое исполнение повеления. Нет, всё-таки сообщать не стоит. Старичок хлопнул в ладоши, вызывая стражников. Те незамедлительно появились перед ним, склоняясь с уважением и явным подобострастием. Указав на пепельноволосую девчонку, придворный маг открыл для них портал на окраину города. Там всегда стоял маячок, чтобы можно было быстро и беспрепятственно приходить и исчезать, да и не первый раз они похищали то, что могло понравиться повелителю империи.

 

Стар отпустил до вечера своих артистов, разрешив им прогуляться по городу. Самрита, схватив за руку Лену и не слушая никаких возражений, потащила с собой за покупками.

Рынок просто оглушал разноцветьем выложенных товаров, шумом, гомоном и смешением разных запахов. В выходной день, да ещё перед праздником, торговцев было особенно много. Гимнастка остановилась, рассказывая землянке, где и что можно купить. Торговые места располагались полосами, отличаясь друг от друга цветом лотков. Сначала шли лотки с фруктами, овощами и прочими продуктами. Сыры и копчёности были свалены грудами на расстеленных полотнищах. Связки сушёной и вяленой рыбы заботливо прятались от жаркого солнца под навесами. Дальше начинались ряды с коврами и дорожками, брошенными прямо под ноги покупателей, чтобы можно было оценить мягкость и красоту узора. Длинными занавесями пестрели ткани, некоторые из них блестели, затканные золотом. Легчайшие прозрачные шелка, радующие глаз нежной расцветкой, колыхались от ветерка. Обувные ряды, заваленные сапогами, полусапожками, ботинками, приятно пахли свежей кожей. Расшитые женские туфли, привезённые из Турана, пользовались особым спросом. Молодые женщины обступили лотки, выбирая и прицениваясь, почти не обращая внимания на улыбающегося торговца. Отдельно сидели ювелиры со своими изделиями, ревностно поглядывая на тех, кто брал их в руки. Плетельщики поясов развесили свой товар на длинных жердях. Кожаные, сделанные из полосочек, свитые из верёвочек и ниток, с подвесками и без, с кисточками — радовали глаз большим выбором. Посуда глиняная, деревянная с рисунком, медная, серебряная — от всего этого изобилия начинало рябить в глазах.

Лена остановилась, увидав знакомые мешки с пряностями.

— Ты чего? — дёрнула её за руку Самрита.

— Да вот, показалось, будто я домой попала, — растерянно прошептала девушка.

— Да ты что? С Тайлии, что ли? Так охотники не только живой товар возят. А пряности от нас туда завезли. Контрабандисты-то в обе стороны работают, собирая самое интересное и обмениваясь семенами растений, животными, вещами. Через портал, особенно грузовой, много чего протащить можно, — опять расхохоталась гимнастка, любуясь вытянувшимся лицом танцовщицы.

Верли остолбенела. Так значит, торговля — этот двигатель цивилизации, основана и на межмировых перемещениях. А потом уже всяческие мастера и умельцы изучают привезённое и учатся делать сами. Пусть не совсем такое же, но очень похожее.

Дальше стояли столы с разными непонятными статуэтками, кусочками замши с надписями и рисунками, обточенными камешками с замысловатыми надписями.

— А это амулеты и прочие артефакты, для магов и обычных людей, — зачирикала Самрита, попутно пытаясь объяснить землянке, для чего предназначены те или иные предметы.

Половину её рассказов Лена пропустила мимо ушей. Она была настолько занята разглядыванием, что даже не обратила внимания, что за ними почти вплотную следуют четверо смуглокожих мужчин, закутанных в тёмную одежду. Наконец на их пути оказался шатёр предсказательницы.

— Подожди, — девушка выдернула свою руку, — Погадать хочу, — и нырнула за цветастую занавеску.

Самрита пожала плечами. Пусть погадает, коль не жаль на это деньги тратить. Всё равно, чему быть, того не изменишь, что бы не рассказала гадалка.

В шатре на небольшом коврике перед импровизированной дверью сидела полная пожилая женщина. Пышные чёрные, чуть с проседью, волосы, крупные серьги, и странные тёмно-оранжевые глаза, поблёскивающие в полумраке. На низком столике лежали небольшие круглые деревяшки с непонятными значками. Указав на место, где нужно сесть клиентке, гадалка собрала в расшитый красным узором мешочек и затрясла, старясь перемешать.

— Что ты хочешь узнать? — голос был низкий с хрипотцой, чуть безразличный.

— Не знаю, — пожала плечами Лена, — О своей судьбе, наверное. Или про любовь?

И она положила монетки, полученные от Стара. Наверное, сумма оказалась приличная, потому что глаза женщины алчно вспыхнули. Она ещё раз тряханула мешочком и перевернула, высыпая содержимое на стол. Даже толком не разглядев выпавшие руны, гадалка побледнела и решительно отодвинула деньги.

— Не нужны мне твои монеты. Твоя судьба идёт рядом с тобой, она внутри тебя и всё будет зависеть только от тебя самой. Будет предательство и помощь, любовь и разочарование, боль и осознание ошибок. Долог твой путь, девочка. И пройдёшь ты его не скоро. Трижды умрёшь и трижды воскреснешь, прежде чем узнаешь, в чём состоит твоё будущее.

— А как это — судьба внутри меня самой? — растерянно переспросила Лена.

Но предсказательница затрясла головой и замахала руками, выпроваживая клиентку. Иди, девочка, иди, всё сказано. Подхватив деньги, танцовщица выскочила из шатра и остановилась, пытаясь осмыслить услышанное.

— Ну, чего тебе она сказала? — нетерпеливо подтолкнула её Самрита.

— Да, не поняла я, — с досадой отмахнулась Верли, — Судьба рядом и одновременно далеко. На, возьми, — она высыпала свои монеты в ладонь гимнастки, — С меня денег не взяли, а покупать ничего не хочется, да и сладкого не хочу, весь аппетит пропал от таких предсказаний.

Девушка с голубыми волосами охотно ссыпала деньги в свой кошелёк. Не хочет, не больно-то и надо. А насчёт судьбы? Может и верно. Вот заберут товарку в гарем шаха Турана — может это судьба и есть! Ведь вот она, империя, совсем рядом, да и стражники уже блуждают внутри города, высматривая и вынюхивая.

Рынок продолжал шуметь, торговаться, сбивать цену, уговаривать и навязывать. Вот только Лене всё это стало неинтересно. В голове нечаянно всплыла встреча с красивым мужчиной сначала в кафе «Шоколадница», а потом в машине. Может, это он как-то связан с её будущим? Или тот, её идеал из сна, с глазами, похожими на голубые звёзды? А может, она зря расфантазировалась и надо просто жить, не загадывая далее сегодняшнего дня?

 

Первый лорд Имира висел в пустоте. Межмировое пространство оставалось единственным местом, царством пустоты, в котором так хорошо получалось размышлять, ни на что не отвлекаясь. Он не выдержал и пошёл за девчонкой. Пошёл сам, не отправляя никого из теневых лордов. Когда она начала засыпать, просто прилёг рядом с ней. Прикоснулся и почувствовал биение искры Сердца Эфира. Невероятно, но она начала расти. Какой она станет, эта избранница после первой инициации? Как изменится после второй? То, что Чёрное озеро пропустит её на эфирные уровни, Мерсер уже был уверен. Вот только, как она отнесётся к тому, что дальше её ждёт? Быть творцом очень тяжело. Да и согласится ли девочка с тем, что уже давно решили за неё. Она пара Великого Мага, его половинка, слитая с ним. А значит, он получит полный доступ к её мыслям, чувствам, эмоциям. Сможет ли он выдержать, если она не захочет быть его парой. Конечно, её желание ничего не изменит, абсолютно ничего. Слиты они будут навсегда, а это более, чем долго. Тем более, что со второй инициацией девочка получит и его запредельную силу и возможности, станет равной ему в могуществе. Не будет только умения со всем этим обращаться, ну и опыта, конечно. Да творцу это и не нужно. Её дело придумывать, а его выполнять. Поэтому все Леди по силе управления и преобразования энергии равны своим Лордам, но ничего не делают со своей силой. Это не их дело, реализовывать — дело мужчин, Теней.

 

Потихоньку приближался вечер. Солнце скатывалось к закату, окрашивая небо в тёмно-лиловый цвет. Актёры начали готовиться к выступлению. Лена сворачивала наряд танцовщицы, собираясь спрятать его в корзинку, а потом переодеться прямо на площади за занавеской. Место для переодевания готовили специально, это была четырёхстворчатая ширма с натянутой плотной тканью. Её ставили прямо на площадке для выступлений и складировали туда костюмы и реквизит. Внезапно накатившее чувство опасности, заставило девушку поёжиться. Опасность! Откуда? Здесь нет врагов. Во всяком случае, она ещё не успела их себе нажить. Оглянувшись, Верли заметила четыре смутные тени, мелькнувшие за дверным проёмом их места на постоялом дворе. Может, показалось? Или всё-таки нет… Здесь суетилось довольно много народу, и ей вполне могло просто примерещиться.

В голове услужливо всплыло предсказание гадалки. Но там было ясно сказано, что со своей судьбой она встретиться ещё не скоро. О том, что нужно пройти через три смерти и воскрешения, танцовщица предпочитала не вспоминать.

Стар поторапливал своих актёров, пора уже было идти к месту выступления. Пару раз его взгляд останавливался на иномирке. Неплохая девчонка, и хорошие деньги приносила для труппы, публике нравились её танцы. Он поскрёб затылок и вздохнул — гильдия будет очень недовольна решением старого канатоходца, если он надумает её оставить, а остаться без поддержки — это очень рискованно. Да, они платили определённую сумму за каждый круг своего маршрута, но Гильдия в случае травм могла предоставить мага-целителя, или любую другую помощь. Просто доставить до какого-то места с платой в виде выступления — это одно, а взять девчонку на постоянную работу — совсем другое дело, это может навлечь приличные проблемы на всех них. Рисковать всей труппой, ради одной, Стар был не готов. Он уже заметил воинов Турана, круживших возле постоялого двора. Значит, танцовщицу заберут в гарем шаха или кого-то из его сыновей. Не самый плохой выход, но и не самый лучший, вряд ли девочка сможет там прижиться. Может дать весточку городскому магу и отправить её к нему в услужение? Он не станет связываться с имперскими воинами. Это приграничный город, и в нём считаются с мнением других, примыкающих империй.

Глава труппы, убедившись, что весь реквизит собран, махнул актёрам на выход. Пусть будет, что будет. Ребята, подхватив ширму и корзины, двинулись к выходу с постоялого двора.

 

Стемнело сразу, как-то резко перейдя от начинающегося вечера к бархатной лиловой ночи. На улицах города начали загораться небольшие голубоватые магические фонари.

— Не пойму, — наморщила лоб девушка, — электричества нет, газа нет. Откуда же тогда свет?

— Ох, Лена, никак ты не привыкнешь, — засмеялась довольная гимнастка. Её радовало то, что в этом городе она, наконец-то, избавится от конкурентки. Ничего личного, но наблюдать за тем, как пришлая собирает раз за разом шквал аплодисментов, это было просто невыносимо, — У нас есть маги и магия. Они заряжают специальные кристаллы и настраивают их. Как только в городе становится темно, фонари включаются. Конечно, такое освещение далеко не везде, оно очень дорогое и требует постоянного наблюдения за источниками энергии. Но во всех мало-мальски крупных городах есть люди с магическим даром, вот они и отвечают за освещение.

— И только? — продолжала удивляться Верли, отчаянно крутя головой по сторонам и пытаясь определить, чем отличаются маги от немагов.

— Отчего же, нет, конечно. Ещё есть целители, предсказатели. А городского мага назначает Гильдия, их Гильдия, магическая Ему платят от городского магистрата, и он входит в совет, к его словам прислушиваются. Очень почётная должность, высокооплачиваемая.

— И ответственность ого-ого, — чуть слышно пробурчала Лена, — Наверное, не только за включением-выключением лампочек следить приходится.

Они уже подходили к площади, где собралось невероятное количество народа. Парни сноровисто установили ширму и закинули в ней весь реквизит. Выступление началось. Лена пока сидела на краю дощатой сцены, свесив ноги, и разглядывала горожан, пришедших на праздник. Скользя бездумным взглядом по зрителям, она пару раз натыкалась на четверых мужчин, стоящих с закрытыми лицами. Явно туранцы. Зачем они здесь? В голове всплыл рассказ Самриты о том, как в империи любят женщин. Девушку ощутимо передёрнуло, в голове тут же пронеслась мысль — а что, если сбежать куда-нибудь подальше. Денег нет, знакомых тоже, удрать не получится. Можно пока просто расслабиться и наблюдать. С четверыми, если они пришли по её душу, ей не справиться. А городская стража вмешиваться не будет, она не жительница города, никому не нужная неизвестная иномирка. Танцовщица прекрасно отдавала себе отчёт в том, что и Стар не будет вмешиваться, если её похитят. Она — чужачка, просто по воле случая оказавшаяся в труппе.

Зрители кричали и аплодировали, живо откликаясь на развлечение. Скоро уже и ей выходить на сцену. Лена начала подниматься на ноги, чтобы пойти переодеться, как вдруг поймала холодный, пронизывающий взгляд, устремлённый прямо ей в лицо. Высокий мужчина в тёмном плаще явно наблюдал за ней, нервно покусывая губы. Девушка шмыгнула за ширму и начала быстро натягивать свой наряд для танцев. Она давно уже не танцевала в короткой кофточке, открывающей живот, здесь подобный костюм вызвал бы свист и всяческие сплетни, даже для артистки такой наряд был неподобающим. Пришлось верх заменить облегающей туникой, а пояс со звенящими монетками надевать поверх неё. Взяв в руки бубен, танцовщица выскользнула из-за занавески.

 

Как всегда толпа ревела и аплодировала в такт музыке и её движениям. Поводя плечами и дробно переступая каблуками, девушка самозабвенно отдавалась танцу. Вот это она любила. Не аплодисменты и восторженный рёв зрителей, а то, насколько послушно двигается тело созвучно музыке. Кружась и выписывая па ногами, Верли продолжала наблюдать за воинами Турана. Они начали перемещаться ближе к импровизированной сцене, сужая круг. «Вряд ли потащут прямо со сцены», — мелькнуло у неё в голове на удивление здравая мысль, — «Скорее всего, схватят на обратном пути или на постоялом дворе. Просто зажмут рот и унесут». От напряжения её лицо слегка перекосилось, и улыбка выглядела уже не радостно-завлекающей, а скорее зловещей. Стар протянул ей большую шляпу, чтобы она обошла зрителей.

— Пусть лучше Самрита идёт, — прошептала танцовщица, кивая на туранцев, — Ведь ты же не хочешь, чтобы меня утащили вместе с деньгами?

Хозяин труппы не мог не признать её правоты и передал шляпу гимнастке. Пока та собирала деньги, Лена продолжала плясать, потихоньку продвигаясь к ширме. В голове у неё уже созрел план — переодеться и выскользнуть под шумок, пока никто не заметил.

Тряхнув на прощание бубном, и вильнув хвостом юбки, девушка побежала за занавесь. Снимать наряд она не стала, натянув вторую юбку прямо поверх танцевального костюма. Парик перекинула через рейку ширмы, чтобы все думали, что она всё еще на месте, подхватила тёмную шаль, закутывая светлые волосы, и спустилась на мостовую с другой стороны сцены.

Туранцы простаками не были и начали распределяться по всей площади. Они упустили тот момент, когда она спрыгнула с помоста, дав ей небольшую фору.

Девушка стремглав кинулась пробираться через толпу, низко опустив голову, чтобы её не узнали, и бросилась в первый попавшийся переулок. Заворачивая за угол и задыхаясь от страха, она бросила взгляд назад и увидела приближающуюся погоню. Воины, направленные личным магом шаха, были хорошими охотниками, и загонять дичь им приходилось не впервой. К тому же отличное знание города помогало именно преследователям, а не их жертве.

Лена петляла по узким улочкам, ныряя во дворы. Заскочив в тёмный переулок, остановилась. Тупик! Девушка развернулась лицом к преследователям, которые вот-вот должны были появиться перед её глазами.

Рот зажала жёсткая мужская ладонь, а губы слегка мазнули её по уху.

— Молчи, коль не хочешь в гарем попасть, — раздался еле слышный, чуть свистящий шёпот.

Рассуждать было некогда и танцовщица, зажмурившись, кивнула головой. Существо, довольно хмыкнув, развернуло её к себе лицом и закинуло её руки себе на плечи.

— Держиссссь!

Лена, не открывая глаз, изо всех сил обняла мощную мужскую шею и почувствовала, что её спаситель поднимается вверх по стене, цепляясь когтями. Чтобы не соскользнуть, девчонка поддёрнула юбки и обвила его ещё и ногами, для надёжности. Где-то в глубине души продолжала теплиться надежда на лучшее.

Встав на стене, странное создание перехватило её поудобнее. С еле заметным шелестом раскрылись огромные крылья, и они куда-то понеслись, поднимаясь всё выше и выше. Прижавшись к груди летающего существа, Лену продолжало трясти от страха. В голову лезли всяческие страшилки. Может её утащили, чтобы закусить вместо ужина? А она сама повисла на похитителе, чтобы быстрей добраться до его тарелки. Наверху становилось холоднее, и ветер начал пробираться под лёгкую одежду, добавляя ещё больше дрожи. Шаль не спасала, и скоро девушка совсем замёрзла. Наконец страх взял верх, и она соскользнула в обморок. Демон чуть усмехнулся и крепче прижал к себе безвольно обвисшую фигурку.

Туранские воины, пометавшись по переулкам, так и не смогли обнаружить заказанную девчонку. Проверили амулетом, тишина, поблизости её нигде не было. Ведь не улетела же она, на самом деле? Значит надо искать, прошарить ещё раз улочки, проверить постоялый двор, должна же она вернуться за своими вещами. Хотя вполне может быть, что иномирке удалось скрыться, подвернулся нечаянный спаситель, рыцарь, чтоб его. Теперь она вернётся на место своего отдыха только днём, а забирать при свидетелях им, ох, как не хотелось, как и испытать на себе гнев придворного мага. Один из воинов остановился, призадумавшись, оставалась возможность связаться со своей агентессой, хитрой и ловкой, которая почти всегда могла найти выход и подсказать правильный путь, да и искать она умела намного лучше них. Пусть во дворце ждут добычу уже сегодня, придётся ещё немного повременить, и тогда они в точности выполнят приказ.

 

 

 

 


Глава 2 | Браслет силы | Глава 4